Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Становление информационного общества и философия образования

Алиева Н. З., Ивушкина Е. Б., Лантратов О. И.,

1.4. Эффект присутствия и виртуальная реальность

В процессе компьютеризации, проникновения сети Интернет, появляется новый вид реальности - «виртуальная реальность», искусственная псевдосреда. Эта новая технологическая среда оказывает мощное (пока совершенно непредсказуемое) воздействие на человеческую психику. Для анализа виртуальной реальности необходимо начать с рассмотрения социальной реальности и сопоставить два понятия «социальная реальность» и «виртуальная реальность».

В работах социологов при рассмотрении социальной реальности, анализируется состояние общественного сознания и его компоненты - знания, идеи, мотивы, ценности, установки, деятельность и действия людей. П.А.Сорокин говорил о том, что живое сознание и поведение - самые богатые по своим проявлениям общественные процессы. Именно они выступают чутким показателем состояния, хода развития и функционирования общественных процессов, всей общественной жизни. Парадигма социального факта, идущая от О. Конта и Э. Дюркгейма, рассматривает социальную реальность как две группы социальных фактов: социальные структуры и социальные институты, акцентируя внимание на природе их взаимодействия. Э. Дюркгейм считал, что социальные факты отличаются специфическими свойствами, их составляют образцы мыслей, действий и чувствований, способные существовать вне индивида и наделенные принудительной силой, вследствие которой человек вынужден их присваивать. З. Фрейд и последователи - сторонники парадигмы социального поведения считают концепцию социального факта метафизической, так как она игнорирует человеческое поведение, которое представляет собой, по их мнению, единственную социальную реальность. Многочисленные концепции природы и сущности социальной реальности поляризуются в рамках двух научных течений: реализма и номинализма. Представители первого уверены, что общество в целом и отдельные социальные институты выступают как самостоятельная реальность, не сводимая к взаимодействию отдельных индивидов. Представители второго направления считают, что самостоятельной социальной реальности нет ни у общества, ни у социальных институтов, они утверждают, что таковой реальностью обладают лишь отдельные индивиды. Необходимо согласиться, на наш взгляд, с данной теорией, поскольку люди являются, в конечном счете, носителями определенного ролевого поведения, а социальные группы - семья, профессиональные группы и т.п. - способ организации совместной жизнедеятельности людей. Итак, социальная реальность создается в процессе социального взаимодействия субъектов, является результатом их сознания и жизнедеятельности в определенном ограниченном территориальном и временном (историческом) пространстве. Она может фиксироваться в поведении людей, в характере их ценностных ориентации, в формах организации жизни, в ролевом поведении. Следовательно, социальная реальность обладает и субъективными (оценочными) и объективными, материализованными показателями - разделение общественного труда, национальные и демографические общности и т.д. Так как уровни взаимодействия могут быть различными, то, следовательно, будут размываться и уровни социальной реальности и социальной жизни. Можем говорить о социальном мире человека, группы, общества, мирового сообщества и т.д. Социальная реальность (социальный мир) создается в процессе социальных взаимодействий субъектов, является результатом их жизнедеятельности[1].

Важным свойством среды Интернет является то, что при общении индивидов и социальных групп с гиперсредой позволяет последней реализовать присущие ей свойства «виртуальной реальности». Первые попытки создания социологических моделей современности на базе понятия виртуальности были практически одновременно предприняты А.Бюлем, М.Паэтау, А.Крокером и М.Вэйнстейном.

Автор теории «виртуального общества» А.Бюль отмечает, что с развитием технологий виртуальной реальности, компьютеры из вычислительных машин превратились в универсальные машины по производству «зеркальных» миров. «В каждой подсистеме общества образуются «параллельные» миры, в которых функционируют виртуальные аналоги реальных механизмов воспроизводства общества: экономические интеракции и политические акции в сети Интернет, общение с персонажами компьютерных игр и т.п». Процесс замещения с помощью компьютеров реального пространства как места воспроизводства общества пространством виртуальным А.Бюль называет «виртуализацией»[2]. Авторы теории «виртуального класса» А.Крокер и М.Вэйнстейн виртуализацией называют новый тип отчуждения человека от собственной плоти в процессе пользования компьютерами и превращение ее в потоки электронной информации, (подпитывающие виртуальный капитал. Авторы перефразировали метафору К.Маркса, именовавшего капитал вампиром, питающимся живым трудом.

Модель «виртуализации социального» М.Паэтау базируется на теории Н.Лумана, в которой общество определяется как система коммуникаций. М.Паэтау интерпретирует возникновение гиперпространства сети Интернет как результат «использования» обществом новых форм коммуникации, коммуникация посредством компьютера вносит вклад в производство социальности, изменение общества рассматривается как структурная дифференциация системы вследствие появления в ней новых элементов в форме виртуальных аналогов реальных коммуникаций. Теоретики «виртуальной реальности» становятся последователями технологического детерминизма, создателей теорий «информационного общества». Виртуализация рассматривается либо как технологический процесс, имеющий социальные последствия, либо как процесс социальный, но опосредованный компьютерами и без компьютеров не осуществимый. Например, у А. Бюля виртуализация - это технический процесс создания виртуального общества как «параллельно» существующего с реальным. В виртуальной реальности поведение изображаемого объекта воспроизводит пространственно-временные характеристики поведения вещественного объекта. В качестве универсальных свойств виртуальной реальности можно выделить следующие характеристики[3]:

  • - нематериальность воздействия (изображаемое производит эффекты, характерные для вещественного);
  • - условность параметров (объекты искусственны и изменяемы);
  • - эфемерность (свобода входа/выхода обеспечивает возможность прерывания и возобновления существования).

О виртуализации применительно к обществу можно говорить постольку, поскольку общество становится похожим на виртуальную реальность, т.е. может описываться с помощью тех же характеристик. Виртуализация в таком случае - это любое замещение реальности ее симуляцией/образом, не обязательно с помощью компьютерной техники, но непременно с применением логики виртуальной реальности. Например, виртуальной экономикой можно назвать и ту, в которой хозяйственные операции ведутся преимущественно через Интернет, виртуальной политикой - борьбу за власть и посредством агитации с помощью Web-страниц или пресс-конференций в сети Интернет. Общее представление о феномене замещения реальности образами позволяет разрабатывать собственно социологический подход: не компьютеризация жизни виртуализирует общество, а виртуализация общества компьютеризирует жизнь. Распространение технологий виртуальной реальности вызывается стремлением компенсировать с помощью компьютерных симуляций отсутствие социальной реальности. В виртуальной реальности индивиды и социальные группы имеют дело не с вещью (располагаемым), а с симуляцией (изображаемым). Человек, погруженный в виртуальную реальность, «живет» в ней, сознавая ее условность, управляемость ее параметров и возможность выхода из нее. Перспектива виртуализации общества - это, в первую очередь, перспектива того, что отношения между людьми примут форму отношений между образами. Основополагающей тенденцией развития виртуальной реальности является придание этой реальности все большего правдоподобия, до степени невозможности отличить ее от «реальной реальности». Идеалом считается компьютерная имитация, которую даже эксперт не способен отличить от оригинала. Это правдоподобие виртуальной реальности имеет огромное практическое значение. Например, на данных факторах строятся, спецэффекты при съемке кинофильмов и т.д.

Негативным следствием высокого правдоподобия является смешение, неспособность отличия человеком виртуального и реального планов при нахождении уже в «реальной реальности», поскольку происходит постепенное «втягивание» индивида в виртуальную реальность, вначале люди реагируют на виртуальную реальность как на саму реальную действительность, а затем привыкают к ней. Тогда они могут начать действовать уже в настоящей реальности, как в ее имитации[4].


[1] Харчева В. Основы социологии : учебник для студентов средних специальных учебных заведений. - М.: Логос, 2000. С.22.

[2] Философский энциклопедический словарь / ред. кол.: С.С. Аверинцев, Э.А. Араб-Оглы, Л.Ф. Ильичев и др. - 2-е изд. - М.: Сов. энциклопедия, 1989. С.79.

[3] Современная западная социология: словарь. - М.: Политиздат, 1990. С.83.

[4] Поддьяков А.Н. Виртуальная и социальная реальность. - 2001. С.14.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074