Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.4. Важнейшие факторы порождения многозначности

Язык – исторически изменчивое явление. Причем некоторые языки в течение тысячелетий настолько изменяются в структурно-семантическом отношении, что зачастую бывает очень сложно найти сходство между их прежним и современным состоянием. Однако интенсивное изменение языка иногда наносит огромный вред его существованию, вплоть до угрозы исчезновения его как общественного явления. Другими словами, язык не только изменяется с исторической точки зрения, но и создает преграду для различных противоречий; то одерживая победу, то проигрывая в борьбе за существование, он стремится к сохранению своего первоначального состояния. Это закономерно, ибо различные случайные изменения, происходящие в общественной жизни языка, могут в процессе длительного развития обратить его в неудобное для общения средство. Поэтому тенденция к сохранению сформированных ранее языковых средств общения является способом защиты языка от влияния указанных выше экстралингвистических факторов.

В начале ХIХ века немецкие языковеды-романтики связывали формирование слов и грамматических форм с процессом объединения односоставных корней в более сложные лексические и морфологические единицы. Сходной позиции придерживался и английский ученый Адам Смит, который считал, что падежные, личные и притяжательные окончания возникли в результате объединения слов предметной семантики с местоимениями и вспомогательными именами. Позже эту идею поддержал и немецкий ученый Ф. Бопп. Наряду с этим А. Смит является одним из первых ученых, кто выявил роль интерференции в процессе сокращения, редуцирования морфологической структуры.

В языкознании вопрос о связи явлений многозначности и словообразования изучался в разное время и в различной степени. Часть ученых считает многозначность самым эффективным способом образования новых слов.

К. Аханов говорит о том, что «слово легко приспосабливается к выражению различных значений, обретая, кроме основной семантики, другие производные значения» [15, 96]; А. Болганбаев считает многозначность одним из признаков качественного развития слова» [16, 37-38] и указывает на то, что вначале словарный фонд включал ограниченное количество слов, а позже посредством указанного фактора многозначности и аффиксов были сформированы однокоренные слова.

Своеобразный вклад в появление многозначности внесли гомогенные омонимы, что можно объяснить природой гомогенных омонимичных корней в языке. В труде А. Курманалиевой отмечается, что «гомогенные омонимы – это лексемы, изначально имевшие общее происхождение, общий корень, общее значение, которые, отдаляясь друг от друга, получили два независимых значения в результате качественного развития слова [17, 3]. Таким образом, если возникновение гомогенных омонимов является результатом семантической дифференциации одного слова и превращения его в две семантические единицы, то можно отметить, что подобные гомогенные самостоятельные корни и аффиксы сыграли особую роль и в появлении многозначных, многофункциональных аффиксов.

Если к тому же мы «свяжем мотивы превращения одного слова в два и более омонимов с такими мысленными операциями, как уподобление, сравнение, сходство и др., которые лежат в их основе» [17, 4], то эти факторы явственно ощущаются и в семантическом развитии и отборе аффиксов.

Возникновение многозначности было тесно связано с развитием и расширением мировосприятия людей, с называнием предметов, явлений, окружающих нас, на основе переноса, сопоставления, уподобления сходных признаков.

Многозначность и словообразование – издревле соотносимые языковые процессы, имеющие общие истоки. Многозначность не только влияет на постепенное разделение и дифференциацию значения слова, но и является первой ступенькой в образовании нового слова. «…Способность слов, имеющих одинаковую формальную оболочку, называть сходные признаки, свойства и качества предметов и явлений, приводит позже к укреплению этих слов в новом значении, к употреблению в качестве производного слова с номинативным значением. Такое семантическое расширение (прибавление) слова является плодом конверсии» [18, 74-75].

«То, что некоторые слова, рассматриваемые сейчас в ряду омонимов, развились из одной семы, можно доказать при помощи многочисленных примеров казахского языка», – считает А.Салкынбай.

Это, к примеру, значения слов үй – үй в современных тюркских языках: үй- имя существительное «дом»; үй – глагол в значении «собирать что-то в кучу». «Способ формирования указанных сем сложен, они развились из одной стержневой семы», – говорит далее ученый. Мы в связи с этим полагаем, что здесь необходимо учитывать, в первую очередь, фактор времени, а именно: дифференциация признаков предмета и действия относится к определенным временным промежуткам; значение слова үй «складывать, собирать в кучу» (үй + үй = үйілу «быть сложенным в кучу»), дифференцируясь на семему жүк («поклажа») и др. семемы многозначного характера, получило самостоятельность в виде специфической номинации. А. Салкынбай доказала также, что шесть омонимичных слов «қайыр», указанных М. Белбаевой, являются синкретичными словами, которые имеют общее происхождение, характеризуются общностью семантики, взаимосвязаны и развились из одного полисемичного гнезда [18, 75].

Идея о том, что явление многозначности представляет собой результат звуковых чередований и звуковых соответствий, находит свое подтверждение в практике исследования истории языка. Основные семы омонимичных групп жоқ-жой, тоқ-той, жай-жаз и др., рассматриваемых академиком А. Кайдаровым в рамках «скрытого синкретизма», являются общими. Вторичные производные значения слов получили характер многозначности посредством фонетико-семантического способа. Исходный корень, употреблявшийся в одном широком значении, в процессе семантического развития подвергся дифференциации; в частности, в соответствии с универсальной функцией вставных звуков -и, -у возникли особые формы, которые позже обрели собственное значение. Так выделились значения многочисленных вновь образованных форм, и синкретичный глагольно-именной корень то- постепенно (грамматикализуясь в виде то- -қ, -л, -й) перешел в производные слова (то > тоқ,- то-л, то-й). Таким образом, пары, которые в тюркологии рассматриваются в качестве глагольно-именной омонимии, или синкретичных корней, можно также условно считать омонимичными формами, ибо науке известно, что между синкретичными корнями сохраняется семантическая связь. Это, в свою очередь, дает нам возможность правильно осмыслить тот факт, что многие основные морфемы, которые до сего дня признаются омонимичными аффиксами, имеют общее происхождение и были многозначными.

Формирование словоформы осуществляется посредством самых разных способов словообразования в соответствии с грамматическими законами. Значения слов являются отображением основных признаков образа реального мира, поэтому между ними устанавливаются отношения антонимичности, синонимичности, многозначности. Без сомнения, вспомогательные морфемы (префиксы, постфиксы, инфиксы и др.) претерпели такой же путь развития. Эти три типа отношений являются главными закономерностями, присущими всей системе развития языка, которые играют особую роль в изменении и совершенствовании значения слова. Одновременно с расширением границ познания аффиксы создаются в процессе уподобления-абстрагирования, обобщения-генерализации, отображения понятий. Ибо соотнесенность внешних звуковых форм и внутренних семантических полей восприятия является естественным процессом.

Процесс гармонизации на уровне звуков и звуковые перестановки, то есть такие фонологические процессы, как метатеза, протеза, эпитеза и эпентеза, обновляя грамматические значения определенных аффиксов, приводят к появлению совершенного иного аффикса. С. Карцевский назвал многозначность «ассиметричным дуализмом языкового знака». По его мнению, омонимия и синонимия представляют собой всего лишь две стороны принципа обобщения. Потому что каждый знак в определенный момент времени может создавать однотипные семантические ряды названных знаков, а в другое время – близкие им по значению, но выраженные другими знаками семантические ряды. Поэтому конкретное значение языковой единицы в этих рядах можно выявить, только зная, какое место она занимает в каждом из двух названных направлений. Это правило относится ко всем значимым частям языка. При этом следует учитывать, что С. Карцевский называет омонимией все проявления многозначности (возможно, потому что рассматривает явления омонимии и синонимии в единстве, не разделяя их) [19, 43].

По предположению автора, главным свойством указанных рядов является соответствие не одному признаку семантической структуры определенного знака, а сразу нескольким его признакам.

Полисемия во многом свойственна словоформам, так как значения многих грамматических форм являются сложными, составными. Любое личное окончание может выражать понятия действия, процесса, лица, времени, наклонения со значением количества, множественности и другие смыслы. В русском языке любое падежное окончание может выражать понятие предмета, его падежа, количества, рода, а в немецком языке – еще и категорию определенности/неопределенности. Это дает основание предположить, что большинство современных аффиксов со значением лица, количества, а также наклонения, времени и др. генетически развились из одной семы.

Наблюдаемая в языке тенденция к изменению и совершенствованию его структуры – закономерное явление, свойственное всем языкам. В процессе сравнительно-исторического анализа структуры любого из родственных языков мы наблюдаем, что такие отдельные ярусы языка, как фонетика, лексика и грамматика, в различной степени подверглись разнообразным изменениям, перемещениям, переразложению, фузии. Однако историки языка зачастую ограничиваются учетом общего характера процессов развития языка, не углубляясь в выявление природы и причины конкретных изменений.

Особый интерес лингвистов вызывают многочисленные внутренние и внешние факторы, которые порождают языковые изменения и способствуют вытеснению слабых звеньев языковой системы, а иногда приводят и к полному их исчезновению. К таким слабым звеньям языка относятся отдельные элементы системы, в определенной степени затрудняющие процесс языкового общения. К ним можно отнести следующие языковые явления: сочетание нескольких согласных, сложных для произнесения; стечение в одном месте одинаковых слогов, состоящих из гласных звуков; стечение в какой-либо позиции элементов, не выполняющих какой-либо определенной функции в установлении фонетической структуры слова; обретение отдельными грамматическими формами не свойственных им значений; семантический синкретизм; избыточность синонимических форм; грамматическую омонимию; ограниченность семантики некоторых синтаксических структур. Последние из перечисленных явлений встречаются чаще других, причем в самой разнообразной форме и разного происхождения.

Слабые звенья языка – только одна из внутренних возможностей языка, которая в первую очередь приводит к изменениям. Природа сложных элементов языковой структуры, как и любое другое явление, полна противоречий. Так, например, многозначность, с одной стороны, полезна, так как приводит к уменьшению количества языковых единиц, а с другой – противоречит общей тенденции агглютинативных языков к передаче каждого значения посредством отдельной формы. В-третьих, она тесно связана с действием принципа языковой (речевой) экономии, который в последнее время активно исследуется общим языкознанием в связи с проблемой вытеснения слабых элементов языковой структуры.

К сожалению, мы не можем сказать, что общая теория эволюционного развития языка уже сформирована. В свое время на это справедливо указывал и Е.Д. Поливанов, считая, что было бы поспешным утверждать о полном создании, завершении теории эволюции языка (другими словами, методологии конкретных мотивов и причин языковых изменений) [20, 84-85]. Скептикам, которые ставят под сомнение возможность создания подобной теории, ученый предлагает обратить внимание на причины возникновения связей между различными эволюционными процессами.

Поэтому главной целью данной работы является выяснение влияния, которое с грамматической точки зрения оказывают результаты языковых преобразований на многозначные и омонимичные аффиксы, а также выявление причин радикального изменения форм и значений аффиксов, имеющих общее происхождение.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074