Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.6. Общетюркские многозначные аффиксы

В труде С. Исаева «Қазіргі қазақ тіліндегі сөздердің грамматикалық сипаты» словообразовательные аффиксы -лық/-лік, -дық/-дік, -тық/-тік, -сыз/-сіз, -дай/-дей, -тай/-тей рассматриваются в качестве многозначных. Например, слова

1) таудай («как гора», о человеке), аттай («как лошадь», о камне) употребляются в значении сравнения, уподобления;

2) жүздей (около ста), мыңдай (около тысячи) – в значении предположения; өлердей («как перед смертью», умолять), жастай («рано (уйти из жизни)», ала жаздай («все лето») – имеют значение признака, времени [26, 262].

В монгольском языке аффикс –тай также употребляется в двух значениях:

1) указание на избыточное количество предмета или качества, сравнение, уподобление чему-либо;

2) значение обладания чем-либо.

Значения казахского аффикса –лык определяется следующим образом:

1. а) слова, называющие абстрактные понятия: кісілік «человечность», жаңалық «новость»; б) названия конкретных предметов: орындық «стул», инелік «стрекоза», в) наименования времени, места: айлық «месячник», апталық «недельный», егіндік «пашня»; г) наименования предметов, связанные с количественными понятиями: екілік «двойка», жүздік «сотня»;

2. а) производные имена прилагательные, выражающие свойства, относящиеся к конкретному значению слова: қоғамдық «общественный», қалалық «городской»; б) производные имена прилагательные, связанные со временем и мерой измерения: айлық «месячный», көйлектік «плательный, на платье», екі- үш асымдық «мало (о еде)»; в) производные имена прилагательные со значением отношения к чему-либо: өздік «свой», сендік «твой», қандайлық «каковский».

В своем труде, посвященном морфологической структуре слова, Т.А. Бертагаев производит теоретический анализ явления многозначности и многофункциональности аффиксов и уточняет, что аффиксы по значению могут быть моно- и многофункциональными, соотвественно, и по фунцкии они подразделяются на моно- и полифункциональные [1, 67]. К ряду интересных явлений, связанных с многозначностью аффиксов, можно отнести и создание в тунгусских языках из одного аффикса противоположных по смыслу форм (-кӯн и кōкӯн, -кэкӯн, -кōкӯн в зависимости от контекста и интонации могут выражать значения увеличения или уменьшения).

Еще одна особенность аффиксов, присоединяемых к именам, – это широкая сфера употребления одного аффикса. Так, например, в тюркских языках аффиксы с оттеночной семантикой присоединяются не только к именам существительным, но и к именам прилагательным, наречиям, местоимениям, и даже к глаголам. Это свойство аффиксов в языкознании называют многовалентностью аффиксов.

Указанное явление тюркологи объясняют по-разному. Т. Лехтисало связывает этот процес с эпохой неразличения имени и глагола и, соотвественно, отсутствием специальных словообразовательных именных и глагольных аффиксов.

В уральских языках уменьшительный аффикс -ка, -к, свойственный именным частям речи, участвует в создании словесных рядов с неколькими значениями. Например, значение уподобления: фин. hirtikko: «лошадь мышиного цвета» (hiir -«мышь»), значение присвоения или обладания признака: фин. sarmukse «кольцо, перстень» (sorme «палец»), значение уменьшения или увеличения признака: удмурт.: ieskytges «очень сладкий» [27, 140]. В казахском языке глагольные аффиксы -ла/-ле также могут образовать слова с несколькими значениями. Они используются в значении повторения, многократности, длительности, характера действия и т.д. Глаголы со значением неоднократности действия могут употребляться в таких же значениях и в уральских языках, кроме того наблюдается явная семантическая связь между аффиксами уменьшительности и глагольными аффиксами, выражающими значение многократности.

Ибо многократное повторение приводит к внутреннему разложению действия на отдельные мелкие акты.

Дъерке выяснил, что присоединение к глаголу аффиксов уменьшительности -ке, -ка, -кwе приводит к появлению значений уменьшительности, слабо выраженного действия. Ср.: форма, произведенная от имени существительного: tūrke «озерцо» (tūr «озеро»), от глагола -tajepoal-kä-n «немного поесть» (tajepoali «есть, кушать») ненец. sanui-rka «сыроватый» (sanui- «сырой»), pina-rkaam «немного испугаться». В этих примерах используются уменьшительные аффиксы имени существительного и имени прилагательного -rka, -rkka. А.М. Щербак упоминает о существовании в тюркских языках морфологических показателей, находящихся между словообразовательными и словоизменительными аффиксами [28, 49]. Он приводит конкретные факты употребления аффиксов уменьшительности, ласкательности в функции словообразовательной морфемы. Ср.: каз. көкірек/ше «жилет», іш/ек «кишка», қызыл/ша «краснуха». Здесь можно привести и другие примеры: емшек «сосок», ілмешек «крючок», күлше «хлеб», ойыншық «игрушка», меншік «собственность» и др. Существует достаточно много имен существительных, которые перешли в разряд профессиональных терминов: қосымша «аффикс», бұршақ «град», жіңішке «мягкий (звук)», талшық «волокно», тобық «надколенная чашечка», өңеш «пищевод», қарынша «желудочек» и др.

Явление многозначности и многофункциональности аффиксов привлекло внимание и Э.В. Севортяна. Анализируя суффикс -лы в азербайджанском языке, он приходит к заключению, что простые прилагательные с аффиксом -лы можно отнести к слосообразовательным явлениям, определительную форму слововосочетания – к формообразующим, а сложные имена прилагательные с формантом -лы к переходной категории между первым и вторым аффиксом [29, 56].

И в самом деле, наблюдая примеры с аффиксами –лы/лі, можно обнаружить семантическую связь между корнем и аффиксом. Если названный аффикс присоединяется к имени существительному со значением предмета, то образует производное имя прилагательное со значением «обладающий этим предметом», присоединяясь же к существительному со значением действия, процесса, образует имя прилагательное со значением «обладающий результатом этого действия», «находящийся в определенном состоянии», «способный к определенному действию».

Б.А. Серебренников упоминает и о том, что в уральских языках аффиксы собирательности-множественности употребляются и в создании относительных имен прилагательных и абстрактных имен существительных со значением ослабленного и высокого уровня качества [30, 165-171].

Следует отметить еще одно обстоятельство, связанное с развитием аффиксов: это возможность появления новых аффиксов с новыми значениями в результате звуковых изменений в составе одного аффикса. Например, глагольный аффикс -қа/ке стал основой для появления нового аффикса -а. Что касается выпадения начальных звуков аффикса ғ, қ, к, г, то это одно из достаточно распространенных явлений в тюркских языках. Ср.: тіркемек-тіремек, тарқамақ-тарамақ, среднетюрк. сычан-сычқан, ойанмақ-ойғанмақ и т.д. Аффикс -ақ в составе слова қашақ появилось таким же способом.: қаш-қақ – қашақ «беглый», құмдақ – құмақ «песчаный» и т.д. Точно так же семантическая и формальная близость аффиксов в словах қаш/қын и қаш/қан свидетельствует об единстве происхождения аффиксов современного казахского языка -қын (образующего имена существительные) и -қан (аффикс причастия).

Такое же явление мы наблюдаем в эволюции формы –ганча деепричастия узбекского языка. Хотя в современном узбекском языке этот аффикс разделился на формы –ганча, гунча, которые рассматриваются в качестве различных аффиксов, материалы устной литературы, древних письменных памятников свидетельствуют о том, что функции этих аффиксов раньше выполнял один аффикс –ганча [31, 103].

В свое время эти процессы фонетической и семантической дифференциации занимали особое место в развитии аффиксов. Ср.: ойыншыл «баловник, шутник» – ойыншық «игрушка», древнетюркск. білге – білгіш – білгір «знаток», сөзшең – сөзшіл «разговорчивый», өлеңші «народный певец» –өлеңшіл «любящий песню», тастақ – тасты «каменистый» и т.д.

С точки зрения генетической характеристики вариантность состава аффиксов можно рассматривать, разделив их на две группы:

1) варианты появились в разное время, причем один вариант возник в результате изменения другого;

2) варианты сформировались параллельно, синхронно.

А.М. Щербак объясняет причастность одного аффикса к образованию различных частей речи тем, что первонально словобразовательные средства различных именных частей речи, в частности, имени существительного и имени прилагательного, не были дифференцированы. Свидетельством этому является то, что словесные ряды с одинаковым значением и одной и той же формой в разных тюркских языках имеют в качестве показателей различные аффиксы. Например, показателем имени действия в казахском языке является аффикс –у, в узбекском – (и)ш, в башкирском – (ы)ỳ [28, 52].

В процессе исторического развития тюрские аффиксы подверглись большим изменениям. Процесс морфологической дифференциации привел к изменению границ морфем, слиянию в одно целое нескольких мормем, разложению одной морфемы на несколько, и, соответственно, изменению звукового состава форм.

В результате таких разнообразных морфологических процессов в тюркских языках появилось множество слов с различным этимологическим и морфологическим составом. Ср.: в современном казахском языке слова жалын «пламя», тезек «кизяк», әтеш «петух», байла «завязывать» не делятся на корни и аффиксы, так как корни жал-, тез-, әт-, жас- не могут употребляться самостоятельно (Ср.: древнетюрк. жал ~ «гореть», тез – «отделяться, убегать», әте- «отец, дед», бай – «привязка, шнурок»). А в некоторых формах можно различить следы слияния нескольких показателей: жас-ыр-ын, тай-ға-нак, тыс-қа-ры, кө-з-іл-ді-р-ік.

Таким образом, в современных тюркских языках простые аффиксы в зависимости от своего места и качества звучания меняют свой облик в различных вариантах и разнообразных вариациях, и употребляются в составе сложных аффиксов. Кроме того, с самых древних пор эти аффиксы обнаруживают тенденцию к специализации. Тенденция таких форм к специализации, различные фонетические процессы, а также неоднородное развитие вариантов и вариаций простых и сложных аффиксов в отдельных случаях привели к постепенной утрате семантической и формальной связи между аффиксами и полному исчезновению следов генетического родства.

Таким образом, проблему генезиса аффиксов в тюркских языках и перспективу их развития можно кратко обрисовать следующим образом:

1) большинство первых аффиксов были однофонемными и часто состояли из одного согласного звука, не дифференцировались по значению; аффиксы же, состоявшие из гласного звука, позже под влиянием фонетических процессов, разделились на различные по форме, но синонимичные аффиксы;

2) гласные звуки, наряду с функцией соединения корня и аффикса, состоящего из нескольких согласных звуков, иногда выполняли и смыслоразличительную функцию;

3) аффикс, состоящий из гласного звука, в зависимости от качества звучания корня или основы, употреблялся в качестве вариантов одного аффикса, кроме того, его облик зависел и от особенностей звукового состава каждого языка;

4) многие консонантные аффиксы современных языков с точки зрения генезиса являются сложными формами, образованными из соединения и слияния нескольких простых аффиксов;

5) в начальный период формирования простые аффиксы были синкретичными по значению, а позже подверглись дифференциации как с точки зрения формы, так и с точки зрения значения;

6) только небольшая часть современных аффиксов с генетической точки зрения восходит к самостоятельным словам. В основном, аффиксы появились флективным путем.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074