Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.2.2. Характер семантического развития и функции грамматических форм со значением сходства и сравнения

В древнетюркских памятниках значения сходства и сравнения с чем-либо выражались, наряду с частицей teg (тег/тек), и аффиксами, образующими именные слова.

Общетюркская частица тег употреблялась в трех значениях:

1) сходство – в значении «похожий, подобный, сходный»: jaγїmїz tegirä učuq teg erti «вокруг враги как хищные птицы», kіši köηli tüpsüz teηiz teg turur «Душа человека как бездонное море»;

2) сравнение в сочетании с глаголом – в значении «как будто, как»: jїl aj kün kečär teg tiriglik kečär «как проходят год и день, так проходит и жизнь»;

3) в функции служебных слов с ограничительным значением дейін, шейін, tegin, teginč, tegu «до»: tabišγan jїl bešinč ajqa teg «до пятого месяца года зайца».

В древнетюркском языке существовал и глагол teg в значении «попасть, дойти». Например, ol evgä tegdi «Он дошел до дома». Известно, что Н. Дмитриев связывает с этим глаголом происхождение служебного слова шейін ограничительной семантики [52, 47]. Что касается вопроса о том, какая связь возможна между глаголом тег и служебным словом тег «до», то она, как нам кажется, кроется в следующем. Древнетюркское слово тәңірі «тенгри» создано путем слияния двух корней. В древности слово та имело значение «высота, высшее пространство» (небо, гора, высокий), слово же ір, которое встречается в составе слов іңір (сумерки), ілкі (сначала), употреблялось в значении «низкое, земля». В древнетюркском словаре слово тег означает также «касание, имеющий отношение, связанный с чем-либо» [ДТС, 547]. Место соединения неба и земли тюрки назвали словом көкжиек – «место, где соприкасаются небо и земля». По-видимому, слово жиек этимологически восходит к соединению сложных форм жи (край чего либо) и – служебного слова йек //дек//тек. Это подтверждает закономерное в тюркских языках чередование звуков т-д-ж-з-й.

К. Жубанов и другие ученые связывают происхождение формы тек со сравнительной частицей (kün teg «как солнце»). Мы полагаем, что у этимологических истоков формы глагола тег, о которой говорят и К. Жубанов, и Н.К. Дмитриев, и др. ученые (в современном казахском языке глагол ти-), и частицы тег, находится одно и то же слово. Общего происхождения с ними может быть и вспомогательный глагол современного казахского языке де, восходящий к именам действия. Ср.: форма тег (teg) –производная форма, созданная посредством присоединения к изначально именному корню (тe) элемента -қ/-г, который образует как имена, так и имя действия. Видимо, позже из формы тег развились аффиксы уподобления, сравнения -дай//-дей. Нашу мысль подтверждает тот факт, что, во-первых, в древнетюркских письменах не встречаются современные сравнительные аффиксы -дай//-дей, во-вторых, указанную сравнительную функцию выполняли аффиксы -лай, -лығ, -шығ, -ғы, образующие имена. Ср.: arslanlaju «похож на льва», arslanlїγ («ediz jűksäk arslanlїγ őrgűn urup «установив трон, похожий на льва»), begsig «похожий на бека», ersig «похожий на мужчину», oγlansїγ «похожий на ребенка», qulsїγ «похожий на раба, рабскую (жизнь)» и др.

В древнетюркском языке слово qulsїγ употребляется и в значении имени существительного «владелец раба». Интересно, что хотя слова adїnsїγ ~ adїnčїγ каз. өзгедей, басқадай, өзгеше «как другой, особый», qorqїncїγ каз. қорқынышты «страшный» и образованы в современном казахском языке посредством аффиксов -ше, -дай/-дей и -ты, в них можно обнаружить следы древней семантики сходства, сравнения. Ср. древнетюркск. adїnčїγ: в казахском языке өзгеше, өзгедей көрінді «показалось как другой, особый» < өзге, басқа адамдай, заттай көрінді «показалось, как другой человек, предмет», qorqїncїγ: в казахском языке қорқынышты көрінді «показалось страшным» < яғни қорқатындай зат, құбылыс болып көрінді «то есть, показалось, как предмет, явление, которое вызывает страх». Здесь мы видим, на первый взгляд, синонимичные формы (-шығ и-тай). А первые их части – элементы -шы и –та могли происходить из синкретичной формы. Опираясь на точку зрения Б. Сагындыкулы [53, 49], который считает, что первыми звуками в языке были аффрикаты ч (тш), ц (тс), вполне можно предположить, что формы -шы и –ты являются родственными. Эту мысль, по нашему мнению, может подтвердить и сходный по форме аффикс якутского языка -тық.

В якутском языке аффикс -тык – один из вариантов форманта -дай/-дей – участвует в создании производных слов со значением сравнения. Происхождение этого аффикса связывают с древнетюркским служебным словом тег. Ср.: jaγїmїz tegirä űcűg teg erti [ДТС, 546) «Враги вокруг были как (дикие) птицы». Этот формант встречается в тофаларском языке в виде дэг, в тувинском – в виде дег и является служебным словом со значением «словно, будто», в хакасском языке – в виде аффиксов -ли ~ -ни ~ -ти ~ -ди и др., образующих наречия.

В якутском языке аффикс –ник, будучи вариантом аффикса –тик, присоединяется к личным местоимениям и участвует в создании личных местоимений со значением сравнения: мингин-ник «как я» (мин «я»), эйигин-ник «как ты» (эн «ты»), биһигинник «как мы» (биһиги «мы») и т.д. Э.К. Пекарский отмечает, что личные местоимения, к которым присоединяется формант -ник, выражают также значение уничижения, пренебрежения. Ср.: кининник (кини «он») «как он», эйигинник абааһы «Такая же, как ты, ведьма (албасты)» [54, 56]. Иногда, напротив, выражает значение возвышения, восхваления: Эйигинньик улуу ойуун санаатын уурдар эрэ «Если бы был такой, как ты, великий шаман...» и др.

С помощью форм -ник/-нук из личных, указательных местоимений были созданы производные имена прилагательные со значением качества и сравнения. Например, маннык (бу – «этот») «этакий», ситинник (сити – «тот»), «такой», оннук (ол – «он, этот») «как он, как тот». Аффикс казахского языка -тай, восходящий к древнетюркскому служебному слову teg, по значению и функциям относится к сложным показателям. Ср.: древнетюрк: Курч кылыштай кату тижим куу быдактый арсайды «Мои крепкие, как стальной клинок, зубы, оголились, как сухие ветки» [ДТС, 75]. Аффикс –тай со значением сходства, сравнения и уменьшительности употребляется в тюркских языках в вариантах -дай/-дей, -лай/-лей.

А.М. Щербак относит форму -лай к сравнительному падежу и считает, что форманты -лай ~ лайу ~ лайын исторически возникли из объединения аффикса -ла/-ле, образующего глагол, и показателя деепричастия -йы//-йын [28, 58]. Древнетюрк. бөрләйү (бөрілә-йү > бөрі-ләйү) «как волк», ікіләйү «удваиваясь, как второй», в Кодексе Куманикус: оқрылайын «как вор (тайно)» < оқры «вор». Некоторые тюркологи, придерживающиеся подобной точки зрения, основываются на том, что указанный аффикс (–ла/-ле) существует в чувашском языке в качестве аффикса, образующего наречие, в якутском языке формант -лы ~ -лу ~ -ты ~ тұ ~ ды ~ дұ ~ ны ~ нұ – одновременно аффикс наречия и деепричастия. Ср.: чув. арzїnла «по-мужски», ajaлла «по-детски», убалла «по-медвежьи», вїрăсла «по-русски» [55, 74-75]. В якутском языке аффикс-лы/-лу, образующий наречие со значением сходства, так же, как и в казахском и в других тюркских языках, может сочетаться и с именами, и с глаголами. Ср.: як. – оқолуу «по-детски», сахалї саңа «слово по-якутски», сахалї саңар «говорить по-якутски» [56, 81]. Эти аффиксы, образующие наречия, и по форме, и по значению соответствуют формантам -дай/-дей, -ша/-ше, -лай/-лей, -лайын/-лейін, -дайын/-дейін, которые в современном казахском языке образуют производные имена прилагательные и производные наречия. Ср.: бөрідей ~ бөріше «по-волчьи», екілей ~ екіншілей «по второму», ұрыдай ~ ұрыдайын ~ ұрыша «воровато, как вор»и т.д. Производные слова бөрідей, ұрыдай можно отнести к разряду «смешанных» форм, которые могут употребляться и в функции имени прилагательного, и в функции наречия. Ср.: бөрідей денесі (имя прил.), бөрідей ұлыды (наречие), ұрыдай көздері (имя прил.), ұрыдай қыпылдады (наречие).

Остановимся на словообразовательных и словоизменительных особенностях аффикса -тай. В казахском языке аффикс -тай/-тей, -дай/-дей, присоединяясь к именам (существительному, прилагательному, числительному), местоимению, наречию, может употребляться и в словообразовательной, и в словоизменительной функции.

Присоединяясь к именам существительным, они обозначают наименования предметов, явлений, птиц и др.: күйкентай (название птицы). В говорах производят имена существительные – наименования родства: ағатай «дорогой, братишка, сынок» (Узунагач.), немелтай «правнук» (Мак., ГТК).

Наименования одежды: жапатай «шапка, сшитая из кожи низкого качества «(ГТК) (Мак.), кебентай «верхняя одежда скотоводов из войлока, которую носят в непогоду» (Луг, Сайр, Кег), кебенек (в том же значении) (Луг.), төбетей «тюбетейка» (Сырд.) (Жал.), (Ырг., Ад. Бөр.).

Наименования посуды: тегентай «маленькая чаша» (Кокш.), оқтай «скалка» (Мер., Луг.), тобатай «маленькое ведро» (Жанг.), көзгентай «маленькая, с глазок, разрисованная чаша» (ГКК).

Наименования блюд: күлшетай «сочень, тонкая лепешка для бешбармака» (Сайр. Туркестан.), үзбентай «клецки» (ГЮК) (Ср.: үзбен «нарезанное тесто, лапша» (Ойыл, Сыр).

Наименования частей тела: ешкілтай «козий асык» (Мангистау.), тоқатай (кость) (Монг.), литер. топатай (кость), чұрқылтай «место чуть ниже горла, выше ключицы» (Чу).

Наименования орудий: шонтай «поплавок» (ГКК), шынатай жастық, шынақай жастық «подлокотная подушка». Ср.: шын-тақ < шын-а-тай < ~ шын-а-қай. Здесь мы наблюдаем семантическую связь аффиксов -тақ ~ тай ~ қай.

Жемелтай ~ жемелек «лента, вплетенная в косу с добавлением ваты» (ГЮК, Сыр. Манг.)»; жебелек «лента, вплетенная в косу с добавлением черной вербльюжьей шерсти». Ср.: жемел-тай ~ жемел-ек ~ жебел-ек. Здесь аффиксы -тай ~ -ек/-ақ имеют одно значение.

Образует производные имена прилагательные, выражающие склонность к чему-либо, характер, свойство: жалатай 1) мошенник; 2) высокомерный, недобрый (Манг., ГЮК), жәргентай «шустрый малыш» (Кокш.), ауыштай «сумасброд» (ГКК), делбетай «придурковатый» (ГКК), ебдей «стан, тело» // ебедей. Ср.: древнетюрк. еб дом» < ебдей «как дом».

Словообразовательную функцию казахских аффиксов -дай/-дей, -тай/-тей можно обнаружить и в употреблении суффиксов, образующих приблизительные имена числительные.

К примеру, можно предположить, что формы дай/-дей, которые, присоединяясь в количественным числительным, образуют приблизительные имена числительные, ведут свое происхождение из сравнительных аффиксов -дай/-дей. Ср.: үйдей < үй «похожий на дом», елудей < «похожий на пятьдесят, близкий к пятидесяти, около пятидесяти», отыздай < «близкий к числу тридцать, похожий, около тридцати» и т.д.

Ы. Маманов считает, что аффиксы -гы/-гі, -қы/-кі, -шы/-ші, -лық/-лік, -сыз/-сіз, -дай/-дей, которые тюркологи относят к словообразовательным аффиксам, не вполне соответствуют условиям, которые предъявляются к словообразовательным аффиксам казахского языка. Отмечая далее, что, возможно, поэтому точки зрения тюркологов по этому поводу различны, ученый рассматривает аффиксы -сыз/-сіз, -дай/-дей, -ша/-ше в качестве грамматических показателей, образующих функциональные формы имени существительного [36, 31].

Группа специалистов казахского языка рассматривает аффикс -дай/-дей в качестве словообразовательного аффикса, образующего имена прилагательные (баладай, тастай), другая же часть – в качестве аффикса, образующего имена прилагательные и наречия. П.М. Мелиоранский считает его аффиксом сравнительного падежа [57, 112], Н.К. Дмитриев указывает, что в башкирском языке – это форма, образующая имена прилагательные, а в кумыкском – устаревшее падежное окончание [58, 61]. Н.А. Баскаков также придерживается двух точек зрения. В ногайском языке, по словам ученого, – это аффикс, образующий имена прилагательные, а в каракалпакском – аффикс, образующий форму деепричастия от имени существительного со слабо выраженным отличием от атрибутивно-определительной формы [43, 471]. Возможно, поэтому М. Хабичев считает основной функцией аффиксов карачаево-балкарского языка -дай/-дей, -лай/-лей формообразующую функцию, несмотря на то, что относит их к ряду синкретичных аффиксов [59, 174]. А. Ысқақов говорит о том, что, будучи аффиксом, образующим отыменные имена прилагательные со значением сравнения и сходства, этот формант образует также и производные наречия, присоединяясь к большому количеству слов, и приводит следующие примеры:

1) присоединяется к именам существительным: аттай, әкейдей, таудай, судай и др.;

2) присоединяется к местоимениям: мендей, біздей, анадай, мынада и др.;

3) присоединяется к именам числительным: жүздей, мыңдай, отыздай и др;

4) присоединяется к формам причастия: өлердей, жабысқандай, жылардай, баратындай [35, 177].

Первые (әкедей қамқор // әкедей ақырды, таудай биік // таудай үйілді), вторые (мендей ақылды // мендей күледі, анадай жерде // анадай бола салды» и четвертые (өлердей пысық (перен.) // өлердей қорықты, баратындай жерде // баратындай келісті», будучи одновременно именами прилагательными и наречиями, могут употребляться в функции определения и обстоятельства, а третьи, то есть слова с аффиксом -дай/-дей, которые представляют собой производные имена числительные, образованные от количественных числительных, только в сочетании с именами могут выполнять функцию определения (елудей адам келді, қырықтай мал жиналды и т.д.), а иногда – при утрате имени существительного – и функцию обстоятельства. Ср.: елудей (адам) келді «пришло около пятидесяти (человек)», қырықтай (мал) жиналды «было собрано около сорока (голов скота)» и т.д.

Это, в свою очередь, указывает на то, что до появления аффиксов -дай//-дей, образующих имена прилагательные и наречия со значением сравнения и сходства, которые в современном казахском языке относятся к продуктивным, указанное значение передавали аффиксы -лайы, -дайы, -лығ//-ліг, -шығ//-шіг, -т, -сін.

В древнетюркских источниках для передачи значения сходства, наряду с аффиксами –дай//-дей, в редких случаях употреблялись показатели -т, -сін. Ср.: erät «быть похожим на мужчину, усвоив мужские повадки», ersin «усвоив повадки мужчины, быть похожим на мужчину» [ДТС, 176, 181].

Что касается возможности присоединения к слову teg суффикса очевидного прошедшего времени -ді (tegdi), то это явление встречается в тюркских языках, в частности, в казахском языке, в словах, которые могут употребляться в значении имени и глагола. Ср.: қызық: 1) қызық кітап «интересная книга» (имя прил.); 2) бір нәрсеге қызықты «заинтересовался чем-либо» (глагол); тынық 1) тынық ауа «спокойный, безветренный» (имя прил.); 2) сәл тынықты «немного отдохнул» (глагол).

В древнетюркском языке слово qatїγ // qаtїγdi // qаtїγ < qat «твердеть» является глаголом. В современном казахском языке слово қатты выражает значение имени прилагательного и глагола прошедшего времени. Слово қатты является здесь именем прилагательным и именем существительным («крепость, твердость»), форма же qatїγdï // qatїγtï выражала значение превосходной степени прилагательного «сильный, твердый, очень».

Формы -ығ (qat-їγ), -ды (qat-їγ-dї) в данном примере выполняют функцию аффиксов, образующих имена. Следовательно, присодинение аффикса очевидного прошедшего времени -ды//-ты непосредственно к корню имени прилагательного в составе современного глагола қатты может быть обусловлено синкретичностью названных корней и аффиксов, более того, формант ды//-ді может быть одним из вариантов древнего показателя глагола имени действия – причастия (-dyқ/-duk), которое стало основой для формирования аффикса очевидного прошедшего времени.

А. Ыскаков в отношении формы – ық в составе слов танық, қанық пишет следующее: «несмотря на невысокую продуктивность, встречаются и аффиксы, которые, присоединяясь к различным словам, передают значение и страдательного, и возвратного залога. Таков формант -ық (-ік) и в словах тын-ық, қан-ық...» – и относит их к отдельным устаревшим залоговым формам [35, 285].

Нам кажется, что формы -ық//-ік, представленные здесь, можно рассматривать в качестве древних аффиксов причастий со значением действия, а происхождение элемента прошедшего времени -ды//-ді, который возводят к глаголу тұр (тынық-ты, кезікті, қанықты и т.д.), следует рассматривать с других позиций.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.685