Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

3.3.2. Аффиксальное формирование общетюркского показателя –р

В казахском языке аффикс -р, -ар//-ер, -ыр, -ір, присоединяясь к именным, глагольным, звкуоподражательным словам, употребляется в качестве словообразовательного аффикса, образующего отыменные глаголы, и в функции категории предположительно-будущего времени глагола. Иногда показатель –р можно встретить в составе сложного форманта ғар//-ғыр, -қар//-қыр. Ср.: су-ар//су-ғар, туар//доғар, теңер//теңгер, оңар//оңғар и др. Например: каз. жоңқа «щепка, стружка», азерб. jон-ғар «стружка, щепка» и др.

В казахском языке указанный аффикс с точки зрения семантики, функции и валентности участвует в образовании следующих форм:

  • имена существительные: шұңқыр «яма», көмір «уголь», үңгір «пещера», жаңбыр «дождь»;
  • имена прилагательные: бүкір «горбатый», қыңыр «упрямый», қысыр «яловая», жұмыр «круглый», иір «извилистый», обыр «прожорливый», тықыр «безворсовый», шымыр «плотный», құзар «высочайший», жылтыр «блестящий», сылбыр «флегматичный», жалбыр «распущенный» и др.;
  • глаголы: ағар «белеть», көгер «зеленеть», тазар «очищаться», жасар «молодеть», жаңар «обновляться» и др.;

В составе слов казахского языка бірер «один-два», -жасар (бала) «-летний ребенок» в форманте -ар//-ер можно обнаружить семантику уменьшительности, ограничительности, ибо можно употребить словосочетание бірер бала «один ребенок», бес жасар бала «пятилетний ребенок», однако нельзя сказать отыз жасар «тридцатилетний», жетпіс бес жасар кісі «семидесятипятилетний человек».

Несмотря на то, что форманты -р, -ар в составе слов қарар «постановление», қайнар «родник», жанар «блеск глаз» являются результатом субстантивации причастия будущего времени и относятся к поздней эпохе, мы не должны забывать, что источником самих причастий являются древние показатели имени действия. Следовательно, это явление есть отражение традиции «возвращения» форманта к исходному лексико-грамматическому значению.

Особое внимание здесь привлекает этимология слова қоң/ыр (ат) [ДТС, 456] с аффиксом прилагательного –ыр.

К. Клоусон полагает, что qoŋur «қоңыр» сначала обозначало масть лощади «гнедая и подобная ей», позже различные оттенки этого цвета стали широко употреблять для обозначения цвета различных объектов, тканей и др. А. Кайдаров объясняет происхождение и развитие семантики слова қоңыр следующим образом: qoŋ- «серый, бурый, дымчатый, смуглый, расплывчатый, темный»: қоңыр < қоң + ыр

1) смуглый;

2) черно-черая (масть лошади);

3) гнедой (лошадь);

4) русый (волос);

5) коричневый (цвет ткани) [96, 246].

Кроме того, способность слова қайнар («родник» и «кипучий, бурлящий») употребляться преимущественно в функции определения, в качестве имени прилагательного, а не существительного, также считается результатом субстантивации причастия, которое вначале употреблялось в качественном значении, находясь перед существительным (қайнап жатқан, қайнаған бұлақ көзі «кипящий, бурлящий родник»).

Известно, что значения производных форм в целом соотносятся со значениями образующих их непроизводных слов – глаголов, имен. Иногда между корнем и производными формами наблюдаются семантическое размежевание (применительно к наименованиям орудия или объекта). Такие ситуации бывают связаны с отношениями глагольной основы и предметов, выражающих семантику действия, или с употреблением в переносном значении. Это указывает на то, что именные формы, образованные от глагола с помощью показателей -мыш, -дыг -(а)р, достаточно рано стали употребляться в предикативной функции в качестве показателей категории времени. Поэтому показатель -(а)р уже до первых тюркских памятников был лишен субстанивной семантики, то есть, в первую очередь, способности выражать наименование субъекта и процесса.

Формирование категории причастия из производных слов с формами -дық, -(а)р, -мыш привели к появлению слов, выражающих признак действия. Например, еще до перехода форманта –ған к категории причастия и времени, он успел образовать группы слов, обозначающих наименование процесса, субъекта, объекта, признака.

В древнетюркском языке формант –ыр образует производные формы со значением предмета, признака. К примеру, наименования конкретных предметов: bögür//bükür «почка», büktir «склон, горное ущелье», kömür «уголь» < köm «прятаться, зарывать», qutur//qutuz «священный олень, марал», tamar//tamïr «корень < tam «капать», выражает обобщенное, собирательное понятие: jumur «стая» (место скопления животных). Слово бүйір «боковая часть чего-либо»(перен.) в современном казахском языке также образовано из древнетюркского бөгүр «почка». Кроме этого, в казахском языке употребляются производные формы, образованные от именных и глагольных основ: түйір «комок», сауыр «круп», бауыр (древнетюрк. baγїr) «печень», шұқыр//шұңқыр «яма», үңгір «пещера», шоғыр «скопление», түбір «корень», түпкір «угол», сабыр «терпение», тобыр «толпа» и др. В древнетюркском языке производные имена прилагательные с аффиксом -ыр выражают, в первую очередь, семантику качественности – čaqïr «дымчато – серый (цвет глаз)» и относительности – qїŋїr «кривой, косой (о глазах)» (Ср.: каз. қыңыр мінез «упрямый, капризный»), qoqur//qoquz «пусто, мало, немного», jaγїr «исхудавший» (о лошади), qutur//qutuz «священный (олень)», qїsїr «яловый», unur «огромный, сильный» < unu – «соглашаться, договариваться» и др.

Сюда можно добавить казахское слово бүкір, древнетюрк. Bükri «горбатый», жұмыр (диал. жұлмыр) «круглый», қиыр (~ қиық, шет) «дальний», сығыр «узкий», шымыр («плотный, закаленный» > закаленная сталь, диал., шымыр «бойкий, острый»), мықыр «приземистый» (диал. мық, мақар «низкорослый», «низкий») и др.

Выясняется, что формант -р в древнетюркском языке участвует и в создании разделительных имен числительных в качестве словоизменительного аффикса. Ср.: birär «по-одному», bešär «по пять» (bešär baqїr «по пять монет») и др.

В казахском языке аффикс –ыр встречается в составе сложных аффиксов -қыр//-кір, -қар, -рақ//-рек. Ср.: түбір «корень» ~ түпкір «тупик», ұтыр «подходящий» ~ ұтқыр «содержательный», шұқыр ~ шұңқыр «яма», қиғыр (~қияр «сабля»), өткір (өтер) найза «острое копье» (Ы. Шореков, Исатай-Махамбет), каз. іңір, кар.-балк. инггир «сумерки», каз. сіңір, кар.-балк. сингир, кумык. сынгир «сухожилие» и др. [97, 181]. Кроме того, кескір (диал.) ~ кескіш «резец, зубило», шағар // шаққыш (диал.) «спички». Формант –ғыр встречается и в составе аффикса -ғырт. Если в современном казахском языке формант -ғырт участвует в образовании слова салғырт с качественной семантикой (литер. «инертный, халатный», в диалектах – «неряшливый»), то в юго-западных говорах встречается в производном слове шалғырт «серый, пепельный» с качественной семантикой. А. Нурмагамбетов считает аффиксы -ғырт и -ғылт (бозғылт «беловатый», сұрғылт «сероватый») родственными формантами [98, 124]. Если учесть, что слово шал в древнетюркском языке выражало значения «серый, пепельный», то мы не можем отрицать появления вариантных показателей (-ғырт//-ғылт) шал + ғырт «проседь» ~ боз + ғылт «беловатый». Следовательно, аффикс сравнительной степени современного имени прилагательного –ылт является вариантом форманта -ғырт, а формант -рақ//-рек является вариантом аффикса -ыр//-р, образующего имена существительные и прилагательные, и сформирован в результате действия звукового чередования ры//-ре + к. К ряду производных имен существительных древнетюркского языка, образованных посредством форманта –рақ, можно отнести küvrüg «барабан», tegräk «круг, колесо», tїŋraq «ноготь», tutruq «опора», каз. диал. кеурек «пустынное растение»; к именам прилагательным: древнетюрк. bekräk «высший, сильный, преимущественный», čaqraq «лысый, плешивый», jumraq «мягкий, гибкий» и др. Начальный компонент -р//-ра//-ры этого сложного аффикса употребляется и в функции форманта, образующего наречия. Ср.: древнетюрк: tekil «целиком, весь» ~ tegira // tegra «окрестность», древнетюрк. bükri ~ каз. бүкір «горбатый», древнетюрк. buγrїl «наполненный бурдюк, неровности на бурдюке», büktir «каменистая горная вершина», каз. бөктер «склон» (рус. бугор) и др.

В древнетюркском языке распространено употребление одного форманта в значении как имени существительного, так и имени прилагательного и наречия. Ср.: asra а) наречие «снизу», б) имя прил.«низкий, подчиненный»; egri а) имя прил. «кривой, ложный», б) имя сущ. «кривизна»; їŋra а) имя прил. «древний, изначальный», б) наречие «сначала». В башкирском диалекте производное слово зәррә употребляется в значении прилагательного «маленький, малюсенький». (Ср.: Хәзер бораңғолай зәррә өйлер йук). В древнетюркском языке зәр означает «золото, серебро» [ДТС, 639]. Слово зәррә здесь сформировано из переносного значения слова зәр, то есть из понимания того, что даже маленький осколок драгоценного камня дорог. Видимо, одного происхождения с ним и казахское слово зәр, которое встречается в составе словосочетаний даусы зәрдей «очень сильный, пронзительный голос», зәредей өкпем жоқ «не имею не малейшей обиды» в казахском литературном языке и говорах.

Приведенные факты указывают на то, что в древнетюркском языке показатели -ра//-ре употреблялись в нескольких значениях, а именно, в значениях имен существительных, прилагательных и наречий. Следовательно, присоединение к древнему тюркскому аффиксу -ра элемента -қ привело к появлению аффикса сравнительной степени, выражающей наличие большей или меньшей степени признака сравниваемых между собой предметов.

Свойство аффикса -р, образующего имена, выражать значение прилагательного, сохранилось в суффиксе -қар, -сар, -мыр. Например, сотқар «драчун», әумесер «придурковатый», қытымыр «привередливый», қазымыр «назойливый» и др.

Аффикс -қар//-ғар, -қыр//-кiр. Относящийся к разряду сложно-составных аффиксов, -қыр//-кер//-ғыр, -гер, -ыр//-ір, в основном, рассматривается в ряду древних непродуктивных аффиксов, образующих производные имена прилагательные из глагольных, а иногда из именных основ. Например, өт-кір «острый», ұт-қыр «содержательный», ұш-қыр «быстрый, резвый», заң-ғар «выдающийся», сот-қар «драчливый» и др., башк. һиз-гер «чувствительный», үт-кер «острый» и др.

В башкирском языке встречается субстантивация производных имен прилагательных, образованных посредством этого аффикса. Ср.: қый-ғыр «резец», һый-ғыр «шест, кол» < һый ~ -шый ~ -шыл «кататься, передвигаться».

В каракалпакском языке аффикс -гъыр//-гир, -къыр//-кир образует производные имена прилагательные со значением субъекта, склонного к осуществлению определенных действий, а также постоянного качества, свойства, характерного для определенного предмета, субъекта действия (бил-гир «знающий», ал-гъыр «хваткий», тап-къыр «находчивый»), а его вариант -ыр//-ир образует имена существительные, выражающие результат деятельности, действия: юй-ир «стадо», тюй-ир «крошка, крупица», бюк-ир «горбун», шыкъ-ыр «ролик, блок». Варианты этого аффикса с широкими гласными -гъыр //-гер, къар // -кер, -ар//-ер участвуют в создании имен существительных, прилагательных, схожих с причастиями и выражающих склонность к осуществлению определенного действия, а с функциональной стороны – атрибутивно-определительные отношения. Однако формы, образованные посредством этих аффиксов, в любом из тюркских языках довольно редки. К примеру, употребляемые в каракалпакском языке в качестве имени существительного производные формы аскъар «кульминационный пункт», шабар «курьер, гонец» в казахском языке функционируют в роли прилагательного (асқар тау – «высокая гора») или причастия (ат шабар жер «расстояние»), а существительное жанар может употребляться только в сочетании со словом көз «глаз» (көз жанар «глаза»). Это, в свою очередь, доказывает, что категория причастия, которая в современных тюркских языках относится к глагольной категории, и по форме и по содержанию близка к именным категориям, а именно, аффиксы причастия (-ар//-ер, -ған//-ген) имеют общее происхождение с аффиксами именных частей речи. Ибо сейчас показатель -ыр в качестве субстантивного форманта встречается в составе устойчивых сочетаний, отвечающих на вопрос имени существительного: көз жанар, атқа мінер, көз көрген, алты атар, ат шабар и др. Н.А. Баскаков считает эту форму причастия результатом фонетического развития древнейших вариантов -гъыр//-гир, -гъур//-гюр, -къыр//-кир, -къур//-кюр и -гъар//-гер, -къар//-кер в новейшие варианты причастия с формантами -ыр//-ир, -ур/-юр, -ар//-ер, -р [43, 392].

Кроме того, семантическое и формальное соответствие древних аффиксов – гъын//-гъин, -къын//-кин, гъун//-гюн, -къун//-юн и -гъан//-ген, -къан//-кен, образующих отглагольные имена, аффиксу причастия прошедшего времени -гъан//-ген стало основой для развития в туркменском языке формы причастия на -ан//-ен [43, 400]. Э.В. Севорятян рассматривает суффиксы -ғар, -қар//-қыр//-кір отдельно от аффикса -ар [29, 251], Ф.А. Ганиев подвергает сомнению единство происхождения аффиксов татарского языка -ғыр//-гір и -ғар//-гер и рассматривает их в ряду мертвых аффиксов: тат. айғыр «конь-самец», ычкыр «подпояска», яңгыр «дождь», эңгір «сумерки», кучкар «баран», өлкер «плеяды» [93, 113].

По нашему мнению, показатели -ғар//-ғыр в тюркских языках могли иметь два способа формирования: Это

1) группа аффиксов, образованных посредством присоединения аффикса -р к показателям -қы//-кі//-ғі, -гі, -қа//-ке;

2) форма -қар//-ғар//-ғыр, образованная посредством грамматикализации самостоятельного слова ер «мужчина».

К примеру, если к первой группе можно отнести слова алғыр «хваткий», өткір «острый», заңғар «высокий, громадный», сотқар «забияка», асқар «высокий, недоступный», то ко второй относятся слова со значением «мужского начала»: айғыр «конь-самец», қош-қар «баран-самец» и др.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074