Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

3.3.6. Аффиксальное формирование общетюркского показателя –м

Форманты -ма и –ым являются различными вариантами одного аффикса, что доказывается их параллельным употреблением, взаимозаменяемостью в языке. Ср.: сілтем «ссылка» – сілтеме (жер) < сілте «ссылаться», қатта-м ~ қатта-ма «слоеный», байлам «заключение»~ байлама «узел» < байла «завязывать», айырым «разность» – айырма (диал. айырмаш) «разделять».

Древний тюркский формант –м //-ым -ім участвовал в образовании имен существительных и прилагательных. К примеру, в образовании производных слов с предметным значением: barїm «домашний скот», batїm «глубина», bїčїm «отрезок», ekim//ekin «посев», jїγїm // jїγїn «сбор, куча», kedim «одежда», körüm «взгляд, точка зрения», öpüm «глоток», örläm «подниматься, возвышаться», tegim «часть» и др. Присоединяясь к имени существительному, придавал значение уменьшительности.: torum «верблюжонок» (каз. тоқты-торым «мелкий скот»), образовывал производные формы с качественной семантикой: qonїm «родственный, близкий», talїm «хищный» и др.

Общетюркский элемент -м//-ым//-ім вошел в состав форманта -ғам, -дам. Ср.: башк. (диал.) талым – каз. талғам «вкус», древнетюрк. имена сущ.: erdäm «героизм, талант» (< er «герой»), в составе имен сущ. и прил. birdäm ~ birtäm: сущ. – «бірлік» «единство», прил. – «бірге» «вместе»; boγdam: сущ. – «мох», прил. – «замшелый», taγridäm: сущ. – «могущество», прил.– могущественный», в составе имен прил.: ködrüm «избранный», kedrim «равный» и др. С семантической точки зрения формант -ым//-ім имеет самый различный характер. Особо можно отметить употребление в значении меры, величины в сочетании с некоторыми именами существительными и числительными. Например, бір ас-ым ет (ас –«варить»), сүт пісір-ім уақыт (пісір – «варить, кипятить»), ат шаптыр-ым жер (шап-«скакать»), бір ұртта-м су (ұртта- «сделать глоток») и др. Эта особенность семантики указанного аффикса отмечалась в «Грамматике алтайского языка» и в грамматике Ж. Дени. Кроме этого, аффикс -(ы)м выражает результат процесса, объект и место, мотивированность, абстрактные наименования, качество, что указывает на широкий спектр многозначности показателя -ым. Ср.: 1) наименование процесса: алым «дань», білім «знание», тойым «насыщение», тыйым «запрет», ұғым «понятие», өрім «плетение», шешім «решение» шығым «расход», өлім «смерть» и др.; 2) названия орудия, конкретных предметов: киім (древнетюрк. кädim, ДТС. 392) «одежда», жем «корм»; 3) названия понятий, связанных с местом расположения: күзем «осенняя стрижка овец», жайылым «пастбище», бөлім «отдел» и др.; 4) название меры, величины: жарым «половина», кесім «отрезок», сауым «удой», көз көрім «недалеко», жұтым «один глоток», шөкім «щепотка, горсть» и др.; 5) значения собирательности-множественности, количества: үшем «тройня», төртем «четверня»; 6) встречается употребление в древнетюркском языке в функции образования слова со значением прилагательного: artum «преувеличенный» < art «увеличиваться», ödrüm «избранный» [90, 405].

В некоторых словах наблюдается отдаление от исходного значения основы и даже расхождение с ним. Например, слово (бір) тұтам < «тұт», которое в древнетюркском означало «держать» (держать рукой); современное его значение – «одна связка, один пучок».

В древнетюркском языке формант -ма//-ме – один из вариантов показателя -м//-ым//-ім – встречается в качестве суффикса, образующего имена существительные, прилагательные, наречия, например, в составе следующих слов: существительные: kesmä «ком», «бөлік» «часть», tizmä «перечень, список», tügmä «пуговица», каз. (диал.) шаппа «перочинный нож», шалма – «шарф», прилагательные: tegirma «круглый», bisma «сжатый, скошенный», наречия: barma jїl «в прошлом году» < bar «ходить» и др. Позже из форм имени действия развились формы причастия, а затем – и глагольные категории.

В казахском языке формант -ым//-ім относится к продуктивным и, выражая наименование процесса, близок по семантике к аффиксам -ыш//-іш, -ма//-ме. Образуя, в основном, отглагольные имена, этот формант и в древний период был продуктивным.

Аффикс -мақ, -мек. Формант -мақ в функции аффикса, образующего отглагольные имена и глаголы будущего времени, участвует в создании наименований предметов с самым различным значением. Т. Талипов считает, что аффикс имени действия современного казахского языка -мақ образован посредством соединения -м с окончанием дательного падежа -қа, то есть современный аффикс имени действия -мақ является сокращенным вариантом древнетюркского показателя -мақа. В качестве доказательства ученый приводит примеры из текста поэмы Мухамедияра «Төхфән Мәрдән», относящейся к ХVІ в., а именно, форму инфинитива –маға и окончание имени действия в дательном падеже -мақ (которые несмотря на соответствие значений, употребляются в качестве двух разных единиц). В некоторых говорах современного туркменского языка формы дательного падежа встречаются с формантом -к (ата:к «деду», дүйә:к «верблюду», окама:к «учебе»), показатель -к сохранился также в составе отдельных наречий: бери:к «сюда», анры:к «там» [60, 137].

В казахском языке отглагольных имен существительных, образованных с помошью составных формантов -ма и –кі, немного; в якутском, тувинском, чувашском языках производные имена прилагательные, образованные с помощью указанного аффикса, употребляются чаще. В частности,

1) присоединяясь к глаголам, эти аффиксы образуют названия орудий труда, предметов быта, наименования игр, продуктов питания и др.: қаймақ «сметана», ілмек «крючок», піспек «мутовка (для кумыса»), қармақ «удочка», оймақ «наперсток», шақпақ «огниво», өрмек «паутина», қақпақ «крышка», құймақ «оладьи», жұмбақ «загадка» и др.;

2) имена существительные с абстрактным значением: қыспақ «тиски»;

3) выражают значение места: батпақ «болото», соқпақ «тропинка, дорожка»;

4) образуют производные слова с качественной семантикой: сырмақ «вышитый (о кошме») < сыр, имек «согнутый, кривой» < и, тув. эңмек «имек» < эг «сгибать», қыз-ы-мақ «усердный» < қыз, қыс «усердие» [137, 120], як. көтүмэх «неряшливый, неприятный» [56, 101].

В древнетюркском языке формант –мақ, наряду с выражением семантики субъекта действия, служил для наименования процесса, орудия, обладателя результата действия. М. Кашкари рассматривает формант –маг в качестве масдара, то есть форманта, образующего отглагольные имена [65, 11; 63]. К примеру, ačmaq «голод» [ДТС, 406] < аč «голодать», öлmäk «смерть» < öl «умереть», самак «число» < са – «считать».

Наименование орудия, результата действия: bogmak «пуговица от платья», šišmek «опухоль» [KW, 266, 231]. В киргизском языке формант -маг может употребляться и со значением сходства: каррымак «старообразный» < карры «старец, старый», kekmek (er) «опытный (мужчина)» < keke «труд, трудности» (Ср.: каз. кексе «опытный, бывалый») [95, 295].

В древнетюркских материалах составной формант -мақ//-мек употреблен в значении существительного, прилагательного. К примеру, в роли существительного: bašmaq // bašaq «башмак», čalpaq «грязь», čaqmaq «огниво», čelpäk «гной», qarїmaq «старость», qїzamuq (мед) «краснуха, корь» и др. В функции образования слов со значением прилагательного: kekmäk «опытный», solamuq «левша, леворукий», в значении имени действия: arїmaq «избавление, очищение», ašmaq «увеличение, превышание», bašlamaq «управление», birikmäk «организация, объединение», bitimäk «письмо» и др.

Кроме этого, аффикс встречается в казахских диалектах в составе отдельных производных существительных, прилагательных. Например, каз., башк. (диал.) сущ. боламық ~ быламық «болтушка, каша», прил. үлпек // елпек «пушистый».

В тюркских языках взаимозаменяемость согласных қ и ш в разных позициях (каз. ұрық, азерб. уруч «семя») дает возможность для параллельного употребления морфем -мақ и -маш // -мач. Ср.: каз. тырнауық // тырнауыш, турец. гүдемек // гүдемеж «показатель», узб. буламақ // буламач «болтун» и др.

Встречается несколько слов с формантами -ман//-мен, представляющими собой варианты суффикса -мақ//-мек: sїqman «пора, сезон выжимания виноградного сока», который привносит в имя существительное добавочное значение: kölmän «озерцо, лужа», а в говорах встречается в составе слов со значением прилагательного: шадыман (диал.) ~ көңілді «веселый» (шат-шадыман) и др.

В казахском языке узкий вариант указанного аффикса -мық//-мік может употребляться в качестве форманта, образующего имена, а также в качестве словоизменительного форманта. Ср.: 1) выражает значение результата действия именных основ: быламық «каша» < былға «размешивать», қарамық «разновидность кори», турец. қарамуқ, туркм. гарамык, «оспа», (диал.) ашымық «напиток из муки, пшенной крупы», жаламық «блюдо из молока, сваренного с мукой и сахаром»; 2) присоединяясь к имени прилагательному, выражает семантику ослабления качества: каз. бозамық «беловатый» < боз «бело-серый», жылымық «тепловатый» < жылы «теплый» (прил.); 3) выражает значение прилагательного: башк. теремек < тере «живой»; 4) тат. теремек «шустрый» [93, 185].

Узкий вариант казахского суффикса -мақ//-мек – формант -мық//-мік, который был употребителен в древнетюркском языке, сохранился и в некоторых современных тюркских языках. В отдельных языках он чередуется с формантом -мұқ. Ср.: қаз. қармақ – турец. қармұқ «удочка» и др. В современном казахском языке форманты -мыс//-міс//-мыш,-піш (устар.), присоединяясь к отдельным переходным глаголам, образуют наименования конкретных предметов, а от некоторых непереходных глаголов образуют абстрактные существительные. Например, тарамыс «сухожилие», қылмыс «преступление», жазмыш «судьба», өтеміс «возмещение, компенсация» и др. В казахском языке суффикс -мыш//-мыс, наряду с древним значением названия деятельности, процесса, выражает и субъективную семантику:

1) обозначает название процеса: болмыс «реальность», жазмыш «судьба», тумыш «разновидность лошади»;

2) значение субъекта: тарамыс «сухожилие», тұсамыс «путы», жасамыс «немолодой» (существительное и прилагательное), оймыш (диал.) «узор, орнамент», жеміс «плод», (диал.) құрамыс «лоскутное одеяло», (диал.) жармыш «размалывание кукурузы», гөргеміш «вьюн».

Слово жеміс «плод» относится к разряду древнейших общетюркских образований. Изначально указанное слово обозначало плод, семя (jimiš), значения же «дыня» в азербайджанском, «еда, пища» в узбекском считаются новыми, более поздними образованиями. В киргизском языке жемиш «плод» употребляется с семантикой множественности, собирательности, а в тувинском в значении «семя, сердцевина (ореха)» выражает единичное понятие. Мы видим, что основой для формирования показателей -мыш//-міш, -мыс//-міс стали древние форманты –м и –ш, выражающие семантику собирательности-единичности. А. Наджип отмечает, что в тексте «Хосров-Ширин» встречается семь слов с формантом –мыш, однако ни одно из них не выражает семантику времени. Например, олтурмыш «стул», өлмиш «смерть», сурмиш «гонение, притеснение» и др. В этом памятнике обнаруживается также употребление форманта –мыш в качестве синонима аффиксов действия -ш и -мақ//-мек [138, 71]. Э.В. Севортян отмечает, что древняя, исходная семантика, а именно значение названия процесса форманта –мыш, образующего отглагольные имена, хорошо сохранилась в языках с замедленным развитием языковой структуры (башкирский, чувашский и др.) [29, 348].

Кроме того, указанный аффикс образует имена прилагательные: жасамыс «немолодой», өлміш «умирающий», көнбіс (диал. көмпең < көм// + пең) «закаленный, подчиняемый, тренированный», диал. жылбыс «тонкий, плохой» (о коже), танбыс «узнать» и др. (Формант -біс является вариантом аффикса –міс). В древнетюркском языке: öгmiš «восхваление, похвала» (сущ.), siqtamiš (tamu)»плачущий (ад, геенна)» (прил).

Таким образом, мы становимся свидетелями того, что формант казахского языка -мыш//-міс в древнюю эпоху выполнял функцию аффикса, образующего слова с предметной и качественной семантикой, а также словоизменительного аффикса, образующего форму прошедшего времени глагола. С помощью указанного аффикса образовывались и наречия, о чем свидетельствует структура наречия еміс – еміс.

В качестве наречия слово еміс появилось в результате исторического слияния элементов с противоположными значениями: формой е и формой -міс, выражающего значения сомнения, предположительности. Изменение синтаксической функции привело к преобразованию глагола, передающего характер протекания действия, в наречие, выражающее качество действия. Ср.: древнетюрк. ерміш – словоизменительная форма < среднетюрк. еміш (с). – вспом. глагол, соврем. еміс (-еміс) – форма наречия.

Кроме этого, следы слова ерміш/еміш, которое, будучи сначала самостоятельным, позже превратилось во вспомогательный глагол, мы видим в предположительной частице -мыс/-міс, имеющей статус служебного слова (келіпті-міс от келу «приходить», айтыпты-мыс от айту «говорить», көрген-міс от көру «видеть»). Словосочетания, образованные с помощью этой частицы, придают предложению, в состав которого входят, семантику сомнения, предположения, недостаточности, неуверенности, иронии.

Общетюркский формант -маш (-mis), -мыш с предметной и качественной семантикой встречается в составе слов bekmäs «виноградный сок» < бек «крепкий», Аšmїs «имя собств.», atanmїš «знаменитый», azmїš «заблудший», каз. (диал.) ұялмыш «стыдливый».

Из этого следует вывод: древние форманты имени – имени действия – причастия -ым//-ім,-ма//-ме, -мақ//-мек,-мыш//-міш имеют общее происхождение. В ходе своего развития эти аффиксы подверглись процессу семантического усложнения.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074