Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

3.3.8. Аффиксальное формирование общетюркских показателей -ы и -а

В памятниках письменности древнетюркского языка формант -ы (-і) участвует в создании имени существительного, имени прилагательного, наречия и служебных слов. Например, употребляется в составе

1) имен существительных: ötnü «долг» (< ötün – «просить»), körši «друг» (< körüš «встречаться»), jazї «простор, равнина» (jaz ~ «расправиться»); sekü «высота» (< sek «прыгать»);

2) имен прилагательных: öri «приподнятый, высокий» (öri кöŋli «приподнятое настроение»), talu «избранный, особенный», teši «прожорливый», tolu «полный» (< tol – «наполняться»), tüzü «примерный» (tüz – «приводить в порядок, выстроить в ряд»), ketü «безрукий»;

3) наречий: tukäti «полностью» (tükät «закончить»); örü «выше», uzatu «долго» < uzat понудительный залог от < uza – «длиться»;

4) служебных слов: tegi «до» (< teg «касаться, дойти»).

Кроме того, в казахском литературном языке широко используется и известный юго-западным группам тюркских языков словообразовательный аффикс иранской группы языков -ы//-і. В персидском языке этот аффикс относится к разряду продуктивных аффиксов, образующих имена существительные и прилагательные, однако в казахском языке употребляется только в качестве форманта, образующего имена прилагательные. Среди них есть и аффиксы, заимствованные вместе с корнем из арабо-персидских языков, которые подверглись изменению в соответствии с фонетическими особенностями казахского языка. Этот заимствованный элемент образует имена прилагательные посредством присоединения к древним тюркским словам (именам существительным и прилагательным): бидайы (өңді) «пшеничного цвета» < бидай «пшеница», қырмызы «красный, алый шелк», алтайы «алтайская красная лиса», түрікпені (жылқы) «туркменская лошадь», тағы (адам) «дикий (человек)», қазақы (киім) «казахская (одежда») и др. К. Жубанов считает этот аффикс персидским нисбетом (-і), который является аффиксом персидского языка -і(-и), образующим относительные прилагательные. Формант персидского языка –и подвергся в казахском языке звуковым изменениям и превратился в формант -ы//-і. Например, Науайы – Науаи < науа «мелодичный», құдайы < құдай «бог» и др. [11, 414-415].

В казахском языке наблюдается употребление форманта -ы//-і в двух направлениях:

1) слова с персидским нисбетом, заимствованные без изменений посредством письменного языка: тарихи «исторический», саяси «политический», дін «религиозный», Қашқари «Кашгарский», мәдени «культурный», табиғи «природный» и др.;

2) относительные имена прилагательные, звуковая форма которых подверглась изменениям в соответствии с казахским просторечным произношением: қазақы «казахский», естекі «ослиный», тағы «дикий, нелюдимый», түркі «тюркский», арабы «арабский» и др.

Встречается также субстантивация относительных имен прилагательных с формантом -ы и их превращение в наименования определенных предметов, продукции: шыны < қытайлық «китаец» (чин «Китай»), былғары < бұлғарлық «булгарин» (страна Булгар).

Этот заимствованный аффикс (-ы//-і) внешне схож и составляет омонимичную группу с суффиксом -ы//-і, который образует отглагольные имена прилагательные и берет свое происхождение от форманта ығ//-ік.

С. Исаев отмечает, что персидский нисбет –и употребляется в научном, официальном, газетном жанрах и выражает значение отношения к местопребыванию, местожительству. В основном, употребляется, присоединяясь к словам, обозначающим народ, этнос, место, местожительство [26, 173].

В древнетюркских памятниках письменности тюркский формант -ай//-ей, -й находит применение в качестве суффикса, образующего имена существительные и прилагательные, а также словообразовательного элемента со значением уменьшительности-ласкательности. Ср.: в составе имен существительных: древнетюрк. umaj «лоно матери» < uma тибет. «мать», каз. (диал.) тұқай «копыто»; в составе имен прилагательных: древнетюрк. oηaj «легкий» < oηa «легко», ögäj: ogaγ aqa «приемный старший брат»), каз. (диал.) биігей «высокий», каз. (литер.) дүлей «свирепый, злой» и др.

В древнетюркском и в казахском литературном языке и говорах элементы -а/-ә, -ы/-і, -й употребляются в качестве формантов, образующих имена существительные, прилагательные, наречия. Ср.: в названиях предметов, понятий, а также в роли имени прилагательного: древнетюрк. ögä: 1) «мудрый», 2) «титул, звание»; имя существительное: uva «название еды» < uv «измельчить», имя прилагательное: qurta 1) «старуха» < qurt: 2) «высохший»; башк. (диал.) бәркә «прочный, плотный», наречие: jana «снова, опять» < jan «возвращаться», в составе служебного слова: tapa «по направлению» (< tap – «находить»).

Аффикс -а//-е, который в древнюю эпоху, а именно в период дифференциации именных частей речи и глаголов активно употреблялся в образовании отыменных глаголов, позже превратился в устаревший и непродуктивный формант. В современном казахском языке словообразовательный потенциал указанного аффикса очень незначителен. В основном, аффикс сохранился в мертвых основах. Ж. Манкеева называет 69 производных глаголов, образованных с помощью аффикса -а//-е: тона «грабить», түзе «править», күре «разгребать», құла «падать» и проч. [140, 42]. Э.В. Севортян отмечает, что в тюркских языках основным источником образования глаголов, наряду с показателями -ла//-ле, были и аффиксы -а//-е, однако указанные форманты были вытеснены формантом -ла, имеющим одинаковую функциональную нагрузку [29, 242]. Аффикс -ы//-і, который образует глаголы и встречается в современных производных основах, неделимых на корень и аффикс, является узким вариантом форманта -а/-е: ары «избавляться», жасы «размягчаться», айны «передумывать», бекі «укрепляться» и др.

Таким образом, рассмотрев историю формирования аффиксальных показателей тюркских языков, мы выяснили два источника их происхождения. Мы выявили, что в современных тюркских языках и, в том числе в казахском языке, аффиксы уменьшительности-ласкательности -шақ//-шек, -шық//-шік, -ша//-ше, -ш, -қан//-кен связаны с самостоятельными словами, а также то, что большинство словообразовательных (образующих имена существительные, прилагательные, числительные, имя действия) и словоизменительных аффиксов берут свое начало от показателей множественности л, т, ш, қ, н, р.

Словообразовательные и словоизменительные аффиксы связаны между собой так же, как бывают в определенной степени связаны друг с другом в процессе своего фонетического и семантического развития слова любого языка. Как в словарном составе языка существуют гнезда слов, близких по своей семантике и фонетическому выражению, так и в системе словообразовательных и словоизменительных аффиксов существуют аффиксальные гнезда близких по грамматическому значению и звуковому оформлению аффиксов. Поэтому для выявления генезиса любого аффикса необходимо сравнение их не только с близкими формантами, но и с показателями, имеющими внешнее сходство фонетического облика и грамматического значения как в казахском, так и в других родственных языках. Только в этом случае можно прийти к какому-то определенному заключению.

 


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074