Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

4.1.1. Семантическая дифференциация

В образцах казахской устной литературы и в говорах широко употребляется усеченный вариант форманта –лық – аффикс -лы: Сен де бір жүрген ер, – деді, қағысалы кел! – деді («Ер Тарғын»). (Здесь форма қағысалы употреблена вместо қағысалық «давай сразимся»). С. Аманжолов отмечает, что в западных говорах вместо аффикса прошедшего времени в форме 3-го лица глагола присоединяется формант -улы//-улі, в то время как представитель других диалектов может понять его как форму будущего времени, хотя она выражает значение прошедшего времени: барулы – бар-ды «ушел, уехал»: Омар Москва барулы. «Омар уехал в Москву» [67, 404].

В западном диалекте встречается употребление аффикса -лы//-лі после суффиксов деепричастия -а, -е вместо аффикса повелительного наклонения литературного языка -йық//-иік. Например, Ертең тағы сөйлеселі «Завтра еще поговорим» (Манг.). Оған жақсылап айталы «Хорошенько ему скажи» (ккалп.). Ертең осы үйде болалы «Будь завтра в этом доме» (туркм.). П.М. Мелиоранский относит глаголы с формантом -лық//-лік к категории желательного наклонения и отмечает, что иногда они употребляются в форме -лы//-лі без согласных -қ//-к [57, 182]. Подобные формы глагола (с лы//-лі) мы встречаем в орхоно-енисейских памятниках. Ср.: орхоно-енис. – baralym «попросим, поговорим», в Кодексе Куманикус ajїtali «скажи», соврем. турец. алым, туркм. алы и др.

В.А. Гордлевский пишет, что показатель -лы//-лі сформирован из древнего суффикса, образующего имена прилагательные, А.Н. Кононов полагает, что формант –алы является показателем желательного наклонения –ғай > а + лың > -алың > лы; по Н.А. Баскакову, он образован путем усечения формантов -ғай > ай > а + лық > алық > алы. В. Котвич поддерживает точку зрения А.Н. Кононова и Н.А. Баскакова по поводу происхождения форманта -а из элемента -ғай, однако относительно происхождения аффикса -лық высказывает двойственную точку зрения. По мнению ученого, показатель -лық, общий для алтайских языков, сформировался из показателя -л, сохранившегося в качестве окончания собирательности-множественности, а его употребление в форме –лы могло возникнуть в результате утраты звука қ в составе аффикса -лық либо перемещения звука -ы из соседнего аффикса к элементу -л (переразложение) [150, 151; 43, 449-450; 6, 262-265]. Как бы то ни было, в семантике элемента лы//-лі, входящего в состав аффиксов -алы // -ғалы // -улы, отчетливо ощущаются следы древнего аффикса, образующего имена.

Таким образом, варианты -ды//-ді, -ты//-ті аффиксов -лы//-лі, -ды/-ді, -ты/-ті, обозначающих субъект действия, в современных тюркских языках сохранились и употребляются в качестве формантов прошедшего времени, а его древний вариант -лы//-лі сохранился только в текстах произведений казахского эпоса и в диалектах.

М. Кашкари считает, что основой для формирования древнетюркского показателя -gaчы (-ушы) со значением субъекта действия, стал суффикс прошедшего времени -ды. Ср.: барды < бардачы «тот, кто пошел», турды < турдачы «тот, кто стоит, стоящий» [65, 108].

Аффикс -ды//-ді, образующий форму прошедшего времени глагола, был древним формантом с именной семантикой, о чем свидетельствует специфика употребления в казахских говорах Республики Каракалпакстан окончаний множественного числа -лар//-лер, которые присоединяются не только к именам существительным, но и к формам прошедшего времени с указанным аффиксом -ды//-ді//-ті. Ср.: (кеттілер – кетті) «(они) ушли», бардылар – барды «(они) пошли»). Эта особенность присуща также узбекскому и туркменскому языкам.

Это связано и с происхождением сложных в структурном отношении формантов -малы//-мелі, -палы//-пелі, образующих производные имена прилагательные. В говорах казахов, проживающих в Туркменистане, суффикс –малы употребляется в функции сказуемого, то есть с позиции литературного языка, – в роли сложного сказуемого, а если быть еще более точным, глагол с аффиксом -у в сочетании с модальными словами керек, тиіс выполняет предикативную функцию [98, 135]. Например, Ол сол ауданнан товар алмалы «Он взял товар в том районе». В языке казахов и уйгуров Туркменистана форманты -малы//-мелі употребляются вместо показателей -мақ//-мек, -мақшы//-мекші, образующих будущее время цели. В туркменском языке подобные форманты глагола называются «глагольной формой долженствования» и рассматриваются в качестве глагольных аффиксов. Этот аффикс считается присущим огузским языкам, однако встречается в некоторых говорах чувашского и татарского языка.

В тюркологии существуют различные точки зрения относительно происхождения указанных аффиксов. Туркменские ученые считают формант –ма суффиксом, образующим отглагольные имена, а формант –лы – суффиксом, образующим имена прилагательные от существительных, в то время как другие ученые полагают, что аффикс образован в результате сложения формантов -мақ//-мек и -лы//-лі. В. Котвич считает, что в тюркских языках как первоначальные форманты -шақ, -лығ сократились до формы -ша, -лы, так и инфинитивная форма -мақ//-мек была редуцирована в -ма//-ме [6, 113]. Нельзя отрицать ни одну из приведенных выше точек зрения. Употребление в современном казахском литературном языке аффикса –малы в качестве аффикса, образующего имена прилагательные, а в говорах и в огузской группе языков – в качестве форманта, свойственного глагольным формам, доказывает, что в древнюю эпоху они были синкретичными аффиксами, выражавшими параллельно как именную, так и и глагольную семантику (-ма и -лы). Это подтверждают и производные имена существительные казахского языка: ілме // ілмек «крючок», жарма // жармақ «толокно», құйма (құлақ) «понятливый, смышленый»
// құймақ «оладьи», каз. (диал.) ашымақ // ащы айран, құрт «кислый айран или сухой сырок из него», отырмақ «развлекательный вечер, вечеринка» и др.

Кроме того, справедливыми являются обе точки зрения о формировании аффикса -малы из составных суффиксов -малы (-ма + лы) или –мақ + лы. Ибо если в основе аффиксов -малы и –мақ находится первоначальный формант –ма, то и элементы -лы и -қ являются грамматическими показателями, которые из формантов именной семантики перешли к функции форманта имени действия, а затем приобрели функцию форманта глагольной категории.

А. Нурмагамбетов считает, что суффикс -малы имеет позднее происхождение. По его мнению, даже в шежире Абилгазы, не говоря уже о древних письменных памятниках, глагольные формы долженствования были образованы не посредством суффиксов -малы, -мелі, а синтаксическим способом. Например, Андак ajтmäk käräk «Надо говорить так». Турклäргä туркана аjтмäк кäрäк. «С тюрками надо разговаривать по-тюркски». [98, 156; 150, 152].

М Кашкари в своем труде говорит о том, что сложный формант -ығлы/-іглі выражает цель действия, которое намеревается осуществить субъект действия: Мән сәңә барығлымән «Я шел (хотел идти) к тебе». Ол мунда туруғлы ол «Он здесь живет». Иногда формант заменяется элементом -ғы/-гі. Ср.: Ол мәңә кәліглі турур «Он должен был прийти ко мне» Ол мәңә тавар берiглі «Он должен был дать мне товар» [65, 115].

Употребление форм на -улы в современных говорах вместо форм изъявительного наклонения, образуемых в казахском литературном языке с помощью соответствующих личных окончаний причастия прошедшего времени на -ған//-ген, глагола очевидного прошедшего времени на -ды//-ді, деепричастия на ып//-іп//-п, а также употребление в роли сказуемого форм с суффиксом -у вместо форм местного падежа, свидетельствует об отсутствии его семантической дифференциации в древнюю эпоху. Это указывает на сохранение в говорах реликтов многозначного и многофункционального показателя -ығлы (позже -улы), образованного в результате сложения древних аффиксов -ық//-ығ + -лы//-лі. Ср.: Махамбет батыр саржа тартуға өте шебер болулы (болулы «был»). Бәрі де телміріп, төніп қалулы (қалулы «остались»). Бірақ доктыр оған ауруың жоқ деулі (деулі «сказал»). Веттехник Полатбеков қатты сасулы (сасулы «растерялся»). Можно увидеть, что указанный аффикс и в языке древних памятников употреблялся в различных значениях. Приведенные выше материалы свидетельствуют о том, что в древний период развития языка существовали имена действия с аффиксом -ыл, -іл. Формант имени действия -л, осложняясь близкими по семантике аффиксами -ма, -қы, -ық, употреблялся для наименования действия. Например, древнетюрк. бышғыл «резаный, нож», каз. өткел «брод», шабуыл «нападение», ызылты «скромный» и др. Ж. Дени и Э. Севортян указывают, что аффикс -ылты содержит в себе семантику повторения определенного шума и семантику устойчивости [72, 43; 4, 305]. Такое значение в казахском языке свойственно аффиксу –л, образующему имена существительные от звукоподражательных слов. Например, діріл «дрожание», қарқыл «каркание», жалтыл «блеск» и др. Таким образом, широкое употребление показателя -л в функции называния процесса, действия показывает, что это значение было передано ему от древнего причастия, ибо только значению причастия присуща способность выражать устойчивый результат устойчивой деятельности.

Мы обнаружили также, что форманты причастия не только оказали влияние на формирование залоговых суффиксов, но и выполняли ранее функцию залоговых категорий. А. Щербак отмечает, что форманты -ық//-ік, -сық//-сік, -туқ//-түк, -сув употреблялись в функции страдательного залога [107, 166]. Например, у М. Кашкари: ол таварын алсықты «его товар был взят, изъят» // ол тауарынан айрылды «он лишился товара», санчікті «шаншылды» «был исколот». К. Брокельман также выявляет семантику страдательного залога в аффиксах, образующих имена прилагательные: айырык «лишенный», бузук «испорченный» и др. Значит, форманты древнего причастия -дық, -дік, -шық, -шік образованы в результате объединения древних показателей -ды, -ді, -шы, -ші, перешедших к функции причастия, и показателя имени действия –қ. Форманты имени действия мы видим и в составе аффиксов, образующих средневозвратный залог. Мы считаем, что аффикс среднего залога возник под влиянием форманта имени действия -с, сформированного на основе древнего показателя собирательности и множественности. Например, каз. жолдас «спутник, товарищ», айтыс «поэтическое состязание», күрес «борьба», древнетюрк. евдаш «жена-супруга».

Таким образом, приведенные факты еще раз доказывают, что древние форманты причастия -дуқ/-дүк, -дық/-дік, инфинитива -мақ/-мек, именные аффиксы, аффиксы -лық/-лік, -лығ/-ліг, -шақ/-шек, -сақ/-сек, -шық/-шік и др.- все они являются производными, сложными формантами, образованными в результате объединения двух формантов.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074