Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

5.1.2. Формально-семантическая дифференциация показателя множественности

Тюркский аффикс -лар прошел сложный и многоступенчатый путь исторического развития. В пратюркскую эпоху аффикс множественности состоял из одного простого показателя, о чем свидетельствуют аффиксы множественности тюркских языков -з, -қ (алың-ыз «берите», барса-қ «если пойдем») и показатели множественности -л, -р, – с, которые присоединяются к глаголам в тунгусском и монгольском языках (эвенк. мури-р «кони», адел-ил «сети»).

В тюркских языках формант множественности, объединившись с корнем -з/с (аты-ңы-з «ваш конь», бара-сы-з «пойдете»), либо сократился (бі-з, сі-з), либо усложнился.

В. Псянчин говорит о том, что в древнетюркскую эпоху показатели множественности были в форме kada-l, ura + l/üräl «горы», at-a-l «кони», позже утратили семантику множественности и стали восприниматься в качестве корня [68.36].

Форманты множественности -ла//-ле употреблялись и после разложения общетюркской эпохи. Как отмечает А. Ализаде, в памятниках письменности ХІV-ХІХ вв. иногда встречается употребление окончания множественного числа и в форме -ла//-ле. Позже аффикс -ла лишился своей функции множественного числа, и к нему стал присоединяться показатель множественности -р [143, 20].

Пратюркский показатель -ла//-ле только в карачаево-балкарском, уйгурском и кумыкском языках сохранил свое значению и функцию, следы древнего употребления -ла//-ле обнаруживаются также в отдельных диалектах и топонимах других тюркских языков (в кумыкском, уйгурском, узбекском языках). Ср.: карач.-балк. адам-ла «люди», юй-ле «дома», терек-ле «тополя». В кумыкском языке в именительном падеже употребляется в форме –лар, а в пространственных падежах – в форме -ла: jyl/lar (основной падеж) «годы», jyl/la/ny (родительный падеж) «годов», jyl/la/γa (дательный падеж)»годам» и др.

Древний формант множественности –ла сохранился в башкирских географических наименованиях: oδon kyrla «протяженные холмы». В древнетюркском словаре слово kyr (қыр) дано в значении «гора» [КТС, 445].

Следовательно, показатель множественности –ла относится к древним формантам, а –лар является результатом позднейшего развития. Общность происхождения общетюркского показателя -ла//-ле и элемента собирательности-множественности -л доказывают факты марийского языка, принадлежащего к угро-финским языкам. Ср.: мар. (горн.) kožla «ельниковый, имеющий много елей» < kož «ель», šapkila «осиновый, имеющий много осин» < šapkі «осина» и др.

Б.А. Серебренников видит причину усложнения окончания множественного числа –ла путем присоединения показателя -р в необходимости отличать его от омонимичного аффикса –ла совместного падежа, существовавшего в то время. Однако многие ученые считают, что совместный падеж появился позднее форманта множественного числа -лар. Они считают, что форма совместного (или инструментального) падежа была образована путем объединения слова с основой ila/la/birla и послелога [81, 84-85]. В действительности, несмотря на то, что форма совместного падежа появилась в качестве одной из падежных форм достаточно поздно, доказательством того, что послелог -la развился из аффикса, объединяющего значения множественности и собирательности -л(а), является семантическое сходство между ними. Общим для них обоих является выражение совместности, отношения к предмету или явлению двух и более человек, предметов, а также значения множественности. Эту семантическую группу можно обнаружить в казахском языке в составе союза мен//пен, образованного из послелога бірлә, в окончании творительного падежа -мен//-бен //-пен, а также в форманте -лы//-лі, образующем имена прилагательные. Ср.: каз. ағалы-інілі < ағасы мен інісі «старший и младший братья», таулы-тасты < тауы да, тасы да бар (мол) «(много) гор и камней» и др. В них переплетаются отношения совместности, собирательности, относительности.

Древний характер совместного падежа тюркских языков подтверждается его полной утратой во многих языках, а также заменой его формой творительного падежа или послелогом. О том, что совместный падеж употреблялся в пратюркских, рунических, древнеуйгурских памятниках, свидетельствуют отдельные примеры. Ср.: пратюркский язык: -la ~ li (-ла ~ -лы), -lan, рун. -la (в роли послелога), -la... -li (соединительный аффикс), древний уйгуро-кыпчаский язык: -la, -lan (в роли послелога), -li...-li (соединительный аффикс).

Эти факты свидетельствуют, что из первоначального аффикса –ла со значением собирательности-множественности выделился аффикс, соединяющий одно слов с другим, с семантикой совместности, общности, собирательности; позже в результате объединения этого форманта с самостоятельным словом бір, выполнявшим функцию посредника между двумя словами, появился послелог. Приведенные выше примеры доказывают родство словообразовательного аффикса -лы/-лі, образующего в современных тюркских языках имена прилагательные, окончания множественного числа -ла (-р) и древних аффиксов-послелогов со значением совместности.

Кроме этого, показатель множественности –л встречается в тюркских языках 1) в составе аффиксов собирательности-коллективности -лақ/-лек (< -л//-д/т, + қ/-к), в казахском языке (-дақ, -дек, -тақ, -тек)> множественного числа (құм-лақ // құмдақ, мұзлақ // мұздақ); 2) в составе аффиксов -лан/-лен, -дан//-ден, которые в некоторых тюркских языках образуют собирательные имена числительные; 3) в составе суффиксов, образующих имена числительные с семантикой приблизительности (каз. жүздеп «сотнями», елулеп «пятидесятками, по пятьдесят»); 4) в составе окончаний совместного падежа (комитатива) -ла/-ле.

О. Прицак в числе древних показателей собирательности, наряду с форматами -lar, -t, -an, -gün > -qїn – γan называет и показатель -lan (-лан): ars-lan «лев». Г. Рамстедт говорил о том, что аффикс -lan обозначает субъект действия, обладающий определенным качеством [32, 216]. К примеру, тунг. dukulan, монг. agulan, taulan; турец. qablan, «леопард», syrtlan «волкодав», arslan «лев» и др. Мы не отрицаем также наличия исторической связи между формантами -ла//-та, которые используются в составе слов-наименований зверей (арыс-тан «лев», қабы-лан «леопард», сырт-тан «волкодав», ар-лан «матерый волк»), и древними показателями собирательности-множественности -л, -т. Кроме того, обнаруживаем ее в семантике увеличительности, порожденной понятиями множественности и группирования.

В отдельных тюркских языках аффикс -лақ/-лек употребляется и в значении уменьшительности (ср.: тай-лақ «верблюжонок» қыз-а-лақ «девчушка»). А.Н. Кононов рассматривает их в качестве омоаффиксов.

Б.А. Серебренников связывает происхождение аффиксов уменьшительности-ласкательности с показателями множественности – собирательности. По мнению ученого, показатель -л со значением собирательности-коллективности состоит из семантики собирательности, совместности и показателя множественности -қ/-к: тас-тақ «каменистый», құм-дақ «песчаный», древнетюрк. ašlaq «еда, пища» [ДТС, 63], at-laq «кони, лошади» їt-laq «стая собак» [ДТС, 67], öδ-läk «время» [ДТС, 377], bilge-leg(к) «знатоки» и др. [МК, 158].

По мнению О. Прицак, этот формант -лық//-лік собирательности-множественности можно обнаружить в составе наименований многих тюркских племен: қар-лық «карлуки», ыт-лық «ытлуки» и др.

Р. Тенишев считает, что формант -laqa/-leke может быть усеченным вариантом форманта -lar-qa/-ler-ke и для доказательства своей гипотезы привлекает примеры различного употребления слова їslarqa (ІІ, 53) – їslaqa (ІІ, 54) в «Словаре тюркских языков». Если отделить окончания дательного падежа -қа//-ке, то начальный элемент аффиксов -лар, -ла, -лақ восходит по происхождению к показателю множественности-собирательности-совместности –л, а элементы -р, -қ являются формантами с дополнительной семантикой собирательности-коллективности. Иногда аффикс -лақ//-лек, утратив конечный согласный звук (-ла//-ле), образует имена, обозначающие семантику собирательности, изобилия: тас-ты//тас-тақ «обилие камней», су-лы//су-лақ «обилие воды», құм-ды//құм-дақ «обилие песка» и др. В этом плане семантическое сближение форманта –лы с производными формантами, выражающими семантику места, как отмечалось выше, доказывает их генетическую общность.

Варианты -лық//-лік, -лұқ//-лүк указанного форманта образуют также имена со значением обилия, собирательности: каз. алмалық // алмасы мол жер «место, где много яблок», сулық // сулы жер «водное место, место, где много воды», отындық//отыны мол «много дров», турец. qumluq «песчаный, много песка» и др.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074