Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ВВЕДЕНИЕ

Изучение медицинской экспертизы и ее роли в организации структурированного информационного обмена между различными общественными институтами (межинституционального диалога) можно считать одной из перспективных областей общественных наук. Так, медицинских экспертов можно рассматривать как отдельную профессионально-ролевую группу и как специальность, отличающуюся от остальных медицинских специальностей рядом специфических целей и задач (1).

Необходимо отметить, что система социального обеспечения является одной из важнейших потребителей медицинской экспертизы и, следовательно, наиболее заметным участником опосредованного экспертизой межинституционального диалога. Именно в этой области наиболее отчетливо прослеживается специфика медицинской экспертизы, как медицинской деятельности, объектом которой является индивид, но результаты которой являются основой для диалога таких институтов, как система здравоохранения и система социального обеспечения.

Однако целенаправленное совершенствование механизмов межинституционального диалога с участием медицины, как социального института–провайдера компетенций, невозможно при отсутствии целостной концепции такого диалога, основанной на конкретных медико-социологических данных и предполагающей квантитативные подходы ко всем уровням и элементам такого диалога. Практическая потребность в разработке такой концепции, наряду с отсутствием в доступной литературе работ подобной направленности, определяет актуальность данной работы.

С понятием об экспертах и экспертизе в доступной литературе связан довольно обширный корпус источников. Однако их анализ выявляет значительную смысловую неопределенность при анализе понятий об экспертах и экспертизе. Так, экспертами могут называться как наиболее квалифицированные специалисты в какой-либо области, так и лица, частью профессиональной роли которых является экспорт профессиональных компетенций в существенно отличную профессионально-институцональную среду. Экспертизой при этом может именоваться как простой факт признания высокого профессионального статуса специалиста, так процесс межинституционального диалога, связанного с экспортом и импортом профессиональных компетенций.

Нет недостатка в работах, посвященных исследованию феномена экспертов и экспертизы в их первых, профессионально-иерархических значениях. В этой области можно найти большое количество исследований, посвященных когнитивной психологии экспертов, их профессиональному статусу, производительности их труда и т.д. (2).

Нет недостатка и в литературе, посвященной профессиональным вопросам медицинской экспертизы, ее нормативно-правовому и административному статусу в нашей стране (3).

В то же время можно отметить гораздо меньшее количество работ, посвященных экспертам и экспертизе во вторых, социологических смыслах этих понятий. Можно назвать только три инициативных исследования, посвященных данной проблеме – это диссертационные исследования Е.А. Андрияновой (4) и А.Э. Поплавского (5), в которых отражены социально- и профессионально-ролевые характеристики экспертов. Но пока отсутствуют работы, предлагающие социологическую классификацию экспертиз в сфере медицины, рассматривающие медицинскую экспертизу как социальное взаимодействие экспертов и потребителей результатов экспертизы.

Целью исследования нашей работы является разработка комплексной социологической характеристики профессиональной роли врачей – экспертов в поле межинституционального взаимодействия с потребителями услуг медико-социальной экспертизы и дача рекомендаций по оптимизации их взаимодействия.

Наличие комплексного социологического портрета профессионально-ролевой группы медицинских экспертов является необходимым условием создания комплексной классификации медицинской экспертизы, как акта межинституционального диалога.

Одним из наиболее заметных партнеров медицины в таком межинституциональном диалоге можно назвать медико-социальную службу. Как известно, медико-социальная служба является социальным институтом, который ставит своей целью не только профилактику болезней, обусловленных поведенческими и социальными факторами, но и уход за лицами с ограниченным или минимальным уровнем качества жизни, помощь в социальной адаптации и реабилитации лиц с ограниченными возможностями и лиц, перенесших серьезные заболевания. Такой широкий спектр деятельности предполагает затрату существенного объема материальных и нематериальных ресурсов.

Поэтому для эффективного функционирования медико-социальной службы непременным условием является формализованный алгоритм определения состава групп нуждающихся в помощи этой службы. Кроме того, медико-социальный работник должен обладать знаниями об объемах социальных гарантий патронируемых им лиц, которые также определяются с использованием экспортированных из области медицинской экспертизы компетенций.

Изложенные выше соображения заставляют признать необходимыми и актуальными исследования, посвященные комплексной оценке особенностей профессиональной роли медицинских экспертов в контексте их взаимодействия со службой социальной защиты.

В монографии авторами впервые разработан социальный портрет врача-эксперта как экспортера медицинских компетенций для службы социальной защиты, и предложены рекомендации по оптимизации отношений врачей-экспертов и социальных работников в поле межинституционального взаимодействия.

По результатам проведенного медико-социологического исследования впервые описаны ролевые диспозиции профессиональных медицинских экспертов с последующим анализом имеющихся различий между ними и врачами других специальностей.

Авторы доказали, что удовлетворенность социальных служб результатами медицинской экспертизы по нескольким параметрам зависит от специфики профессиональной роли врача-эксперта, и определили эти параметры, а также разработали оригинальную трехуровневую классификацию медицинской экспертизы, на основе которой сформулирован алгоритм назначения медико-социальных экспертиз.

Основные положения монографического исследования:

1. Социологическая трактовка понятия медицинской экспертизы, как контент-уровня межинституционального диалога, устраняет смысловые неопределенности, связанные с понятием экспертизы, и позволяет провести компаративный анализ ролевых диспозиций врачей-экспертов и отношения к ним заказчиков экспертизы по одному основанию.

2. Врачи-эксперты представляют собой специфическую социальную группу, имеющую отличия от других групп профессионалов медицины. Эти отличия состоят в следующем:

врачей-экспертов отличает более высокая степень интериоризации профессиональной роли, чем врачей контрольной группы;

инновационная активность врачей-экспертов интегрирована с другими сферами жизни, что обусловливает высокую степень профессиональной обособленности данной группы;

врачи-эксперты в большей мере, чем представители других медицинских специальностей, склонны к конфликтам в тех случаях, когда не удовлетворены своим профессиональным выбором;

в группе врачей-экспертов уровень конфликтности оказывает большее негативное влияние на другие сферы жизни, чем в контрольной группе;

врачи-эксперты более прагматично подходят к профессиональному выбору, чем представители контрольной группы;

врачи-эксперты придают большее значение экономическим факторам, что характерно для представителей малочисленной и закрытой профессиональной группы;

врачи-эксперты получают более существенные доходы, более удовлетворены своим экономическим положением, но менее коммерциализированы, чем контрольная группа.

3. Социальные работники как потребители услуг медицинской экспертизы компетентны в оценке ее содержания, они доверяют врачам-экспертам, бывают удовлетворены качеством экспертизы, в среднем, в 83 % случаев. В целом позиция потребителей экспертизы отличается толерантностью в тех случаях, когда ее результаты кажутся им сомнительными. Среди социальных работников 73 % высказались за разработку определенного классификационного алгоритма, позволяющего однозначно сопоставлять производителей и потребителей медицинской экспертизы в акте межинституционального диалога.

4. На мнения заказчиков-потребителей экспертизы оказывают влияние такие характеристики врачей-экспертов, как их профессиональный и психологический статус, уровень инновационной активности. Потребители экспертных услуг оценивают экономический статус их производителей несколько ниже среднего, что свидетельствует об экономической недооцененности экспертных услуг. 42 % более или менее регулярно сталкивается с затруднениями в получении экспертных услуг. Это говорит о достаточно высокой загруженности органов медицинской экспертизы и/или об имеющихся недостатках в организации процесса предоставления экспертных услуг.

5. О различии подходов потребителей медицинской экспертизы к работе с ее поставщиками говорит то, что 35 % социальных работников не имеют предпочитаемых медицинских экспертов, 28 % стремятся сотрудничать с известными им и проверенными экспертами. С увеличением опыта работы с медицинской экспертизой, оценки заказчиков-потребителей становятся более связанными с оценками производителей медицинской экспертизы.

Данное исследование выполнялось в категориальном поле социологии медицины, что обусловлено необходимостью получения разнородной социологической информации об обеих сторонах процесса медицинской экспертизы. Такой подход позволяет применить интегративный метод к изучению психологических и социально-экономических факторов, оказывающих влияние на оказание медицинских экспертных услуг в условиях современной России.

В настоящем исследовании использовались основные принципы социологии медицины, разработанные академиком РАМН А.В. Решетниковым (6). В работе использованы методы исследования социологии (стратифицированный анализ, методы индивидуального интервьюирования и анкетирования, биографический метод), а также методы медицинской статистики.

Авторами монографии проанализирован большой социологический материал, исследование которого проводилось на материале служб медицинской экспертизы и социальной защиты Республики Северная Осетия – Алания.

Первые этапы исследования включали анализ литературы, связанной с тематикой настоящей работы, и экспертный опрос, проводившийся с целью определения наиболее подходящих социологических инструментов в контексте целей и задач настоящего исследования.

Следующий этап исследования – анкетный опрос – проводился в 2010-2012 гг. Для его проведения были выделены следующие группы респондентов: Врачи – медицинские эксперты (ВЭ) – основная исследуемая группа респондентов, экспортеры медицинских компетенций (n = 78); Врачи-представители других медицинских специальностей – контрольная группа (КГВ; n = 62); Сотрудники службы социальной защиты (СССЗ) – импортеры медицинских компетенций (n = 54). Общее количество участников исследования составило 194 чел. Было принято положение о том, что невозможно составить полное представление об особенностях социальной роли медицинского эксперта без получения данных с обеих сторон лечебного процесса: от врачей и от социальных работников.

Теоретически значимым явилось рассмотрение экспертизы, как акта межинституционального диалога в условиях современной интенсификации и усложнения информационного обмена. Такой обмен не является затруднительным, например, в рамках некоторой достаточно однородной социальной или профессиональной роли и связанной с этой ролью общественной группы, где его правила достаточно четко определены и формализованы в качестве определенного, общепринятого словаря. Однако взаимодействие разнородных ролевых и социальных групп порождает многочисленные затруднения. Для преодоления этих затруднений, связанных, главным образом, с отсутствием общего словаря информационных кодов, создаются особые социально- и профессионально-ролевые группы, задачей которых является адекватная трансляция информации из пространства одного словаря в пространство другого. Информация о взаимодействии врачей-экспертов и социальных работников может послужить моделью анализа подобных межинституциональных взаимодействия в других сферах жизни общества.

Исследование предоставляет материал законодательным органам, а также органам здравоохранения и социальной защиты, для модификации существующих нормативов медицинской экспертной практики в части использования более подробного и гибкого алгоритма назначения медицинских экспертиз, основанного на предложенной авторами их классификации.


1 Anderson W. Peer review in forensic pathology: ethical considerations for the medical and legal professions // 8th International Conference on Bioethics Education. – 2012. – p. 6; Brante T. Professional fields and truth regimes: In search of alternative approaches. // Comparative Sociology. – 2010. – N. 9. – p. 843–886; Black L.J., Carlile P.R., Repen- ning, N.P. A dynamic theory of expertise and occupational boundaries in new technology implementation: Building on Barley’s study of CT scanning // Administrative Science Quarterly. – 2003. –V. 49, N. 4, – p. 572–607; Engeström Y. The new generation of expertise: Seven theses // H. Rainbird, A. Fuller, A. Munro (eds.), Workplace Learning in Context. London: Routledge. – 2003.

2 Leonard D., Swap W. Deep Smarts. How to cultivate and transfer enduring business wisdom. Boston: Harvard Business School Press. – 2005; Chi M.T.H., Glaser R., Rees E. Expertise in Problem Solving // R.J. Sternberg (ed.) Advances in the Psychology of Human Intelligence. – 1982, vol. 1; Schaper N., Sonntag K. Aufgabenanalysen und arbeitsplatzbezogene Lernprozesse // Zeitschrift Fur Arbeitswissenschaft. – 1998. – Т. 52. – С. 132–143; Schaper N., Sonntag K. Analysis and Training of Diagnostic Expertise in Complex Technical Domains // European Journal of Work and Organizational Psychology. – 1998. – V. 7, – n. 4, – pp. 479–498; Sadler-Smith E., J Smith P. Strategies for accommodating individuals’ styles and preferences in flexible learning programmes //British journal of educational technology. – 2004. – Т. 35. – №. 4. – С. 395–412.

3 Нестеров А. В. История экспертизы и экспертика //Теория и практика судебной экспертизы. – 2011. – №. 3. – С. 12–19.; Социальная политика и социальная работа в изменяющейся России / под ред. Е. Ярской-Смирновой и П.Романова. М.: ИНИОН РАН, 2002.;Социальная политика: парадигмы и приоритеты. М., 2000.; Социальная работа (вопросы и ответы). М.: Ин-т соц.работы., 1997.; Социальная работа с инвалидами. Настольная книга специалиста / под ред. Е.И. Холостовой, А.И. Осадчих. – М.: Ин-т соц. работы, 1996. Сапожников В.Г. Некоторые правовые и организационные основы судебно-медицинской экспертизы в России // Известия ТулГУ. Экономические и юридические науки. – 2012. – Вып. 1. – 2012. – С. 318.; Попов В.Л. Решенные и нерешенные проблемы судебной медицины // Суд-мед эксперт. – 2011. – Т. 1. – С. 4–9.

4 Андриянова Е.А. Социальные параметры формирования профессионального пространства медицины: дис. ... д-ра социол. наук. – 2006.

5 Поплавский А.Э. Судебно-медицинская экспертиза как предмет социального конфликта: автореф. дис. … канд. мед. наук. Волгоград, 2003

6 Решетников А. В. Технология социологического исследования как методическая основа медико-социологического мониторинга (часть 2) // Социология. – 2011. – №. 1.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074