Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.1. Условия жизни и работы врачей-экспертов

Для того, чтобы выяснить основные характеристики профессионального статуса врача-эксперта, их влияние на качество экспертизы и степень удовлетворенности ее результатами потребителями – работниками системы социальной защиты, было проведено студентами факультета социальной работы Северо-Осетинского государственного университета имени К.Л. Хетагурова социологическое исследование в Республике Северная Осетия в 2010–2012 гг. под руководством доктора социологических наук, профессора Кесаевой Р.Э. В рамках данного исследования были выделены следующие группы респондентов:

1. Врачи – эксперты (ВЭ) бюро медико-социальной экспертизы – основная исследуемая группа респондентов, экспортеры медицинских компетенций;

2. Врачи – представители других медицинских специальностей, контрольная группа (КГВ);

3. Сотрудники службы социальной защиты (СССЗ) – потребители результатов экспертизы (импортеры медицинских компетенций).

Ввиду специфичного характера такого опроса, в рамках настоящего исследования была разработана оригинальная версия комплексного, модульного опросника. Методической основой для разработки собственной версии такого инструмента послужила предложенная и успешно апробированная ранее представителями волгоградской школы социологии медицины версия модульного опросника для врачей (24). Исходя из целей и задач настоящего исследования, руководствуясь изложенными выше правилами формирования анкет и результатами опроса экспертов, была составлена анкета, которая послужила основным инструментом исследования. Блочная структура разработанного опросника определяет его универсальность и позволяет использовать его в различных когортах респондентов. Большинство закрытых вопросов включали в себя 5 вариантов ответов, составляющих шкалу. При анализе результатов опроса производился подсчет суммарных баллов по каждому из информационных блоков опросника, кроме блока № 1 – «Общие сведения», который носит описательный характер.

Результаты опроса по блоку № 1«Общие сведения» анкеты для врачей-экспертов позволяют составить обобщенный социологический портрет данной профессиональной группы и сопоставить отдельные черты этого портрета с данными о контрольной группе врачей. Среди вопросов данного анкетного блока были вопросы о гендерной принадлежности респондентов, их возрасте, семейном положении, наличии детей. Этот блок анкеты отличался от остальных нестандартными форматами вариантов ответов, поэтому суммирование баллов по нему не проводилось.

На основании результатов анализа общей (демографической) части опросника для врачей можно сделать вывод о том, что исследуемая группа врачей не отличается от контрольной группы по исследуемым в данном разделе анкеты признакам. Основные черты социально-демографического статуса исследуемой группы являются достаточно типичными для представителей соответствующей возрастной и профессио-
нальной страты.

Раздел № 2 анкеты для врачей был посвящен исследованию их долговременного психологического благополучия. Понятия психологического благополучия и удовлетворённости жизнью, обобщая, можно описывать с помощью таких категорий как тенденция к самоактуализуции, принятие на себя ответственности – общая интернальность и позитивное самоотношение, самоуважение, интерес к себе, ожидание позитивного отношения к себе от других. Исходя из этих положений, были сконструированы вопросы соответствующего раздела анкеты.

Представители данного раздела анкеты в меньшей степени подвержены депрессиям, ощущают большую независимость в принятии решений. Однако представители данной группы респондентов отличались и большим уровнем ощущения одиночества.

В целом, опрошенные врачи оценили свою удовлетворенность жизнью в настоящем и в прошлом несколько выше среднего. При этом гораздо оптимистичнее были их ожидания в отношении будущего. Средней была и самооценка респондентов, которая, однако, сочеталась с их достаточно сильной уверенностью в себе. Достаточно высоко оценили респонденты и уровень своей удовлетворенности от проведения досуга.

С другой стороны, уровни склонности респондентов к беспокойству были несколько ниже средних, беспокойство и депрессия достаточно слабо влияли на их повседневную жизнь. В то же время, уровень ощущения собственного одиночества был, в целом, средним, так же, как и уровень ощущения собственной безопасности.

Для более глубокого исследования описанных выше межгрупповых различий был выполнен вариационный анализ (ANOVA). Результаты этого анализа свидетельствуют о том, что возраст респондентов статистически достоверно (p < 0,05) влияет на уровень психологического благополучия респондентов. Так, возраст респондентов объясняет 0,28 общей изменчивости. Однако, результаты анализа при выполнении вращения осей (варимакс) свидетельствуют о наличии дополнительных факторов, влияющих на психологическое состояние представителей сравниваемых групп врачей. Такими факторами оказались семейное положение и гендерная принадлежность респондентов.

По этой группе наиболее благоприятное психологическое состояние наблюдается у лиц, состоящих в юридически оформленном и гражданском браке, а также у холостых/незамужних. Так, холостые/незамужние респонденты в обеих группах отмечали меньшую склонность к беспокойству и депрессии, большую независимость при принятии решений. С другой стороны, респонденты, находящиеся в браке, были, в среднем, более удовлетворены своей жизнью и с большим оптимизмом

Описанные различия легко можно объяснить тем, что стабильность в семейных отношениях представляет большую важность, поскольку является определенной гарантией стабильности в будущем и совпадает c традиционной системой социальных стереотипов, а отсутствие обязательств, связанных с браком, порождает у респондентов ощущение большей свободы при принятии решений.

Представленные факты свидетельствуют о небольших, но заметных гендерных различиях в ответах на вопросы рассматриваемого блока, в обеих группах врачей. В частности, обращает на себя внимание то, что в обеих подгруппах врачи-женщины чувствовали себя более одинокими, чем мужчины. Для врачей-мужчин характерна более высокая оценка своей независимости при принятии решений. Кроме того, для врачей-мужчин был характерен немного более оптимистичный взгляд на будущее.

Представленные данные хорошо согласуются с результатами вариационного анализа, в которых семейное положение и гендерный фактор объясняли сравнительно небольшую долю изменчивости исследуемых показателей.

Таким образом, в рамках настоящего исследования, посвященного изучению особенностей практикующих врачей-экспертов, нельзя обойтись без оценки их психологического фона, поскольку только при условии, что этот фон будет достаточно благоприятным, возможна стабильно эффективная профессиональная деятельность врача любого профиля, в том числе и врача-эксперта. Такая производственная эффективность обеспечивается не только высоким уровнем профессиональной компетентности, но и качественными особенностями личности врача. Успешное исполнение врачом любой специальности своей социальной роли возможно только в условиях максимальной взаимообусловленности профессиональной деятельности и смысложизненных ориентаций социального фактора (врач как призвание, врач как стиль жизни). Можно сказать, что деятельность успешного врача должна быть в высокой степени осмысленной, как и его жизнь. В этой связи необходимо отметить, что в психологии личности фокусным понятием являются цели, смыслы и значения, результатом взаимодействия которых с внешней средой является ощущение благополучия и удовлетворенности.

Полученные в настоящем исследовании данные достоверно свидетельствуют о несколько более позитивном психологическом фоне в группе врачей-экспертов, по сравнению с контрольной группой врачей. Эта позитивная установка связана с несколько большей удовлетворенностью представителей исследуемой группы своим текущим положением, их более оптимистичным взглядом в будущее, меньшей выраженностью симптомов тревоги и депрессии в данной группе. Некоторую роль в формировании выявленных межгрупповых психологических различий играет и более выраженное чувство свободы при принятии решений у представителей группы врачей-экспертов.

Еще одним фактором, влияющим на психологическое состояние и профессиональный статус респондентов, является их восприятие состояния окружающей среды. В это понятие нами, прежде всего, включается набор внешних факторов, определяющих удовлетворенность индивида условиями своей жизни. Особое внимание уделялось тем факторам, которые так или иначе связаны с исполнением врачами своих социально- и профессионально-ролевых функций.

Исследованию условий окружающей среды был посвящен блок № 3 опросника. Этот блок состоял из семи вопросов, которые касались комфортности места жительства респондентов, их желания сменить это место, удовлетворенности респондентов экологической обстановкой в месте проживания и его транспортной доступности. Несколько вопросов этого блока было посвящено отношениями с окружающими
(с семейным окружением, с друзьями и с соседями).

Не было обнаружено статистически достоверных (p < 0,05) различий между исследуемыми подгруппами респондентов по суммарному баллу. Согласно полученным данным, единственное достоверное различие между сравниваемыми группами было отмечено при анализе ответов на вопрос № 3.6, который касался удовлетворенности респондентов своим семейным окружением. Врачи-эксперты, таким образом, несколько более удовлетворены своими отношениями в семье, чем представители контрольной группы.

Общие же результаты опроса по данному анкетному блоку свидетельствуют о том, что врачи обеих исследуемых групп, в среднем, оценивают комфортность и экологическое состояние своего места жительства как среднее. Очевидно, поэтому среди респондентов имеется лишь довольно слабое желание поменять место жительства для улучшения его комфортности и экологичности.

Поскольку большинство респондентов проживало в республиканском центре, актуальным для них были вопросы, связанные с транспортной инфраструктурой. В частности, большинство респондентов признали, что регулярно сталкивается с достаточно серьезными транспортными затруднениями и эти проблемы существенно затрудняют их жизнь.

Для исследуемых групп врачей был характерен средний уровень удовлетворенности своими соседями. Несколько большим был уровень удовлетворенности отношениями в семье, по которому было зафиксировано достоверное различие между сравниваемыми группами респондентов, и уровень удовлетворенности респондентов своими друзьями.

Один из самых объемных и важных с точки зрения цели и задач настоящей работы разделов опросника для врачей был посвящен их профессиональному статусу. Данный раздел включал в себя вопросы, направленные на оценку удовлетворенности различными аспектами профессиональной деятельности, на оценку объема этой деятельности и на выяснение того места, которое профессиональная деятельность занимает в жизни врачей-представителей различных узкоспециализированных подгрупп.

Представленные данные демонстрируют достаточно сложную и противоречивую картину различий между рассматриваемыми группами респондентов в отношении профессионального статуса. Так, при сравнимом среднем стаже работы по специальности, было отмечено достоверное межгрупповое различие по количеству перемен мест работы: врачи-эксперты были склонны реже менять место работы, чем представители других врачебных специальностей. Большинство опрошенных представителей обеих групп или не имели формальных подчиненных, или имели 1–2 человек в непосредственном подчинении.

Представители группы врачей-экспертов в среднем имели меньшее количество подработок, чем представители контрольной группы, однако достоверно большее количество этих подработок были подработками по специальности. В то же время, представители группы ВЭ были более удовлетворены уровнем своей рабочей нагрузки и рабочим графиком, чем представители контрольной группы. Обратная картина наблюдалась при оценке удовлетворенности респондентов расположением места работы: врачи-эксперты были менее удовлетворены им, чем представители контрольной группы. Этот факт можно объяснить тем, что бюро СМЭ, как правило, находятся в достаточно удаленных от центров городов местах.

Обе группы врачей отличал достаточно высокий (> 4) уровень удовлетворенности социальным пакетом, предоставляемым на работе и ее уровнем безопасности. Разнонаправленные межгрупповые различия были выявлены при рассмотрении вопросов об удовлетворенности респондентов заработной платой и возможностями карьерного роста: в первом случае представители группы ВЭ отметили достоверно большую удовлетворенность, а во втором – достоверно меньшую в сравнении с контрольной группой. При этом необходимо отметить, что абсолютные значения этих показателей в обеих группах были средними или ниже средних. Не было выявлено межгрупповых различий и при анализе ответов на вопрос об удовлетворенности респондентов возможностями их профессиональной самореализации.

Достаточно высокий и достоверно превышающий таковой в контрольной группе показатель удовлетворенности отношением с руководством, коллегами и с подчиненными был зафиксирован в группе врачей-экспертов. Такие результаты могут свидетельствовать о большей гармоничности профессиональных отношений представи-
телей данной группы.

В то же время врачи-эксперты отмечали низкий уровень возможностей в области приобретения новых профессиональных знаний и умений. По этому признаку было зафиксировано достоверное различие с контрольной группой. Это контрастировало с достаточно высокой (< 4) оценкой респондентами из группы ВЭ своей независимости в принятии решений в профессиональной области.

Качество руководства респонденты обеих групп оценивали как среднее, достоверных различий между группами по этому показателю не зафиксировано. На среднем уровне и без межгрупповых различий оставалась и оценка респондентами уровня их ответственности на работе.

Как видно из представленных данных, врачи-эксперты достаточно редко (средний балл < 3) задумывались о работе во внеслужебное время, чем достоверно отличались от представителей контрольной группы. Это можно связать с несколько меньшим, хотя и не достигающим предела статистической значимости, уровнем оценки профессиональной ответственности среди респондентов из группы ВЭ.

В пределах средних значений и без достоверных межгрупповых различий были оценки респондентами важности своей работы для собственного микросоциального окружения и оценки ими фактической рабочей нагрузки.

Рассмотренная картина профессионального статуса респондентов из группы ВЭ позволяет сделать общий вывод о том, что данная группа является достаточно обособленной и по значительному количеству признаков отличной от типичных представителей медицинской профессии в современной России. Такая обособленность связана с выраженной стабилизацией кадрового состава, относительно низкой динамикой профессиональных изменений. Это подтверждают такие черты профессионального статуса респондентов из группы ВЭ, как меньшее количество подработок и совмещений, большая удовлетворенность своим профессиональным статусом, меньший уровень психологического напряжения, связанный с профессиональной деятельностью.

Позитивными чертами такого положения можно считать высокий уровень внутригрупповой профессиональной солидарности, повышенные гарантии будущей профессиональной стабильности. Негативными сторонами подобной стабилизации и обособленности можно считать низкую профессиональную мобильность, недостаточные возможности для респондентов в приобретении новых профессиональных компетенций.

Гендерные различия наиболее выражены в подгруппе КГВ и главным образом при ответах на вопросы, входящие в «иерархическую» и «психологическую» группы. Так, представители этой группы-мужчины оценивали свое положение в служебной иерархии значительно выше, чем женщины. В то же время, психологические аспекты служебных отношений в данной подгруппе респондентов более благоприятно оценивались женщинами. В подгруппе ВЭ гендерные различия были выражены относительно слабо.

Обращает на себя внимание, прежде всего, выраженный разброс результатов тестирования по основным доменам данного анкетного блока в группе ВЭ в зависимости от семейного положения респондентов. Так, в этой группе респонденты, состоящие в браке, демонстрировали наибольшие средние баллы в «демографическом» и «социально-экономическом» доменах, тогда как в «иерархическом» и «психологическом» доменах преимущество имели респонденты, не состоящие в браке. В КГВ разброс значений был значительно меньше при сохранении того же типа реакции респондентов.

Таким образом, анализ результатов опроса по анкетному блоку № 4 показал, что имеются достаточно многочисленные межгрупповые различия, которые можно охарактеризовать как лучшую общую профессиональную адаптированность представителей группы ВЭ, большую гармонизированность их профессионального статуса. Это выражается в достижении большего баланса между сферой личных и профессиональных интересов представителей этой группы.


24 Ефремова Т.Г. Социальная роль и профессиональный статус врача-офтальмолога: автореф. дис. … канд. мед. наук. – Волгоград, 2010.

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074