Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

3.2. Отношение социальных работников как заказчиков-потребителей результатов медико-социальной экспертизы к работе врачей-экспертов

Современное состояние человеческой цивилизации характеризуется, прежде всего, ускоряющимся, «взрывным» ростом объемов доступной информации. С такой ситуацией связан процесс разделения людей, добывающих и обрабатывающих эту информацию на все большее число все более узких специальностей. С точки зрения социологии, отражением этого процесса является увеличение количества социальных институтов. Такое увеличение имеет неизбежным следствием увеличение количества и сложности межинституциональных связей, которые увеличивают эффективность деятельности социальных институтов и позволяют обществу сохранять конкурентоспособность в современном мире.

Практическая организация таких связей требует наличия нескольких уровней взаимодействия социальных институтов, среди которых, в связи с темой монографии, можно выделить содержательный уровень. Таким образом, экспертизой в широком социологическом контексте можно назвать межинституциональный диалог, связанный с трансфертом компетенций, а содержательный уровень этого диалога – содержанием экспертизы.

Настоящий параграф посвящен рассмотрению отношения представителей социальных институтов-импортеров медицинских компетенций к носителям профессиональной роли экспортеров таких компетенций. Для этого был проведен опрос работников органов социальной защиты с помощью оригинальной анкеты.

Вопросы этой анкеты по смыслу могут быть подразделены на 6 подразделов:

1. Весомость мнения респондента (вопрос 1).

2. Общая удовлетворенность респондента работой медицинских экспертов (вопросы 4, 13, 14).

3. Качество экспертно-медицинского обслуживания (5, 9, 10, 11).

4. Особенности общения с медицинскими экспертами (2, 12).

5. Экономические аспекты работы с медицинскими экспертами(3, 6).

6. Доступность и удобство получения медицинской экспертизы (7, 8,).

Перечисленные подразделы охватывают все основные элементы восприятия межинституционального диалога на личностном уровне. Все вопросы анкеты оформлены так, чтобы респонденту было удобно выражать свое мнение в виде оценки по пятибалльной шкале. Таким образом, становится возможной унификация форматов ответов респондентов и облегчается их статистическая обработка с получением итоговых оценок не только по каждому вопросу, но и по анкетным подразделам и по всей анкете в целом.

В распоряжении исследователя имелась информация о том, в каком экспертном учреждении работал конкретный эксперт и услугами какого учреждения обычно пользовались респонденты – сотрудники службы социальной защиты. Это дало возможность связать конкретных импортеров и экспортеров медицинских компетенций и выявить влияние факторов профессионального и социально-экономического статуса врачей-экспертов на оценки качества их работы со стороны потребителей их услуг.

Средний балл по проведенному опросу свидетельствует о близком к среднему уровне общей удовлетворенности потребителей экспертных услуг этими услугами. При этом средние баллы ответов на разные вопросы анкеты отличаются в весьма широком диапазоне (уровень колебаний от 1,9 до 4,4 баллов).

Из ответов респондентов по анкете видно, что большинство респондентов (54 %) имеют стаж сотрудничества с органами медицинской экспертизы 1–5 лет, 20 % – 5–7 лет и 17 % – свыше 7 лет. Эти данные
позволяют оценить опыт респондентов в области взаимодействия с органами медицинской экспертизы и, следовательно, весомость мнений таких респондентов как достаточные для целей и задач настоящего монографического исследования.

Вопрос № 2 касался понятности для потребителей результатов экспертизы и предусматривал следующие варианты ответов: 1 – «Не понятны, постоянно приходится пользоваться помощью»; 2 – «Понятного мало, часто приходится пользоваться помощью»; 3 – «Смысл понятен, иногда приходится пользоваться помощью»; 4-«Почти все понятно, почти не приходится пользоваться помощью»; 5 – «Все понятно».

По данному блоку мы можем сделать заключение, что результаты экспертизы, в целом, понятны респондентам. Так, 68 % из них отметили, что не испытывают или почти не испытывают проблем с пониманием этих результатов, ни один респондент не признался в полном их непонимании и лишь 1 респондент отметил, что испытывает частые затруднения при работе с результатами экспертизы. Отсюда – вывод о том, что такая важная характеристика эффективности трансфера компетенций, как рецептивность их импортеров, находится в настоящее время на достаточно высоком уровне.

По мнению респондентов, принимавших участие в настоящем исследовании, врачи-эксперты, как правило, достаточно обеспечены всем необходимым для своей профессиональной деятельности. Средний балл ответов на соответствующий вопрос анкеты составил 4,4. Это может служить свидетельством доверия импортеров медицинских компетенций к их экспортерам и к передаваемым результатам экспертизы.

Общей характеристикой качества экспертной работы были ответы на вопрос № 4 анкеты. В данном вопросе были предусмотрены следующие варианты характеристик качества экспертного обеспечения: 1 – «Плохое»; 2 – «Ниже среднего»; 3 – «Среднее»; 4 – «Хорошее»; 5 – «Отличное».

Представленные данные говорят о том, что большинство в 70 % респондентов считает общее качество экспертизы удовлетворительным или хорошим. Величины полярных оценок были сопоставимы: отличным это качество признали 13 % респондентов, а плохим – 17 %. Таким образом, в целом потребители удовлетворены качеством экспертизы, хотя заметная их часть все же оценивает его как неудовлетворительное.

Еще один вопрос анкеты (№ 5) конкретизировал представления респондентов о качестве экспертных услуг и был связан с их оценкой полноты участия экспертов в процессе экспертизы. В этом вопросе также предусматривалась линейная пятибалльная шкала ответов, аналогичная приведенной выше. Средний балл ответов на этот вопрос составил 4,0, что свидетельствует о достаточно высокой оценке полноты участия экспертов в процессе экспертизы.

Изучению оценок экономического положения экспертов со стороны потребителей их услуг был посвящен вопрос № 6 анкеты, который предусматривал следующие варианты ответов: 1 – «Совершенно недостаточное»; 2 – «Недостаточное»; 3 – «Удовлетворительное»; 4 – «Хорошее»; 5 – «Отличное».

Большинство опрошенных (44 %) считает вознаграждение экспертов удовлетворительным. Среди полярных оценок преобладают отрицательные: 11 % опрошенных считают это вознаграждение совершенно недостаточным и лишь 6 % – отличным. Об этом говорит и средний балл по данному вопросу, который составил 2,8. Таким образом, потребители экспертных услуг оценивали экономический статус их производителей несколько ниже среднего. На фоне приведенных ранее более высоких средних оценок качества экспертизы, это может свидетельствовать об экономической недооцененности экспертных услуг.

Оценке легкости доступа потребителей к медицинским экспертным услугам был посвящен вопрос № 7, который предусматривал следующие варианты ответов: 1 – «Доступ к экспертизе практически невозможен»; 2 – «Серьезные затруднения с доступом к экспертизе»; 3 – «Имеются некоторые затруднения с доступом к экспертизе»; 4 – «Почти нет затруднений с доступом к экспертизе»; 5 – «Нет затруднений с доступом
к экспертизе».

Ни один из опрошенных потребителей не отметил полную недоступность для себя медицинской экспертизы, однако значительная их часть (42 %) более или менее регулярно сталкивается с затруднениями в получении экспертных услуг. Это может свидетельствовать о достаточно высокой загруженности органов медицинской экспертизы и/или об имеющихся недостатках в организации процесса предоставления экспертных услуг.

Подтверждения этому можно найти при анализе ответов респондентов на вопросы № 8 и 9, которые были посвящены, соответственно, оценкам длительности ожидания результатов медицинской экспертизы и степени загруженности экспертов. Средние баллы ответов на эти вопросы свидетельствуют о наличии значительного процента респондентов, которые отмечают заметные задержки с получением результатов экспертизы и повышенную загруженность медицинских экспертов.

Связанными по общему смыслу были и вопросы № 10 и 11. Они были посвящены, соответственно, частоте сомнений респондентов в правильности результатов экспертизы и частоте назначения ими повторных экспертиз. Оба эти вопроса имели стандартную для данной анкеты линейную пятибалльную шкалу ответов. Интересно, что средний балл для вопроса № 10 был заметно выше, чем для вопроса № 11. Представленные ответы позволяют произвести наглядное сравнение уровня доверия потребителей к продукции медицинских экспертов и к тем практическим последствиям, которые из него следуют. Так, большинство респондентов при ответе на вопрос № 10 отмечали, что редко сомневаются в результатах медицинской экспертизы. Также большинству респондентов редко или очень редко приходилось прибегать к назначению в этой связи повторных медицинских экспертиз.

В то же время, 9 % респондентов отметили, что часто сомневаются в результатах экспертизы (вариант ответа 5 на вопрос № 10), однако при ответах на вопрос № 11 ни один из респондентов не выбрал такой вариант ответа. Такое различие структуры ответов на рассматриваемые вопросы анкеты, а также сравнение средних баллов по этим вопросам заставляют сделать вывод о том, что достаточно часто сомнения респондентов в результатах медицинской экспертизы не приводят к практическим последствиям в виде назначения повторных экспертиз. Это может свидетельствовать о достаточно заметной толерантности потребителей экспертизы в тех случаях, когда ее результаты кажутся им сомнительными.

Интересные данные были получены при анализе ответов на вопрос № 12, который был посвящен измерению степени личностных предпочтений среди потребителей услуг медицинской экспертизы. Шкала ответов на этот вопрос была стандартной и предусматривала ответы от 1 – «Нет личностных предпочтений» до 5 – «При возможности всегда предпочитаю пользоваться услугами проверенных, лично знакомых медицинских экспертов».

Представленные ответы свидетельствуют о выраженной поляризации мнений респондентов при ответах на вопрос № 10. Так, самая большая доля (35 %) респондентов была связана с 1 вариантом ответа на данный вопрос, т.е. эти респонденты не имели предпочитаемых медицинских экспертов, не выделяя никого из них по уровню профессионализма. Вторым по популярности был 5 вариант ответа, свидетельствовавший, что 28 % респондентов стремятся сотрудничать с известными им и проверенными экспертами. Таким образом, несмотря на то, что общий балл ответов на данный вопрос был близок к среднему, при детальном анализе ответов респондентов выявлена выраженная поляризация ответов, свидетельствующая о различии подходов потребителей медицинской экспертизы к работе с ее поставщиками.

Последний вопрос анкеты был посвящен оценке восприятия динамики качества медицинской экспертизы ее потребителями. Этот вопрос предусматривал следующие варианты ответов: 1 – «Сильно ухудшилось»; 2 – «Немного ухудшилось»; 3 – «Осталось без изменений»; 4 – «Немного улучшилось»; 5 – «Сильно улучшилось».

Представленные ответы свидетельствуют, что большинство (46 %) респондентов не видели существенной динамики качества медицинской экспертизы. В то же время, довольно значительная часть опрошенных (24 %) отмечала, что с уровнем качества медицинской экспертизы произошли некоторые положительные изменения. Еще 15 % респондентов считали, что эти положительные изменения были сильно выраженными. Суммарная доля респондентов, отмечавших отрицательную динамику качества медицинской экспертизы, также составила 15 %.

Однако нельзя не отметить, что мнение респондентов по данному вопросу будет тем весомее, чем больше их стаж работы с медицинской экспертизой. Распределение мнений респондентов относительно качества экспертизы с учетом их стажа работы с ней свидетельствуют, что респонденты со стажем работы с экспертизой менее 4 лет не фиксируют существенной динамики ее качества. Такую динамику начинают замечать лишь респонденты с большим стажем, среди которых положительные оценки этой динамики быстро нарастают, достигая максимума среди респондентов с наибольшим стажем работы.

Оценить желательность для потребителей большей систематизации назначения медицинской экспертизы можно при изучении ответов респондентов на вопрос № 14. Этот вопрос имел стандартную для данной анкеты линейную пятибалльную шкалу ответов, которые соответствовали большей или меньшей желательности для респондента введения единой классификационной схемы для медицинской экспертизы.

Представленные ответы дают сделать вывод, что введения неко­то­рой формальной классификации медицинских экспертов и экспер­тиз желали бы 73 % потребителей такой экспертизы. Это до­ка­зы­вает целесообразность разработки определенного классификационного алгоритма, позволяющего однозначно сопоставлять производителей и потребителей медицинской экспертизы в акте межинституционального диалога.

После рассмотрения ответов респондентов на отдельные вопросы анкеты, целесообразно проанализировать распределение баллов по выделенным и перечисленным выше 6 доменам.

Представленные в таблице данные позволяют сделать вывод, что все значения средних баллов по доменам были в пределах средних величин. В то же время можно выделить те домены, значения по которым были относительно выше или ниже. Так, относительно низкими были весомость мнения респондентов (их стаж работы с медицинской экспертизой) и оценка ими качества медицинской экспертизы. При этом результаты опроса по остальным доменам анкеты были в среднем на 0,4–0,5 балла выше. Это может служить свидетельством того, что потребители видят недостатки в качестве работы службы медицинской экспертизы, но достаточно терпимо относятся к ним.

И в этой связи представилось необходимым сравнить результаты опросов поставщиков и заказчиков-потребителей медицинской экспертизы. В связи с целями и задачами настоящего исследования целесообразно проследить связь мнений респондентов о медицинской экспертизе и характеристик профессионального и социально-экономического статуса врачей-экспертов. Связи такого рода могут послужить важным источником информации о факторах, влияющих на экспертизу как на элемент межинституционального диалога, могут способствовать выявлению проблем, имеющихся в этой области.

В качестве источника такой информации могут быть использованы представленные выше данные о средних баллах по тем блокам анкеты для врачей, которые характеризуют их социально-экономический и профессиональный статус, и о средних баллах по различным подразделам анкеты для потребителей медицинской экспертизы. Построение матрицы корреляций между двумя этими множествами даст возможности для выявления наиболее сильных связей, которые имеются между ними, и даст материал для построения классификационной схемы медицинской экспертной деятельности, как элемента межинституционального диалога.

Таким образом, мы можем сделать вывод о том, что связи между состоянием потребителей-заказчиков и производителей медицинской экспертизы асимметричны – отдельные блоки второй демонстрируют куда более выраженные связи, чем отдельные подразделы первой. Так, анкетные блоки АВ-2 и АВ-4 имели средний коэффициент корреляции 0,3, тогда как для анкетных блоков АП этот коэффициент не превышал 0,2. Это выглядит естественным, поскольку в исследовании потребители оценивали производителей экспертизы, а не наоборот. Те же данные свидетельствуют о том, что на мнения заказчиков-потребителей экспертизы имеют значение такие характеристики производителей этой экспертизы, как их профессиональный и психологический статус и уровень инновационной активности. Как производное, достаточно заметное значение имеет и экономический статус врачей-экспертов.

Обращает на себя внимание наиболее выраженная связь между профессиональным статусом врачей-экспертов и оценками их деятельности со стороны потребителей их услуг. Характерно, что достаточно высокий уровень такой связи прослеживается со всеми подразделами анкеты для потребителей медицинской экспертизы, за исключением раздела АП-5, который был связан с оценкой экономических аспектов работы экспертов. Таким образом, характеристики профессионального статуса, которые отмечаются врачами-экспертами, находятся в сильной, прямой связи с теми оценками, которые дают потребители их услуг.

С профессиональным статусом врачей-экспертов был тесно связан и их уровень инновационной активности. В глазах потребителей экспертных услуг, этот уровень также имеет важное значение: те эксперты, у которых этот уровень выше, лучше оцениваются потребителями их услуг по таким признакам, как удовлетворенность этими услугами и их качеством.

Еще один пик выраженности связей между полученными при опросах результатами можно наблюдать при рассмотрении зависимости потребительских оценок качества экспертно-медицинского обслуживания и легкости контакта с медицинскими экспертами от психологического статуса последних. Это выглядит вполне логично и еще раз подтверждает положение о важности благоприятного психологического состояния для качественного выполнения профессиональных обязанностей в такой важной сфере, как медицинская экспертиза.

Кроме того, выраженная связь была зафиксирована между оценками врачами-экспертами своего экономического статуса и оценками этого же статуса со стороны потребителей экспертных услуг. Такая зависимость выглядит вполне естественно и говорит о достаточной достоверности результатов опроса экспертов.

С другой стороны, наименьшими уровнями корреляции с мнениями заказчиков-потребителей медицинской экспертизы отличались результаты опроса врачей-экспертов по анкетным блокам, связанным с состоянием окружающей среды и с мобильностью респондентов. Это можно объяснить тем, что данные анкетные блоки по смыслу мало касаются профессиональной деятельности врачей-экспертов, которая, прежде всего, оценивалась потребителями их услуг.

Помимо этого, обращает на себя внимание зависимость связей оценок потребителей экспертизы и ее производителей от стажа работы потребителей с медицинской экспертизой. Отсюда – вывод, что с увеличением опыта работы с медицинской экспертизой оценки заказчиков-потребителей становятся более связанными с оценками производителей медицинской экспертизы.

Таким образом, представленные выше данные дают возможность сделать общее заключение о наличии заметной связи результатов опросов заказчиков-потребителей и производителей медицинской экспертизы. Эта зависимость не является линейной и монотонной. Она имеет полюса наибольшей и наименьшей выраженности, что особенно хорошо иллюстрируется при графическом трехмерном представлении результатов корреляционного анализа.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074