Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Раздел IV. ЭВРИСТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ МЕТОДОВ ПРИКЛАДНОГО СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭЛИТЫ

Социологический анализ как отечественных, так и западных политических элит невозможен без использования методов и научных методик.

В современной научной литературе сложились различные трактовки в определении методов. В частности, в учебном пособии Г.Е. Зборовского и Е.А. Шуклиной под методами понимаются специальные процедуры и операции, повторяющиеся при проведении различных по целям и задачам социологических исследований и направленные на установление конкретных социальных фактов72. В настоящем издании используется приводимая в ряде исследований трактовка методов (от гр. methodos –буквально путь к чему-либо) социологического анализа, в соответствии с которой под ними понимается совокупность приемов, процедур и операций эмпирического и теоретического познания социальной реальности, представляющих собой способ построения и обоснования социологического знания.

В исследованиях различных социальных проблем и процессов применяются разнообразные методы, которые подразделяются по ряду оснований. Так И.Д. Ковальченко, основываясь на критерии масштабности рассматриваемой проблемы, выделял такие методы, как:

а) общефилософские (раскрывающие общие подходы и принципы познания социальной реальности);

б) философско-социологические (применяемые во всех или многих науках);

в) специально-социологические (используемые в той или иной науке в целом) и конкретно-проблемные (направленные на изучение конкретных явлений в рамках отдельных наук)73.

Достаточно близка к предложенной типология предложенная авторами учебного пособия «Основы политической науки». В соответствии с ней выделяются следующие группы методов:

а) общенаучные, используемые в различных науках;

б) общие методы исследования, применяемые в конкретной науке;

в) эмпирические методы исследования, дающие информацию о конкретном явлении74.

Как думается и в первом, и во втором случае наблюдается некоторое не совсем оправданное деление методов на общефилософские и философско-социологические (многие из которых совпадают), а также общенаучные и общие (при этом совершенно игнорируется такая важная группа методов, как специально-научные). Исходя из этого, интегрируя две предложенные типологии методов, можно предложить следующую их типологию:

а) общенаучные;

б) специально-научные;

в) эмпирические (или конкретно-социологические).

Общенаучные методы применяются во всех или многих науках и являются одним из важных средств решения исследовательских задач. К ним в первую очередь можно отнести такие методы, как анализ и синтез, индукцию и дедукцию, сравнительно-исторический и логический методы. Специально-научные методы – это совокупность приемов, процедур и операций для познания социальной реальности, используемых конкретной наукой. К их числу в социологии относятся методы системного подхода и структурно-функционального анализа. И, наконец, эмпирические (от греч. empeiria – опыт), или конкретно-социологические методы – это в первую очередь конкретные приемы и операции, позволяющие изучить социальную действительность и углубить знания об обществе в целом и отдельных социальных общностях, группах, слоях. Данная категория методов достаточно разнопланова и включает в себя методы анализа документов, социологического опроса, наблюдения, эксперимента, обработки и статистического анализа социологической информации. Именно она является одной из важнейших в процессе проведения социологического исследования и сбора социологической информации.

Наряду с классификацией методов по критерию масштабности, в социологической науке традиционно методы делятся на количественные и качественные. Отличительной особенностью количественных методов является значительный уровень стандартизации и формализации, применение статистических распределений, шкальных показателей и индексов. Данная группа методов направлена на изучение социальных структур и институтов, общих социальных процессов, объективных факторов и решают задачи установления взаимосвязей между отдельными параметрами социальных явлений и измерения этих параметров75. К ней, прежде всего, относятся методы анализа документов, анкетирование и интервьюирование, наблюдение, эксперимент, метод экспертных оценок и т.д.

При использовании качественных методов, наоборот, уровень формализации и стандартизации значительно ниже, чем при использовании количественных методов, а результаты исследований представлены в виде высказываний, документов, описания случаев и выявленных мнений, прежде всего посредством обобщения выявленных оценок.

Как правило, качественные методы направлены на изучение субъективных факторов, частных процессов, внутренних состояний индивида и решают задачи интерпретации социального явления, его общей картины76. Как справедливо отмечает В.В. Семенова, «использование качественных методов является приоритетным, если в центре внимания исследователя находится изучение своеобразия отдельного социального объекта, исследование общей картины события или случая в единстве его составляющих, взаимодействие объективных и субъективных факторов»77.

Данная категория методов включает в себя биографический метод, направленный на изучение некоторых субъективных сторон социальной реальности посредством рассмотрения жизненного пути отдельного индивида, метод case study, используемый при анализе какого-либо уникального социального объекта, взятого в совокупности его взаимосвязей (в качестве него могут выступать какая-либо замкнутая социальная общность, которую трудно изучить с помощью других методов, в том числе, социальные элиты, религиозные секты, группы представляющие социальное дно общества), метод «фокус-групп», групповой дискуссии, предусматривающий выявление различий в подходах к той или иной проблеме, оценке того или иного события или случая у конкретных групп людей, метод глубинного интервью, проходящего в более свободном «социо-эмоциональном стиле» и максимально ориентированного на учет психологических особенностей респондента, и некоторые другие разновидности.

В последние годы вопрос об использовании количественной и качественной методологии при изучении тех или иных субъектов общественной жизни и социальных явлений и процессов становится все более и более актуальным и обсуждаемым. Применительно к политической элите ряд авторов уже в 90-е годы прошлого столетия активно пропагандировал применение именно качественной методологии. Большой вклад в её разработку внесла Л.М. Дробижева, которая провела более 100 интервью, схема которых была подвижной, с различными представителями элитных групп Республики Татарстан. Также данный метод был активно использован при исследовании элитных групп «Россия от настоящего к будущему», проведенного в 1994–1996 гг. под руководством члена-корреспондента РАН К. Микульского. Впоследствии данная методика прошла свою апробацию в работах, как отдельных исследователей, так и целых авторских коллективов. Из последних изданий можно вспомнить работу А.Е. Чириковой, в которой показаны возможности и ограничения метода глубинного интервью в изучении элитных групп78.

Конечно, не отрицая эвристический потенциал качественных методов, все же отметим, что выбор того или иного метода при изучении любого социального явления, зависит как от целей и задач исследования, так и, в немалой степени, от возможностей исследования
и состояния самого объекта исследования. В этой связи изучение такой достаточно специфической группы, как политическая элита, прежде всего, сталкивается с такой особенностью данной группы, как закрытость, отсутствие потребности (а в большинстве случаев и желании) у её представителей в получении объективной информации, Иногда, к этому добавляется (особенно у представителей низового управленческого звена) и страх, связанной с потенциальной боязнью разглашения информации. Все это существенно снижает возможности использования некоторых качественных методов, в том числе, биографического метода, case study и глубинного интервью, более доступных для тех социологов, которые имеют неформальные связи с политиками, представляющими верхние эшелоны политической элиты, или занятыми в системе подготовки управленческих кадров в различных академиях и центрах.

Данные обстоятельства, как правило, детерминируют обращение многих исследователей элитной проблематики к количественным методам анализа политических элит, и, прежде всего, такому базовому методу, без которого невозможно ни полноценное использование других методов, ни подготовка самого прикладного исследования, как анализ документов.

Какие бы социальные явления и процессы не изучались, ученый-социолог не может составить о них целостного представления, не обратившись к анализу документальных источников. Можно согласиться с мнением некоторых исследователей, что в целом ряде социологических исследований данный метод является одним из основных. Это в полной мере относится как прикладным исследованиям в области промышленной социологии, анализу демографических процессов, так и изучению элитных групп.

Документ (от лат. documentum – доказательство, свидетельство) – согласно определению ГОСТа, средство закрепления различными способами на специальном материале (носителе) информации о фактах, событиях, явлениях объективной действительности и мыслительной деятельности человека79. Документальные источники могут классифицироваться по различным основаниям.

Так, по способу фиксации информации выделяют письменные (содержащие информацию в форме буквенного текста – архивные материалы, материалы прессы, личные документы), иконографические (кино, фото-видеоматериалы), фонетические (магнитофонные записи, грампластинки) документы.

По целевому назначению все документальные материалы подразделяются на целевые, чье появление было во многом спровоцировано исследователем, и наличные, составленные независимо от исследователя ради каких-либо других целей.

По степени персонификации принято выделять личные, имеющие отношение к конкретному лицу (листы по учету кадров, анкеты, заявления, библиотечные формуляры и т.д.), и безличные, содержащие информацию общего плана, не относящуюся к отдельному человеку (стенограммы, коммюнике, протоколы, данные архивов и т.д.), документы.

Ещё одним критерием разделения документов выступает источник информации, по которому документы делятся на первичные, формирующиеся на базе прямого наблюдения или опроса, на основе непосредственной регистрации совершающихся событий и вторичные, возникающие на базе первичных источников в результате их обработки, обобщения или описания.

И, наконец, одним из наиболее используемых является статусный критерий, на основании которого выделяют официальные и неофициальные документы. К первой группе относятся документы, составленные официальными органами (институтами власти и управления) и лицами. Это могут быть указы и постановления исполнительных, законодательных и судебных органов, данные государственной статистики, протоколы собраний и т.д. Ко второй группе принадлежат документы, собранные и составленные частными лицами, в том числе, автобиографии, письма, дневники, мемуары, анкеты, семейные альбомы. Данная групп документов особенно важна для анализа таких важных параметрических характеристик политической элиты, (и правящей, и оппозиционной), как ценностные установки, мотивы и идеологические приоритеты, характеристика конкретных направлений функционирования данной социальной группы. Используя данную группу документов, однако, следует помнить о некоторых общих правилах работы с документами. Любой документ следует проверять на надежность, устанавливая в каких условиях, когда и кем был он создан. Это особенно существенно для таких неофициальных документов, как мемуары. В последние годы наблюдается своеобразный «бум» мемуарной литературы, когда многие бывшие и нынешние государственные деятели, начиная от президентов и заканчивая служащими низового управленческого звена, стремятся поделиться своими воспоминаниями и размышлениями. Многие из данных произведений, особенно созданных высшими должностными лицами, по причине не только отсутствия времени, но и соответствующих талантов, могли появиться только при условии помощи со стороны соответствующего штата помощников и консультантов, вследствие чего считать их авторскими можно лишь условно.

Кроме того, при работе с документальными источниками следует помнить, что официальные документы более надежны, как источник информации, но, зачастую, очень идеологизированы, они не могут дать информацию о чувствах, мнениях и оценках тех или иных политических деятелей. С другой стороны, неофициальные документы содержат более обстоятельную информацию, позволяющую составить более глубокое представление об исследуемой эпохе, в том числе понять мотивы, которыми руководствовались те или иные политики, а также увидеть их оценки различных событий. Вместе с тем, имея ряд важных достоинств, такие документы очень часто отличаются значительным субъективизмом, связанным с желанием авторов приукрасить свою роль, оправдать свое поведение и показать в неприглядном виде своих оппонентов. В этом плане хрестоматийными стали мемуары некоторых отечественных политиков. В частности, можно вспомнить политического деятеля XVIII века (эпохи правления императрицы Анны Иоанновны) генерал-фельдмаршала, графа Б.Х. Миниха, который, не являясь высшим государственным сановником, и не обладая какими-либо выдающими государственными способностями, оценивал себя в своих мемуарах как «столпа Российской империи».

В целом, при работе с документами достаточно важное значение имеет знание методов и способов анализа материалов. Обычно принято выделять неформализованные (традиционные) и формализованные (контент-анализ) методы.

Традиционный (классический) анализ документов – это метод исследования, который предполагает выдвижение определенных гипотез, тщательное изучение существа анализируемого материала, логики текста, обоснованности и достоверности приводимых сведений. Традиционный анализ документов используют в первую очередь тогда, когда исследователь имеет дело с уникальными документами, главная цель изучения которых – всесторонняя содержательная интерпретация материала, если анализ документа связан с описанием сложных явлений и документальных данных недостаточно для массовой обработки или он неполные (нерепрезентативны)80.

Второй, во многом альтернативный рассмотренному выше, формализованный метод – контент-анализ. Контент-анализ в научной литературе определяют как «перевод в количественные показатели массовой текстовой (или записанной на пленку) информации с последующей статистической её обработкой»81. Появление данного метода связывают с социологическими исследованиями СМИ. Его основы были заложены американскими социологами Г. Лассуэллом и Б. Берельсоном.

Данный метод особенно важен при изучении выступлений представителей политической элиты в печати и в публикациях об элите. Именно в таком контексте он был использован в 90-е гг. прошлого столетия известным отечественным элитологом А.В. Понеделковым82. Также в работах О.В. Крыштановской и Л.А. Радзиховского были фактически начаты исследования, основывающиеся на контент-анализе документальных источников архивов ЦК КПСС83.

По существу данный метод заключается в нахождении в тексте определенных смысловых понятий (единиц анализа), выявлении частоты их употребления и соотношения с содержанием всего документа. В качестве смысловых единиц могут выступать, в частности, понятия из различных отраслей научного знания, в том числе, и термины политического содержания: политическая элита, правящий класс, бюрократия, контрэлита.

Также в качестве смысловых единиц могут выступать и темы, выраженные в отдельных абзацах, частях текста, статьях. К их числу, без сомнения, можно отнести, проблематику борьбы с коррупцией и взяточничеством, укрепления государственности, поиска национальной идеи, социальной справедливости и т.д. Все это достаточно важно для определения политико-идеологических ориентаций элиты, её формулы правления. Автором данного учебного пособия в процессе подготовки монографии был проведен контент-анализ выступлений высших должностных лиц (в частности Президента) за период 2000–2005 гг. Основным источником послужили Ежегодные послания Президента РФ Федеральному Собранию. Контент-анализ показал, что одной из основных ориентаций элиты была идеологемма свободы, соединенная с порядком, что достаточно характерно для господствующей в элите прослойки хозяйственников-технократов (см. раздел III
данного пособия)84.

И, наконец, смысловыми единицами могут являться и имена политических деятелей, лидеров партий, общественных организаций и движений, составляющих основу контрэлиты общества. По частоте их упоминания можно во многом судить о влиятельности данных организаций, партий или движений.

Среди достаточно интересных работ, основанных на методе контент-анализа, отметим исследование, проведенное в 2005 году М.А. Старковой, и посвященное изучению политического дискурса (система коммуникаций, конструирующаяся, с одной стороны, совокупностью тем, становящихся предметом обсуждения, а с другой – принятыми языковыми способами обсуждения тем (дискурсивными практиками))85 элит Пермской области. Материалом для её анализа послужили тексты выступлений и интервью двух губернаторов Пермской (в то время) области, последовательно сменивших друг друга Ю.П. Трутнева (губернатора в период с 2000 по 2004 г.) и О.А. Чиркунова (и.о. губернатора с 2004 года). В качестве смысловой единицы автор выбрал использование политических метафор, которые, будучи не только принадлежностью языка, но и своеобразным феноменом мышления, позволяют выявить способы осмысления политической ситуации, характерные для данного дискурса и для данных субъектов. В результате анализа двадцати выступлений и интервью Ю.П. Трутнева (с 1998 по 2004 г.) на основе частоты употребления была построена следующая иерархия метафорических моделей исследуемого политического дискурса: борьба – 18 случаев, движение – 17, игра (в том числе команда) – 17, спорт – 10, механизм – 5, строительство – 5, диалог – 5, персонификация региона – 4. Как видно из данного ряда, базовыми метафорическими моделями для данного политика были борьба и сила, которые воплотились в лозунгах его предвыборной компании – «Сила. Порядок. Уверенность»86. В результате анализа 10 выступлений и интервью преемника Ю. Трутнева на посту губернатора О.А. Чиркунова получилась следующая иерархия: игра, в том числе команда – 23 случая, экономика, бизнес – 12, персонификация власти, региона – 12, движение, прогресс – 8, математика – 7, спорт – 3, строительство – 3, механизм – 3. В отличие от предшественника, у О.А. Чиркунова на первое место выдвинулась метафора игры, приобретающая смысл в выстраивании собственного имиджа и собственной политики, что и выразилось в его стремлении, прежде всего, к реформам структуры
областной власти87.

В целом, достоинством данного метода, как справедливо отмечают некоторые исследователи, является возможность избежать субъективизма при разборе достаточно больших массивов обрабатываемой информации, значительно сократить физические объемы материала при сохранении основных связей его содержания, проанализировать особенности текстовых характеристик документов, например, одной партии в зависимости от состава тех, кому они предназначены, или разных партий, выступающих по одной проблеме88. Также данный метод может использоваться и при кодировке открытых вопросов анкет.

Наряду с анализом документов, одним из наиболее популярных среди социологов способов сбора информации остается метод опроса. Его использование настолько распространено, что с ним зачастую ассоциируют саму социологическую науку. Вместе с тем, опрос не является изобретением социологов. Гораздо раньше он применялся в юриспруденции, педагогике и некоторых других отраслях научного знания. Однако в социологии он приобрел свою специфику, которая позволила сделать данный метод одним из основных.

Под социологическим опросом понимается, во-первых, метод сбора первичной социологической информации, предусматривающий обращение исследователя к определенной совокупности людей с вопросами, содержание которых представляет изученную проблему на уровне обыденного сознания, а также регистрацию и обработку полученных ответов, их последующую интерпретацию с целью описания, анализа, объяснения, прогнозирования развития изучаемых процессов или явлений социальной жизни, и, во-вторых, вид социологического исследования, как правило, массовые опросы общественного мнения (телефонные, уличные и др.)89.

В последние годы появилось достаточно много исследований, в которых детально описаны как основные разновидности данного метода, так и технологии его применения при изучении тех или иных общественных явлений90. Это избавляет от необходимости подробного описания всех технологических приемов. В этой связи остановимся на особенностях использования данного метода при изучении элитных групп, что позволит полнее оценить его эвристический потенциал.

Метод социологического опроса, как известно, применяется, в первую очередь, в тех случаях, когда необходимо получить информацию о субъективном состоянии человека, событиях из его жизни, отношении к этим событиям, потребностях, намерениях, мнениях того или иного индивида. Метод опроса является, с одной стороны, достаточно гибким, поскольку позволяет моделировать любые ситуации, нужные исследователю, с другой стороны – это достаточно надежный метод, так как при наличии системы контроля он дает не менее достоверную и качественную информацию, чем методы изучения документов или социологическое наблюдение. Значение метода социологического опроса тем больше, чем меньше по изучаемой проблеме документальной информации, статистических материалов, возможностей проведения наблюдения, эксперимента91.

Среди достаточно большого количества разновидностей опроса базовыми считаются письменный (анкетирование) и устный (интервьюирование). Анкетирование (от франц. enguete – расследование) – это вид социологического опроса, при котором респондент дает в письменном виде ответы на вопросы, содержащиеся в специальном формуляре (анкете). Анкета – опросный лист, содержащий совокупность вопросов, объединенных единым исследовательским замыслом и направленных на выявление качественно-количественных характеристик объекта и предмета анализа. Как правило, она включает в себя вводную часть, в которой содержится обращение к респондентам, объяснение того, кто и с какой целью проводит опрос, как будут использоваться его результаты, что нужно сделать для правильного заполнения анкеты, основную, содержащую сами вопросы и, «паспортичку», заключительный блок анкеты, в котором приводятся социально-демографические сведения о респонденте (в том числе, о поле, возрасте, семейном положении, образовании, социальном происхождении, профессии и т.д.).

В отличие от анкетирования, интервьюирование – это вид социологического опроса, представляющий собой проводимую по определенному плану беседу, предполагающую прямой контакт интервьюера с респондентом.

Успешное использование, как анкетирования, так и интервьюирования применительно к политической элите имеет ряд своих особенностей и зависит от ряда факторов. Прежде всего, они связаны с самой спецификой объекта исследования, а именно определением границ элитной группы. Как известно, в социологии и политологии высказывались различные мнения о количественном составе элитных слоев. Так, один из создателей теории элит Г. Моска отмечал, что чем больше политическое сообщество, тем пропорционально меньше правящее меньшинство по сравнению с управляемым большинством. Исходя из этого, он определял правящий класс как менее многочисленный слой общества, выполняющий все политические функции, монополизирующий власть и наслаждающийся теми преимуществами, которые она дает92.

В отличие от Г. Моска значительно расширяли границы данного слоя В. Парето, Ч.Р. Миллс и М.С. Восленский. В представлении В. Парето, «элита – класс людей, имеющих высший показатель в своей сфере деятельности»93. Ч.Р. Миллс определял «властвующую элиту» как совокупность индивидов, занимающих такие позиции, которые дают им возможность возвыситься над средой обыкновенных людей и принимать решения. Как считал исследователь, такие индивиды до прихода в состав «властвующей элиты» управляли «важнейшими иерархическими институтами и организациями современного общества»94.

Достаточно оригинальную трактовку правящего класса, определяемого как «номенклатура», дал известный отечественный исследователь М.С. Восленский. Он рассматривал «номенклатуру», правящий класс советского общества, как «большую группу людей, отличающуюся от других групп по своему – господствующему – месту в исторически определенной системе общественного производства, тем самым по отношению к средствам производства, по своей – организующей – роли в общественной организации труда, а, следовательно, по способу получения и размерам той – непомерной – доли общественного богатства, которой она располагает»95.

Такая достаточно широкая трактовка номенклатурного слоя вызывает ныне заслуженную критику. С позиции непосредственного участия в принятии управленческих решений, к правящему слою вряд ли можно относить руководителей предприятий промышленности, строительства, науки и образования. Более того, даже некоторых представителей центральных органов власти и управления (не говоря уже о низовых) также трудно считать причастным и к осуществлению важнейших политических решений.

Таким образом, не совсем оправданным является расширение границ советского правящего класса и отождествление его с номенклатурой. По различным оценкам, советский правящий класс, включавший незначительный слой высших партийных функционеров, насчитывал не более 2000 человек96. Естественно, что не все они непосредственно участвовали в принятии важнейших управленческих решений. Как правило, за них несли ответственность Политбюро
ЦК КПСС, а также Совет Министров СССР. Роль высшего представительного органа отводилась Верховному Совету СССР. Из всех перечисленных выше органов ведущую роль играли именно партийные, опирающиеся на разветвленный партийный аппарат, работники которого и формировали номенклатуру.

В целом, ни достаточно широкое, ни локальное определение границ политической элиты, не находило поддержки у известного отечественного социолога, высланного в 1922 году из Советской России, П.А. Сорокина, отмечавшего, что «верхние этажи здания должны быть пропорциональны его нижним этажам: они не должны быть ни слишком тяжелыми, ни слишком громоздкими,… если они таковыми становятся, то социальное здание рушится»97.

Ученый справедливо замечал, что «общество не может существовать благополучно, если его верхний слой составляет, скажем, 50 % от всего населения»98. Но, критикуя сторонников увеличения количественного состава элиты, он, вместе с тем, не соглашался с теми авторами, которые предлагали рассматривать элиту как относительно небольшую в количественном отношении группу.

При этом он констатировал, что «очевидно также и то, что все правительство страны со 100-миллионным населением не может состоять из 50 человек». Вследствие этого, по его мнению, для любого процветающего общества существует оптимальная пропорция верхних слоев по отношению ко всему обществу. Отклонение в любую сторону будет иметь катастрофические последствия, поскольку способствует либо перепроизводству, либо, наоборот, недобору кандидатов в верхние социальные слои99. В своей фундаментальной работе «Система социологии» П.А. Сорокин уже более четко отмечал, что количество представителей элиты первого ранга очень невелико: «по вычислениям Гальтона в 1868 г. в Англии на все население было 1250 хорошо известных людей, 520 – выдающихся и знаменитых»100.

Действительно, все рассмотренные выше суждения показывают, что добиться какой-либо математической точности в определении границ данной социальной группы достаточно сложно. Если применительно к правящей элите ещё можно с определенной долей уверенности определить её количественные параметры, учитывая численность членов Правительства, администрации Президента, депутатов Совета Федерации и Государственной Думы, то применительно к контрэлите, включающей весьма вариативный слой лидеров политических партий, общественных движений, организаций, это сделать не всегда просто.

Помимо определения границ объекта исследования, успех анкетирования напрямую связан с личностью респондентов, а также с деятельностью самих исследователей. При этом в отличие от других исследуемых общностей и групп, в случае с политической элитой имеет решающее значение именно первая группа факторов. В этой связи правы авторы коллективного учебного пособия «Основы политической элиты», отмечая, что из всех респондентов, которые они при проведении своего исследования первоначально включили в выборку, 70 % согласились отвечать на вопросы интервью (при этом 30 % – охотно, а 40 % – неохотно). Из них неохотно, но с проявлением некоторой заинтересованности в процессе проведения интервью – 44 %. Не согласились отвечать на вопросы интервьюера 30 % (при этом: из-за категорического нежелания работать с социологами – 6 %, ссылаясь на недостаток времени – 14 %, ссылаясь на отсутствие интереса к теме – 10 %)101.

По наблюдениям целого ряда исследователей, на согласие представителей, как правящей элиты, так и контрэлиты участвовать в интервью, или анкетном опросе влияют такие разные обстоятельства, как престижность организаций, участвующих в проведении опроса, в ряде случаев – апелляция к собственному имени и авторитету политического деятеля, иногда, тот факт, что исследование будет опубликовано в виде монографии, а также желание апробировать на исследователе свои идеи или же познакомиться с новыми для себя концептуальными схемами.

Для активного вовлечения респондента-политика в опросный процесс необходима высокая профессиональная подготовленность социолога. Применительно к интервью – это его умение быстро сориентироваться в ситуации, расположить к себе собеседника, попеременно принимая то сторону его союзника, то оппонента. Видя заинтересованность политика в данной теме, предложить (в случае необходимости) вопросы, которые могли бы углубить представление
о той или иной проблеме, но которые первоначально не были запланированы.

Ещё большие трудности связаны с проведением анкетного опроса. Сдерживающими факторами для представителей политической элиты здесь выступают, и недостаток времени, и боязнь разглашения информации, которую они вольно или невольно могут считать закрытой, и, в ряде случаев, отсутствие достаточных неформальных связей с социологом-исследователем, проводящим опрос. В некоторых ситуациях оказывают влияние и некорректно (в частности, прямолинейно) поставленные, неопределенные вопросы, само оформление опросного листа.

Имея достаточно значительную практику работы с таким своеобразным контингентом, как респонденты-политики, ряд исследователей приводит в своих работах достаточно интересные
рекомендации:

1. Формулируя вопросы анкеты, необходимо всегда ориентироваться на респондента. Анкета должна быть корректной и деликатной, предпочтительнее в форме диалога, чтобы каждый опрашиваемый чувствовал, что обращаются именно к нему, а не к некой абстрактной единице, что его мнение действительно необходимо.

2. При разработке анкеты важно ознакомиться с дискурсивными особенностями опрашиваемой общности, прежде всего спецификой языка, и формулировать вопросы в тех языковых формах, которые доступны респондентам.

3. Эффективность проводимого исследования во многом определяется анонимностью ответов респондентов. Вследствие этого, в вводной части анкеты следует особо подчеркнуть её анонимность, а при сборе таких анкет респонденты должны опускать их в специально подготовленный ящик, а не сдавать анкетерам. Не рекомендуется использовать в качестве анкетеров руководящих работников различных уровней.

4. И, конечно, большое внимание нужно уделять самому оформлению анкет, которые должны быть напечатаны на белой бумаге, удобным для чтения шрифтом, текст свободно расположен на странице, а различные тексты – иметь отличный шрифт102.

В целом, имея несомненные достоинства, метод опроса обладает и некоторыми ограничениями. В частности, полученные в ходе опроса результаты, выражают субъективные мнения респондентов. Вследствие этого, для создания более объективной картины социальной реальности, необходимо использовать и иную информацию, полученную посредством применения и других методов. В случае с политической элитой к ним можно отнести и такой достаточно специфический метод, как экспертный опрос.

Экспертный опрос предполагает, прежде всего, опрос специалистов, компетентных в данной области. Это, по сути, особая разновидность социологических методов, где многие требования, которые действуют в массовых опросах, неприемлемы. Как правило, экспертный опрос нацелен на уточнение исследовательских гипотез, пополнение интерпретации определенных социальных явлений и процессов. При проведении экспертных опросов доминируют открытые формулировки, а закрытые вопросы предназначены лишь для оценки уровня уверенности, степени согласия или несогласия с уже высказанными позициями. При таком опросе тема и задачи должны быть четко сформулированы, при этом подчеркивается важность именно персонального мнения специалистов (в то время как в массовых опросах отмечается, что мнение опрашиваемого учитывается лишь в рамках общей статистики)103.

Среди подобных экспертных опросов отметим проведенный коллективом российских социологов и политологов под руководством доктора политических наук, профессора А.В. Понеделкова в июле-августе 2007 года представительный опрос 27 ученых-элитологов, ответивших на открытые вопросы, касающиеся оценки состояния и динамики изменений современных российских элит и прогнозов возможных изменений, а также оценок состояния российской элитологии и перспектив её развития104. В список экспертов вошли как известные российские элитологии, так и молодые исследователи, уже имеющие ученую степень. Оценивая конфигурацию власти в современной России с позиций моделей Р. Миллса и Р. Даля, опрошенные элитологии в большей мере склонялись к тому, что пока в России работает модель Р. Миллса и власть сконцентрирована в руках элит. Отвечая на один из базовых вопросов исследования – «Что Вы можете сказать, исходя из своих наблюдений, о динамике изменений современных российских административных и политических элит?» эксперты разделились в своих суждениях на две группы, одна из которых обратила большее внимание на «негативные» аспекты, отрыв элит от населения и их замыкание на собственных интересах, коррумпизацию и, даже отчасти, деградацию элитных групп, другая – на структурные и функциональные изменения в постсоветских административно-политических элитах105. Давая прогноз относительно ожидаемых изменений элитологической ситуации, одна группа экспертов выразила уверенность в близкой их перспективе, другая – отстаивала мнение о прочном и стабильном состоянии в элитном сообществе и власти, где трудно ожидать серьезных изменений106.

Разновидностью метода экспертного опроса применительно к элите является т.н. метод репутационного анализа, разработанный и впервые примененный в начале 50-х гг. XX гг. Ф. Хантером в г. Атланта штата Джорджия (США) для изучения структуры городской власти. Сторонники данного методологического подхода убеждены, что для определения группы лиц, принадлежащих к элите и занимающих властные позиции, необходимо опросить особую экспертную группу, включающую как наблюдателей, так и активных участников событий. Их мнение о степени влияния лидеров на реальные общественные процессы, поможет отделить тех, кто оказывает реальное влияние на их ход, от лиц, занимающих ведущие позиции в той или иной общности или общественной среде, номинально. Данный метод, хотя и позволяет максимально приблизить результаты идентификации элитных групп к реальной ситуации, вместе с тем не лишен и достаточно сильного оттенка субъективизма, связанного с тем, что мнение экспертов все же субъективно, не лишено значительного оценочного аспекта, влияния личных симпатий и антипатий107.

Подводя краткий итог всему сказанному выше, следует ещё раз отметить, что изучение такой достаточно сложной социальной группы, как политическая элита требует использования не одного, а целой совокупности методов, обладающих различным эвристическим потенциалом. При этом исследователь должен отдавать себе отчет в том, что не существует каких-либо универсальных методов, каждый из методов по-своему уникален и имеет как позитивные характеристики, так и свои, достаточно специфические ограничения.

Контрольные вопросы

1. Дайте определение категории «социологический метод».

2. Какие типологии методов Вы знаете?

3. Назовите количественные методы, используемые в социологии.

4. Какие Вы знаете качественные методы, применяемые для изучения элитных групп?

5. В чем заключаются особенности метода анализа документов?

6. Дайте характеристику метода контент-анализа применительно к изучению политической элиты.

7. Назовите основные достоинства и недостатки использования метода анкетирования политической элиты.

8. В чем особенности использования метода интервью в изучении элитных групп?

9. Что такое метод репутационного анализа?

Литература

1. Ашин Г.К., Понеделков А.В., Игнатов В.Г., Старостин А.М. Основы политической элитологии: Учебное пособие. М., 1999.

2. Ашин Г.К., Понеделков А.В., Старостин А.М., Кислицын С.А. Основы политической элитологии. 2-е изд., испр. и доп. М., 2013.

3. Батыгин Г.С. Лекции по методологии социологических исследований. М., 1995.

4. Булдаков Л.В. Политическая элита: основные понятия, базовые концепции: учебное пособие с хрестоматийными материалами. Кемерово, 2011.

5. Бутенко И.А. Организация прикладного социологического исследования. М., 1998.

6. Власть и элиты в российской трансформации: Сб. научн. cтатей / под ред. А.В. Дуки. СПб., 2005.

7. Девятко И.Ф. Методы социологического исследования. Екатеринбург, 1998.

8. Зборовский Г.Е., Шуклина Е.А. Прикладная социология. М., 2004.

9. Крыштановская О.В. Анатомия российской элиты. М., 2005.

10. Ледяев В.Г., Ледяева О.М. Репутационный метод в эмпирических исследованиях власти в городских общностях // Журнал социологии и социальной антропологии. 2002. № 3.

11. Покатов Д.В. Политическая элита России: Теория. История. Современность (Социологический анализ) / под ред. Г.В. Дыльнова. Саратов, 2010.

12. Рудой В.В., Понеделков А.В., Старостин А.М., Лысенко В.Д.
Региональные административно-политические элиты России: двадцать лет постсоветской эволюции (социологический анализ).
Ростов н/Д., 2012.

13. Социологическая энциклопедия: В 2 тт. / Гл. ред. В.Н. Иванов. М., 2003. тт. 1-2.

14. Чирикова А.Е. Региональные элиты России. М., 2010.

15. Ядов В.А. Стратегия социологического исследования.
М., 2010.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074