Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

МОДЕРНИЗАЦИЯ МЕХАНИЗМА УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ

Коваленко Е Г, Полушкина Т М, Якимова О Ю, Автайкина Е В, Зайцева О О, Седова К С,

2.1. Тенденции и проблемы развития сельских территорий России

Современная социально-экономическая, экологическая и демографическая ситуация на селе характеризуется комплексом накопившихся проблем, препятствующих его переходу к динамичному устойчивому развитию. Безусловно, главным и решающим условием формирования и развития сельской территории является ее население. Несмотря на это, продолжается тенденция сокращения численности сельского населения. За 2000–2012 гг. российское село утратило 2241,8 тыс. или 6 % людских ресурсов. Потери происходят и за счет естественного, так и миграционного факторов и составили 3 521,8 тыс. человек (рис. 6).

Рис. 6. Естественная и миграционная убыль
сельского населения в 2000–2012 гг.

В последние годы, благодаря активизации демографической политики, естественная убыль сельского населения резко снизилась, вместе с тем в 2010–2012 гг. значительно увеличился и вышел на первый план в качестве фактора уменьшения численности сельского населения миграционный отток.

Число выбывших из сельских поселений в 2012 г. увеличилось по сравнению с 2000 г. в 1,6 раза и составило 1393,2 тыс. человек, в том числе 607,4 тыс. (43,6 %) в возрасте 15–29 лет. Неблагоприятный социально-психологический климат в сельском социуме продуцирует широкомасштабные миграционные настроения: 29,1 % жителей села, в том числе 50 % молодежи, либо точно намереваются уехать, либо задумываются об отъезде. Основной причиной миграционных настроений являются низкие заработки.

Продолжает ухудшаться гендерная структура сельского населения. В возрасте старше трудоспособного численность женщин превосходит численность мужчин в 2,3 раза, а в трудоспособном – на 1 тыс. мужчин приходится только 850 женщин (в 2011 г. – 858, в 2010 г. – 866, в 2000 г. – 889). Аналогичный, хотя и менее выраженный, гендерный дисбаланс сложился в структуре сельского населения моложе трудоспособного возраста. Дефицит невест осложняет формирование семей и снижает возможности воспроизводства сельского населения.

С каждым годом в связи с повышением удельного веса лиц моложе и старше трудоспособного возраста демографическая нагрузка на сельское население в трудоспособном возрасте увеличилась до 738 человек против 713 в 2011 г. (на 3,5 %). На 60 % этот прирост был обеспечен за счет детей и подростков в возрасте 0–15 лет. Динамика смертности сельского населения характеризуется устойчивым понижающим трендом, наблюдаемым с 2006 г. Максимальный за последние 13 лет коэффициент смертности был отмечен в 2005 г. – 18,6. За 7 последующих лет на сельских территориях этот индикатор социального неблагополучия сократился в 1,3 раза.

Продолжительность жизни устойчиво растет на селе с 2006 г. За последние 12 лет на сельских территориях продолжительность жизни увеличилась на 4,3 года и в 2012 г. составила 68,6 лет. Продолжительность жизни у мужчин растет быстрее, чем у женщин (за 12 лет она увеличилась на 5 лет, у женщин на 3 года). Однако, продолжительность жизни сельских жителей в среднем на 2 года меньше, чем у городских.

Рассматривая уровень занятости на селе, необходимо отметить, что он значительно ниже, чем в городе. На протяжении последних 12 лет уровень занятости в городе неуклонно повышался, на селе эта тенденция была менее устойчивой. В городской местности этот индикатор рынка труда в 2012 г. по сравнению с 2000 г. вырос на 13 %, в сельской местности – всего на 4 %. Рассматривая динамику занятости сельского населения в трудоспособном возрасте за этот период времени, можно сказать, что сложилась отрицательная динамика, что свидетельствует об увеличении недоиспользованных трудовых ресурсов на селе.

В структуре занятого населения по видам экономической деятельности на основной работе по-прежнему доминирует аграрный сектор. Но его удельный вес продолжает снижаться (табл. 5). В 2012 г. численность сельского населения, занятого в сельском хозяйстве уменьшилась на 451 тыс. чел., или на 8,2 %. Сократилась численность и доля занятых в государственном управлении, обеспечении военной безопасности и социальном обеспечении. Урон понесло и сельское здравоохранение, что при неукомплектованности кадрами медицинских учреждений в сельской местности, безусловно, отрицательно отразилось на доступности селянам медицинской помощи.

Таблица 5

Структура занятого сельского населения по видам экономической деятельности на основной работе в 2009–2012 гг., %

Показатель

2009 г

2010 г.

2011 г.

2012 г.

2012 г. к 2009 г., ٪

Занято в отраслях сельской экономики – всего

100

100

100

100

100

в том числе:

         

сельское и лесное хозяйство, охота, рыболовство и рыбоводство

27,1

26,0

25,6

24,9

91,8

добыча полезных ископаемых

1,6

1,7

1,7

1,7

106,2

обрабатывающие производства

8,5

8,8

8,7

8,9

104,7

производство и распределение электроэнергии, газа и воды

2,7

2,8

2,8

2,9

107,4

Строительство

6,1

6,2

6,6

7,0

114,7

торговля, ремонт автотранспортных средств, предметов личного пользования, гостиницы, рестораны

13,0

13,0

13,5

13,8

106,1

транспорт и связь

7,0

7,2

7,2

7,2

102,8

финансовая деятельность, операции с недвижимостью

3,6

3,9

4,3

4,2

116,6

государственное управление и обеспечение военной безопасности, социальное обеспечение

8,6

8,4

7,9

7,6

88,3

образование

11,3

11,4

11,2

11,3

100

здравоохранение и предоставление социальных услуг

7,5

7,4

7,2

7,2

96

другие виды экономической деятельности

3,1

3,3

3,3

3,2

103,2

В остальных видах экономической деятельности численность занятых увеличилась, в наибольшей мере – на 16,6 % – в секторе финансов и операций с недвижимостью и 14,7 % – в сфере строительства. Темпы диверсификации сельской экономики нельзя признать удовлетворительными для обеспечения занятости рабочей силы, высвобождаемой из сельскохозяйственного производства в результате его модернизации.

Рассматривая сельское хозяйство как основную отрасль, в которой занято сельское население, отметим, что одной из проблем является плохая техническая оснащенность сельского хозяйства. Меры по ее решению принимаются, но они малоэффективны. Большое количество сельскохозяйственных предприятий страны пользуется импортной техникой, а это в свою очередь связано с тем, что не все люди, задействованные в сельском хозяйстве, обладают достаточными знаниями и навыками по работе с ней. Техническая и технологическая модернизация сельского хозяйства России предполагает наличие высококвалифицированных кадров. Недостаточный уровень развития человеческого капитала в АПК особенно наглядно проявляется в несоответствии качества и структуры кадрового потенциала инновационным потребностям:

– наряду с развитием техники и технологий необходимы существенные изменения в направленности подготовки, переподготовки и повышения квалификации кадров (для работы на 1000 га зерновых при современных технике и технологии достаточно всего двух, но высококвалифицированных работников; при беспривязном содержании коров один квалифицированный работник может обслуживать не менее 60 коров и т.п.);

– сельские кадры стареют, усиливается дефицит специалистов (менее 40 % хозяйств обеспечены высококвалифицированными агрономами, зооинженерами, механиками и экономистами с высшим образованием);

– неразвита институциональная среда инновационного развития агропромышленного комплекса, что, например, проявляется в недостаточности консультационных и научно-внедренческих институтов, в то время как один высококвалифицированный консультант вполне может заместить по своей результативности труд соответствующих специалистов 10–12 средних хозяйств.

Ключевой негативной особенностью агропромышленного комплекса Российской Федерации является деструктивное развитие сельского рынка труда. Безработица среди сельских жителей в 1,9 раз выше по сравнению с ее уровнем среди горожан. Если в численности экономически активного населения городов безработные в 2012 г. составили 4,5 %, то в сельской местности – 8,5 %. И хотя ученые-экономисты говорят о начавшемся процессе диверсификации сельской экономики, выбор занятия для оказавшегося без работы деревенского жителя остается крайне ограниченным. К тому же, как показывают специальные исследования, во многих сельскохозяйственных организациях с каждым годом увеличивается численность рабочих, привлекаемых на постоянную или временную работу.

Однако необходимо отметить, что вследствие стабилизации процессов в российской экономике численность безработных и уровень безработицы снижаются. Так, уровень безработицы на селе в экономически активном возрасте в 2012 г. сократился на 25 % (614 тыс. чел.). Однако разрыв с соответствующими индикаторами по городу остается большим – 1,9 раза (8,5 % – в селе, 5, 5 % – в городе).

Численность персонала сельскохозяйственных организаций имеет тенденцию к снижению. Только за последние 10 лет он сократился более чем на 3 млн. чел., или 68 %. Это обусловлено в первую очередь сокращением объемов производства, неудовлетворительным финансовым положением, банкротством многих хозяйств. Вместе с тем, хотя в меньшей мере, действует и фактор интенсификации сельскохозяйственного производства, обусловленный его технической и технологической модернизацией. Значимость последнего по мере реализации новой Государственной программы развития сельского хозяйства, рассчитанной на 2013–2020 гг., возрастет, масштабы высвобождения рабочих рук из отрасли расширятся, что потребует принятия специальных мер по стимулированию развитию в сельской местности альтернативных видов деятельности.

Современная ситуация с кадровым обеспечением сельского хозяйства весьма противоречива. В условиях обширной безработицы на селе многие хозяйства нуждаются в пополнении кадрового потенциала. По данным опроса руководителей сельскохозяйственных организаций, проведенного Центром социальной политики и мониторинга сельского развития ВНИИЭСХ многие хозяйства испытывают дефицит рабочей силы. Но почти половина вакансий – это вакансии с заработной платой ниже прожиточного минимума. Эти рабочие места остаются вакантными из года в год. Кадровый дефицит, безусловно, связан и с региональной несбалансированностью рынка труда, несоответствием профессионально-квалифицированной структуры спроса и предложения рабочей силы, других ее качественных характеристик.

Низкий уровень оплаты труда является одним из важнейших факторов нежелания населения работать в аграрном секторе. В 2012 г. темпы роста номинальной начисленной заработной платы работников сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства снизились. Соотношение заработной платы в сельском хозяйстве, охоте и лесном хозяйстве со среднероссийским уровнем в 2009 г. составляло – 51,5 %, в 2010 г. – 50,9, в 2011 г. – 53,3 и в 2012 г. – 53,1 %. Абсолютная разница в размере в размере среднемесячной заработной платы в целом по российской экономике и в рассматриваемой отрасли увеличилась на 46 % по отношению к 2009 г. и составила 14 129 руб.

Можно отметить еще одну важную особенность, которая влияет на спрос сельского рынка труда, а также на уровень заработной платы и доходны сельских жителей – это сезонность сельскохозяйственного производства и неравномерное поступление доходов к сельхоз-
производителям.

Повышенный спрос на труд сельского населения приходится на периоды весеннего сева. Поэтому в зимний период ситуация на рынке труда становится еще более напряженной.

Особо острой для села является проблема бедности сельского населения, хотя за последние 12 лет доля населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума (уровень бедности) уменьшила в 1,8 раз. Однако, существует большой разрыв в уровнях бедности в городской и сельской местности. Так, если в городской местности за чертой бедности в 2012 г. находилось 8,8 % населения, то в сельской – 16,9 %; в 2011 г. – 18,4 в сельской, 10,4 – в городской и в 2010 г. – 19,4 % – в сельской местности, 10,3 % – в городе. Таким образом, уровень бедности на селе почти в 2 раза превышает уровень бедности в городе. Без преувеличения можно говорить, что российская бедность локализуется в сельской местности.

Еще одним проблемным вопросом является обустройство сельского жилищного фонда. Основная часть сельского жилищного фонда в стране не имеет элементарных удобств. Сравнительные данные городского и сельского жилищного фонда показывают, что доля жилых домов, оборудованных основными коммунальными удобствами, отличается в разы. Рассматривая жилищные условия сельского населения, отметим, что ввод жилья в сельской местности с каждым годом увеличивается. В 2012 г. в расчете на 1 тыс. жителей было введено 422 м2 жилья, что на 1,6 % больше чем в предыдущем году и в 2,3 раза больше, чем в 2000 г. Лишь в 2010 г. наблюдалось сокращение ввода жилья в основном за счет индивидуальных застройщиков, которые построили жилья меньше, чем в предыдущие годы.

Темпы повышения уровня благоустройства сельского жилищного фонда остаются очень низкими. Отставание от городского уровня (за исключением газоснабжения) остается очень высоким – от 1,5 (центральное отопление) до 3 (горячее водоснабжение) (табл. 6.)

Таблица 6

Уровень благоустройства сельского жилищного фонда

Год

Общая площадь, оборудованная, ٪:

водопроводом

водоотведением

центральным отоплением

ваннамиушем)

газом

горячим водоснабжением

2009

46,8

37,7

58,9

28,1

74,4

24,7

2010

47,6

38,5

60

28,7

74,5

25,3

2011

48,5

39,2

60,8

29,1

74,7

26,2

2012

49,1

39,9

61,3

29,4

73,8

26,5

Таким образом, всеми видами благоустройства (водопровод, водоотведение, отопление, горячее водоснабжение, газ или напольные плиты) в 2012 г. было оборудовано 24,8 % общей площади жилых помещений, в городе – 77,4 %, или в 3,1 раза больше.

Еще одной проблемой сельских территорий является отсутствие развитой социальной инфраструктуры общественного пользования, что влечет за собой другие множество негативных последствий. В их числе депопуляции сельского населения, и как результат – вымирание многих сел. Необеспеченность сельской местности детскими садами, образовательными учреждениями, больницами, учреждениями культуры, а также недоступность многих услуг ведет к ущемлению прав и возможностей сельских жителей, ограничению их самореализации. А из-за недостаточных объемов строительства и курса на концентрацию сети объектов образования, здравоохранения и культуры, в условиях неразвитости дорожной сети, мобильных и дистанционных форм обслуживания снижается так же доступность для сельского населения образовательных, медицинских, культурных, торговых и бытовых услуг, находящихся в районных центрах.

Что касается развития сельского хозяйства, то можно отметить, что в последние годы оно развивалось достаточно динамично. Несмотря на падение производства в годы, характеризовавшиеся неблагоприятными для отрасли погодными условиями, среднегодовой прирост производства составлял в среднем 3,5 %. При замедлении темпов роста экономики в целом в кризисный период производство продукции сельского хозяйства сохраняло устойчивую тенденцию. На рис. 7 представлена доля АПК в валовом внутреннем продук-
те в 2002–2013 гг.

Доля АПК в валовом внутреннем продукте в 2002–2013 гг. колебалась в пределах 6,0–3,6 %. В 2013 г. валовая добавленная стоимость АПК составила 2 162,2 млрд руб., или 3,8 % от ВВП. По сравнению с 2002 г. валовая добавленная стоимость АПК в 2013 г. увеличилась на 1589 млрд руб., но в структуре ВВП уменьшилась на 2,2 %.

Рис. 7. Доля АПК в ВВП России в 2002–2013 гг., %

В 2000–2013 гг. наблюдался динамичный рост производства продукции сельского хозяйства. Так, в 2012 г. производство сельскохозяйственной продукции увеличилось более чем в 4 раза по отношению к 2000 г. Положительная динамика производства сельскохозяйственной продукции в 2012 г. способствовала обеспечению продовольственной безопасности страны по целому ряду видов продукции – зерно, картофель, растительное масло и сахар.

Состояние малого и среднего предпринимательства в сфере сельского хозяйства характеризуется следующими показателями. Согласно данным, представленным Росстатом в 2012 г. в Российской Федерации осуществляли деятельность 6,037 млн субъектов малого и среднего предпринимательства, в том числе 409 тыс. субъектов малого и среднего предпринимательства осуществляют деятельность в сфере сельского хозяйства – 6,8 %. Наблюдается тенденция уменьшения количества субъектов малого и среднего предпринимательства в сфере сельского хозяйства. Так в 2012 г. по сравнению с предыдущим годом их количество уменьшилось на 14,7 %.

Необходимо отметить, что на большей части сельских территорий сложилась тревожная экологическая ситуация. Почти четверть сельскохозяйственных угодий, в том числе около 30 % пашни, подвержены водной и ветровой эрозии, деградирует лесной фонд. Загрязнена почва не только в зоне влияния промышленных, сельскохозяйственных предприятий, транспортных магистралей, но и в селитебной зоне. В 28 % мест водопользования превышена предельная концентрация различных химических веществ, в 16 % – микроорганизмов. Каждый пятый колодец, родник не пригоден для хозяйственно-питьевого водоснабжения из-за высокого содержания вредных и опасных для здоровья примесей и микроорганизмов.

Таким образом, основными проблема сельских территорий являются:

– депопуляция и старение сельского населения – проблемы, которые в дальнейшем могут повлечь за собой обезлюдивание и вымирание сел, а, следовательно, и потерю земель, территорий, которые несут в себе как экономическую, так и природно-культурную ценность;

– значительные различия в уровне оснащенности учреждений социальной инфраструктуры в сельской и городской местности, а также весьма низкое качество оказываемых услуг на селе и их труднодоступность;

– большая напряженность на рынке труда в сельской местности, основная проблема которого на сегодняшний день – несоответствие спроса и предложения на рабочую силу;

– моноотраслевой характер сельской экономики – сельское хозяйство в большинстве муниципальных районов республики является основной сферой реализации права на труд, что является одной из ведущих причин отрицательного миграционного прироста.

– снижение качества сельской жизненной среды (благоустройство территорий, состояние сферы услуг), обеднение сельской культуры.

Сельское развитие сдерживается слабостью институтов гражданского общества, и прежде всего местного самоуправления, низкой бюджетной обеспеченностью сельских муниципальных образований, отсутствием системы финансовой поддержки местных инициатив.

Недостаточно научное, статистическое и кадровое обеспечение управления сельским развитием, ограничен доступ сельхозтоваропроизводителей и населения к информационно-консультационным услугам, что тормозит внедрение инновационных технологий в крупное агропромышленное производство и развитие малого предпринимательства, в том числе в альтернативных сферах деятельности.

При инерционном сценарии развития сложившаяся на сельских территориях проблемная ситуация усугубится и село будет все хуже выполнять свою продовольственную и другие общенациональные функции, подрывая устойчивость российского государства в мире.

Основными причинами сложившейся в российском селе сложной ситуации являются:

– низкий уровень государственной поддержки сельскохозяйственного производства, являющегося основной сферой приложения труда и главным источником доходов сельского населения;

– межведомственная разобщенность в регулировании развития сельских территорий;

– слабое ресурсное обеспечение и некомплексность целевых программ сельского развития при низкой ориентированности на село общенациональных проектов и государственных программ;

– недостаточное стимулирование развития в сельской местности несельскохозяйственных видов деятельности и диверсификации экономики села;

– отсутствие достаточно полного и достоверного статистического банка данных для оценки уровня и устойчивости сельского развития;

– отставание в развитии гражданского общества, способного к публичной защите прав и интересов сельских граждан, и низкая бюджетная обеспеченность местного самоуправления;

– недостаточное научное и кадровое обеспечение управления развитием сельских территорий.

В настоящее время регулирование развития сельских территорий осуществляется множеством федеральных и региональных органов исполнительной власти без должной консолидации усилий и координации деятельности. Ведущую роль в этом процессе играет Минсельхоз России и его региональные органы, поскольку согласно федеральному закону «О развитии сельского хозяйства» устойчивое развитие сельских территорий является частью аграрной политики, направленной на поддержку сельского хозяйства и агропродовольственных рынков.

Наиболее эффективным инструментом обеспечения комплексного устойчивого развития сельских территорий является программно-целевой подход, который позволяет сконцентрировать ресурсы и определить приоритеты развития. Сейчас реализуется Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013–2020 гг., включающая в себя программу «Социальное развитие села до 2013 г. (уже не действующая) и Программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014–2017 годы и на период до 2020 года».

Программа социального развития села действовала с 2003 г., первоначально рассчитанная на период до 2010 г. и затем пролонгированная до 2013 г., в рамках которой осуществлялись мероприятия по улучшению жилищных условий сельского населения, развитию социальной и инженерной инфраструктуры села. За 2003–2007 гг. за счет всех источников финансирования в социальное обустройство села в рамках ФЦП было вложено 116,6 млрд руб., профинансирована на 95,7 %.

В последующее пятилетие (2008–2012 гг.) в решение социальных проблем села в рамках ФЦП предусматривалось вложить 374,7 млрд руб. Фактический объем финансирования программных мероприятий составил 190,9 млрд руб. (51 %). То есть практически реализация программы была сорвана. Устойчивое развитие сельских территорий, декларированное в Государственной программе развития сельского хозяйства в качестве одной из основных ее целей, оказалось единственным направлением, по которому предусмотренный объем федеральной поддержки не был выполнен.

Порочная практика недооценки общенациональной значимости устойчивого развития сельских территорий, приближения уровня и качества жизни сельского населения к городским стандартам перенесена на Государственную программу развития сельского хозяйства 2013–2020, в состав которой входит ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014–2017 годы и на период до 2020 года».

Общий объем финансирования мероприятий за 7 лет реализации новой ФЦП составляет 299,2 млрд руб. Такое ресурсное обеспечение никак не корреспондируется с объявленной основной целью этой программы – «создание комфортных условий жизнедеятельности в сельской местности» и декларируемым в ней решением «усилить государственную поддержку социального и инженерного обустройства населенных пунктов, расположенных в сельской местности». По расчетам, для реализации поставленной цели требуется средств, как минимум, в 20 раз больше – порядка 6–7 трлн руб.

По многим направлениям социального обустройства села программа не носит даже восстановительного характера, не обеспечивая возврата к предреформенным рубежам. Но и этот минимизированный вариант господдержки сельских территорий не будет реализован. По проекту федерального закона «О федеральном бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов» объем федеральных субсидий на социальное обустройство села, предусмотренных ФЦП, сокращается.

По идее новая программа должна была базироваться на Концепции устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2020 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 ноября 2010 г. № 2136-р, которая предусматривает развитие сельской местности как единого территориального исторически сложившегося комплекса, выполняющего не только производственно-экономическую, но и социально-демографическую, культурную, природоохранную, рекреационную и другие общенациональные функции. К числу приоритетных была отнесена задача диверсификации сельской экономики. Этот комплексный социо-эколого-экономический подход, необходимый для обеспечения устойчивости сельского развития, не состоялся. Программа, как и ранее, практически ограничивается мероприятиями по улучшению жилищных условий сельского населения и развитию основных элементов социально-инженерной инфраструктуры. Новые направления, к которым относятся грантовая поддержка местных инициатив, поощрение и популяризация достижений в сфере развития сельских территорий имеют символический характер, на их реализацию за весь срок действия ФЦП выделяется всего 2,2 млрд руб., что составляет 0,75 % совокупного объема ее ресурсного обеспечения.

Кардинально изменился принцип распределения по сельской поселенческой сети средств на социальное обустройство. Если ранее ресурсы «шли» в основном туда, где была наиболее высокой нуждаемость в тех или иных объектах социальной и инженерной инфраструктуры, то теперь – только в населенные пункты, в которых осуществляются инвестиционные проекты в сфере АПК и создаются новые высокотехнологичные рабочие места.

Однако эта мера приведет к углублению региональной и поселенческой дифференциации социально-экономического развития села, дальнейшему запустению и обезлюдеванию территорий, находящихся вне зон развития. Ее последствия могут стать необратимыми для российского села.

Диверсификация экономики сельских территорий – обязательное условие их устойчивого развития. В этих целях в Госпрограмме
2008–2012 предусматривалась выдача ЛПХ, К(Ф)Х и потребительским сельскохозяйственным кооперативам субсидированных кредитов на развитие в сельской местности несельскохозяйственных видов деятельности (туризма, народных промыслов и ремесел, торговли, бытового обслуживания населения и других). Однако процесс диверсификации не сдвинулся с мертвой точки. Мера практически в неизменном виде «перекочевала» в новую Госпрограмму и можно ожидать, что ее эффективность останется такой же низкой.

В целях сохранения и приумножения природного, социально-экономического и культурного потенциала села, создания благоприятных условий для выполнения им общенациональных функций задача обеспечения устойчивого развития сельских территорий, преодоления существенных различий в уровне и качестве жизни сельского и городского населения должна преодолеть внутриотраслевые рамки и приобрести общенациональный статус, а сельскохозяйственная политика – интегрирована в общий социо-эколого-экономический контекст развития социально-территориальной подсистемы общества, какой являются сель-
ские территории.

При отраслевом подходе доминирующая сегодня инновационно-модернизационная концепция развития страны будет способствовать только усилению дифференциации сельских регионов, увеличению разрыва между сельскими территориями, располагающими благоприятными природными и социально-экономическими факторами для производства сельскохозяйственной продукции и территориями, объективно проигрывающими в конкурентной борьбе. В самих сельскохозяйственных регионах наращивание крупномасштабного сельскохозяйственного производства, особенно животноводства, может иметь значительные негативные последствия для окружающей среды. Устойчивость развития села и сельских территорий при реализации отраслевой модели сельского развития остается под вопросом.

Таким образом, преодолению узкого отраслевого подхода способствовало бы обеспечение межведомственной координации:

– включение задач устойчивого сельского развития в стратегии национального и регионального развития,

– учет задач устойчивого сельского развития в схемах территориального планирования сельских территорий,

– разработка и реализация программ, обеспечивающих развитие в сельской местности инфраструктуры транспорта и связи,

– выделение сельской составляющей в целевых программах министерств и ведомств,

– проведение квалифицированного анализа экологических проблем сельских территорий и разработка концептуальных положений по экологической составляющей сельского развития,

– разработка перечня мероприятий по сохранению разнообразия видов на сельских территориях,

– расширение мер специальной поддержки сельской семьи как более многодетной и менее обеспеченной в национальном масштабе,

– разработка предложений по повышению инвестиционной привлекательности сельских территорий и малых городов как локальных центров сельского развития.

Для повышения эффективности политики сельского развития также крайне важно:

– на межведомственной основе сформировать и утвердить научно-обоснованную систему нормативов социального обустройства сельских поселений, которая бы служила ориентиром при разработке федеральных, региональных и муниципальных программ развития сельских территорий;

– в общенациональных проектах и государственных программах, связанных с решением отдельных проблем сельского развития, выделять мероприятия, реализуемые в сельской местности, с указанием соответствующих показателей и их ресурсного обеспечения, в отчетности по реализации этих проектов и программ отражать индикаторы по селу;

– на основе повышения доходности сельского хозяйства, развития на селе альтернативных видов деятельности и совершенствования межбюджетных отношений укрепить налоговую базу местного сельского самоуправления для улучшения финансовых возможностей реализации законодательно установленных полномочий в области развития сельских территорий и участия в грантовой поддержке местных инициатив, предусмотренной ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014–2017 годы и на период до 2020 года»;

– в целях повышения участия бизнеса в жилищном строительстве, развитии социальной и инженерной инфраструктуры села, создании рабочих мест в несельскохозяйственной сфере деятельности установить льготные системы налогообложения, кредитования и таможенного регулирования соответствующих сфер деятельности;

– ввести льготные условия ипотечного жилищного кредитования для повышения доступности сельскому населению благоустроенного жилья;

– расширить практику реализации на сельских территориях инвестиционных проектов, осуществляемых на принципах государственно-частного партнерства, что позволит повысить наполняемость региональных и местных бюджетов и обеспечить эффективную занятость сельского населения;

– для повышения ответственности исполнительных органов управления субъектов Российской Федерации за развитие сельских территорий и уровня софинансирования ими государственных программ в части мероприятий, направленных на социальное обустройство села, выделить в перечне показателей, по которым оценивается эффективность деятельности этих органов, показатели, характеризующие состояние и динамику развития сельских территорий.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074