Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава II. БИБЛЕЙСКИЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ В РУССКОМ И ГРУЗИНСКОМ ЯЗЫКАХ (сопоставительная характеристика)

Язык Библии оказал огромное влияние на формирование литературных языков многих народов, издревле приобщенных к христианской культуре. Переводы Священного писания на народные языки стали основой книжных языков Европы, в том числе славянских. При том, что комментирование текста Библии является одним из древнейших и традиционнейших занятий филологов, многие аспекты этой сложной проблематики приходится относить к мало разработанным. Таковы, в частности, вопросы о специфике усвоения конкретными языками тех элементов, которые восходят к тексту Библии, о характере их дальнейшего развития в каждом из этих языков и др. [Мокиенко 2013: 144].

Интерес к Библии как источнику образования фразеологических единиц сохраняется в отечественном языковедении на протяжении последних двадцати лет [Федуленкова 1996: 76; 1998: 461; Дубровина 2012]. Несмотря на своеобразную «лингвистическую» моду, коснувшуюся и библейской фразеологии, и на многочисленные исследования, предпринятые в этом направлении [Мокиенко и др. 2010], до настоящего времени до конца не сформирован терминологический аппарат, отсутствует четкое понятие библеизма.

В современной российской фразеологии параллельно используются следующие термины: библейские слова (Н. Николаюк), библейские изречения (А.В. Медведев), библейские выражения (А. Бирих, Й. Матешич), библейские крылатые слова, крылатые выражения (А.К. Бирих, Й. Матешич, B.Л. Ширяев, С.Г. Шулежкова), библейские обороты, библейские цитаты (Е.М. Верещагин), библейские фразеологизмы (В.Г. Гак, Л.М. Грановская, И. Гури, К.Н. Дубровина, Л.В. Жильцова, Л.Г. Кочедыков), фразеологические библеизмы (В.М. Мокиенко, Т.М. Шихова), библейские фразеологические единицы (Ю.А. Гвоздарев, В.А. Мендельсон), фразеологические единицы, восходящие к Библии (З.И. Семенова), фразеологические единицы (фразеологизмы) библейского происхождения (В.Г. Дидковская, Г.А. Лилич, Т.И. Кошелева, А.О. Жолобова, Е.П. Прокофьева, Я.С. Зайцева), коммуникативные фрагменты (К.С. Суслова), библейская реминисценция (Ю.Т. Листрова-Правда) – для обозначения любой связи некоего элемента текста с Библией [Ламанина 2012: 46].

Мы будем использовать термин библейские фразеологизмы. Фразеологизмы – уникальное богатство лексики любого языка. Фразеологизмы не просто изящное выражение мысли, эмоции на данном языке в них отражена история народа, события, которые остались в памяти людей. Фразеологизмы – это речевые единицы, которые своим содержанием, емкостью мысли и эмоции обособились от «обыкновенной» лексики и приобрели самостоятельную художественную ценность. Другая особенность фразеологизмов – это их прагматическая самостоятельность [Fedulenkova 2000: 291; 2001: 15]. Люди могут употреблять какой-то фразеологизм к месту, точно, не осознавая откуда этот фразеологизм и почему сказано именно так. Несмотря на это фразеологизмы в речи, в тексте сохраняют самодовлеющую ценность [Адамия 2013: 62].

Библейские фразеологизмы пришли в славянские языки после перевода библейских книг. Христианская религия, победившая язычество, совсем вытеснила языческое многобожие и стала единственным источником веры, нравственности и своего рода уставом жизни и поведения христианина. Как известно, в XVII веке в России была создана книга «Како жити христианам». В этом своеобразном трактате нравоучения довольно-таки подробно описывается, как надлежит жить и вести себя мужчине-христианину и женщине-христианке. Одно из необходимых условий – это покорность женщины мужской воле: Да убоится жена мужа своего.

Основное различие в звучании и в понимании библейских фразеологизмов в славянских языках – это лексика, а не значение, т.е. со временем одни и те же христианские понятия стали обозначаться разными, но синонимичными словами, например, то, что для православных молитва, для католиков месса. Отсюда и ироническое выражение: Каждый поет свою мессу... [Адамия 2013: 62].

С распространением христианства подобные процессы происходили и в английском, и в грузинском, и в других христианских языках.

Грузины, как известно, приняли христианство в IV веке. Новая религия энергично выжила старую языческую религию и в быт народа вошли и закрепились в нем новые фразеологизмы.

Приведем несколько примеров из русского и грузинского языков.

● «Я есмь Альфа и Омега начало и конец» – говорит Господь (Откр. 1:8, 10).

«me var alpa da omega»[gamotskhadaeba 1:8].

«მე ვარ ალფა და ომეგა» [გამოცხადაება 1:8].

● В начале было Слово. И Слово было Бог. Б.-Ш. (Ин. 1:1).

p’irvelitgan iqo sit’qua, da sit’quai igi iqo ghmrtisa tana, da ghmerti iqo sit’quai igi [in. 1:1].

პირველითგან იყო სიტყუაჲ, და სიტყუაჲ იგი იყო ღმრთისა თანა, და ღმერთი იყო სიტყუაჲ იგი [ინ. 1:1].

● И сказал им: жатвы много, а делателей мало; и так молите Господа жатвы, чтобы выслал делателей на жатву [Мф. 9:37].

mashin hrkua mots’peta tvista, vitarmed: samk’ali priad ars, kholo mushak’ni – mtsired [mt. 9:37].

მაშინ ჰრქუა მოწფეთა თჳსთა, ვითარმედ: სამკალი ფრიად არს, ხოლო მუშაკნი – მცირედ [მთ. 9:37].

● Так каждый из вас любит свою жену, как самого себя; а жена да боится мужа своего. Мих. [Еф. 5:33].

garna tkuentsa k’atsad-k’atsadman tvisi tsoli egret sheiquaret, vitartsa tavi tvisi; kholo tsolsa mas raita eshinodis kmrisa [epes. 5:33].

გარნა თქუენცა კაცად-კაცადმან თჳსი ცოლი ეგრეთ შეიყუარეთ, ვითარცა თავი თჳსი; ხოლო ცოლსა მას რაჲთა ეშინოდის ქმრისა (ეფეს. 5:33).

● [Раб господину]: Я знал, что ты человек жестокий: жнешь, где не сеял и собираешь, где не рассыпал [Мф. 25:24].

movida igitsa, romelsa erti kankari miegho, da hrkua: upalo, uts’qode, rametu pitskheli k’atsi khar shen: moimk’i, sada ara dastesi, da sheik’ribi, sada ara gangibnevied [mt. 25:2].

მოვიდა იგიცა, რომელსა ერთი ქანქარი მიეღო, და ჰრქუა: უფალო, უწყოდე, რამეთუ ფიცხელი კაცი ხარ შენ: მოიმკი, სადა არა დასთესი, და შეიკრიბი, სადა არა განგიბნევიედ [მთ. 25:2].

● [Для чего язычникам говорить о Боге, если они поклоняются только идолам – серебру и золоту, делу рук человеческих]: Есть у них [идолов] глаза, но не видят: есть у них уши, но не слышат [Пс. 113:13-14].

k’erp’ni ts’armarttani okrosani da vetskhlisani kmnulni ჴelta k’atstani; .p’ir-atks da ara it’qvian, tual-askhen da ara khedven, qur-askhen da ara esmis, tskhvir-askhen da ara iqnosen [psalm. 113:4.-6].

კერპნი წარმართთანი ოქროსანი და ვეცხლისანი ქმნულნი ჴელთა კაცთანი; .პირ-ათქს და არა იტყჳან, თუალ-ასხენ და არა ხედვენ, ყურ-ასხენ და არა ესმის, ცხჳრ-ასხენ და არა იყნოსენ [ფსალმ 113:4.-6].

● Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя [Мф. 5:29].

uk’uetu tuali sheni marjuene gatstunebdes shen, aghmoighe igi da ganagde shengan, rametu umjobes ars shenda, raita ts’arts’qmdes erti asota shentagani, vidre ara qoveli guami sheni shtavrdomad [mt. 5:29].

უკუეთუ თუალი შენი მარჯუენე გაცთუნებდეს შენ, აღმოიღე იგი და განაგდე შენგან, რამეთუ უმჯობეს არს შენდა, რაჲთა წარწყმდეს ერთი ასოთა შენთაგანი, ვიდრე არა ყოველი გუამი შენი შთავრდომად [მთ. 5:29].

● [Иисус о фарисеях]: Оставьте их, они – слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму [Мф. 15:14].

ut’evenit ege, rametu brmani arian da ts’inamdzghuarni brmatani. kholo brmai brmasa tu ts’inaudzghvn, ornive mtkhreblsa shtatsvvian [mt. 15:14].

უტევენით ეგე, რამეთუ ბრმანი არიან და წინამძღუარნი ბრმათანი. ხოლო ბრმაჲ ბრმასა თუ წინაუძღჳნ, ორნივე მთხრებლსა შთაცჳვიან [მთ. 15:14].

Так К.В. Яцевич разделила восприятие и употребление библейских фразеологизмов на «поверхностное» т.е незнание источника и «глубокое» т.е. хорошее знание источника. «Чаще всего библеизмы ведут себя в тексте как собственно лингвистические единицы, «не отягощенные библейским прошлым». Если провести общее разделение восприятия/употребления библеизмов на «поверхностное» (незнание источника) и «глубокое» (хорошее знание источника), то очевидно, что «поверхностное» восприятие библеизмов возможно всегда и всеми. Количество же людей, способных на «глубокое» восприятие библейских единиц, колеблется во времени и пространстве. Следовательно, «глубокое» восприятие постоянно свойственно довольно ограниченному кругу людей. С другой стороны, язык – прежде всего средство общения, и часто библеизмы используются как готовые формулы, многие из которых и не располагают к глубинному взгляду в свою суть, в силу своей прозрачности, ясности. При использовании библейских фразеологизмов наиболее частыми видами трансформаций являются замена компонента, расширение компонентного состава и перефразирование.

В случае функционирования библеизма в качестве крылатой единицы «с библейским прошлым», он представляет собой звено, связывающее данный конкретный и библейский тексты. В этом случае библеизм используется в качестве «возбудителя ассоциаций», он призван вызвать в памяти реципиента библейскую историю, сюжет и т.п. Таким образом, возникает своеобразный «диалог текстов», развитие которого может иметь (в зависимости от желания автора) «положительный» или «отрицательный» характер. В первом случае основная мысль библейской истории и контекста оказываются тождественными (resp. схожими). Данный конкретный контекст проецируется на библейский текст, что сообщает ему образность, экспрессивность и, в случае необходимости, авторитетность. Во втором случае тексты находятся в антонимических отношениях, вступают в противоречие. Конфликт может быть заложен в значении самого библеизма и лишь использован автором. В этом «диалоге текстов» возможно как приобретение библеизмами новых семантических оттенков, значений, расширение их лексико-семантической сочетаемости, так и пополнение данного фразеологического ряда новыми библеизмами» [Яцевич: 2003: 230].

Библейские фразеологизмы включают в себя архаизмы и историзмы, устаревшие речевые обороты:

адамовы веки – adamis khnis, adamis zhamis, adam da evas droindeli ადამის ხნის, ადამის ჟამის, ადამ და ევას დროინდელი

благую часть избирать – k’etili nats’ilis gamorcheva კეთილი ნაწილის გამორჩევა

в плоть и кровь – dzvalsa da rbilshi ძვალსა და რბილში

вавилонское столпотворение – babilonis godoli ბაბილონის გოდოლი

глас вопиющего в пустыне – khma mghaghadeblisa udabnosa shina ხმა მღაღადებლისა უდაბნოსა შინა

гроб повапленный – saplavi gangozili საფლავი განგოზილი

земля обетованная – aghtkmuli kveqana აღთქმული ქვეყანა

камень преткновения – lodi shebrk’olebisa ლოდი შებრკოლებისა

имя же им легион – sakheli mati legionia სახელი მათი ლეგიონია

камни вопиют – ქkvani ghaghadeben ვანი ღაღადებენ

как зеницу ока – თtvalis chinivit ვალის ჩინივით

мафусиаловы лета жить – matusalas khnisa მათუსალას ხნისა

манна небесная – zetsiuri manana ზეციური მანანა

несть числа – uritskhvi, auratskheli ურიცხვი, აურაცხელი

облекать в плоть и кровь – khortsis sheskhma ხორცის შესხმა

отрясти от своих ног прах – perkhtagan mt’vris ganqra ფერხთაგან მტვრის განყრა

питаться акридами и диким медом – mk’alita da veluri taplit k’veba მკალითა და ველური თაფლით კვება

питаться манной небесной – zetsiuri mananit k’veba ზეციური მანანით კვება

плоть и кровь – khortsi da siskhli ხორცი და სისხლი

по образу и подобию – khat’ad da msgavsad ხატად და მსგავსად

преклонять колена – mukhlis modrek’a, mukhlis moqra მუხლის მოდრეკა, მუხლის მოყრა

преклонять ухо – quris mip’qroba, quris datskvet’a ყურის მიპყრობა, ყურის დაცქვეტა

притча во языцех – qbad agheba ყბად აღება

разверзлись хляби небесные – tsam p’iri mokhsna ცამ პირი მოხსნა

святая святых – ts’mida ts’midata წმიდა წმიდათა

хлеб насущный – p’uri arsobisa პური არსობისა

Библейские фразеологизмы современного перевода представлены следующими выражениями:

альфа и омега – alpa da omega, ani da hoe ალფა და ომეგა, ანი და ჰოე

бросать камень – kvis srola ქვის სროლა

бросать на ветер – kars gat’aneba ქარს გატანება

вдохнуть душу – sulis chaberva სულის ჩაბერვა

камня на камне не оставить – kva kvaze ar dat’ova ქვა ქვაზე არ დატოვა

кость от кости – dzvali dzvaltagani ძვალი ძვალთაგანი

между небом и землей – tsasa da kveqanas shua ცასა და ქვეყანას შუა

с миром – mshvidobit მშვიდობით

метать бисер перед свиньями – ghortatvis margalit’is daqra ღორთათვის მარგალიტის დაყრა

нести крест – jvris t’areba ჯვრის ტარება

превращаться в прах – mits’ad ktseva მიწად ქცევა

с головы до ног – tavidan pekhebamde თავიდან ფეხებამდე

соль земли – marili soplisa მარილი სოფლისა

стереть с лица земли – aghgva p’irisagan mits’isa აღგვა პირისაგან მიწისა

строить на песке – kvishaze sheneba ქვიშაზე შენება

умывать руки – khelebi daibana ხელები დაიბანა

Христа ради – ghvtis gulisatvis ღვთის გულისათვის

Библейские фразеологизмы, возникшие на основе библейских текстов, путем их переосмысления:

валаамова ослица – balaamis viri ბალაამის ვირი

волк в овечьей шкуре – mgeli tskhvris kurkshi მგელი ცხვრის ქურქში

вавилонская блудница – babiloneli medzavi ბაბილონელი მეძავი

вносить свою лепту – ts’vlilis shet’ana წვლილის შეტანა

второе пришествие – meored mosvla მეორედ მოსვლა

гог и магог – gogi da magogi გოგი და მაგოგი

заблудшая овца – dak’arguli tskhvari დაკარგული ცხვარი

запретный плод – ak’rdzaluli khili აკრძალული ხილი

зарывать талант в землю – t’alant’is mits’ashi chapvla ტალანტის მიწაში ჩაფვლა

иерихонская труба – ierikonis saqviri იერიქონის საყვირი

избиение младенцев – qrmata mots’qvet’a ყრმათა მოწყვეტა

козел отпущения – gant’evebis vatsi განტევების ვაცი

переполнилась чаша терпения – motminebis pialis avseba მოთმინების ფიალის ავსება

посыпать голову пеплом – tavze natsris daqra თავზე ნაცრის დაყრა

смертный грех – sasik’vdile tsodva ასიკვდილე ცოდვა

содом и гоморра – sodomi da gomori ოდომი და გომორი

фиговый листок – leghvis potoli ეღვის ფოთოლი

фома неверующий – u rts’muno toma ურწმუნო თომა

«Разная ориентация древнейших переводов библейских текстов на разные языки и неодинаковое воплощение общих семантических потенций в развитии библеизмов создают дифференциацию крылатых слов и выражений, имеющих общий источник. Вместе с тем общеевропейское языковое пространство и общность христианской культуры становятся и основой стирания этой дифференциации. Количество библеизмов и их вариантов в русском языке возрастает не только благодаря повышению интереса к православной книжности, но и благодаря постоянному приобщению к европейской литературе и искусству. Многие из русских библеизмов являются кальками из немецкого, французского и других европейских языков, которыми свободно владела наша аристократия с петровских времен. Запас русских библеизмов пополняется и в наши дни» [Мокиенко 2013: 149].

Библия – текст исключительно ортодоксальный и канонизированный. Это обстоятельство должно было, кажется, гарантировать большое однообразие и сходство между собой, различных переводов. Однако это далеко не так. Русские и грузинские переводы библейских фразеологизмов намного больше совпадают между собой, чем, скажем, грузинские и английские или русские и английские. Это, видимо, следует объяснить следующими обстоятельствами:

1. Грузины и русские придерживаются одного направления христианства – православия. Это продолжалось веками. Это наложило свой отпечаток на их понимание христианских догм, на понимание роли религии в повседневной жизни верующих.

2. Эпоха принятия христианства тем или иным народом сильно повлияла на характер перевода. В частности на лексику и на синтаксис перевода. Некоторые считают, что русские переводчики неправильно перевели библейские имена, т.е. исказили их. Это не так. Русские перевели имена так, как в ту эпоху произносили византийцы, т.е. греки. Грузия (по терминологии той эпохи) Иверия на 400 лет раньше стала христианской, чем Русь. Это сказалось на лексике и фонетике переводов. Так, в разных звучаниях заимствованы личные библейские имена – то есть так, как их произносили сами греки. Марта – Марфа, Оидипос – Эдип, Григол – Григорий и др. Что-то подобное видим и в одном из раннехристианских языков – армянском. Притом эти древнехристианские языки (грузинский и армянский) в эпоху принятия христианства находились под длительным влиянием восточной культуры и религий и к приходу христианства их языки не были готовы к приему новых идей и новой лексики. Этим следует объяснить то обстоятельство, что переводы библейских книг часто подправлялись, уточнялись и решительно заменялись новыми переводами. До нас дошли имена тех церковных деятелей, которые остались в истории за заслуги в доле дорабатывания старых переводов.

В заключение подчеркнем, что сопоставительный анализ библейских фразеологизмов разнородных языков будет полезен для формирования типологического паспорта (идея В.Д. Аракина: [Аракин 1983: 33]) фразеологии каждого конкретного языка.

Библиографический список

Адамия З.К. Библейские фразеологизмы в русском, английском и грузинском языках // Фразеология в многоязыковом обществе. Phraseology in Multilingual Society, Казань, 2013. Т. 2. С. 62-68.

Аракин В.Д. Структурная типология русского и некоторых германских языков (единицы сопоставительно-типологического анализа языков): Автореф. дис. ...д-ра филол. наук в форме науч. докл. М., 1983.

Дубровина К.Н. Библейские фразеологизмы в русской и европейской культуре. Москва: Флинта – Наука, 2012.

Ламанина О. Особенности употребления библейских фразеологических единиц в языке Л. Н. Толстого (Anu.Filol.Lleng.Lit.Mod.) М., 2012. С. 46.

Мокиенко В.М. Die slawische Phraseologie und die Bibel – Славянская фразеология и Библия – Slovanská frazeológia а Biblia. Kollektivmonographie. Greifswald: Ernst-Moritz-Arndt-Universität Greifswald, 2013. С. 144-149.

Мокиенко В.М., Лилич Г.А., Трофимкина О.И. Толковый словарь библейских выражений и слов. Москва, Астрель, 2010.

Федуленкова Т.Н. Библейская фразеология в диалоге культур: виды вариантов // Россия и Запад: диалог культур: докл. 4-й Международ. конф. М: МГУ им. М.В. Ломоносова, 1998. Вып. 5. С. 461-473.

Федуленкова Т.Н. Фразеологизмы библейского происхождения: проблемы герменевтики и перевода // Вопросы теории и практики перевода. Пенза: Пензенский гос. пед. ун-т им. В.Г. Белинского, 1996. С. 76-79.

Яцевич К.В. Библеизмы в чешском литературном языке: На фоне русского и немецкого, Санкт-Петербург, 2003.

Аdamia Z.K. The Biblical Phraseological Units in Russian, English and Georgian Languages. Cambridge: Cambridge Scholars Press, 2013.

Fedulenkova T. Biblical phraseology: sacred and profane // Россия и Запад: диалог культур: Материалы 7-й Международ. конф. МГУ
им. М.В. Ломоносова, 2000. С. 290-299.

Fedulenkova T. Discourse value of biblical proverbial idioms in English // Textual Secrets: The Message of the Medium: Book of Abstracts of 21st PALA Conference. Budapest: British Council, 2001. P. 15.

З.К. Адамия, М. Чабашвили,

Университет Рвали

г. Рустави, Грузия


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074