Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава VIII. ТИПОЛОГИЗАЦИЯ ЛЕКСИЧЕСКИХ И ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ПОДСИСТЕМ ЯЗЫКА (на материале украинского, русского и английского языков)

В современном сравнительно-историческом и типологическом языкознании нет единой точки зрения исследователей по поводу классификации фразеологизмов, как и нет единой системы типологизации единиц языка (ЕЯ), в частности, его лексического (лексико-фразеологического) уровня (уровни языка выделяем вслед за В.В. Виноградовым [Виноградов 1986: 554], принимая во внимание дискуссионный вопрос об уровневом статусе фразеологических единиц (ФЕ) [Селіванова 2006: 644 и др.]).

Под типологией понимаем совокупность классификаций ЕЯ, т.е. «систему или изучение разделения группы объектов на меньшие группы в соответствии с их подобными свойствами/ качествами» [Longman… 2003: 1671; Терехова 2010: 47], а под типологизацией – создание целостной многоаспектной типологии ЕЯ.

Задача данной главы заключается в разработке и манифестации целостной, универсальной типологии лексических и фразеологических единиц языка, выдвигаемой в рамках полипарадигмального подхода на материале украинского, русского и английского языков.

До настоящего времени традиционно ФЕ исследовались с позиции структурно-семантического (Е.И. Диброва, Ж.А. Дягилева, Е.П. Прокофьева, Р.Н. Салиева и др.), системно-структурного (В.В. Виноградов, А.Н. Баранов, Д.О. Добровольский, А.В. Кунин, И.А. Мельчук, О.В. Петрочук, О.Я. Остапович и др.), семантико-стилистического (Л.И. Енов, Н.В. Гамзюк, Л.И. Мавлюдова, В.Н. Мокиенко, Е.П. Молостова и др.), функционально-стилистического (О.Н. Гунякина, Т.Р. Островская, А.Э. Павлова, Е.Ф. Переверзева и др.) подходов или в их комплексном применении (см. работы Д. Антоняковой, В.И. Гаврися, Н.В. Гамзюка, В.Н. Мокиенко, В.Н. Телии, Т.Н. Федуленковой и др.), преимущественно на материале одного из германских, романских или славянских языков стран Европы в синхронии (работы Д. Антоняковой, Л.Ф. Васильчук, В.Н. Мокиенко, В.Н. Телии и др.) и диахронии (В.И. Гаврись, О.П. Пророченко, В.И. Школяренко и др.), в то время как перечисленные направления в изучении лексики достаточно полно, детализировано изучены и представлены как в отечественном, так и в зарубежном языкознании (см. детальнее, например, о референциальных репрезентациях в [Терехова 2012: 16-101], о дейктических ЕЯ – в [Стернин 1973; Шамова 1992] и т.д.). Отдельные исследования касаются способов образования ФЕ и их этимологии (Л.Ф. Васильчук, В.И. Гаврись, М.М. Гавриш, Н.Д. Кулик, С.М. Солдатова и др.), фразеодидактики (B. Laser, H. Liebsch). Меньше исследований проведено в рамках сопоставительного и, особенно, типологического2 направлений исследования ФЕ (А.А. Аль-Дайбани, В.Г. Гак, Л.Р. Гатауллина, А.М. Гарифуллина, М.И. Грицко, Е.С. Грянкина, И.А. Евтихеева, А.В. Егоров, А.О. Жолобова, И.Я. Икономиди, Н.А. Киндря, М.Я. Крымская, К.И. Мизин, Е.В. Стоянова, Т.Н. Федуленкова и др.); в основном они касаются отдельных, узко очерченных тематических типов ФЕ, создавая лакуны в типологическом изучении ФЕ, что свидетельствует о том, что «сопоставительное направление фразеологических исследований в течение длительного времени развивалось на уровне конкретных фразеологических единиц, взаимодействуя, главным образом, с двуязычной лексикографией и теорией перевода» [Федуленкова 2006: 3]. Недостаточно разработаны проблемы дериватологии ФЕ (В.В. Антропова, Л.Ф. Васильчук и др.), ФЕ в языке отдельных слоев населения и возрастных категорий, как, например, в языке молодежи (С.В. Копаева), детском фольклоре (И.В. Гейнце) и под. Отдельные работы в последние десятилетия посвящены изучению системно-моделированных взаимоотношений ФЕ германских языков (Т.Н. Федуленкова), функционально-семантическому анализу ФЕ (Я.А. Баран), проблемам перевода ФЕ (И.В. Корунец, И.К. Щербакова и др.), изучению эмотивности ФЕ, их коммуникативных, прагматических и когнитивных особенностей (Н.В. Гамзюк, В.И. Карасик, В.Н. Телия и др.). Тем не менее, новыми и требующими досконального внимания лингвистов остаются психолингвистический и шире – полипарадигмальный подходы к изучению лексем и ФЕ. Этим обусловлена актуальность данного исследования.

Во избежание терминологической неоднозначности, которая влечет за собой научную неточность или некорректность, под фразеологией понимаем раздел языкознания, который изучает фразеологическую подсистему языка, ее особенности и закономерности [Селіванова 2006: 643] в синхронии и диахронии [ЛЭС 1990: 560]. В гносеологической парадигме лингвистических дисциплин фразеология занимает место вслед за семасиологией, этимологией, ономастикой, и лексикографией [Баран 1998]. Поскольку фразеология изучает многословные ЕЯ: устойчивые несвободные словосочетания – коллокации, фразеологизмы (идиомы), поговорки, пословицы, речевые клише, фразеосхемы и т.д. [Wikipedia 2013], они требуют комплексного, многоаспектного лингвистического анализа.

Совокупность ФЕ в языке определяем как фразеоподсистему языка, т.е. подсистему «естественно (на определенной стадии развития человеческого общества) возникшей и закономерно развивающейся семиотической (знаковой) системы […], обладающей свойством социальной предназначенности…» [ЛЭС 1990: 604] и представленной в языке устойчивыми словосочетаниями. Эта подсистема в целом является языковой универсалией, однако ее наполняемость специфична для каждой языковой сисемы. Как справедливо отмечает Я.А. Баран, «фразеологизмы являются такими же виртуальными знаками языка, как и слова, т.е. все фразеологизмы выражают понятия, а их означаемым является сигнификат, а не денотат. Фразеологический состав языка как отдельная совокупность единиц не образует системы, поскольку не имеет собственного функционального поля. Он принадлежит к словесному функциональному полю. Фразеологизмы входят в различные классы лексических единиц» [Баран 1998], в ассоциативные, лексико-семантические и функционально-семантические поля.

Несмотря на относительную динамичность развития фразеоподсистемы сообразно лексике, для ФЕ характерна относительно устойчивая формальная и семантическая статичность. ФЕ – менее подвижный пласт в языке по сравнению с лексемами, но более подвижный, чем фонетический, морфологический или синтаксический уровни языка. Для ФЕ не характерно соединение типовой структуры с типовым значением. Фраземы не образуются по моделям из компонентов; они вычленяются в тексте как готовые, целостные ЕЯ. и хотя в основе каждого фразеологизма лежит определенная структурно-синтаксическая модель, ей не присуще образовательное свойство и типовое значение [Баран 1998].

В то же время, фразеоподсистема языка (как часть целого) наследует внутреннюю целостность, упорядоченность, единство языковой системы, а также ее полифункциональность [ЛЭС 1990: 604], имеет нерегулярные проявления транссемантичности и трансфункциональности [Терехова 2010: 52; Терехова 2012: 91], которые свидетельствуют об относительно динамичном функционировании данной языковой подсистемы в составе лексико-фразеологического уровня языка в целом (что преимущественно выявляется в создании или заимствовании ФЕ, их семантическом переосмыслении и вариативности/ усеченности в духе времени), определяя ее алломорфные и изоморфные характеристики.

Как отмечают многие исследователи – Д. Антонякова (1995), А.А. Аль-Дайбани (2003), В.В. Антропова (2004), И.В. Гейнце (1991), О.Н. Гунякина (2005), Л.И. Енов (2004), С.В. Копаева (2005) и др., – основными признаками ФЕ являются следующие: сложность состава (построения); семантическая целостность, неделимость [Crystal 2009: 163]; относительная константность состава при наличии в отдельных случаях вариативности, что обусловлено, прежде всего, популярностью и частотностью употребления ФЕ в речи; воспроизводимость и актуализированность в речи, относительная «непроницаемость» структуры ФЕ, устойчивость семантики и грамматической формы и грамматическая закрепленность ФЕ [Crystal 2009: 163; Wikipedia], национально маркированная ассоциируемость, понятийная (предметно-логическая) закрепленность, функциональная и эмоционально-экспрессивная константность в речи. В связи с этим, подобно лексемам, ФЕ в речи способны выполнять не только различные (закрепленные) частеречные функции (существительного, прилагательного, глагола, междометия и др.) [Wikipedia], но и развивать и реализовать в языке и речи широкую палитру эмоционально-экспрессивных оттенков [Гамзюк 2001], актуализировать/ дезактуализировать номинативную, референциальную, идентифицирующую, прагматическую, национально-культурную и другие функции.
«Переосмысление всего лексико-грамматического состава или одного из компонентов – существенный признак фразеологизма, лежащий в основе его образования и создающий структурно-семантическую специфику, внутриязыковую идиоматичность, проявляющуюся в невыводимости значения фразеологизма из «прямых» значений составляющих его слов и его синтаксической конструкции, находящую выражение в невозможности «буквального» перевода фразеологизма на другой язык»
[ЛЭС 1990: 559; Мельчук 1960; 1968].

Традиционно в лингвистике ФЕ классифицированы на основе критериев семантической спаянности или аналитичности семантики ФЕ (классификация В.В. Виноградова [Виноградов 1986: 554], согласно которой различают фразеологические единства, фразеологические сращения, фразеологические выражения и фразеологические сочетания), семантических и структурных особенностей ФЕ (классификация А.В. Кунина [Кунин 1986: 122-123], согласно которой различаются идиоматическое, фразеоматическое и идиофразеоматическое значения ФЕ), на основе членимости/ нечленимости номинативной функции ФЕ, частеречной соотнесенности ФЕ, разграничении в структуре семантики ФЕ денотативно ориентированного и / или субъективно-модального компонентов (номинативно-функциональная классификация ФЕ) [ЛЭС 1990: 559], возможностей их перевода (классификация А.В. Федорова [Федоров 1983: 173], согласно которой различают (1) ФЕ-интернационализмы, полностью сохраняющие образность в переводе, (2) ФЕ, которые переводятся частично эквивалентно и допускают изменения лексической, грамматической семантики или образности, (3) ФЕ, которые предполагают полную замену своей образной основы в переводе, и (4) ФЕ, для которых необходимо снятие образности в переводе). Были определены типологические признаки фразеоподсистемы, универсальные функции и типы вариантов ФЕ на материале германских языков [Федуленкова 2006: 9, 11-13]. Однако данные классификации, детально показывая сущность, структуру, отчасти – функциональные и семантические особенности ФЕ, их алломорфные и изоморфные характеристики, критерии типологизации, возможности передачи в переводе на другой язык, не дают им полной, всесторонней, многоаспектной характеристики, что можно сделать путем применения полипарадигмального подхода
[Терехова 2010: 3, 52-62; Терехова 2012: 6, 89-101].

Схематически сущность полипарадигмального исследования можно представить следующим образом:

Рассмотрим этот аспект изучения единиц лексико-фразеологического уровня языка детальнее.

Поскольку лексические и ФЕ (ЛФЕ) функционируют в языке во многом как и лексемы, рассмотрим типологию ЛФЕ украинского, русского и английского языков, которая была изначально создана для анализа референциальных репрезентаций языка [Терехова 2012: 49-52], но благодаря своей универсальности может быть применена либо адаптирована для любой лексико-фразеологической подсистемы языка.

В результате применения полипарадигмального подхода к элементам лексических и фразеоподсистем сопоставляемых языков была разработана их типология, которая в дополнение к приведенным выше авторским классификациям, может быть представлена следующим образом:

І. Семантические типы ЛФЕ:

1.1. Общесемантические типы:

а) ЛФЕ с мотивированным(и) значением/ значениями, ЛФЕ с не­мотивированным(и) значением/ значениями;

б) ЛФЕ абстрактной/ конкретной семантики;

в) ЛФЕ комбинированной семантики;

г) ЛФЕ объективной/ субъективной (в т.ч. дезиративной и модулятивной) семантики;

д) ЛФЕ, соотносимые с реальной/ виртуальной действительностью;

1.2. Тематические семантические классы (типы) ЛФЕ:

а) временные ФЕ (репрезентации настоящего, прошедшего, будущего, завершенности/ незавершенности действия, моментального/ длительного действия, ЛФЕ определенности/ неопределенности, календарные ЛФЕ);

б) пространственные (в т.ч. и топомнестические) ЛФЕ: репрезентации направления (прямого/ обратного/ двувекторного/ центробежного/ центростремительного/ кругового), ЛФЕ локализованности: на плоскости (точка/ период), в двух-, трех-, четырехмерном пространстве (точка/ период);

в) персонализационные, или личные ЛФЕ: персонифицированные/ неперсонифицированные ЛФЕ, субъектные/ объектные ЛФЕ, репрезентации адресата/ реципиента/ третьего лица, репрезентации реального/ виртуального лица;

г) интеракциональные ЛФЕ (в понимании А.В. Алферова [Ал-
феров, 2001: 3-6]);

д) акциональные ЛФЕ (в понимании К. Бюлера [Бюлер, 2000]): номинативно-референциальные и процессуально-референциальные ЛФЕ;

е) оценочные ЛФЕ;

ж) ЛФЕ меры и степени;

з) ЛФЕ качества;

и) колористические ЛФЕ;

й) квантитативные ЛФЕ;

к) антропометрические и соматические ЛФЕ;

л) фитонимистические ЛФЕ;

м) анималистические ЛФЕ;

н) топонимистические ЛФЕ;

о) ЛФЕ состояния и т.п.

1.3. Структурно-семантические типы:

а) моносемантические/ полисемантические ЛФЕ; простые, составные, сложные ЛФЕ.

ІІ. Стилистические типы ЛФЕ:

2.1. Собственно стилистические типы:

а) стилистически нейтральные/ маркированные;

б) архаизмы, профессионализмы, термины, устаревшие ЛФЕ, интернационализмы, заимствования, общеупотребительные ЛФЕ;

в) нормированные/ ненормированные ЛФЕ.

2.2. Оценочные типы: позитивной/ негативной оценки, уменьшительно-ласкательные/ гиперболизированные ЛФЕ и т.п.

2.3. Функционально-стилистические типы: нейтральные ЕЯ, устойчивые сочетания, публицистические клише, художественные средства, стилистические фигуры.

ІІІ. Синтагматические типы:

3.1. Собственно синтагматические типы ЛФЕ:

а) контекстуально обусловленные ЛФЕ;

б) синтагматически закрепленные ЛФЕ;

в) синтагматически не закрепленные ЛФЕ.

3.2. Синтаксические типы (определяются традиционно, согласно синтаксической функции в предложении).

IV. Номинативные типы (характеризуют тип номинации, который реализует та или иная ЛФЕ): собственно номинативные, или предметно-номинативные, номинативно-адъективные, номинативно-прономинальные, номинативно-адвербиальные, нoминативно-отрицательные ЛФЕ и т.п.

V. Парадигматические типы: синонимические ЛФЕ, антонимические ЛФЕ, омонимические ЛФЕ, гипонимические ЛФЕ и их парадигмы.

VI. Прагматические типы: прагматически ограниченные/ неограниченные ЛФЕ; семантико-прагматические, прагматически-функциональные, персонально-функциональные ЛФЕ.

VII. Общеязыковые типы:

7.1. Одноуровневые ЛФЕ: лексемные, фраземные ЕЯ.

7.2. Разноуровневые ЛФЕ: морфо-семантические, лексико-семантические, лексико-стилистические, сентенцийно-семантические, текстово-семантические.

VIII. Деривационные типы ЛФЕ: продуктивные/ непродуктивные; исконные/ заимствованные ЛФЕ.

IX. Частотные/ редкостные типы ЛФЕ.

X. Ассоциативные типы ЛФЕ:

а) прямые (соответствующие номинациям стимулов: номинативные/ описательные);

б) переносные и образные (символы, образы, сравнения, метафорические и метонимические переносы, цитирования);

г) нулевые ассоциации;

д) оценочные (негативной и позитивнй оценки);

е) оппозитивные, синонимические или модуляционные (ср.: [Федуленкова 2006: 18].

XI. Гендерные типы: феминный, маскулинний, промежуточный («детский»), смешанный тип ЛФЕ.

Данная классификация может быть применена для изучения ЛФЕ и других языков, прежде всего, индо-европейских.

Таким образом, полипарадигмальный анализ ЛФЕ украинского, русского и английского языков позволил определить их специфику в каждой из исследованных языковых подсистем, которая заключается прежде всего в том, что многим ЛФЕ (особенно лексическим репрезентациям) характерны полифункциональность и полисемантичность3. В зависимости от коммуникативной ситуации, употребления в языке и речи ЛФЕ способны актуализировать/ дезактуализировать свою семантику и/ или функции, приобретая, таким образом, свойства транссемантичности (попеременная ситуативная смена семантики) и трансфункциональности (переход от одной функции к другой или замена попеременно одной функции ЕЯ другой функцией). Данные особенности свидетельствуют об уровне и направлении развития анализируемых подсистем сравниваемых языков.

Данная типология ЛФЕ подтверждает существование и функционирование следующих типов языковых систем:

1) языковые системы с относительно устойчивыми синтаксическими функциями и закрепленной сочетаемостью ЛФЕ, в которых ЕЯ представлены преимущественно как функционально-синтаксические, что обусловлено прямым порядком слов, их относительно устойчивой сочетаемостью и незначительно развитой системой склонения (таковым среди сопоставляемых является английский язык);

2) языковые системы с неустойчивыми, изменяющимися синтаксическими функциями ЛФЕ и их относительно свободной сочетаемостью, в которых ЕЯ представлены преимущественно как лексико-грамматические и функционально-семантические, что обусловлено свободным порядком слов в языке, относительно свободной сочетаемостью и развитой системой склонения (таковыми среди сопоставляемых являются русский и украинский языки).

Эти признаки более четко представлены в русском языке, что не исключает постепенного формирования промежуточного типа систем исследуемых репрезентаций.

Дальнейшие исследования ЛФЕ усматриваются в направлении углубленного полипарадигмального анализа их отдельных тематических групп, а также в аспектах прагма- и социолингвистики, психолингвистики, теории коммуникации, лингвосинергетики, контрастивной семантики, сравнительной типологии языков.

Список сокращений

ЕЯ – единицы языка

ЛФЕ – лексические и фразеологические единицы

ЛЭС – Лингвистический энциклопедический словарь

ФЕ – фразеологические единицы

LDCE – Longman Dictionary of Сontemporary English

Библиографический список

Алферов А.В. Интеракциональный дейксис как средство организации речевого взаимодействия: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 2001.

Антонякова Д. Фразеологические единицы русского языка, связанные с обычаями и обрядами: Дис. … канд. филол. наук. Ростов н/Д, 1995.

Антропова В.В. Фразеологизмы с теологическими, демонологическими компонентами и их дериватами в современном русском языке: семантический и лингвокультурологический аспекты. Дис. … канд. филол. наук. Челябинск, 2004.

Баран Я.А. Фразеологія в системі мови: Дис. ... д-ра філол. наук. Івано-Франківськ, 1998. Режим доступу: http://avtoreferat. net/content/view/10757/66/

Басиров Ш.Р. Типологія дієслів із рефлексивным комплексом в індоєвропейських мовах. Донецьк: ДонНУ, 2004.

Басиров Ш.Р. Словотвір дієслів із рефлексивним комплексом в індоєвропейських мовах: Дис. ... д-ра філол. наук: 10.02.17. Донецьк, 2006.

Бюлер К. Теория языка. Репрезентативная функция языка; пер. с нем. Т.В. Булыгиной. М.: Прогресс, 2000.

Виноградов В.В. Русский язык: (Грамматическое учение о слове). М.: Высш. шк., 1986.

Гамзюк Н.В. Эмотивность фразеологических единиц немецкого языка: Опыт исследования в синхронии и диахронии: Дис. ... д-ра филол. наук: 10.02.04. К., 2001.

Гейнце И.В. Фразеологические единицы в английском детском фольклоре: Автореф. дис. … канд. филол. наук. М., 1991.

Гунякина О.Н. Способы выражения комического через фразеологизмы немецкого языка. Дис. … канд. филол. наук, 2005.

Енов Л.И. Денотативно-коннотативная соотнесенность арготических фразеологизмов: Дис. … канд. филол. наук : 10.02.19. Челябинск, 2004.

Копаева С.В. Фразеологизмы в языке немецкой молодежи. Дис. … канд. филол. наук. Пятигорск, 2005.

Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка. М.: Высш. шк., 1986.

ЛЭС: Лингвистический энциклопедический словарь / АН СРСР, Ин-т языкознания; гл. ред. В. Н. Ярцева. М.: Сов. энциклопедия, 1990.

Мельчук И.А. О терминах «устойчивость» и «идиоматичность» // Вопросы языкознания, 1960, № 4.

Мельчук И.А. Об одном классе фразеологических сочетаний // Проблемы устойчивости и вариантности фразеологических единиц. Тула, 1968.

Селіванова О.О. Сучасна лінгвістика: Термінологічна енциклопедія. Полтава: Довкілля, 2006.

Стернин И.А. К проблеме дейктических функций слова: Автореф. дис. … д-ра филол. наук. М., 1973.

Терехова С.І. Референція в системі орієнтаційних репрезентацій української, російської та англійської мов (поліпарадигмальне дослідження): Дис. ... д-ра філол. наук. К., 2012.

Терехова С.І. Типи референції в системі просторових, часових і особових координат (на матеріалі української, російської та англійської мов). К.: Вид-во КСУ – ТОВ «Альфа Реклама», 2010.

Фёдоров А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы): Учеб. пособ. М.: Высш. шк., 1983.

Федуленкова Т.Н. Изоморфизм и алломорфизм в германской фразеологии (на материале английского, немецкого и шведского языков): Автореферат дис. … д-ра филол. наук. Северодвинск, 2006.

Шамова Г.А. К типологии функционирования дейктических средств: Автореф. дисс. … канд. филол. наук. Пермь, 1992.

Crystal D. The Cambridge Encyclopedia of the English Language: 2nd ed. Cambridge: Cambridge University Press, 2009.

LDCE: Longman Dictionary of Сontemporary English. The living dictionary [New edition (CD-ROM)]. Harlow, Edinbourg Gate: Pearson Education Ltd., 2003.

Wikipedia: http://ru.wikipedia.org/wiki / %

С.И. Терехова

Киевский национальный лингвистический университет,

г. Киев, Украина


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074