Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.1. Системный подход как теоретико-методологическая парадигма формирования финансовых систем

Системный подход является направлением методологии научного познания, в основе которого лежит рассмотрение объектов как систем, раскрытие целостности объекта, выявление типов связей в нем, сведение их в единое образование. Он представляет собой теоретическую и методологическую основу системного анализа. В свою очередь, системный анализ, как совокупность методов и средств, применяемых при исследовании и проектировании сложных многоуровневых и многокомпонентных систем, опирается на комплексный подход, учет взаимосвязей и взаимодействие между элементами системы. Под системным подходом в экономике и управлении понимается способ мышления, при котором процесс обоснования экономических, управленческих решений базируется на определении общей цели хозяйствующего субъекта или другой системы подчинения этой общей цели деятельности множества его частей [87, с. 9-10]. Ключевой экономической категорией данного подхода является «система», которая в переводе с греческого языка означает «целое, составленное из частей» и под системой обычно понимают все, что состоит из связанных друг с другом частей [87, с. 11].

На данной методологической парадигме основывался и Л. Берталанфи, определивший систему, как «совокупность взаимосвязанных элементов» [28, с. 23-82]. Подобное определение было также дано в Философском энциклопедическом словаре», в котором система определяется как «множество элементов, находящихся в отношениях и в связях друг с другом, которое образует определенную целостность, единство [128]. Однако, не все исследователи соглашались с данным методологическим подходом трактовки сущности систем, как совокупности взаимосвязанных единиц. В частности, А. Рапопорт, полагал, что «система – это не просто совокупность единиц…., а совокупность отношений между этими единицами [96, с. 83-105], с ним соглашался В. Карташов, который отмечал, что «одной взаимосвязанности частей недостаточно для того, чтобы считать некоторую совокупность объектов системой» [49, с. 25]. Окончательное методологическое обрамление данного подхода получили трактовки систем Р. Джонсона, Ф. Каста и Д. Розенцвейга, которые полагали, что «системой называется организационно сложное целое; совокупность или комбинация предметов или частей, образующих комплексное единое целое….., система есть совокупность компонентов, спроектированная для достижения определенной цели в соответствии с планом» [40, с. 26, 524].

Программно-целевой подход к трактовке понятия «системы» преобладал в научных исследованиях У. Эшби, Дж. Риггса, В. Карташова, А. Черняев, в частности У. Эшби полагал, что «…. теория систем должна строится на методах управления и, по сути, представляет собой науку упрощения» [141, с. 171-178]. Аналогичной позиции придерживались и другие исследователи, рассматривая систему как сложности и решение этих сложностей, сквозь простое в сложном. Необходимость наличия определенной цели, результата деятельности в качестве основной характеристики функционирования систем разного рода обосновывалась Дж. Риггсом, который полагал, что системой может быть почти все, что вы хотите сделать таковым. С формальной точки зрения – это совокупность функциональных компонентов, взаимодействующих между собой во имя достижения поставленной цели [97, с. 29]. В. Карташов считал, что «система – это функционирующая совокупность материальных образований, взаимодействующих в достижении определенного результата, необходимого для удовлетворения исходной потребности» [49, с. 36, 79].

В несколько ином контексте трактовал понятие «системы» академик П. Анохин, который считал, что «системой можно назвать только такой комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношение приобретает характер взаимодействия компонентов на получение фокусированного полезного эффекта»
[20, с. 33]. А. Богданов выявил следующую важную закономерность функционирования систем: «всякая организационная система, в том числе и организм работника, и организация коллектива, общества, сохраняется постольку, поскольку ее затраты и потери энергии уравновешиваются усвоением энергии извне, а расти и развиваться может, естественно, лишь постольку, поскольку первые перевешиваются вторыми» [119]. Еще более значительным открытием свойств систем была «ингрессия», т.е. «вхождение», которое используется как инструмент связи двух и более систем в случае, когда связь их непосредственно без решения невозможна. А. Богданов писал «Опыт показывает, что посредством вводных звеньев, целесообразно выбранных, одного, или нескольких, или многих, возможно установить реальную связь между подобными
комплексами, как бы ни были они взаимно удалены в поле труда или взаимно несовместимы по направлению активностей [119]. В инвестиционном процессе в качестве ингрессии, на наш взгляд выступает инвестиционное посредничество. Главная функция которого – это установление взаимосвязи между источниками инвестиционных ресурсов, т.е. объектами инвестиционной деятельности.

Соответственно, на современном этапе, существует множество подходов к классификации различных типов систем. Одним из таких подходов является методологический подход к их градации, основанный на материально-вещественной форме. В этой связи все системы принято разделять на абстрактные (концептуальные) и материальные. Абстрактные системы основаны на мысленном выделении существенных свойств и связей определенного явления, предмета и отвлечения от других, частных их свойств, связей. К числу абстрактных систем можно отнести: понятия, концепции, гипотезы, теории, формализованные логические, языковые системы и т.д.

Материальные (вещественные) системы разделяются на:

– системы неорганической природы (физические, геологические, химические и др.);

– системы органической (живой) природы (биологические, организмы, популяции, виды, экологические системы и т.д.);

– социальные системы (простейшие социальные объединения, предприятия, организации, системы управления экономикой и т.д.) представлены совокупностью элементов, которые находятся в определенных отношениях и связях между собой и образуют определенную целостность [87, с. 14].

Неорганические системы (естественные и искусственные) широко распространены в неживой природе и жизнедеятельности человека, в них меньшая зависимость между системой и ее составляющими, основные свойства элементов определяются их внутренней структурой, а не структурой целого, части способны к самостоятельному существованию. Поэтому элемент часто активнее целого. Но с усложнением организации системы активность передается от частей к целому. Устойчивость неорганических систем, следовательно, обусловлена стабильностью элементов, частей целого.

Органические системы проявляются как саморазвивающееся целое, которое в своем развитии проходит стадии усложнения и дифференциации. В них имеются не только структурные, но и генетические связи не только связи координации, взаимодействия элементов, но и связи субординации, обусловленные происхождением одних компонентов из других, возникновением новых связей [87, с. 15]. Сложные органические и социальные системы состоят из отдельных блоков, называемых подсистемами. Э. Смирнов определил подсистему как «… набор элементов, представляющих автономную внутри системы область….» [107, с. 14].

Социальные системы характеризуются наличием человека в совокупности взаимосвязанных элементов. Они разнообразны по характеру функционирования, отличаются большим набором решений. Динамизмом, разнообразием средств и методов реализации. Это определяется уровнем и динамикой сознания человека, разнообразием его реакции на однотипные ситуации. Степень (уровень) неопределенности, в социальных системах, значительно выше чем в биологических и технических. Поэтому принимать решения в социальных системах намного сложнее. Разновидностью социальных систем являются экономические, связанные с предпринимательской деятельностью. В них происходит объективные и субъективные процессы. К объективным относятся циклические процессы спада-подъема функционирования системы, а также процессы, связанные с действием законов организации (развития, композиции, синергии, пропорциональности, информированности и др.).

Закон развития формируется так: каждая система стремится достичь наибольшего суммарного потенциала при прохождении всех типов жизненного цикла. Закон развития опирается на следующие принципы: стабилизации, инерции, эластичности, непрерывности [107, с. 176]. Принцип стабильности – когда организационно-экономическая система стремится к сокращению диапазона изменения своего потенциала. Принцип инерции (запаздывания) – когда изменения в организационно-экономической системе происходят спустя некоторое время после начала воздействия перемен во внешней среде. Принцип эластичности – когда скорость изменения потенциала организации зависит от величины самого потенциала (имеются резервные мощности, запасы ресурсов, квалифицированные кадры и т.д.). Принцип непрерывности означает, что процесс изменения потенциала идет постоянно, меняется только вектор и скорость изменения.

В экономических системах, например в организации, действует также закон синергии: «в любой организации имеется такой набор элементов, при котором ее потенциал всегда будет либо существенно больше простой суммы потенциалов входящих в нее элементов, либо существенно меньше. Постоянный поиск оптимального набора элементов организации обеспечивает созидательный характер синергии, когда резко усиливается потенциал деятельности организации в результате удачного сочетания факторов производства» [107, с. 147]. Необходимо отметить. что синергия может вызывать как положительные, так и отрицательные последствия.

Социально-экономические системам, как совокупности экономических отношений в целом и финансовых отношений в частности, характеризуются следующими параметрами:

● единство главной цели для всех элементов;

● наличие связей, отношений между ними;

● целостность и единство элементов;

● структура и иерархичность;

● относительная самостоятельность;

● четко выраженное управление [107, с. 14].

Однако, считаем необходимым дополнить еще одним, на наш взгляд основным, главным параметром – «наличие системообразующего элемента». Соответственно, при наличии системообразующего элемента четче проявится единство всех элементов главной цели.

Касательно финансовой системы, то в научной и учебно-методической литературе существуют разные подходы к данной дефиниции. Собственно, и финансовая система преимущественно рассматривается как «форма организации», либо как «совокупность организаций».

В сложившихся определениях финансовой системы многие рассматривают ее как совокупности сфер финансовых отношений и финансовых отношений, складывающие между учреждениями и рынками на наш взгляд не вполне корректны, так как заявленные совокупности не отвечают обязательному требованию, предъявляемому к системе: «однородности по своим задачам и организационно-объединенных в одно целое». С учетом изложенного, финансовую систему будем рассматривать как форму организации денежных отношений между всеми субъектами воспроизводственного процесса по распределению и перераспределению совокупного общественного продукта. В процессе распределения стоимости совокупного общественного продукта у субъектов экономических отношении аккумулируются различные фонды денежных доходов и накоплений. Доходы субъектов экономических отношений подразделяются на первичные и конечные. Истоком первичных доходов и накоплений является валовый внутренний продукт, который выступает в форме: заработной платы наемных работников; прибыли и амортизационных отчислений у хозяйствующих субъектов; налоговых и иных платежей, включаемых в себестоимость продукции (товаров и услуг), у государства, органов местного самоуправления. Хотелось бы отметить, что количественно-качественную составляющую валового внутреннего продукта необходимо неразрывно рассматривать с валовым национальным доходом экономики страны.

Подводя итог всему вышесказанному, отметим, что социально-экономические система – эта целостная совокупность экономических институтов, которые в процессе осуществления своей хозяйственной деятельности находятся во взаимосвязях и взаимообусловленных отношениях, в том числе и финансовых. В настоящее время экономическая наука рассматривает финансовые отношения на основе методологии системного анализа, основной парадигмой которого является исследование финансово-кредитных институтов, как открытых систем, находящихся в устойчивой взаимосвязи и образующих в своей совокупности финансовую систему национальной экономики. Одним из таких видов является деятельность, направленная на аккумуляцию финансовых ресурсов, их инвестирование и на этой основе получение прибыли, совершенствование структуры капитала и других социально-экономических эффектов. Следует отметить, что в современной рыночной экономике данная деятельность реализуется финансовыми институтами, которые осуществляют финансово-ресурсное обеспечение расширенного воспроизводства в различных формах, и при помощи разных инструментов, в том числе кредитования. Следовательно, это позволяет отнести данные финансовые институты к экономическим агентам, способным создавать финансовые условия, направленные на эффективную работу сферы материального производства и услуг. Перефразируя вышесказанное, данные институты осуществляют инфраструктурное финансовое обеспечение экономики, тем самым в своей совокупности относятся к элементам экономической инфраструктуры.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074