Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Глава 7. АЛОГИЗМ

В качестве основы, на которой возникает и существует, или причины, порождающей множество различных ошибок, заблуждений, лжи, обманов, может выступать и выступает игнорирование закономерностей мышления, нарушение логических правил.

Известно, что понятия, которые используются в рассуждениях, должны быть с ясным, чётким содержанием и выражаться в общепринятых терминах с определённым, внятным смыслом. Нарушением будет употребление понятий с расплывчатым содержанием и терминов с неточным, запутанным смыслом.

Тезисы, т.е. суждения, доказываемые или опровергаемые, должны быть выражены в повествовательных предложениях, имеющих ясный, чёткий смысл, без тавтологии, путаницы, семантических огрехов. В ходе рассуждения тезис должен сохраняться, не подменяться другим.

Факты, приводимые в рассуждениях, должны соответствовать реальной действительности, не должны быть надуманными, вымышленными, искажёнными, путанными. Факты должны быть святы, и софистические «игры» с ними недопустимы.

В качестве доводов (оснований, аргументов), которыми обосновывают или опровергают тезис, должны выступать мысли, истинность которых доказана (так или иначе доказана на практике). Значит, доводами при доказательстве не могут быть ссылки на «здравый смысл», на «общепризнанность» или «признанность большинством», на «полезность» и «выгодность», на «авторитеты», на аналогии, на пословицы, поговорки, «крылатые слова» и т.п. – на всё то, что не подтверждено практической деятельностью людей. Не должно быть ссылок на истинные мысли, которые не имеют прямого отношения к доказываемому или опровергаемому тезису, а значит, они не могут выступать в качестве довода в данном случае.

Наконец, недопустимо при доказательстве и опровержении применять вообще нелогические приёмы, – типа агитации, угроз, воздействия на чувства и т.п. читателей и слушателей.

Рассмотрим несколько примеров нарушений разных логичес-
ких правил.

Один «историк» Кузьма Петрович оказался автором искажения сразу нескольких фактов. Так, он утверждает: «Александра Ульянова расстреляли как бомбиста, покушавшегося на царя» [см.: Завтра, № 30, июль 2006, с. 6]. Это – измышление. Ведь старший брат Володи Ульянова (Ленина) не был бомбистом, в покушении на царя не участвовал, наконец, был не расстрелян, а повешен. Далее фальсификатор фактов заявляет, что шизофреник Троцкий за попытку свержения власти в Америке отсидел 14 лет [см.: там же]. В действительности, Л. Троцкий находился в Америке два с половиной месяца в начале 1917 года, не пытался свергать там власть и ни в каком заключении не был. «Реформатор» фактов в отношении Советской власти измышляет: «За четыре года большевистской власти погибло 15 миллионов порядочных и нормальных русских людей» [см.: там же]. Ну, во-первых, количество ушедших из жизни за эти четыре года безбожно и бессовестно преувеличено (есть же документы на сей счёт!). Кстати, уровень этой безбожности и бессовестности окажется несравненно страшнее, если к этим высосанным откуда-то
15-ти миллионам русских добавить с какого-то потолка взятых украинскими антисоветчиками ещё примерно столько же «угробленных» именно украинцев, а также присовокупить такое же количество иных нерусских (волжан, прибалтов, северо- и закавказцев, среднеазиатов и др.), то можно насчитать почти треть населения Российской державы, сгинувших за четырёхлетку большевистской власти. Вот что может вытворять «легкость мысли необыкновенная»! Во-вторых, была же гражданская война, развязанная, кстати сказать (как это известно из исторических документов), вовсе не большевиками, были голод, эпидемии и естественная смерть, которые, как и во все времена и у всех народов, во всех странах, не разбирали правых и неправых, русских и нерусских.

И ещё одна чушь: «Ленин выгоняет из страны Бунина и Короленко…» [см.: там же]. А было так: писатель В.Г. Короленко по подозрению в связях с революционными деятелями был осуждён и с 1879 года шесть лет провёл в тюрьме и в ссылке в Якутии, из России не выселялся и скончался в 1921 году в Полтаве. А писатель, почетный академик Петербургской АН И.А. Бунин сам через Одессу уехал из России в 1920 году во Францию.

Если так необъективно, фривольно относиться к фактам и обращаться с ними, то никаких верных интерпретаций их, истинных обобщений, научных точек зрения, наук не получится и не будет.

При разборе позиции какого-либо автора, его точки зрения важное значение имеют его собственные мысли, приводимые в виде цитат из его произведений. К каждой цитате должны быть указаны точные данные источника (автор, название и т.д., включая номер страницы). Цитаты должны быть приведены без искажения их смысла, без подмены слов автора. К сожалению, в газетных публикациях в абсолютном большинстве случаев исходные данные источника разбираемых мыслей (в том числе и в виде цитат) не приводятся, поэтому у читателя нет возможности убедиться в подлинности этих мыслей. Зато некоторым творцам газетных статей эта необязательность ссылок на первоисточник даёт возможность для разных вольностей.

Вот один пример, многократно повторяющийся в разных публикациях.

Значительное количество авторов по разным поводам приводит фразу «Религия – опиум для народа», при этом одни ссылаются на В.И. Ленина, а другие вообще не называют её автора. Например, академик Н.А. Амосов заявил: «Нужно пересмотреть атеистическую догму «Религия – опиум для народа» [см.: Литературная газета, № 40, 05.10.1988, с. 13]. При этом, во-первых, никто из них даже не пытается обосновать свои мнение и оценку её, т.е. голословно объявляют её такой-сякой, а главное, во-вторых, не дают ссылку на первоисточник, что некорректно и нечестно, поскольку лишает читателей возможности сверить выдаваемое за цитату с первоисточником. На самом деле, автором этого положения был К. Маркс, и формулировка его такова: «Религия – опиум народа» [50, с. 415]. Известно, что это положение повторил В.И. Ленин в работе «Социализм и религия»: «Религия есть опиум народа. Религия – род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь» [45, с. 143].

Казалось бы, ничего особенного нет в том, что многочисленные критики марксизма всего-навсего в приводимое положение К. Маркса
(и В.И. Ленина) вписали предлог «для» (ну, поленились сверить с оригиналом, ну, были очень самоуверенными, что помнят его наизусть, ну, проявили нелогичность, не вдумавшись в существо получившегося выражения), а то, что не дали ссылки на первоисточник, то это у нас – сплошь и рядом. Так вот, главное здесь в том, что предлог «для» совершенно меняет суть и значимость рассматриваемого положения К. Маркса (и В.И. Ленина). Если религия – это опиум для народа, то, значит, кто-то (и неважно – кто) её придумал (сотворил) и передал, подарил или навязал народу. Ну, и что дальше? Неизвестно. Она просто при нём, как посудина с алкоголем или упаковка с наркотиком, пользуется он ею или хранит как подарок, – неизвестно. А К. Маркс (и В.И. Ленин) имел в виду совсем другое, то, что народ в силу тяжёлых и труднопостигаемых природных и социальных условий жизни и бессилия перед ними сам себе создал религию как отдушину, в коей можно забыться от царящей несправедливости и безысходности, вынуждающих терпеть все тяготы в надежде на призрачную счастливую загробную жизнь, вместо того, чтобы, осознав своё человеческое достоинство и найдя в себе силы, бороться за благодатную жизнь на Земле.

А незадачливые или хитроумные критики мало того, что сочинили свою нелепицу, они ещё и приписали её Марксу (и Ленину).

Нарушения правил логики могут выступать в таких видах, как нечаянные (ошибочные) либо сознательные (лукавые, хитроумные) действия, манипулирования с терминами, их значениями и смыслами (тавтологии, плеоназмы, подмены смысла, квалификации или оценки и т.п.), пренебрежения нормами рассуждения (отсутствие или расплывчатость определения понятий, искажение их содержания, подмена одного другим), несоблюдение требований к тезису, аргументам и демонстрации доказательства и опровержения, игнорирование основных законов последовательного, непротиворечивого мышления.

Часто встречаются сочетания синонимов, т.е. использование их в паре так, что один из них просто излишен. Вот, например, фраза: «Новая российская элита, кажется, уже взяла от жизни всё, что только в состоянии представить воображение. Даже больное» [см.: Советская Россия, № 77, 04.07.1998, с. 3]. Сказанное по существу – совершенно верно, но здесь сочетание слов «представить» («представление») и «вообразить» («воображение») – тавтологично.

Заместитель главы президентской (ельцинской) администрации О. Сысуев как-то выразился: «Президент Ельцин чувствует себя всегда как президент Ельцин» [см.: Аргументы и факты, № 7, 1999, с. 2]. Ясно, каково самочувствие Бориса Николаевича? Это похоже на известные афоризмы «Закон есть закон», «На войне как на войне» или на то, как говорит Полоний в драме У. Шекспира «Гамлет»:

«Ваш сын сошёл с ума.

С ума, сказал, я, ибо сумасшедший

И есть лицо, сошедшее с ума».

Тот же Полоний произносит и такое: «А то, что надо, в том и есть нужда».

Самарский губернатор К. Титов изволил изречь: «По пустякам мелочиться не надо» [см.: Аргументы и факты, № 5, 1995, с. 2]. Похоже
на неоспоримый афоризм. Но «пустяк» и «мелочь» (в одном из смыслов, применённого здесь) – синонимы [см.: 15, с. 257]. Г.А. Явлинский выдал: «Самая главная проблема нашего дефолта – это дефолт, который объявлен нашими людьми, нашим населением, нашим народом нашему же правительству» [см.: Аргументы и факты, № 10, 1999, с. 2].

Позволивший себе говорить без «шпаргалки» и подсказки, бывший Президент РФ Б.Н. Ельцин, будучи с визитом в Швеции, «…призвал представителей шведского бизнеса активнее вкладывать инвестиции в российскую экономику» [см.: Российская газета, № 235, 05.12.1997, с. 2]. Словосочетание «вкладывать инвестиции» буквально означает «вкладывать вложения». В этом можно убедиться, прочитав любой словарь, в котором есть слова «инвестиция», «инвестировать».

А.А. Тер-Акопов пишет в учебнике «Юридическая логика»: «Юридические понятия – это понятия, отражающие юридические средства, качества и отношения предметов и явлений, то есть такие признаки, которые имеют значение для юридической практики» [64, с. 20. – Курсив наш]. Это – тавтология в определении понятия. То же в другом определении: «Категория возможности и фиксирует такое состояние, такую ступень в развитии предметов и явлений, когда они ещё не стали действительностью, и существуют лишь в качестве возможной тенденции развития» [см.: 42, с. 66. – Курсив наш. – В.Е.].

По мнению некоторых (наивных или суеверных?) людей, нежелательное явление может как бы исчезнуть, если перестать употреблять его наименование (слово, которым оно называется).

Л. Пияшева писала: «Есть только один способ положить конец спекуляции, отменить все указы и постановления, законы и подзаконные акты о спекуляции, снять все запреты на торговую деятельность, в том числе и посредническую, отменить все до единой формы выездной, указной, блатной и приблатнённой торговли, … выпустить цены на все без исключения потребительские товары и услуги» [см.: Литературная газета, № 52, 26.12.1990, с. 10]. Оказывается, бороться против нежелательных явлений, ликвидировать их можно путём подмены понятий, замены одного понятия (с его содержанием) другим (с иным содержанием). После этого действия спекулянта можно и следует квалифицировать как предпринимательскую деятельность по купле и перепродаже чего-либо с выгодой для себя. Даже если слова «спекуляция» и «спекулянт» будут продолжать употребляться, у них будут уже другие смыслы и значения. Спекулировать, ребята, нам не запрещается. Спекуляция отныне является бизнесом. Спекуляция стала называться бизнесом [см.: Советская Россия, № 21, 19.02.1998, с. 3]. Согласно указу Б. Ельцина, все спекулянты наречены коммерсантами [см.: Правда, № 79, 9.06.1992, с. 2].

М. Королёва считает: «Как-то незаметно ушли из нашего обихода слово «аферист». Собственно, так же, как и слово «спекулянт». Сейчас и то, и другое кажутся нам словами из советского прошлого, когда любая попытка заработать деньги, действовать самостоятельно, на свой страх и риск воспринималась как афера» [см.: Российская газета, № 38, 01.03.2002, с. 13]. Да, бросьте Вы! Не слово «аферист» ушло, а ельцинисты и путинцы стараются его не употреблять, так как вот уже около двадцати лет в нашей стране афера на афере сидит и аферой погоняет, – даже не просто аферы, а панамы, т.е. крупные аферы с подкупами должностных лиц и с ограблением миллионов сограждан, только называют их теперь иначе: ваучеризация, приватизация, выборы, «крах пирамид», дефолт и многое другое. К тому же в Советском Союзе аферой не считались варианты честного зарабатывания денег результатами собственного труда (напр., научными открытиями, изобретениями, рацпредложениями, публикациями, созданной в личном хозяйстве продукцией и т.п.). А приписываемое советскому периоду определения понятия «афера» как любой (!) попытки заработать деньги, действовать самостоятельно на свой страх и риск является подменой понятия путём чрезмерного расширения понятия «афера».

Конечно же, дело не именно в Л. Пияшевой и М. Королёвой. Высказанные ими идеи – это составляющие идеологии и политики ельцинистов-путинцев, которые аналогичные деформации осуществляют и со многими другими понятиями, маскируя и оправдывая соответствующие позорные явления. Например, проституцию называют добровольной индивидуальной предпринимательской деятельностью свободной личности, самой древней (древнейшей) профессией, окружая её ореолом привлекательности и прикрывая её аморальность, вред для самой личности и для общества, связь с некоторыми видами преступлений.

Многообразное, многоплановое критиканство в адрес «коммунизма» в СССР, нашего «коммунистического прошлого» является совершенно неправомерным, так как из-за некомпетентности или слепой ненависти к Советской власти основано на подмене понятия «социализм» понятием «коммунизм». Дело в том, что в СССР не было коммунизма, а значит, и коммунистического прошлого. К тому же теория социализма – это идеализация (как и другие научные теории). Реальные общества не могут полностью соответствовать теории. Да и исторические условия существования нашей страны с октября 1917 года до развала СССР были для неё бóльшей частью исключительно неблагоприятными. Поэтому и социализм-то реальный был недоразвитым, несовершенным.

Вместо слова «развал» (СССР. – В.Е.), смысл которого подчёркивает заказной, умышленный, спланированный характер, противники
советского и социалистического употребляют слово «распад», обозначающее стихийность, объективность процесса ликвидации Советского Союза. Замечательная мысль Арк. Ваксберга: «Точность формулировки определяет точность её понимания, как и точность соблюдения правила, в ней заключённого. Неряшливость – сознательная или случайная, – открывает путь произволу и подрывает законность. <…>. Точный термин – всегда точность мысли, точность позиции, защита от своеволия. Точный термин – непременный атрибут правового государства: как раз неправовому и нужна размытость стёртых понятий, допускающих вольное их толкование» [см.: Литературная газета, № 39, 27.09.1989, с. 10].

При рассуждениях о том, что и сколько утрачено с разрушением Советского Союза, с ликвидацией социалистического строя и установлением капиталистического с его, мягко говоря, «новообразованиями», искренние апологеты нового строя и те, кто готов на всё для сохранения своего служебного положения, обычно заявляют: «зато у нас теперь свобода и демократия».

Словá «свобода» и «демократия» с конца 80-х годов XX века стали одними из самих часто употребимыми в речах политиков и в передачах СМИ. Из-за огульного, обычно без указания каждый раз конкретного смысла применения термина «свобода» у одних людей создалось расплывчатое представление о свободе «ваащė», а у других – как о вседозволенности, о беспределе, о гражданских свободах и т.д.). И у людей (на самом деле, имеющих в виду каждый своё) создалось впечатление полного единодушия друг с другом, когда они слышат, говорят о свободе или выступают «За свободу!». Ну, кто же против неё?!

А ведь сам термин «свобода» в русском языке имеет ряд смыслов и значений: «воля», «способность выбора», «желание» («хотение»), «независимость», «суверенитет», «самостоятельность», «самоуправление», «творчество», «самореализация» и др.

В учениях о свободе выделяется два аспекта её – свобода «от» и свобода «для», различаются свобода в отношении природных факторов и свобода в социальной сфере, особо имеются в виду гражданские свободы (права) и т.д. Б. Спиноза, а вслед за ним К. Маркс, Ф. Энгельс и др. под свободой как «познанной необходимостью» понимали непременную реализацию способности людей при выборе средств и способов своих действий учитывать познанные объективные свойства предметов, объективные условия и закономерности, от которых будут существенно зависеть те или иные результаты таких действий (ведь если их не учитывать, то человек не будет свободным).

Следовательно, свобода человека не может быть безграничной. Она ограничена объективными факторами природы, с которыми нельзя не считаться. Но она ограничена и социально (политически, экономически, юридически, морально и т.д.); она ограничена, регулируется свободой других людей, общественными обычаями, правами, традициями, нравственными и правовыми нормами, религиозными и политико-идеологическими канонами и т.п. Кроме того свобода людей сопряжена с долгом, обязанностями, ответственностью, с обязательностью выполнять определённые ответные действия, предписания.

Из сказанного должно быть понятно, что рассуждение о свободе «ваащė» – это либо безграмотность, либо ухищрение с целью отвлечения от отрицательных явлений жизни или обмана. «В условиях современной России, – писал проф. Давидович В.Е., – ультрареформаторы неустанно повторяют, что-де экономические зигзаги, криминальный беспредел, невиданное падение производства, горький удел старшего поколения, растерянность молодых, идейная чересполосица – всё это-де меркнет перед фактом обретением общества свободы. <…> В современной России декларирована свобода. Но её характер метко обозначили язвительные журналисты, изобразив висящий на стене указ, на коем написано: «Как хочешь, так и живи». И оборачивается прокламированная свобода зловещим термином из уголовной лексики – «беспредел» [см.: Науч. мысль Кавказа, № 3, 1997, с. 14, 15].

Словом «любовь» в России до прихода к власти «демократов» русские на протяжении всей своей истории называли одно из высших, святых чувств личности, в том числе к представителю противоположного пола. А теперь с подачи «неоинтеллигентов» им именуют простое соитие («давай займёмся любовью», – согласитесь, что дико, абсурдно звучало бы предложение: «давай займёмся дружбой»). Прежде стервой называли мерзкую, подлую женщину, а ныне – боевую, деловую. Раньше слово «проститутка» звучало как оскорбление, и его синонимами были словá «шлюха», «продажная», «падшая женщина», «распутница», «потаскуха» или кое-что похуже. Теперь в обиход навязаны «путана», «ночная бабочка», «девочка на дом», «девочка по вызову», «представительница древнейшей профессии» и т.п. Кстати, последнее – вымысел, «подслащение пилюли», ибо древнейшими профессиями для мужчин были охотник, рыбак, скотовод, земледелец, ремесленник, а для женщин – быть женой и матерью, вынашивать, рожать, выкармливать, воспитывать детей, быть хранительницей домашнего очага, – вот она важнейшая профессия женщины для человечества, для преемственности в его существовании и развитии. Она же и древнейшая.

Эдуард Лимонов писал: «Я не отношу себя к классу профессиональных интеллигентов. Я считаю, что это чудовищный класс и, как всякий класс, он безжалостен при защите своих интересов. А все свои иллюзии и предрассудки он навязывает всему обществу, потому он ещё и опасен» [см.: Аргументы и факты, № 32, 1993, с. 6]. Что касается нелицеприятной характеристики, то в отношении большинства представителей интеллигенции нельзя не согласиться с Э. Лимоновым. Но интеллигенция никогда не была и не могла быть классом, ибо являлась и является стратой, включающей в себя выходцев из разных классов и тех, кто входит в тот или иной класс, и объединяющей первых и вторых тем, что они занимаются преимущественно или исключительно тем или иным видом умственного труда. Ни один признак класса не присущ всем представителям интеллигенции. Произошла подмена понятия «страта» («прослойка») понятием «класс».

Д. Кугультинов пишет: «… в суверенитете, которым иногда пугают, нет ничего от сепаратизма. … Если понимать как заботу о себе и одновременно обо всех, какие могут быть возражения?» [см.: Правда, № 63, 15.03.1991, с. 4]. Не пугают, а разъясняют непонимающим, что суверенитет означает государственную самостоятельность и независимость страны в её внутренней и внешней политике, её отдельное существование, а не в составе какой-либо другой страны, и не надо из наивности или по недостаточной грамотности вкладывать в это понятие другое содержание, выдавая желаемое за действительное. На примере бывших союзных республик, а ныне суверенных стран можно видеть, насколько необходимо в политике рассуждать и действовать трезво, чётко и расчётливо.

В жизнедеятельности людей, общества важное место и значение принадлежит разным типам кратких выражений мыслей – афоризмам, максимам, принципам, крылатым фразам, лозунгам и т.п. Лозунги – это призывы, в краткой форме выражающие руководящую идею, цель, задачу, требование.

Краткость, говорят, – сестра таланта. Но сёстры могут быть разные, в том числе с недостатками, ветреные, непорядочные, лживые. Дело в том, что любой лозунг состоит из одного или нескольких слов. А смысл слов может быть и неточным, неоднозначным, расплывчатым и т.п. Отсюда и содержание лозунгов, включающих их в себя, может иметь такие же характеристики. К тому же лозунги, обычно, носят обобщающий характер, а из-за их краткости, некорректности, – и абстрактный характер, поэтому содержат возможность необоснованной экстраполяции их на случаи, к которым они неприменимы. Краткость лозунгов, как и других подобных выражений, тем более ассоциирующихся с правильностью (мудростью), обычно, «подкупает» людей, как бы «завораживает» значительную массу их (членов коллективов, объединений, участников демонстраций, митингов, толпу и т.п.), сплачивая их, мобилизуя на
реализацию призыва.

Отсюда, одни лозунги могут играть огромную позитивную роль, воодушевляя людей на осуществление действительно важных, полезных, прогрессивных целей и задач, другие же, используемые идеологическими, политическими и прочими демагогами, дельцами, проходимцами, врагами, могут быть обманом и приносить вред и даже большие беды трудящимся массам, целым народам.

Есть даже термин «лозунговое мышление» [см.: Аргументы и факты, № 4, 1993, с. 4], означающий предрасположенность людей к приятию лозунгов и при этом поверхностное, смутное представление об их содержании, отсутствие глубокого вникания в их смыслы, в разные возможные варианты их толкования, в возможные отрицательные последствия их реализации.

В советский период в стране был лозунг «Всё – для человека, всё – для блага человека!» Но, во-первых, что – «всё»? И хорошее и плохое – всё подряд? Во-вторых, для какого человека? Для любого? Но главное не в этом, а в том, что под этим лозунгом можно было формировать и эгоиста, эгоцентриста, иждивенца, ждущего и требующего обеспечения «своих» прав и свобод. Или такой, казалось бы, правильный лозунг «Даёшь стопроцентную раскрываемость преступлений!» Но ведь и заводить, и раскрывать (и отчитываться!) можно очень даже по-разному. Уйма лозунгов была с абстрактными словами «повысим…», «увеличим…», «улучшим…» и т.п. Хотя, конечно, изначально задуманы авторами они были для добрых, полезных, нужных дел.

В этот же период на некоторых американских майках были и такие надписи: «Убивай цветных и коммунистов!», «Индивидуализм – моё кредо!», «Надейся только на себя и на господа Бога!» [см.: Аргументы и факты, № 45, 1986, с. 5].

Наибольшая «урожайность» лозунгизма получилась у демократов-перестроечников и реформаторов». Одни из них «На крутом переломе!», «Больше социализма!», «Построим социализм с человеческим лицом!» Первый из них просто тавтологичен, ибо перелом – резкое изменение в развитии чего-нибудь, а крутой – с резким внезапным изменением направления [см.: с. 435]. А два вторых абсурдны. Разве были в истории народов такие призывы: «Больше первобытности!», «Больше рабовладения!» и т.п.? А какое лицо у капитализма? А какие другие части «тела» у капитализма и социализма? Боже, какая примитивная чушь! Кстати миллиардер Сорос считает: «В России строят капитализм с грабительским лицом» [см.: Советская Россия, № 42, 09.04.1998, с. 2].

Демагоги и популисты М. Горбачёв и Б. Ельцин, их прихвостни, используя преданные им СМИ, играли на привычках людей к лозунгам, на человеческой вере в их реализуемость. «Стратегия ускорения», «интенсивный путь развития» и т.п. Ну, кто из честных тружеников этого не хотел? Один из докладов «верного» хамелеона Э. Шеварднадзе назывался: «Стратегия ускорения – ленинизм в действии» [см.: Правда, № 113, 23.04.1986, с. 1–2]. А названия докладов и выступлений М. Горбачева сплошь были лозунгистскими: «Ленинизм – основа теории и политики перестройки» [см.: Правда, № 113, 23.04.1987, с. 1]. «Сделать богаче, полнокровнее жизнь людей труда» [см.: Правда, № 148, 28.05.1987]. «Через демократизацию – к новому облику социализма» [см.: Правда, № 132, 11.05.1988]. «В единстве партии – судьба перестройки» [см.: Правда, № 360, 02.12.1989]. «Время требует коренных перемен [см.: Правда, № 119, 29.04.1990], «Переходить от слов к делу, решительно двигаться вперед» [см.: Правда, № 352, 18.12.1990, с. 1], «Учить по-новому мыслить и действовать» [см.: Правда, № 275, 02.10.1986, с. 1–3],
«Нужны быстрые и решительные действия» [см.: Молот, 16.02.1990, с. 1], «Достойно пройти перевал в истории страны» [см.: Правда № 232, 20.06.1990, с. 1], «Ни возврата, ни остановки не будет [см.: Правда, № 52, 01.03.1991, с. 1], «Преодолеть кризис, взять ситуацию в руки» [см.: Российская газета, № 63, 29.03.1991, с. 1–2]. Эти и другие лозунги были абстрактны, неопределенны, многосмысленны, а балаболка, фразёр мистер Горби ничего не делал для их осуществления. Главное для него было удержаться во власти, «жонглируя» этими и подобными им лозунгами. Объективно они служили прикрытием замены одного общественного строя другим – социализма капитализмом.

После Октябрьской революции противники Советской власти выдвинули лозунг: «Вся власть Советам без коммунистов!», а позже – «Колхозы без коммунистов!». Хитрость была в изгнании коммунистов из Советов и колхозов, а затем в ликвидации и Советов, и колхозов. Не получилось. Но в конце 80 – начале 90 гг. XX в. «демократы» горбоельцинского типа взяли на вооружение лозунг «Вся власть Советам!» (Имелось в виду отстранение КПСС от госвласти). Получилось. А вскорости были разогнаны и Советы. Что и требовалось…

Б.Н. Ельцин и его соратники тоже выдвинули немало хитроумных лозунгов. Так, «Долой привилегии!», воспринятый массами как выражение борьбы за справедливость, честность [см.: Аргументы и факты, № 8, 1995, с. 1], позже был сменён другим – «Обогащайтесь!» В корне провокационным, принесшим много вреда стране был лозунг «Разрешено всё, что не запрещено», поскольку никто никогда не сможет предусмотреть все возможные криминальные ситуации и проделки проходимцев. Лукавым был лозунг «Фермер накормит страну!» Возможно и накормил бы. Но власть имущим крестьянин-фермер и даром не нужен, им нужно было ликвидировать колхозы и совхозы, общественную собственность в сельском хозяйстве, коллективизм, социализм.

Большим лицемерием стал лозунг «Армия – вне политики!», под которым «…она оказалась втянутой в политику самого худшего толка. Да, одни политики предали армию, и другие оказались неспособными её защитить <…> Не уважают армию, которая пассивно взирает на предательское разрушение государства, которому она присягала, и беспрекословно покоряется приказам его разрушителей. Не уважают армию, позволяющую в упор расстреливать из танков избранную народом законную власть и терпящую присутствие в своих рядах карателей. Ссылки на приказы сверху или, наоборот, на отсутствие таковых не оправдание» [см.: Советская Россия, № 10, 02.02.2006, с. 2]. На самом деле, армия – это часть вооружённых сил страны, которые являются непременной частью государства как политической организации цивилизованного общества. Деятельность государства, его органов – это политика, в которой участвует и армия. Кстати, война, в которой используется армия (вооруженные силы) как главное, решающее средство, – это вид политики, политики вооруженными методами. Так что армия вне политики быть не может.

Среди лозунгов нынешней власти тоже немало абстрактных, расплывчатых, неопределённых «Рынок всё отрегулирует!», «Вперёд!», «Россия, вперёд!» и др., провокационных (например, призывы, связанные с борьбой против сталинизма, с разработкой русской, национальной идеи и др.). Дальнейшие события расставят всё по оценочным местам.

Один из вариантов лжи – дискредитация, т.е. умаление авторитета чего-нибудь, кого-нибудь, подрыв доверия к нему. Примером этого являются многие переименования городов, улиц, площадей, праздников и т.д. в РФ, особенно предпринимаемые (по произволу власть имущих лиц и групп) с целью замены смысла, традиций, обрядности и др., связанных с терминами, названиями, символикой и т.п.

23 февраля раньше именовался Днем Красной Армии, позже Советской Армии и Военно-Морского Флота. Теперь эта дата празднуется как День Защитника Отечества. Каких защитников? Начиная с древних времён? И басмачей, власовцев, дудаевцев и им подобных? И военных, и гражданских лиц, и мужчин, и женщин, и детей (как будущих защитников)?

Во всём мире 1 Мая рабочие люди отмечали как День международной солидарности трудящихся, борьбы за свои права. А теперь?

Своим указом Б. Ельцин (в бытность Президентом РФ) переименовал праздник Великого Октября в День примирения и согласия. Смысл переименования – навязать населению России мнение, будто Октябрьская революция породила раскол русского общества на враждующие силы. Но, во-первых, именно раскол общества царской России на антагонистические силы привёл к трём революциям (1905–1907 гг., Февральской и Октябрьской 1917 г.). Во-вторых, дни революций в других странах не именуются иначе, как дни революций. В-третьих, именно ельцинисты своей политикой сеяли и сеют раскол и распри в России. Какое же может быть примирение и согласие с такой политикой!?

Можно отметить, что некоторые даты, считающиеся знаменательными или объявленные праздниками, на самом деле, не имеют чётких определённостей и разумных обоснований.

Интересную мысль высказал А. Бобров: «Название одного странного праздника – 12 июня – всё время меняется, перевёртывается… То День независимости, то суверенитета, теперь – День России. Странное название для дня локальной победы одной политической группировки над другой» [см.: Советская Россия, № 74, 28.06.1997, с. 2].

А ведь и действительно, нет достаточной логической обоснованности и чёткого объяснения в отношении, как официально считается, важного государственного праздника, отмечаемого 12 июня. Если, например, американские и французские выпускники средних школ смогут соответственно ответить на вопрос, в честь каких величественных событий праздники 4 июля в США, а 14 июля во Франции13, то российским выпускникам средних школ будет весьма затруднительно ответить на подобный вопрос, касающийся России и даты 12 июня.

Вспомним некоторые важные социальные явления и события в СССР, с которыми была непосредственно связана эта дата.

Во второй половине 80-х годов прошлого века почти на каждом всесоюзном форуме выступавшие от союзных и автономных республик жаловались, что центральные власти «обирают» («грабят») их, берут больше, чем дают. Ну, вообще-то, последнее вполне естественно, ибо должна быть значительная часть бюджета на общесоюзные нужды (содержание центрального госаппарата, оборона страны, дипломатия и многое другое), и об этом было известно каждому здравомыслящему депутату, делегату. Но «вал» подобных «критических» замечаний, обвинений, претензий возрастал и усиливался, обретая всё более явные националистические и сепаратистские черты. Становилось ясным то, что он кем-то в республиках (иначе и быть не могло!), в центре (очень вероятно!) и извне (несомненно!) инспирируется. Если не все, то многие из входивших в верхние эшелоны властных республиканских (партийных, государственных, профсоюзных, комсомольских, финансовых и др.) структур, конечно же, понимали, что в случае отделения их республик от СССР и превращения в самостоятельные государства их личная власть значительно усилится, а с этим придёт и собственное обогащение (последовавший развал Советского Союза это во всех отделившихся республиках, кроме Беларуси, «блестяще» подтвердил). В большинстве республик возникли и всё более набирали силу сепаратистские выступления, движения.

Стремясь как-то справиться с этими центробежными процессами, тогдашний президент СССР М.С. Горбачёв и его ближайший советник Г. Шахназаров хотели преобразовать Советский Союз в новый Союз
(в полуконфедеративное государство), который бы включал 15 (бывших тогда) союзных и 20 автономных республик (все эти 35 республик были бы равноправны, но лишались бы права выхода из Союза) [см.: Аргументы неделj, № 47, 05.12.2013, с. 23].

Это был совершенно надуманный, вредоносный прожект: объединялись бы как равнозначные резко различающиеся по всем основным характеристикам республики (например, Украина и Калмыкия, Казахстан и Аджария и т.п.). РСФСР подразделялась бы на почти два десятка республик, одной из которых была бы Россия (абсурд какой-то!), т.е. Россия территориально сократилась бы более чем в половину и лишилась бы большинства природных богатств; горбачёвское кокетничание с автономными республиками наносило вред России и было чревато опасностью её раскола; и т.д. [см.: там же].

Видимо, почувствовав или поняв эти возможные отрицательные последствия, абсолютное большинство народных депутатов РСФСР довольно легко согласилось с предложенным Б.Н. Ельциным вариантом «выхода» из создавшегося положения, не учуяв, не уразумев опасностей для всей страны (СССР), содержащихся в нём. Итак, в этот день Съезд народных депутатов РСФСР по предложению Б.Н. Ельцина принял Декларацию о государственном суверенитете России (за – 907 депутатов, против – 13, воздержались – 9). Позже, в 1994 году, став Президентом Российской Федерации и установив авторитарный режим, Б.Н. Ельцин объявил эту дату праздником – Днём независимости). Вопрос: независимость от кого? От всех других республик, которые тогда входили в Советский Союз? По сути, принятие такой Декларации было преамбулой развала СССР. Как отмечал Василий Сафрончук: «Нет нужды доказывать, что принятие Съездом народных депутатов РСФСР упомянутой декларации и закона о верховенстве российских законов над союзными было грубым нарушением союзного договора 1922 года и действующей Конституции СССР. По закону, Ельцин и стоявшая за его спиной камарилья «дерьмократов» должны были быть преданы суду за государственную измену. Но этого не произошло, и вслед за принятием декларации о суверенитете России началась череда принятия аналогичных деклараций и законов другими союзными республиками Советского Союза»
[см.: Советская Россия, № 64, 17.06.2003, с. 1].

Видимо, поняв, что с названием праздника не совсем всё ладно, власти в 2002 году переименовали его в День России.

Подоплёкой принятия Декларации о независимости России были стремления Б.Н. Ельцина заполучить государственную власть и острое желание отомстить М.С. Горбачёву за нанесённые обиды, свергнув его. Стать президентом СССР Ельцину было невозможно, зато обе цели можно было достичь, вычленив Россию из Советского Союза. Первым и главным шагом на данном пути и была эта Декларация. Поэтому нет разумных оснований считать 12 июня Днём России, поскольку происшедшее в этот день в СССР событие не характеризуется важной величественной и безусловной значимостью.

Поэтому неудивительно, что ряд авторов предлагает найти другую дату, по-настоящему достойную называться Днём России (например, 8 мая, день, в который безоговорочно капитулировала фашистская Германия в 1945 году). Валентин Окрименко пишет: «Неужели в тысячелетней истории великой России не нашлось бы знаменательной даты, чтобы отмечать её в качестве главного праздника?» [см.: Советская Россия, № 67, 15.06.2006, с. 1].

Смысл праздника «народного единства» тоже не имеет четкой и достаточно обоснованной определённости. В 2007 году один россиянин писал: «В третий раз стране предстоит «праздновать» незнамо что»
[см.: Советская Россия, № 149, 01.11.2007, с. 7]. Речь идёт о 4 ноября – дне «Народного единства». Попробуем разобраться, что значит «народное единство» и почему именно 4 ноября.

Так называемое «Смутное время», к которому и относят истоки происхождения данного праздника, – это период (конец XVI – начало XVII вв.) в истории России, обусловленный многими неблагоприятными внутренними и внешними факторами, похожий на гражданскую войну, но не являвшийся ею: в гражданскую войну происходит вооружённая борьба за власть, в основном, двух социальных сил с противоположными интересами, а в тот период в России были значительная разъединенность населения по разным причинам и основаниям и хаотическая смесь распрей, вражды, мятежей, восстаний, госпереворотов, предательств, приглашений иностранных войск для решения внутренних задач и освободительных войн против них, народных бедствий и побед.

Страшный голод (1601–1603 гг.) резко обострил и без того тяжёлое положение трудящихся масс и способствовал формированию и деятельности многих банд, грабивших население. Население же ряда регионов (особенно, северских земель, казачьих земель) колебалось в поддержке центральной власти.

После смерти бездетного царя Федора Ивановича (сына Ивана IV) царём Земским Собором был избран Борис Годунов, которого широкие массы населения подозревали в убийстве царевича Дмитрия (младшего сына Ивана IV) и в то же время готовы были поверить, что царевич чудом остался жив. Отсюда, Лжедмитрий I, а потом и Лжедмитрий II получили поддержку со стороны этих масс. В 1605 году главные русские войска перешли на сторону Лжедмитрия I. В том же году Лжедмитрий I венчался на царство, Марина Мнишек была коронована российской царицей. В 1606 г. Лжедмитрия I убили. Весной 1608 года Лжедмитрий II с войском двинулся к Москве, по пути ему сдавались города без сопротивления. Он остановился в Тушино под Москвой (отсюда, получил прозвище «Тушинский вор»). В 1606–1607 гг. произошло мощное восстание казачьего атамана Ивана Болотникова, который поднял южные регионы России на борьбу против бояр и царя Шуйского «за хорошего царя». Восставшие подошли к Москве, но потерпели поражение.

Постоянно происходили соперничество и борьба боярско-княжеских родов (кланов) за власть, за влияние на власть; при этом многие из них сотрудничали с врагами России (поляками, шведами). Отсюда происходит частая смена государей: со смертью Фёдора Ивановича царём избран Борис Годунов (1598–1606), после его свержения менее двух месяцев (в 1605 г.) царствовал его сын Фёдор Борисович, за ним Лжедмитрий I (1605–1606), после его убийства был избран Василий Шуйский (1606–1610), а после его свержения власть перешла к Семибоярщине (правлению семи бояр в 1610–1612 гг.), которая призвала польского царевича Владислава на царский трон. Опасаясь наступления на Москву Лжедмитрия II, Боярское правление обратилось за помощью не
к народу, а к польскому войску во главе с гетманом С. Жолкевским, но, боясь восстания москвичей, в сентябре 1610 года впустило польские войска в Москву (в Кремль и в Китай-город).

Через рассыльные грамоты патриарх Гермоген обратился к населению России с призывом встать на защиту российского государства от иноземцев. Откликнулись рати не отовсюду, а из Калуги, Костромы, Нижнего Новгорода, Казани, Суздали, Ярославля.

Первое ополчение, сформировавшееся в Рязани, включавшее в себя дворянские отряды из Поволжья и юго-восточных регионов, а также дворян и казаков, входивших ранее в Тушинский лагерь Лжедмитрия II, и других добровольцев, осадило в марте 1611 года Москву, но для решительного штурма ее у него не хватало сил, а из-за внутренних раздоров летом того же года оно распалось.

Второе ополчение сформировалось в Нижнем Новгороде осенью 1611 года и включало в себя отряды дворян, крестьян, горожан Поволжья, центральных и северо-восточных регионов России. Организатором его был земский староста Кузьма Минин. На площади он призвал нижегородцев собрать средства на снаряжение и содержание Народного ополчения. Хотя все были «за», однако даже богатые сограждане поначалу отказались жертвовать, ссылаясь на то, что, мол, «рады бы, но нет средств». «А раз так, то Минин с выборными людьми взял силой и выставил на продажу в холопы жён и детей всех состоятельных граждан города. Главам семейств ничего не оставалось делать, как идти на огороды, выкапывать кубышки с запрятанными деньгами и выкупать собственные семьи. Так была спасена Мать-Россия» [25, с. 227]. Значит, лишь после принятия К. Мининым принудительных мер богатые граждане, а за ними и остальные жители стали жертвовать ценности.

Со списком (копией) иконы Божией Матери Второе ополчение во главе с К. Мининым и князем Дм. Пожарским подошло к Москве в августе 1612 года и осадило её; к нему присоединились многие участники Первого ополчения под руководством князя Дм. Трубецкого.

Польский гарнизон (не менее 1000 чел.) скрылся за стенами Китай-города и Кремля. С ним были и предатели из числа бояр с семьями и людей пониже рангом. Там же находились будущий царь Михаил Федорович Романов, его мать Марфа, его дядя Иван Никитич Романов. Интересно отметить, что отец будущего царя Фёдор Никитич Романов (с 1619 года патриарх Московский и всея Руси и фактический управитель государства) при Лжедмитрии I был митрополитом, а в Тушинском лагере Лжедмитрия II – патриархом [см.: 56, с. 141, 231, 333–334, 405–406, 471, 483–485].

Из сказанного ясно видно, что единства народа в Смутное время не было, было единство части народа, причём меньшей части. Освобождение Москвы (включая Кремль) от поляков в конце 1612 года ещё не означало освобождения от них и шведов всей тогдашней России, не означало и единства народа. Так, в 1615 и 1616 гг. шведы осаждали Псков, и даже после заключения мира со Швецией (1617 г.) у неё остался ряд русских земель. В 1617 г. польское войско вторглось в Россию и даже пыталось штурмовать Москву. После заключения перемирия (1618 г.) Литве перешли Северские и Черниговские земли и Смоленск. Проигранной была война с Польшей в 1632 году за возвращение Черниговских и Смоленских земель. А при следующем царе Алексее Михайловиче (с 1645 года) были народные волнения в разных регионах, «Соляной бунт», восстания в Новгороде и Пскове, восстание под предводительством Степана Разина и т.д.

О дате празднования разговор особый.

Прежде отмечали 4 ноября как праздник – именно и только – День Казанской иконы Божией Матери – Заступницы земли Русской.

История этого праздника такова. В 1579 году в Казани (т.е. через 27 лет после успешного взятия её войском Ивана IV) случился сильный пожар: сгорела половина города. На месте одного из сгоревших домов была обнаружена чудом сохранившаяся икона Божией Матери (место её нахождения, по церковному преданию, указала Пречистая Богородица, трижды являвшаяся во сне одной девочке-подростку, которая вместе со своей матерью откопала эту икону и передала священнику, будущему патриарху Гермогену). Позже было установлено: 8 (21 по новому стилю) июля (!) – день празднования в память о чудесном обнаружении этой иконы.

Народное (Второе) ополчение со списком иконы Божией Матери подошло к Москве в августе 1612 года. К голодающим осаждённым в Китай-городе и Кремле польскому гарнизону и российским изменникам (группе бояр и других людей) на помощь пришло польское войско под командованием гетмана Ходкевича с большим провиантским обозом и переправилось через Москва-реку. Любой ценой нельзя было допустить прибытия этого войска с обозом в Кремль. Накануне решающего сражения с этим войском ополченцы перед иконой Казанской Божией Матери очень долго молили Богородицу даровать им победу над иноземцами. 24 августа 1612 года в результате долгой ожесточённой битвы удалось с большим трудом и с тяжёлыми потерями одолеть обозное войско, обратить остатки его в бегство, захватить богатый обоз и обречь осаждённых в Кремле на голод. Эту очень важную победу расценили как чудо.

Позже, после возведения в Москве на Красной площади Казанского собора, было установлено празднование Казанской иконы Божией Матери 22 октября (т.е. 4 ноября по новому стилю) [см.: там же, с. 231].

Итак, празднование в этот день было посвящено именно иконе Божией Матери, сыгравшей, как считалось, решающую роль в победе Народного ополчения над польским войском, а не единству народа.

Ну, а если иметь в виду окончательную победу россиян в борьбе за освобождение Москвы от иноземцев, но нужно иметь в виду следующее.

Первое ополчение как недостаточно сильное и недостаточно организованное, естественно, не смогло это сделать. Второму ополчению, более мощному, сплочённому, вдохновлённому Богородицей, удалось героически совершить самое главное для освобождения Москвы: в ходе боевых действий в период 22–24 августа 1612 года в решающем сражении 24 августа наголову разбить польское войско (вынудив остатки его отступить) и захватить богатый обоз. С этого момента осаждённые оказались безнадёжно обречёнными на голодную смерть либо на капитуляцию.

Голод же в Кремле в течение многих недель ожидания спасительного обоза и после захвата его ополчением всё более и более обострялся и делал своё. Осаждённые уже съели всех кошек, собак, залётных ворон, ели варённые воловьи шкуры, лепёшки с лебедой, крапиву, кору деревьев, наконец, человечину (варево, солонину из неё), даже мясо вырываемых трупов [см.: 30, с. 147; 20, с. 79; 61, с. 667].

Через несколько дней после разгрома польского войска и захвата обоза князь Дм. Пожарский предложил осаждённым в Кремле и Китай-городе сдаться, но надменные поляки грубо отказались, а в дальнейшем стали выставлять различные условия. Возмущённые казаки кинули клич и вместе с другими ополченцами бросились на смелый штурм укреплений Китай-города, и Китай-город 22 октября (4 ноября) 1612 года был взят. Однако на штурм самого Кремля у ополчения пока сил не хватало. Но, оказалось, штурм Кремля не понадобился.

25 октября (7 ноября) 1612 года из Кремля по предварительному договору с князем Дм. Пожарским вышли с позором и сдались изменники-бояре с семьями и челядью, в их числе был и глава Семибоярщины Мстиславский. Вместе с ними вышли будущий царь, его мать и дядя (см. выше). А 26 октября (8 ноября) 1612 года, сложив знамёна, штандарты, оружие, доспехи, сдался польский гарнизон. 27 октября (9 ноября) 1612 года Народное ополчение с присоединившимися к нему силами торжественно вступило в разорённую Москву, в Кремль.

Итак, из всех дат, фиксирующих наиболее значительные события в процессе освобождения Москвы от поляков и отечественных изменников определяющая роль, несомненно принадлежит 24 августа (6 сентября) 1612 года, когда было разгромлено польское войско и захвачен продовольственный обоз. Дальше – основное и окончательное доделал жуткий голод осаждённых в Кремле. Конечно, важная, но не определяющая дата 22 октября (4 ноября) 1612 года, когда штурмом был взят Китай-город. Итоговой оказалась дата капитуляции польского гарнизона – 26 октября (8 ноября) 1612 года и праздничной стала дата торжественного вступления освободителей в Московский Кремль – 27 октября (9 ноября) 1612 года.

Значит, 22 октября (4 ноября) – ну, никак, ни с какой стороны не знаменует собой День единства народа.

В чём же дело? Истинная подоплёка «изобретения» новоиспечённого праздника вскрыта рядом авторов.

Великая Октябрьская социалистическая революция со времени её свершения вызвала и сохраняет естественный страх и вполне понятную ненависть со стороны всех богатых мира и их прислужников, всех живущих за счёт угнетения и эксплуатации трудящихся. С тех пор они, а в унисон с ними и доморощенные антисоветчики постоянно пытаются разными способами и средствами извратить сущность и умалить всемирно-историческую роль этой революции и стереть память о ней в народах России и других стран. В числе таких способов руководство РФ в единстве с церковным руководством вначале изменили название праздника 7 ноября: со Дня Великой Октябрьской социалистической революции на День согласия и примирения (кстати сказать, на словах все они за «согласие и примирение», а на деле усиливают и усложняют и разногласия, и конфронтации). Поскольку это не дало ожидаемых результатов, то «сверху» был дан социальный заказ: вместо традиционного праздника 7 ноября «… найти что-то поближе к дате 7 ноября, что могло бы отмечаться как общегосударственный праздник с новым идейным наполнением» [см.: Правда, № 29–30, 11.2011, с. 3].

Очень жаль, что одни влиятельные поддались смешанным чувствам неприятия, нетерпимости, антипатий, а другие под влиянием первых участвовали в разработке проекта, в обсуждении его в Госдуме, в принятии решения о ноябрьских праздниках. Но лучшим выходом из создавшегося положения, на наш взгляд, может быть расстановка всего по своим исторически определённым местам: праздник православных верующих – на 4 ноября, а праздник Великого Октября – на 7 ноября. Тихо и спокойно. История бесспорна и непреобразуема! а Днём согласия и примирения, единства народа в России должен стать и быть каждый Божий день.

В своё время английский философ Френсис Бэкон в числе распространенных среди людей заблуждений особо отметил попытки обосновать истинность идей ссылками на авторитет их приверженцев.

Известно, что к М. Горькому, его творчеству знавшие его и горьковские произведения не относились равнодушно: были и верные друзья, почитатели, были и ненавистники, недоброжелатели. С началом перестройки происходит усиление негативного отношения к М. Горькому, нападок на него и его творчество, упрёков его за сотрудничество с большевиками, с Советской властью. Далее исчезло имя великого писателя у центральной улицы Москвы, у города, стоящего у впадения Оки в Волгу. Причина простая: ненавистен пролетарский писатель антисоветчикам-ельцинцам, богачам. В. Котовсков пишет: «Сегодня вокруг Горького, более чем вокруг кого-либо другого, снова кипят явные и скрытые страсти, споры, литературные бои… Моськи, лающие на слона, притягивают в свои союзники И. Бунина, М. Пришвина, И. Соколова-Микитова и других. Но этим авторитетным именам можно противопоставить другие, ибо, как заметил Леонид Андреев, Горький был «счастлив на людей»: Л. Толстой, А. Чехов, В. Короленко, В. Стасов, И. Репин, К. Станиславский, Г. Плеханов, П. Кропоткин, Ф. Шаляпин и многие другие, вплоть до молодых тогда Л. Леонова, М. Шолохова, К. Федина»
[см.: Донская речь, № 61, 30.03.1993, с. 3].

Ясно, что ссылки на любые авторитеты, на любое их количество не могут быть доказательством ни «за», ни «против». А вот историческое величие А.М. Горького – это непреложный факт.

В Советском Союзе для доказательства истинности выдвигавшихся Н.С. Хрущёвым, Л.И. Брежневым, М.С. Горбачёвым идей, как объявлялось, «творчески развивавших» марксизм-ленинизм, для обоснования правильности крупных новшеств в области внутренней и внешней политики искали и находили подходящие цитаты из произведений В.И. Ленина. И как бы универсальным постоянным оправданием таких идей и нововведений, как и всей политики руководства партии и страны, была часто встречающаяся на плакатах фраза «Правильной дорогой идёте, товарищи!» с изображением улыбающегося Ильича.

Очень часто для доказательства или опровержения чего-либо, для оправдания или осуждения чего-то, кого-то используются пословицы, поговорки, афоризмы, метафоры, причём одни люди применяют их, ошибочно полагая, что они могут быть аргументами, доводами, а другие пытаются обмануть доверчивых, лживо выдавая их за аргументы, доводы.

Известная теледеятельница, народная артистка СССР В.М. Леонтьева в период президентских выборов 1996 года, пытаясь доказать необходимость голосовать за Б.Н. Ельцина, писала: «Есть замечательная фраза – коней на переправе не меняют. Таково моё отношение к предстоящим выборам. Мне нравится Ельцин…» [см.: «Не дай Бог!»,
№ 6, 25.05.1996, с. 3]. Кстати эту американскую пословицу в агитационных за Ельцина целях тогда использовало немало людей.

Насчёт «нравится Ельцин» можно сказать: невозможно поверить, что Валентина Михайловна, которая работала с 1954 года диктором, а с 1989 года диктором-консультантом Центрального ТВ, более сорока лет была постоянно в курсе внутри- и внешнеполитических событий, вполне разбиралась в них, даже став «перевёртышем», не могла в 1996 году не понимать отрицательной роли Ельцина в судьбах СССР–РФ. Здесь, видимо, проявилась вынужденность приспосабливания к новым условиям 90-х годов (всестороннее кризисное состояние российского общества, высокий уровень безработицы, неуверенность в своём служебном положении, собственный возраст за 70 и пр.): нужно было удержаться на тёплом служебном месте. Этим же можно объяснить и её сотрудничество в мерзкой, циничной газетёнке «Не дай Бог!», издававшейся на западные и на ворованные скороспелками-нуворишами деньги дочерью Б.Н. Ельцина Татьяной Дьяченко.

Но здесь важно не это, а «аргументация». Коней на переправе, может быть, и не меняют, но причём тут президентские выборы. Б.Н. Ельцин – не конь, а Президент РФ. Если на каждых президентских выборах руководствоваться этим «правилом», то существующий президент будет несменяемым до своей смерти (как это было с большинством российских царей и генсеков КПСС), но тогда и выборы будут излишни. В данном случае ни ссылки на американскую пословицу (ведь Б.Н. Ельцин или президент – это не конь), ни использование аналогии (типа: подобно тому, как коней на переправе не меняют, так и действующего президента РФ не следует заменить другим лицом, т.е. Б.Н. должен быть переизбран на очередной срок) – совершенно не годятся в качестве аргументов доказательства.

В период предвыборной кампании 1996 года (предстояли выборы Президента РФ) «демократы» постоянно и устно, и печатно в качестве аргумента голосовать за Б.Н. Ельцина приводили пословицу: «Из двух зол надо выбирать меньшее» (имелись в виду Б.Н. Ельцин и Г.А. Зюганов как наиболее вероятные для победы кандидаты в президенты РФ).

Ну, во-первых, оказалось, будто во всей тогдашней реформируемой России ни одна из политических сил не нашла «добра», и даже наиболее «успешные» кандидатуры считались «злом» (правда, Б.Н. Ельцин – меньшим, чем его враг Г.А. Зюганов, но ведь злом!). Во-вторых, получилось, что даже самые преданные приверженцы действующего Президента Ельцина, в том числе и его дочь Татьяна, возглавлявшая предвыборную комиссию в пользу Ельцина, открыто, вроде бы признавали его злом. Это – какой-то откровенный «ляп», наподобие того, как гоголевская капитанская вдова сама себя высекла. Хотя к тому времени деятельность Б.Н. Ельцина, личная и вместе с соратниками, а после президентских выборов 1996 года последствия этой деятельности показали, что для России Борис Николаевич несомненно был злом (очень большим Злом!). А главное – в-третьих: здесь нам важно подчеркнуть, что ссылка на пословицу «Из двух зол…» не является и не может быть основанием доказательства.

Психологически и идеологически подготавливая развал Советского Союза, а также различных творческих союзов и объединений (литераторов, кинодеятелей и др.), антисоветчики широко использовали ссылки на афоризм «Для того, чтобы объединиться, надо сначала размежеваться». Использование его было насквозь фальшивым и провокационным. Нелепым является «чтобы объединиться…», если республики, деятели культуры были объединены; в таких условиях разумным было бы совершенствование и укрепление союзов, организаций и т.п. Но истинными целями антисоветчиков было разрушение всех этих объединений и союзов, чего они и добились в отношении великой державы – СССР и всесоюзных ассоциаций деятелей культуры. Обратите внимание: пока ещё ни одна бывшая союзная республика не объединилась с какой-либо другой (а тем более – с несколькими другими) в единую страну (и вряд ли такое произойдёт!). Единственная республика, которая добровольно в течение многих лет проявляла реальное желание и стремление объединиться с Россией, это – Беларусь. И что же? Олигархическое руководство РФ хотело бы поглотить Беларусь, преобразовав в своих целях её социально-экономический, политический и идеологический строй. А коль скоро руководство Беларуси, естественно, на это согласия не может дать и не даёт, то «создание единого государства «Россия-Беларусь» – вот уже более двух десятилетий широко используется российской правящей элитой и подвластными ей СМИ в демагогических и популистских целях.

Ещё несколько распространённых подобных псевдоаргументов в виде мáксим, сентенций, пословиц, поговорок и т.п.

Так, с целью обелить, извинить кого-либо, оправдать его ошибки, грехи, снять или смягчить вину, обычно приводят такие псевдодоводы: как «не ошибается тот, кто ничего не делает», «не ошибается только Бог», «не согрешишь – не покаешься», «каемся и грешим, грешим и каемся» и т.п.

Для оправдания наличия именно «трёх» или надобности кого-то, чего-то «третьего» иногда ссылаются на то, что «Бог троицу любит». Что бы при этом люди ни понимали под «троицей» (Бога в трёх ипостасях, праздник Троицу, троицу вообще как единство из трёх и т.п.), ссылки на эти сентенции никак не могут быть аргументом доказательства.

Для удержания от правомерного недовольства, от справедливого возмущения чем-то, кем-то приводят слова «Господь терпел и нам велел». Как пишет Ольга Николаева: «В церквах ныне даже бывшие атеисты с постными физиономиями вынуждены стоять. Наверное втайне надеются, что приобщив народ к Богу, отвлекут народ от роптания, ведь Господь терпел и нам велел. Но Господь, кстати, терпел смертные муки лишь на кресте, а до этого громогласно защищал бедных, клял богатых и гнал менял из храма плёткой!» [см.: Советская Россия, № 88, 08.08. 2002, с. 2].

Иногда люди похожесть предметов друг на друга, сходство их по ряду характеристик ошибочно принимают за их тождественность по существу, за совпадение их сущностей. Аналогичность, подобие, сходство в чём-то можно обнаружить между чем угодно (например, между козлом и мотоциклом, поскольку оба состоят из атомов, имеют пространственные параметры, изменчивы, могут перемещаться и т.д., но всё это не говорит о том, что их сущности тождественны). Поэтому доказывать тождественность любых предметов на основании их похожести – значит, подменять одно другим: тождество – аналогичностью, одинаковость – внешней схожестью.

Так, проводя разного рода формальные, внешние, поверхностные аналогии, антисоветчики, антисталинисты приравнивают по существу бывшее Советское государство к фашистскому, существовавшему
в 30–40-х годах XX века в Германии, отождествляют КПСС с фашистской нацистской партией, комсомол с Гитлерюгендом, называют коммунистов «красно-коричневыми», «коммуно-фашистами». Цель этого ясна: сыграть на ненависти российских граждан к фашизму, вызвать в них негативное отношение ко всему советскому, социалистическому.

При этом (неважно, осознаю’т или не осознаю’т антисоветчики) они отравляют добрые чувства российских граждан (особенно молодёжи) к истории России, к Родине, к старшему поколению, по сути дела, выполняя цели наших зарубежных врагов по ослаблению и ликвидации Российской державы.

Многообразные феномены обобщенно
именуемые термином «абсурд» относятся, прежде всего, к человеческому сознанию, его функционированию (особенно к таким составляющим, как интерпретация, оценка, рассуждение, доказательство, опровержение, предвидение, планирование и др.), а также к практическим
действиям людей, поскольку в них реализуются абсурдные огрехи, родившиеся в сознании. Абсурды – это полная алогичность попыток совмещения некоторых мыслей и противоестественность или даже невозможность единства обозначаемых ими предметов, признаков, отношений, действий. Попытки реализовать абсурды приводят к негативным, опасным, вредным последствиям. Поскольку абсурды в человеческом сознании не соответствуют действительности, алогичны, они относятся к неистинам и в зависимости от того, как они получились (неумышленно или умышленно, а если умышленно, то для чего), выступают в виде ошибок, заблуждений, лжи, обманов или развлечений. Между прочим, на придуманных, воображаемых абсурдах основано множество анекдотов, шуток, розыгрышей, фокусов и т.п. Они всегда вызывали и вызывают в людях позитивные эмоции и побуждения, приятные удивления неожиданной нелепостью, нестыковкой со здравым смыслом, непредвиденной концовкой, двусмыслицей и т.п.

Поскольку абсурды многообразны в своих проявлениях, то существует немало слов-синонимов для их обозначения (например, «ахинея», «вздор», «бред», «галиматья», «глупость», «дичь», «ерунда», «ересь», «ляпсус», «нелепость», «несуразность», «парадокс», «чепуха», «чушь» и др.). К числу таких синонимов относятся и «бессмыслица», «бессмысленность», которые означают нелогичность, а не то, будто абсурды не поддаются осмыслению, мысленному анализу. Напротив, именно осмысливая их, можно вскрыть их нелогичность, отсутствие в них одного, единого, определённого смысла и соответствия их объективной действительности. «Абсурд» (от лат. absurd – буквально «ответ глухого на не услышанное», бессмыслица, чепуха) – смысловой антипод понятий логической обоснованности, рациональной осмысленности или действия, совместимости с содержанием исходных принципов (аксиом, постулатов и т.п.) другой теоретической системы или принятых ещё при условии данной исторической эпохи системы знаний и верований. Абсурдом являются и так называемые «сумасшедшие идеи» (Н. Бор) теоретического природоведения, обращение к которым вывело классическую науку XVIII–XIX вв. (механику, физику и пр.) из глубокого кризиса, охватившего её в начале XX в. в мировой философской традиции понятие «абсурд» широко используется представителями иррационалистическо-мистической традиции»[см.: 41, с. 6].

В той или иной науке со временем могут появиться такие идеи, которые оказываются абсурдными в рамках именно этой науки и именно на данном уровне её развития (например, по отношению к её исходным принципам), но с переходом её на более общий уровень они могут найти рациональное осмысление. Известны мысли Ф. Энгельса об одном из таких «абсурдных противоречий»: «Но уже и низшая математика кишит противоречиями. Так, например, противоречием является то, что корень из А должен быть степенью А, и тем не менее . Противоречием является также и то, что отрицательная величина должна быть квадратом некоторой величины, ибо каждая отрицательная величина, помноженная сама на себя, даёт положительный квадрат. Поэтому квадратный корень из минус единицы есть не просто противоречие, а абсурдное противоречие, действительная бессмыслица. И всё же является во многих случаях необходимым результатом правильных математических операций; более того, что было бы с математикой, как низшей, так и высшей, если бы ей запрещено было оперировать с » [51, с. 124–125].

Часто возникают абсурды в виде решения разного рода задач при исследовании, изобретении, конструировании, планировании, прогнозировании, когда они ведутся главным образом или исключительно методом «проб и ошибок». Эти результаты оказываются абсурдами, как правило, при проверке их на пригодность.

Однако вряд ли следует считать абсурдами («лингвистическими») абракадабры, поскольку они совершенно лишены смысла (ну, например, такая фраза «Кислосладкая звонкая форточка остроугольно вальсировала с инфракрасным суждением», – здесь каждый термин имеет смысл, но каждая пара слов, а тем более целиком фраза лишены смысла). На наш взгляд, не следует считать в буквальном смысле абсурдами и то, что в теоретических науках иногда именуют «сумасшедшими идеями», позволяющими на новом, более общем уровне интерпретировать открытия, неподдающиеся рациональному объяснению, исходя из принципов прежнего уровня.

В объективном материальном мире, поскольку в него не вмешиваются люди, абсурдов нет, хотя в нём сплошь и рядом существуют различные беспорядочные, случайные сочетания чего угодно, хаосы, сумбуры, кавардаки и т.п., и все они естественны, могут быть (не сейчас, так будущем) объяснены действием вразнобой, не связанных между собой объективных закономерностей, причинных обусловленностей, стихийными совпадениями их результатов.

Абсурды бóльшей частью – это творения личностей, но бывают и результатом коллективного творения, – например, тогда, когда одни неразумно командуют, а остальные бездумно поддакивают и подчиняются.

Замечательную мысль о бесподобной абсурдности, касающейся нашей страны, подметил известный кинорежиссер С.С. Говорухин:
Россия – самая богатая страна, «где живёт самый нищий народ»
[см.: Аргументы и факты, № 13, 2006, с. 3].

Рассмотрим примеры конкретных абсурдов и убедимся в их многообразии, специфичности и в охвате ими самых различных сфер социальной жизнедеятельности.

Люди часто порождают абсурды неумышленно, невзначай:

а) из-за небрежности, невнимательности (тогда, когда, не подумав, серьёзно не обдумав, как говорится, по глупости что-то «ляпают», производя на свет «ляпы»);

б) из-за неграмотности, неосведомлённости, некомпетентности в данном вопросе, соединённых с самомнением, самоуверенностью.

Известно, что первым языком, на который был переведён «Капитал» К. Маркса, был русский. В 1883 году перевод первого тома получил царский цензор; после ознакомления с ним цензор дал добро на издание книги, написав на титульном листе: «Сия книга весьма полезна для господ капиталистов». За политическую близорукость цензор впоследствии был уволен…» [Советская Россия, № 5, 13.01.1998, с. 3]. «Капитал» стал настольной книгой революционных сил России. Конечно, для правящих классов России решение цензора было грубой ошибкой, ляпом.

В 1941 г. (19 октября. – В.Е.) объявлено постановление Государственного Комитета Обороны о введении в Москве осадного положения. Отменить его впоследствии, как у нас часто водится, забыли и спохватились только накануне Олимпийских игр в Москве. Вот тогда-то, к 1980 г., осадное положение и сняли [см.: «777», № 41, с. 8]. Бесподобный пример абсурда из-за бюрократической забывчивости!

В начале двухтысячных годов на канале ОРТ прошла программа из цикла «Кремль-9», в которой речь шла о старшем сыне И.В. Сталина Якове, попавшем в плен и погибшем (хотя немцы предлагали обменять его на фельдмаршала Паулюса, Сталин отверг эту сделку, заявив, что солдата на фельдмаршала не меняет). Ляпсус авторов телепередачи был в том, что они назвали её «Яков Сталин», хотя общеизвестно, что он – Яков Джугашвили – фамилию Сталина не носил [см.: Советская Россия, № 68, 22.06.2002, с. 2].

В 90-е годы XX века Российские СМИ периодически, маскируя непрекращающееся пьянство Президента РФ, вдалбливали в сознание россиян мысль о том, что Б.Н. Ельцин постоянно «работает с документами». А пресс-секретарь Президента периодически извещал, что Б.Н. отменил такой-то указ, поскольку не следовало подписывать «подсунутый кем-то» текст, и дал указание выявить, кто ему его «подсунул».
(В самом деле, была историческая фраза Б.Н. «Кто его мне подсунул?»). Вот так. Абсурдность была в том, что действительно немало документов
государственной значимости подписывались без должного ознакомления с ними и в нетрезвом состоянии, к тому же в некоторые дни подписывалось под сотню документов.

А вот что подметила «Комсомольская правда»: «Мы с канцлером Колем в этом году встречались уже четвертый раз. Вот что значит настоящая мужская любовь!» – так Президент России признал начало новых российско-германских отношений. Эксперты «Рейтинга», однако утверждают, что любовь – КОЛЬцо, а у КОЛЬца начала нет. И нет, как ни странно, конца. Такая вот лам-ца-дрица-оп-ца-ца…» [см.: Комсомольская правда, № 108, 11.06.1998, с. 2]. Пошловатая интерпретация? Да. Но ведь ляпсус получился у Б.Н. Ельцина.

Встречу с Ж. Шираком и Г. Колем, состоявшуюся 26 марта 1998 г. в подмосковной резиденции «Бор», Б.Н. Ельцин назвал «осью Париж-Бонн-Москва», а угодливые «демократические» СМИ – «большой европейской тройкой» [см.: Советская Россия, № 37, 28.03.1998, с. 1]. Увы! Это отвратительно ассоциируется с «осью» и «треугольником», которые Гитлер назвал «осью Берлин-Токио» и «треугольником Берлин-Рим-Токио». Ассоциация же с «большой тройкой», как именовались знаменитые встречи лидеров стран антигитлеровской коалиции И. Сталина, Ф. Рузвельта и У. Черчилля, чересчур претенциозна. В любом случае Б. Ельцин и угодливые журналисты допустили очередной ляпсус.

Бывший председатель правительства РФ В.С. Черномырдин, часто говоривший с «дичью», сказал: «Мы с Украиной пункты договора проработали от А до Б» [Аргументы и факты, № 49. 2003, с. 11].

Президент Альфа Банка Петр Авен ставит несуразный вопрос: «Раньше считалось, что аморально быть богатым. А теперь – что аморально быть бедным. Где истина?» [Аргументы и факты, № 41, 2004, с. 9]. Видимо, вторую формулировку могли поднять на щит те, кто разбогател в одночасье путём прихватизации либо захватом народной или чужой собственности, чтобы оправдать свои аморальность и преступность. Почему бы господину Авену не пойти к безработным и к получающим жалкие гроши за свою работу и не устыдить их в аморальности? Это было бы резонно или абсурдно? А может быть, аморальны те, кто делает других бедными? Пожалуй ответом на вопрос господина Авена должен быть такой: моральным или аморальным считали и считают не то, каким является человек – богатым или бедным, а то, кáк он стал таковым.

В, казалось бы, самоочевидной фразе: «суть закона сохранения энергии и состоит в том, что из ничего ничего не получишь» [см.: Литературная газета, № 11, 16.03.1983, с. 14] допущены промашки: во-первых, суть его не в этом, а в том, что энергия способна качественно переходить
из одного вида в другой, сохраняясь при этом количественно (поэтому он называется законом сохранения и превращения энергии), а, следовательно, энергия – вечна, неуничтожима и никогда не возникала; во-вторых, «из ничего» не получится что-то, а получится «ничего».

Иначе, как ахинеей, нельзя квалифицировать мысль, высказанную Василием Аксёновым: «Ни одно поколение не ответило на вопрос, для чего возникла человеческая раса» [Аргументы и факты, № 41, 2004, с. 3. Курсив наш. – В.Е.]. И правильно сделали эти поколения: на абсурдные вопросы не отвечают. Кстати, человеческих рас несколько, а не одна. Нормальные поколения, ученые решают вопрос, как возникло человечество, а не зачем, и не уподобляется средневековым телеологам, считавших, будто кошки существуют для поедания мышей, а мыши – чтобы быть съедаемыми кошками.

В 1960 г. поэт Е.А. Евтушенко и композитор Э.С. Колмановский создали песню «Хотят ли русские войны». Но цензоры из политуправления армии не разрешили её исполнение, поскольку сочли, что она будет демобилизирующе действовать на дух советских воинов [см.: Литературная газета, № 52, 27.12.1989]. Абсурд! Но это было…

Беспечность и безответственность при неведении – благоприятная почва для нелепостей. Вот один пример. «Не так давно в интервью «АиФ» бывший военный советник Президента РФ генерал-полковник Дмитрий Волконогов сообщил, что численность российской армии составляет 1 млн. 800 тыс. человек. Вскоре начальник Генштаба ВС РФ Михаил Колесников в интервью газете «Сегодня» утверждал, что в российской армии 2 млн. 100 тыс. человек. Буквально на другой день на пресс-конференции в МО РФ министр обороны Павел Грачёв заявил, что в вооружённых силах России – 2 млн. 341 тыс. человек» [см.: Комсомольская правда, № 67, 19.04.1994, с. 2]. Абсурд какой-то!

Если высшие чины, связанные с ВС РФ, в самом деле располагают такими данными о численности этих сил, расходящимися до 1,3 раза, – это просто абсурд!

А если эти чины точно знают данные о количественном составе вооруженных сил нашей страны, то возникает неопределенность другого рода: почему называются разные данные? Вводят в заблуждение руководство Российского государства, чтобы заполучить побольше финансирования на нужды Вооруженных сил? Или, храня государственную тайну, пытаются дезинформировать «противника»? И то, и другое – напрасно. Правительство выделит денег всё равно в «обрез» (хотя и вполне достаточно, чтобы часть их разворовать). «Противник» же о ВС РФ нужные ему сведения имел и имеет. В тот же период времени «… директор ЦРУ США Джемс Вулси сообщил, что, по многократно проверенным данным всех видов американской разведки, численность российских вооруженных сил на начало 94-го года составляла 1 млн. 554 тыс. человек» [см.: там же]. Вот так! «Противник» знает нас лучше и точнее, чем мы себя. Еще абсурд!

Небрежность в мышлении, алогичность, соединённые с некомпетентностью – один из источников абсурдов, ляпсусов.

В бытность министра здравоохранения РФ Михаил Зурабов сообщил бесподобное: «В 1917 году в России было ликвидировано христианство» [Советская Россия, № 23–24, 22.02.2005, с. 8]. Да, были репрессированы те священнослужители, которые оказались враждебными Советской власти, церковь была отделена от государства и школа была отделена от церкви. Но ни церковь, ни христианство, ни другие основные виды вероисповедания не были ликвидированы. Даже Римской империи не удалось ликвидировать христианство, хотя она такую цель ставила. Советская власть такой цели не ставила, поскольку она не реальна. Марксизм считает, что религия сама постепенно исчезнет в далёком будущем. А господин Зурабов враз «ликвидировал христианство», правда, в собственном ляпсусе.

М. Соколов в телепередаче «Однако», желая обвинить Г.А. Зюганова в непатриотизме, изрёк: «Нельзя же до такой степени не чувствовать под собой страны. … Кому сочельник, а Зюганову всё ещё святки» [Советская Россия, № 136, 30.10.2002, с. 4]. Неужели патриоту М. Соколову неизвестно, что Сочельник – это канун Рождества, а святки – время после Рождества?

Академик А.М. Панченко сделал упрёк: «Мы за всю свою историю не придумали ни одного экономического закона» [Аргументы и факты, № 55, 2000, с. 3]. Это просто ляпсус, ибо экономические законы (закономерности) носят объективный характер, их можно познать (открыть), учитывать их действие, но нельзя (невозможно) придумать. Академик и вдруг такая нелепость! Он же заявил: «Видим европейский лоск-блеск – и всё. А чем он оплачен и откуда берётся – нам неведомо»
[см.: там же]. Если академик в самом деле не знает, откуда – товары, достаток, богатство и т.п. – это абсурд. А если знает, то – лукавит.

После авиатерракта на Нью-Йорк 11 сентября 2001 года в России было создано УБМТ (Управление по борьбе с международным терроризмом), сотрудники которого стали ездить на международные конференции в разные страны. Будучи в Саудовской Аравии на такой конференции, они заявили о необходимости борьбы с ваххабизмом, после чего неожиданно узнали, что ваххабизм – это официальная религия этой страны. Но допустили ляпсус и попали впросак не они, а «компетентные» лица в руководстве УБМТ, ведь текст их заявления был
написан и заверен в Москве их руководством [см.: Комсомольская
правда, 21.10.2004, с. 8].

В «Подмосковных ведомостях» было написано: «Сегодня мы чествуем день святого Валентина…» [см.: Советская Россия, № 24, 27.02.1997, с. 1].
Чушь из-за неведения. Святой Валентин в католичестве считается покровителем влюблённых, и католики отмечают день этого святого. Однако ни сам католический святой, ни день в честь его не имеют никакого отношения к православию. Поэтому православным отмечать этот день как праздник – абсурд. В православии покровителями любви и брака считаются святые благоверные Пётр и Феврония, и в середине лета – праздник в их честь. В общем-то, всё это для соответствующих верующих – известно и нормально. А вот, по сути, рекламного характера концовка следующего сообщения является, на наш взгляд, просто нелепостью: «В Москве есть чудотворная икона в храме Вознесения на Малой Никитской, при которой создана православная служба знакомств, при венчании молодым вручается икона и житие святых, и всё больше девочек при крещении нарекаются редким именем Феврония» [см.: Советская Россия, № 18, 07.02.2004, с. 4]. Конечно, дело родителей, как назвать своих дочерей, но посмотрим словарь имен: «Феврония, разг. Февронья, прост. Хаврония и Хавронья» [см.: Словарь русских имён.– М.: Изд-во «Сов. Энциклопедия», 1966. – 384 с. – С. 214]. «Хавронья [простонародный вариант имени Феврония]. Устар. 1. Разг. Свинья (часто употребляется как кличка свиньи). Бурая хавронья» [см.: 60, с. 900]. Неужели есть такие родители (и неужели число их растёт), которые на всю жизнь «осчастливливают» своих дочек этим двусмысленным именем?

Поэт А.А. Вознесенский заявил: «Буржуазия» и «пролетариат» – это вообще всё марксистская феня, прошлогодний снег. Классов нет, есть люди. Сейчас всё настолько перемешано!» [Аргументы и факты, № 20, 2004, с. 3]. Перемешано в мышлении самоуверенного «игрока» в диссидентство. А в жизни ельцинисты и путинцы стремились и стремятся как можно быстрее сформировать так называемый «средний класс». А класс крупных собственников-олигархов (= буржуазии) и класс наёмных тружеников (= пролетариев) ельцинисты, выполняя срочный «заказ» Запада, создали ещё в начале 90-х гг. XX века. Отстал от жизни абсурдист-поэт, повторяя зады антимарксизма периода горбачёвщины. Вот, например, и антимарксист В. Костиков признаёт класс буржуа: «В России возник класс людей, для которых покупка загородного дворца площадью в 400 м2, квартиры с видом на Кремль и собственного самолёта не представляет никакой проблемы»
[Аргументы и факты, № 9, 2005, с. 8].

Апломб и желание прославиться в единстве с некомпетентностью тоже рождают нечаянно абсурды. Бывший Генсек ЦК КПСС (краснобай, как его квалифицировали честные и откровенные люди в нашей стране и зарубежом) М.С. Горбачёв в выступлениях, интервью с удовольствием распространялся о «новом мышлении», а недалёкие и подхалимствующие лица оценивали это как «новое слово» в науке, философии, политологии, политике. А это было всего лишь навсего известная компетентным людям диалектика (с её принципами), которую подробно разработал Г.В.Ф. Гегель (с объективно-идеалистических позиций), К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин и др. (с материалистических). Однако кроме И.В. Сталина, ни один Генсек, в том числе и М.С. Горбачёв, внимательно не изучали и не знали материалистической диалектики. К сожалению, раболепие перед власть имущими тоже может рождать абсурды.

Неустрашимый борец против «коммунизма» политолог А. Кива правильно отмечал: «Президент (Б.Н. Ельцин. – В.Е.) обладает огромными полномочиями, далеко превосходящими полномочия президентов США, Франции, любой демократической страны…». Но дальше (испугавшись своей откровенности, что ли?) он стал «исправляться»: «… пока Президентом остаётся Борис Ельцин, серьёзной опасности от президентской «сверхвласти» нет» [см.: Российская газета, № 212, 31.10.1997, с. 4]. Перечислить, что натворил Б.Н. Ельцин – газетной полосы не хватит. Сколько указов, принятых им, было им же отменено, сколько вредных осталось действовать, сколько реорганизаций, перемещений, увольнений лиц, сколько бед своей безалаберной, волюнтаристской, «левопяточной» политикой принёс он стране и людям! А то, что пьянствовал, отдыхал, болел так много, как ни один президент в мире, то, что он неделями не появлялся на рабочем месте, не в состоянии был выступать по телевидению, – разве не опасное для общества поведение, вытекающее из его «сверхвласти»? А «охота на ведьм» после провала ГКЧП, расстрел парламентариев в Белом Доме, спровоцированная война в Чечне? Поскольку всё это было известно и А. Киве, не абсурдно ли было выражать уверенность в безопасности «сверхвласти» Б.Н. Ельцина на будущее?

«Правда» обличала некоторых видных ловкачей от науки, идейных перерожденцев, отмечая, что многие из них (например, Ю. Афанасьев, Г. Попов, А. Ципко) ныне клеймят то, за отстаивание и «творческое развитие» чего получили учёные степени и звания, однако от степеней и званий не отказываются (но это же нелогично и безнравственно!)
[см.: Правда, № 19, 22.01.1991, с. 4]. Это говорилось в 1991 году. В настоящее время таких в России докторов и кандидатов наук в области философии, социологии, политологии, истории, этики, атеизма и др. многие
тысячи. Казалось бы, ну, разуверился ты в диалектическом материализме, в марксизме-ленинизме, – ну и, ничего страшного. Но, значит, то, что ты доказывал, отстаивал, – неправда, неистина. Так, признайся в этом открыто, даже не возвращая в госказну денег, которые получил за псевдонаучную (как теперь ты сам считаешь!) степень и соответствующее звание. Но не позорься, не выступай с разоблачениями их «несостоятельности и вредности». Ведь разоблачаешь ты не их, а себя как флюгера, суму перемётную, как Неучёного.

Давно известны причины, объективные и субъективные факторы, обусловившие Великую Октябрьскую социалистическую революцию, и тем не менее существует немало вымыслов на этот счёт. Но, пожалуй, первое место следует присвоить автору следующей нелепицы: «Профессор Тамбовского государственного университета Лев Протасов выявил, что причиной революции 1917 года стала вспышка рождаемости в 80-е годы XIX века. Учёный проанализировал биографию всех депутатов Всероссийского учредительного собрания и пришёл к выводу, что подавляющее большинство из них родились именно в это время, причём в сельской местности» [см.: Аргументы и факты, № 10, 2005, с. 19]. Отсюда напрашивается не менее абсурдный вывод: пока в современной России нет «вспышки рождаемости», а количество медучреждений в сельской местности неуклонно сокращается, – очередной революции в нашей стране не случится, поэтому ни готовить её, ни готовиться к ней нет смысла.

Многие абсурды получаются из-за того, что их авторы по той или иной причине не придают дóлжной значимости последствиям, не предусматривают итоги, не просчитывают результаты реализации своих задумок, принятых решений, намеченных планов.

В СССР под руководством Н.С. Хрущёва и Л.И. Брежнева хватались за строительство слишком большого количества новых производственных объектов, и финансов на все такие начатые стройки не хватало, тем самым возник и стал увеличиваться так называемый «долгострой». И вот Июньский (1987 г.) Пленум ЦК КПСС под руководством М.С. Горбачёва, горячо осуждавшего «долгострой», принял жёсткую меру: законсервировать в 1988 году, «заморозить» уже начатые стройки на общую сумму 24,2 млрд. рублей. Но… были начаты новые производственные стройки общей стоимостью 59,1 млрд. рублей [см.: Известия, 20.04.1989, с. 3]. Бесподобный абсурд! Хотя, может быть, это был один из Горбачёвских «достойных вкладов» в развал экономики и финансовой системы СССР.

Профессор, доктор юридических наук А. Птушенко отмечал: … совершенно запутались с толкованием термина «суверенитет». Это слово имеет однозначный смысл – полная независимость государства от
других государств в его внутренних делах и внешних отношениях. Следовательно, любому разумному человеку ясно: суверенитет может быть только один. Суверенитет государства внутри государства – просто глупость. Но здравый смысл – это, видимо, слишком просто для наших «законодателей» [Правда, № 163, 25.08.1993, с. 2].

Ну, разве не дикая, провокационная нелепость – то, что рабочей группой в Комиссии по вопросам законодательства под руководством депутата Жарова был составлен проект Основных положений Конституции Ленинградской (Санкт-Российской) Республики в составе Российской Федерации?[см: Литературная газета, № 5, 06.02.1991, с. 2].

Евгений Ищенко – лидер политической партии «Возрождение», девиз которой «жить по-русски», разъяснил: «Жить по-русски» – это думать по-русски и стремиться к тому, чтобы Россия стала великой державой» [см.: Российская газета, № 38, 01.02.2002, с. 26]. И девиз «жить по-русски», и разъяснение «думать по-русски» абсурдны и, как и «русская идея», могут стать националистическими и провокационными. А ну-ка, если пойдут в массовом количестве «якутская идея» и т.п., «думать по-адыгейски» и т.п.? Играть в абсурды опасно!

В 60–80-е гг. прошлого века в плановой системе ведения народного хозяйства СССР появились абсурдные явления: на государственный «план-закон» наслаивался ещё один – так называемое «сверхплановое задание», а далее ещё и «встречный план» (по инициативе производственных коллективов), что вынуждало вносить массу поправок в отношении исходных предметов труда (сырья и т.п.), взаимопоставок, сбыта, транспортировки и др.

Б.Н. Ельцин назвал Санкт-Петербург «северной столицей» [см., напр.: Красная звезда, № 13, 20.01.1993, с. 1]. Это же делают три десятка лет все, кому не лень. Периодически южной столицей называют Ростов-на-Дону. Столицами страны изредка называют и некоторые города азиатской части России. Так сколько же столиц России? Абсурдно? Зато оригинально: «многостоличных» стран больше нет в мире.

Нелепости – заразительны: им можно, а нам нельзя? И вот читаю: «Миллерово – северная столица Дона» [Аргументы и факты на Дону, № 35, 2004, с. 4].

В различного рода приёмных, отборочных и т.п. комиссиях, обычно, восседают достаточно грамотные, опытные специалисты, и ошибки в их решениях – маловероятны. А если они и бывают и касаются весьма одарённых претендентов, то они парадоксальны. Вот несколько жизненных примеров из биографии очень известных персон,
популярных артистов.

В своё время не приняли в музучилище Иосифа Кобзона.

В музучилище имени Ипполитова-Иванова, где Алла Пугачёва училась на дирижёрско-хоровом отделении, считали, что из неё может получиться хороший аккомпаниатор, но не певица.

Андрея Миронова, окончившего с красным дипломом Щукинское училище, не взяли в Театр имени Вахтангова, решив, что не вышел талантом. Правда, после успешной работы в Театре сатиры его несколько раз приглашали работать в Вахтанговский, но…

В ГИТИСе Филиппу Киркорову, окончившему с золотой медалью школу, комиссия заявила, что «голоса у него нет и артист из него никудышний». А вот в Музыкальное училище им. Гнесиных он не только легко поступил, но и уже на первом курсе стал играть главные роли в студенческих постановках (а закончил его с красным дипломом). У нелепицы свои случайные нелепицы: госэкзамен у него принимал экзаменатор, который в прошлом не принял его в ГИТИС.

Парадоксально, что заслуженные специалисты, которым доверено решать судьбы людей, не распознали дарований будущих звёзд.

Источником многих абсурдов является произвол их «родителей» (вот захотел – и заявил, и сделал! Почему? Потому что так хочу!), который может выступать в разных формах: от прихоти, капризов до сумасбродства, волюнтаризма, внедозволенности. При этом, конечно же, компетентность, поиск рациональности, учёт последствий, мнение, желание, интересы абсолютного большинства, обсуждение и т.п. не принимаются в расчёт.

Христианская мораль и демократические ценности не помешали американцам за пять лет (с 1870 по 1875 гг.) выбить около 12 млн. бизонов, чтобы обречь на голод и вымирание индейцев [см.: Наука и жизнь, 1968, № 9, с. 83]. Абсурд? А они считают, что это – прагматизм: истина – то, что полезно, выгодно американцам.

«Своё путешествие по Израилю Горбачёв, одетый в костюм «сафари», начал с весьма символического посещения церкви на озере Киннерет, той самой церкви, где, по преданию, Иисус накормил одним хлебом пять тысяч страждущих. «Я пошёл той дорогой, которую избрал наш великий предшественник, – сказал Горбачёв корреспонденту радио. –
Я последний коммунист, который воздал дань уважения первому коммунисту Иисусу Христу» [см.: Аргументы и факты, № 22, 1992, с. 2]. По-моему, неплохой пример словоблудия, фразёрства велеречивого «фонтана». И в самом деле: какой дорóгой пошёл М. Горбачёв? На Голгофу? Принял неимоверные мучения во имя и ради…? И т.п.? «Наш великий предшественник» – это чей? Русских, мусульман, цэковцев, «перевёртышей», позёров и т.п. и т.д.? В чём же Иисус является предшественником Горбачёва? Любой ответ назвать нескромностью – слишком мало и слабо, это – какая-то идиотическая наглость. Ну, а в каком смысле «последний»? 1) «Самый худший»? Согласен. 2) «После меня таких не будет»? Сомневаюсь: балаболок и краснобаев всегда хватало, в том числе и среди коммунистов, и среди президентов.

Б.Н. Ельцин, получивший при восшествии на «престол» в 1991 году благословение Патриарха Русской православной церкви, через четыре месяца принял масонское звание «рыцаря-командора», что недопустимо, с точки зрения РПЦ [см.: Правда, № 118, 05.19.1992, с. 5]. Абсурд! Но, с точки зрения «грязной политики», политиканства, – вполне нормальное явление. И наши священнослужители дружно закрыли на это глаза.

Доктор философских наук, профессор А.А. Корольков писал: «…Совершенно нелепой представляется затея Ельцина поручить помощникам из администрации президента «выработать русскую идею». Национальная идея не изобретается, она выражает самоопределение собирательной народной души, как выразился поэт и мыслитель Вячеслав Иванов» [Советская Россия, № 18, 16.02.2002, с. 4]. Итак, несколько человек (пусть очень умных) должны выработать идею от имени и для всей именно русской нации (иначе – какая же она «русская»?), и всё это должно происходить в многонациональной, наполовину многоконфессиональной и наполовину атеистической стране с резкой разницей между ультрабогатыми и бедными, с наличием патриотов, безразличных к родине и противников России и т.д. Если это не бессмыслица, то что? Ведь до сих пор не удалось эту идею выработать, хотя разговоры и обсуждения этой задачи (или темы) идут постоянно.

Совершенно непонятно, на каком основании в 1990 году два мистера – Президент СССР М.С. Горбачёв и министр иностранных дел СССР Э.А. Шеварднадзе – отдали (подарили? лично «продали?») США громадную часть Берингова моря («всего-навсего» 8.253 км2), богатой рыбой и подводными ископаемыми, почему это «соглашение» вошло в силу, хотя был ряд несоответствий юридическим международным правилам, и до сих пор не было ратифицировано высшим органом законодательной власти нашей страны (бывшим Верховным Советом СССР, последующими Госдумами РФ).

Непонятно, почему у двуглавого орла (центрального элемента Государственного Герба РФ) наличествуют все символы монархической формы правления, а государство наше – республика, – это абсурд. Тем более что уже сразу после Февральской революции были упразднены эти символы, связанные с монархией, и некоторое время существовал в качестве государственного герба двуглавый орёл, лишенный монархических атрибутов [см.: Наука и жизнь, № 12, 1990, с. 88–89].

На одной из встреч с избирателями перед президентскими выборами 1996 года Б.Н. Ельцин заявил: «Хватит беднеть, пора богатеть!»
[см.: Правда, № 18, 17–24.05.1996, с. 2]. Если этот призыв относился к прихватизаторам, захватчикам и передельщикам народной собственности, то они и не беднели. А если он был обращен к остальным гражданам России, то это – абсурдная «шутка».

Перед вторым этапом приватизации А.Б. Чубайс изрёк: «Если средства производства отдадим (заметьте: отдадим! – В.Е.) в частные руки – вот сразу и наступит капитализм, который всех осчастливит» [Советская Россия, № 146, 11.12.1998, с. 4]. Это – что: бред сивой (простите, рыжей) кобылы или беспардонная (= чубайсовская) ложь специалиста по выполнению заказов забугорных хозяев? Конечно, второе, ибо ни в одной стране капитализм не осчастливил и не осчастливит всех, что вытекает из его сущности.

Генерал А. Лебедь как-то заявил, что называется, «по-махновски», что если в России будет гражданская война, то нужно колотить красных, пока не побелеют, и белых, пока не покраснеют [см.: Комсомольская правда, № 89, 17–24.05.1996, с. 2]. И кто же будет колотить? А если красные и белые объединятся, да и отколотят «синих лебедей»? Конечно, всё это чушь, но не нелепее, чем идея генерала.

В России самими депутатами подаренная себе «…депутатская неприкосновенность доведена до абсурда. По существующим законам без согласия представительного органа, в который избран депутат, он не может быть привлечён к уголовной или административной ответственности, задержан, арестован, допрошен, подвергнут обыску и личному досмотру. Неприкосновенность распространяется не только на депутата, но и на его жильё (дом, квартиру, дачу), служебное помещение (кабинет, офис…), а также личный и служебный автомобиль» [Аргументы и факты, № 25, 1995, с. 4]. В развитых капиталистических странах (например, в США, Великобритании, Италии, Японии) подобной неприкосновенности депутатов нет. К тому же такая неприкосновенность таит в себе возможность роста криминализации в стране.

А если вдуматься? Что, среди депутатов с их неприкосновенностью не могут быть нарушители законности, преступники? А может быть, кое-кто из них преспокойно провозит в своём автомобили килограммы наркотиков, кучу оружия, взрывчатку или в своём особняке или на даче содержит невольниц, притон, казино? Но чтобы это установить, нужны осмотры, проверки, досмотры, а они возможны только после лишения этого человека депутатской неприкосновенности, но последнее может быть только после установления факта нарушения законности, а это … Получился «порочный (замкнутый) круг», разорвать который возможно лишь полной отменой самодеятельной депутатской неприкосновенности. А кто же сможет её отменить? Конечно, тот, кто сам обладает ею. А что с ним сделают «свои», если он… Вот так-то!..

В борьбе против советского прошлого безрассудные в своей злобе думократы дошли до абсурда в топонимических, административных и других переименованиях: так, теперь есть Санкт-Петербург и Ленинградская область, г. Екатеринбург и Свердловская область или, наоборот, есть губернаторы, а губерний нет («сапожник без сапог»?), в областях и краях есть министры, но нет премьер-министра, вице-премьера, президента, есть Область Всевеликого Войска Донского (а создатели и покровители такого войска подумали о возможных последствиях такого шага? А что если каждый другой регион тоже создаст своё войско: Ставропольское, Казанское, Грозненское и т.д.? Держава сохранится в современных внутренних и международных условиях?). Есть мэры, префекты, департаменты, полиции и т.п., хотя прежние названия были привычными и понятными (кстати словá «полиция», «полицейский» у массы людей неприятно ассоциируются со словом «полицай»). Если уж возвращать прежние (дореволюционные) названия, то, например, Ленинград следовало переименовать в Петроград. Всё-таки и звучит по-русски, и Николай II его так повелел именовать, а Николай II – единственный царь, которого Православная Церковь объявила святым. Да и жителей этого города было бы удобнее называть петроградцами, а не (санкт)петербургцами, петербуржцами («петербуржуйцами»?). Но герр Собчак очень хотел, чтобы город назывался Санкт-Петербургом, а желание верного ельцинца в «демократической» обстановке – закон.

Абсурды рождаются и под определяющим влиянием глóжащих их создателей обид, злопамятности, мстительности, злобы. Такие чувства, к тому же вряд ли оправданные, застилают любую трезвость и логичность мысли. Чаще всего эти чувства проявляются у таких создателей по отношению ко всему советскому и социалистическому.

Поэт Р.И. Рождественский в своём стихотворении «Позапрошлая песня» о населении очень «любимой» им страны, не вдаваясь в скучные подсчёты и трезвые размышления, писал:

«Полстраны – угодники,

Полстраны – доносчики.

… Полстраны – этапники.

Полстраны – конвойные.

…Полстраны – преступники.

Полстраны – охранники.

… Полстраны уже сидит.

Полстраны готовится».

Но это же просто примитивно сляпанный абсурд, сплавленный с грубой клеветой на все нации и народности Советского Союза. Кто же в таком раскладе («фифти-фифти») воспитывал и учил детей, создавал средства существования, культурные ценности, защищал Родину и т.д.? А кем был сам Роберт? Угодником или доносчиком, преступником или охранником? Или он представлял себя неким сверхчеловеком, откуда-то «сверху» созерцавшим этот странный «фифти-фифтиевый» калейдоскоп?

А Вы, уважаемый читатель, не чувствуете, что поэт и на Вас, и на Ваших старших родственников клевещет: ведь Вы (если пожилой) и Ваши старшие родственники тоже должны быть отнесены к каким-то из перечисленных категорий людей?

Ещё проще, чем от апломба и произвела людей, абсурды рождаются от псевдонаучного или антинаучного подхода.

В начале XX века Священный Синод запретил строить метро в Москве, поскольку, как считали тогдашние члены Синода, «под землей может быть только ад» [см.: Советская Россия, № 144–145, 13.11.2004, с. 3].

Интересно, а как следует относиться к имеющимся у людей «печатям проклятия», о которых писал прорицатель Павел Глоба: «Самые страшные из них: родимые пятна – красного цвета для мужчин и лилового для женщин. Особенно страшны те, на которых растут волосы. Родимые пятна и родинки на руках говорят о том, что их обладатели – осквернители.

Раннее облысение – это утрата связи людей с космосом. Любой лысый – горе Земли.

Рыжий цвет волос, особенно тёмный, очень вреден Овнам – порождает убийц и сумасшедших.

… Косоглазие и разноглазие говорит о садизме, цинизме и склонности к издевательствам. Нельзя иметь такое проклятие особенно Водолеям, можно – Львам». И подобные рассуждения о том, что обуславливают у своих хозяев хромота, горб, пузо, приросшие мочки ушей, кудрявость, ямочка на подбородке [см.: Новочеркасские ведомости, 13.02.1995, с. 7]. Если всё это сказано не в шутку, то это – бред человека не от мира сего. Ну, а как квалифицировать тех, кто подобное
публикует, пропагандирует?

Автор учебника по хирургии В.Ф. Войно-Яснецкий настаивает на том, что сердце – не только «мотор кровообращения», но и важнейший орган мысли и восприятия духовных воздействий, «орган общения человека с Богом, а, следовательно, оно есть орган высшего познания» [Сфера, № 1, январь, 1991, с. 7]. Воистину совершенно новое слово в науках о сердце, органах чувств человека и в теории познания, хотя и бред. Бред, но зато новое слово!

А вот сенсационное сообщение, получившееся из-за чьей-то, видимо, небрежности: «Американский учёный Роберт Уайт только что пересадил одной макаке туловище другой» [Комсомольская правда, № 94, 22.05.1998, с. 10]. Хорошо, что речь идёт не о слонах или бегемотах.

Киевский экстрасенс Л. Островский выдвинул «теорию», согласно которой человек содержит в себе три компонента. Первым является тело, образованное из химических элементов, указанных в системе Д.И. Менделеева. Второй – это душа, представляющая собой материальное образование, состоящее из биологических молекул, которые значительно меньше химических частиц. Третий – это дух, он тоже материален, дух – материальные частицы, хотя и другого измерения. Он – вне пространства [см.: Сфера, № 1, январь, 1991, с. 7]. Итак, всё, что присуще человеку, является материальным; ничего духовного (как нематериального) в нём нет. Такая идея была выдвинута уже античными мыслителями. Так, атомисты считали, что мысль тоже состоит из атомов, только самых маленьких и т.д. Вульгарные материалисты XIX в. тоже считали мысль веществом. Но подобные идеи не нашли и не находят подтверждения, противоречат и науке, и религии. Так что сведėние души (и какого-то духа) к материальным элементам (частицам) – это досужие домыслы недоучки, а проще – бред.

Кстати, если дух – материальные частицы, то он тоже имеет пространственные характеристики и не может быть вне пространства. Это – в дополнение к получившемуся бреду.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074