Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.3. Действие приемов разминания и выжимания на нервно-мышечный и сумочно-связочный аппарат

Приемы разминания как на мышцах, так и на суставах проводились нами в сочетании с приемами выжимания. Если мысленно разложить прием разминания на составные части, то следует отметить, что как в финальной части приема, так и в процессе его проведения прослеживаются элементы чистого выжимания. Кроме того, идентичная сила давления, скорость проведения и направление предопределяет и однонаправленность ответных реакций массируемых тканей. Органическое сочетание элементов чистого разминания с элементами выжимания и послужило предпосылкой проведения этих двух приемов в связке. На необходимость сочетания этих двух приемов указывал еще А.М. Саркизов-Серазини (1956). И, по мнению А.Ф. Вербова (1966, 1996), выжимание относится к приемам разминания. Техника и методика проведения приемов выжимания хорошо представлена в работах А.А. Бирюкова (1981–2000). В сочетании с приемами разминания использовались основные разновидности приемов выжимания: поперечное, ребром ладони, одной рукой, основанием двух ладоней.

Кроме основных (классических) приемов разминания на мышцах: ординарное, двойное, кольцевое, длинное (И.М. Саркизов-Серазини, 1956), нами использовались и приемы, предложенные в последнее время А.А. Бирюковым и Е.Е. Васильевой (1981), хорошо зарекомендовавшие себя в практике: подушечками четырех пальцев, двойное кольцевое комбинированное, кругообразное основанием ладони, основанием ладони с перекатом, фалангами согнутых пальцев.

Определяя технологию выполнения приемов разминания, А.М. Саркизов-Серазини (1956), указал на технологию основных классических приемов и технологию разминания финского варианта. Для основных классических приемов разминания характерным является то, что мышца приподнимается над костным ложем и разминается между четырьмя и одним пальцем, для проведения финского варианта разминания необходимо мышцу придавить к костному ложу и разминать ее, продвигаясь в центростремительном направлении. Ориентируясь на технологическую сущность приемов разминания, определенную А.М. Саркизовым-Серазини (1956), следует отнести приемы разминания, проводимые на костном ложе, предложенные А.А. Бирюковым (2000), к финскому варианту.

Сегментами для проведения приемов разминания нами были определены: четырехглавая мышца бедра и икроножная мышца голени.

В отношении проведения приемов разминания на суставе на сегодняшний день в литературе отмечаются противоречивые суждения. Ряд авторов (В.К. Крамаренко, 1953; Т.И. Черкасова, 1965) не рекомендует проводить приемы разминания на суставах, считая, что в данной области мышц нет и разминать, следовательно, нечего. Исходя из этого, возможно предположить, что и растирать там тоже нечего, однако приемы растирания в области суставов представлены как основные (Т.И. Черкасова, 1965; Н.А. Белая, 1974; Л.А. Куничев, 1979; В.И. Дубровский, 1979). Иначе считают И.З. Заблудовский (59), К. Вернер (31) и рекомендуют уделять основное внимание приемам разминания при различной патологии суставного аппарата, сухожилий.

Существовавшие неточности в определении технологии приемов растирания и разминания предопределяли их смешение, и часто приемы классифицируются как растирания, а их технологическая сущность полностью соответствует приемам разминания. Так, И.М. Саркизов-Серазини (1956) в методических рекомендациях по проведению растирания на суставах указывает на прием, проводимый четырьмя пальцами с опорой на основание ладони и большой палец как на наиболее распространенный прием растирания, используемый при патологии суставов. Технологическая же сущность его проведения соответствует приему, проводимому на мышцах по типу финского разминания. Подтверждение этому мы находим у А.А. Бирюкова и К.А. Кафарова (1979), называющих этот прием разминанием подушечками четырех пальцев. В современной учебно-методической литературе (А.А. Бирюков, 2000) мы встречаем уже определенные рекомендации по проведению приемов разминания на суставах, хотя четкой классификации приемов не проводится.

Целесообразность проведения этого приема на суставах и, в частности на коленном, становится ясной при рассмотрении его анатомо-физиологических и морфологических особенностей, указывающих на сложность и разнообразие структурных элементов, его составляющих (C. Frank, 1984; M.S. Hefzy, 1998 и др). Павлова В.Н. (1980) отмечает, что под термином «синовиальная оболочка» следует понимать весь лежащий внутрь от фиброзной капсулы и ограничивающий полость пласт соединительной ткани, состоящий из поверхностного слоя и двух коллагено-эластичных слоев, обильно снабженных большим числом кровеносных сосудов (В.В. Куприянов, 1971) и лимфатических сосудов, пронизывающих всю толщу синовиальной оболочки. Об исключительном богатстве иннервационных связей суставов сообщают в своих работах многие авторы (В.И. Дробышев, 1970; В.Н. Павлова, 1980; О.В. Оганесян, 2003 и др.), указывая при этом, что капсула сустава – ее фиброзная и синовиальная часть – являются весьма значительными зонами проприорицепции, а их сосудистые русла получают многочисленные волокна от вегетативного отдела нервной системы. По их мнению, суставная капсула крупных суставов снабжается нервными волокнами из тех же источников, что и другие структурные компоненты данного сустава – кости, мускулатура, сухожилия, связочный аппарат.

Однородность некоторых структурных элементов мышечной ткани и суставного аппарата: наличие коллагено-эластичного комплекса соединительной ткани, системы крово- и лимфообращения, общности иннервации – утверждают целесообразность использования приемов разминания не только на мышцах, но и на суставах. Однако известная разница между мышечной и сумочно-связочной тканью определила необходимость дифференцированного изучения ответных реакций на различную продолжительность использования одних и тех же приемов.

При проведении приемов разминания на мышцах и суставах, согласно концепции Roux (А.П. Сорокин, 1973), утверждающей, что различное функциональное раздражение приводит к различным изменениям свойств компонентов соединительной ткани, можно предположить, что разминание имеет свои характерные черты в ответных реакциях нервно-мышечного аппарата, качественно отличающихся от растирания.

На коленном суставе использовались приемы разминания, проводимые по типу финского. Техника и методика этих разминаний на мышцах хорошо описана А.А. Бирюковым (2000) и полностью перенесена нами на суставы: подушечками четырех пальцев, кругообразное основанием ладони, основанием ладони с перекатом, фалангами согнутых пальцев, гребнями кулаков, подушечкой большого пальца, ребром ладони.

Результаты ответных реакций нервно-мышечного аппарата и периферического кровообращения при действии приемами разминания на мышцы и коленный сустав в различных экспозициях представлены в табл. 4. При воздействии на мышцы приемами разминания и выжимания с экспозицией в 2 минуты из 17-ти изучаемых показателей нервно-мышечного аппарата достоверно изменился лишь показатель силы. Ответная реакция нервно-мышечного аппарата при воздействии на коленный сустав характерна изменением заднего фронта динамограммы, указывающего на положительные изменения пластических свойств мышечной ткани.

Свидетельство этому – достоверное снижение времени произвольного расслабления. Четырехминутное проведение приемов на мышцах вызывает более мощную реакцию, характеризующуюся повышением силовых возможностей не только при выполнении произвольного усилия, но и при выполнении скоростно-силового движения.

Кроме достоверно изменившихся показателей, указывающих на увеличение силы нервных процессов (Е.Г. Озолин, 1952) и рост силовых возможностей нервно-мышечного аппарата (величина максимальной силы, динамометрия произвольная), прослеживается достоверное увеличение порога болевой чувствительности (табл. 1–3, приложение 1).

При воздействии на коленный сустав приемами разминания в комбинации с выжиманиями в пределах четырех минут отмечается повышение лабильности нервно-мышечного аппарата (увеличение контракции) за счет достоверного снижения твердости мышц при расслаблении (А.Н. Буровых, 1974). Происходит уменьшение максимальной силы при скоростно-силовом движении. Анализ ответных реакций нервно-мышечного аппарата свидетельствует о релаксирующем действии приемов разминания на суставе.

Шестиминутная экспозиция приема, выполняемого на мышцах так же, как двух и четырехминутная, стимулирует силовые возможности как при произвольном усилии, так и при выполнении скоростно-силового движения. Свидетельство этому достоверно повысившаяся величина максимальной произвольной силы. Однако дальнейшее воздействие с экспозицией в 8 и 10 минут не вызывает достоверного прироста силовых возможностей, не увеличивает силу нервных процессов. Напротив, 8-минутная экспозиция снижает твердость мышц при расслаблении, что может указывать на преобладание процессов торможения. Десятиминутное проведение разминания в сочетании с выжиманием на мышцах достоверно снижает показатели заднего фронта тензомиограммы.

Таблица 4

Действие приемов «разминание» и «выжимание» на нервно-мышечный аппарат (НМА) и объемную скорость кровотока (ОСК) (C ± s)

Время воздействия

Показатели

Мышцы

Сустав

2 мин

НМА

Динамометрия, кг

2,73 ± 0,43

–2,15 ± 0,37

Время произвольного расслабления, мс

0,00

–43,0 ± 8,37

ОСК

Мл ١٠٠ см3/мин

0,34 ± 0,029

0,00

4 минуты

НМА

Динамометрия, кг

1,6 ± 0,61

–2,44 ± 0,48

Порог болевой чувствительности, г/мм2

12,9 ± 3,14

10,8 ± 2,7

Твердость мышц при напряжении, г/мм2

2,95 ± 0,87

–1,89 ± 0,59

Контракция, г/мм2

0,00

4,18 ± 0,19

ОСК

Мл ١٠٠ см3/мин

0,39 ± 0,033

0,00

6 минут

НМА

Динамометрия, кг

2,13 ± 0,84

–2,50 ± 0,43

Время начала падения усилия, мс

0,00

–42,0 ± 7,72

ОСК

Мл ١٠٠ см3/мин

0,48 ± 0,044

0,00

8 минут

НМА

Время набора ٥٠ ٪ max силы, мс

0,00

–23,27 ± 4,67

Время произвольного расслабления, мс

0,00

43,64 ± 6,44

Твердость мышц при напряжении, г/мм2

–2,33 ± 0,72

2,73 ± 0,91

Динамометрия, кг

–2,31 ± 0,49

0,00

ОСК

Мл ١٠٠ см3/мин

0,53 ± 0,037

0,00

10 минут

НМА

Общее время расслабления, мс

76,0 ± 5,83

0,00

ЛВ – расслабления, мс

68,0 ± 6,83

0,00

Время произвольного расслабления, мс

54,0 ± 4,4

0,00

Скрытый период сокращения, мс

0,00

–7,0 ± 0,35

Время набора ٥٠ ٪ max силы, мс

0,00

–39,3 ± 5,08

ОСК

Мл ١٠٠ см3/мин

0,58 ± 0,025

0,00

Можно предположить, что десятиминутная экспозиция проведения приема на мышцах вызывает перевозбуждение функции мозгового отдела двигательного анализатора, что ведет к ухудшению степени расслабления. Это прослеживается по достоверному снижению латентного времени расслабления и общего времени произвольного расслабления.

Как на мышцах, так и на суставах приемы разминания, проводимые в сочетании с выжиманиями, вызывают разнонаправленные реакции нервно-мышечного аппарата в зависимости от времени проведения. Еще при шестиминутной экспозиции приемов на суставе мы отметили достоверное снижение времени начала падения усилия, свидетельствующее о совершенствовании процессов расслабления. А при восьми и 10-минутной экспозиции уже четко прослеживается тенденция преобладания процессов возбуждения, стимуляции скоростных возможностей нервно-мышечного аппарата.

Для восьмиминутной экспозиции приема характерно достоверное снижение времени набора 50 % максимального усилия при скоростно-силовом движении, увеличение времени произвольного расслабления и твердости мышц при напряжении. Десятиминутная экспозиция приема в большей степени действует на передний фронт тензомиограммы, достоверно уменьшая время скрытого периода сокращения и время набора 50 % от максимального усилия. Из всего вышеизложенного очевидно, что ответные реакции нервно-мышечного аппарата при проведении приемов разминания в сочетании с выжиманиями на мышцах и суставе различны. Время проведения приемов также существенно меняет характер ответных реакций нервно-мышечного аппарата, будь то на мышцах или суставах.

Так, при проведении приемов разминания с выжиманиями на мышцах в пределах 2, 4, 6 минут характер ответных реакций нервно-мышечного аппарата указывает на стимуляцию скоростно-силовых возможностей мышц. Для восьмиминутной экспозиции характерным является уже направленность в совершенствовании процессов расслабления нервно-мышечного аппарата. Дальнейшее проведение приемов на мышцах вызывает ухудшение показателей, характеризующих процессы расслабления. Используя приемы разминания в сочетании с выжиманиями на суставах с экспозицией в 2, 4, 6 минут, мы наблюдаем сдвиги функционального состояния нервно-мышечного аппарата, указывающие на совершенствование механизмов расслабления (табл. 4), а 8- и 10-минутная экспозиция вызывает стимуляцию скоростно-силовых возможностей.

При рассмотрении действия приемов разминания в сочетании с выжиманием на функциональное состояние периферического кровообращения отмечается увеличение объемной скорости кровотока.
Основанием для такого суждения является достоверный прирост разницы цифровых значений объемной скорости кровотока во всех изучаемых временных интервалах: 2, 4, 6, 8, 10 минут (табл. 4). Следует также отметить, что однонаправленность реакций периферического кровообращения остается постоянной и не зависит от характера ответных реакций нервно-мышечного аппарата. Данное положение дает нам основание предположить, что механизм послемассажной гиперемии возможно объяснить либо с позиции «гистомеханической» гипотезы В.М. Хаютина, объясняющей состояние рабочей гиперемии (В.М. Хаютин, 1984), либо действием мышечных метаболитов, которые при проведении приемов разминания и выжимания более энергично переходят из мышечных волокон в тканевую жидкость, тем самым усиливая их действие на сосудистую стенку (Г.П. Конради, 1973).

В исследованиях А.Н. Буровых, А.В. Самцовой, И.А. Мануйлова (1976) именно с этих позиций объясняется больший прирост объемной скорости кровотока после проведения варианта массажа, в котором процентное содержание приемов разминания по отношению к другим было самым высоким. Рассматривая вопросы оптимизации восстановительного массажа, А.А. Бирюков (2000), также ориентирует на то, что приемы разминания, в основном, улучшают функциональное состояние периферической системы кровообращения.

При анализе действия приемов разминания и выжимания на функциональное состояние периферической системы кровообращения мы считаем целесообразным ориентироваться на исследования В.И. Козлова, И.О. Тупицина (1982), выяснивших закономерности микрососудистых реакций при рабочей гиперемии, ими отмечено, что развитие постконтракционной гиперемии сопровождается выраженными изменениями во всех звеньях микроциркуляторного русла: диаметр артериол увеличивается, резко возрастает интенсивность транскапиллярного кровотока, расширяется просвет посткапиллярных сосудов, в кровоток дополнительно включаются капилляры из числа резервных. Реакция посткапиллярно-венулярных сосудов выражена и сохраняется
длительное время.

Подтверждением нашего предположения об идентичности ответных реакций микрососудистого русла при рабочей гиперемии и гиперемии, вызванной разминанием и выжиманием, служат исследования В.И. Дубровского (2004–2009). Ориентируясь на клиренс радиоизотопа X133, он показал, что вариант массажа, в котором основной процент отведен приемам разминания, вызывает увеличение мышечного кровотока и усиление венозного оттока.

Таким образом, итогом вышеизложенного рассуждения следует считать следующее: приемы разминания и выжимания в отличие от приемов поглаживания и растирания оказывают мощное воздействие на все микроциркуляторное русло периферического кровообращения, увеличивая просвет прекапиллярных и посткапиллярно-венулярных сосудов, число функционирующих капилляров, повышая интенсивность транскапиллярного кровотока. Его результирующим является увеличение как объемной скорости кровотока, так и венозного оттока во всех исследуемых экспозициях 2, 4, 6, 8, 10 минут.

Учитывая закономерности ответных реакций при действии приемами разминания и выжимания на мышцы и сустав, можно направленно воздействовать как на стимуляцию восстановления скоростно-силовых возможностей определенных мышечных групп, так и на совершенствование процессов расслабления, претерпевающих наибольшие изменения после менискэктомии.

Возможность активного воздействия на объемную скорость кровотока и венозный отток обусловливает необходимость использования этих приемов, начиная с первых периодов восстановления после менискэктомии.

Подводя итоги проведенных исследований, следует отметить, что полученные результаты полностью согласуются с теорией функционального приспособления Roux, различное функциональное раздражение приводит к различным изменениям свойств компонентов соединительной ткани, что и прослежено нами при воздействии на мышцы и сустав различными массажными приемами.

Кроме того, отмечено, что один и тот же массажный прием в зависимости от анатомо-физиологических особенностей рассматриваемого сегмента (мышца, сустав) приводит к различным ответным реакциям изучаемых систем организма, которые зависят также и от экспозиции раздражения.

Полученные нами закономерности были использованы при уточнении методики массажа, используемой в комплексном восстановлении спортивной работоспособности после менискэктомии. Исходя из задач определенного периода восстановления после менискэктомии и исходного функционального состояния нервно-мышечного аппарата и периферического кровообращения, имеется возможность выбирать рациональное сочетание массажных манипуляций, способных целенаправленно влиять на восстановление функциональных параметров, управляя ходом процесса восстановления.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074