Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Введение

Важнейшей задачей, имеющей выраженную социально-экономическую направленность, является разработка технологии комплексной оценки экологической емкости территорий с целью прогнозирования изменений ее состояний под антропогенным воздействием и определение с эколого-экономических позиций безопасных уровней техногенных нагрузок.

Провозглашаемая концепция устойчивого развития, подразумевающая более высокие стандарты жизни, отнюдь не призывает достигать их за счет необдуманного использования природных ресурсов, разрушения и ухудшения качественных характеристик окружающей среды, происходящих из-за ее переэксплуатации. Очевидно, что для реализации данной концепции требуется формирование нового образа мышления, новых оценок и нового образа жизни, способных регулировать экосистему до того, как напряжение в ней станет критическим. Для этого потребуется разработка новых системных подходов, принятие нестандартных, согласованных и в достаточной степени обоснованных решений, в том числе и законодательных. Следует остановить экологическую деградацию территорий, сохранить устойчивость еще оставшейся естественной среды, а это невозможно без исследования, анализа и построения моделей существующих и предполагаемых изменений в глобальной экосистеме, включающей как природные, так и антропогенные компоненты.

Предпочтительным для подобной работы является синергетический подход, ставящий во главу угла не только реальность, но и возможности (ситуации выбора) – точки бифуркации (ветвления). Именно синергетика, наука о самоорганизации систем различной природы, базируясь на концепции иерархии упрощенных моделей, содержащих набор базовых математических моделей, в состоянии найти выход из сложившейся ситуации.

Об актуальности представленного исследования свидетельствует также Постановление коллегии Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 02 апреля 2008 года: «Комплексная оценка экологического ущерба, накопленного в Российской Федерации в результате хозяйственной деятельности, до настоящего времени не проводилась, и имеющиеся данные носят фрагментарный характер. В частности, Ростехнадзором проводились оценочные исследования экологического ущерба в Кемеровской и Иркутской областях с целью выработки предложений по ликвидации экологических обременении и реабилитации загрязненных территорий.

Законодательством РФ не определены понятия «экологический ущерб», «экологические обременения», не регламентированы вопросы ответственности за экологические обременения, нанесенные в результате прошлой хозяйственной деятельности. Отсутствуют методики выявления, учета и оценки "экологического ущерба", связанного с хозяйственной деятельностью. Отсутствует актуализированная и систематизированная информация об объектах/источниках "экологического ущерба", о территориях, загрязненных в результате хозяйственной деятельности, об уровнях их загрязнения и о масштабах "экологического ущерба", накопленного в результате прошлой хозяйственной деятельности. Не отработаны механизмы финансирования соответствующих мероприятий по ликвидации "экологического ущерба", связанного с хозяйственной деятельностью, и реабилитации загрязненных территорий, на основе государственно-частного партнерства.

В связи с этим необходима разработка и реализация комплекса мер по ликвидации экологического ущерба, предусматривающих ликвидацию загрязнения территорий, связанного с прошлой хозяйственной деятельностью, с учетом международного опыта и всестороннего изучения масштабов проблемы накопленного экологического ущерба в Российской Федерации, формирование и отработка правовых и инвестиционных механизмов ликвидации экологических обременении» [151].

На основе синергетических представлений о времени как о дискретной категории, предполагается разработать технологию комплексной оценки экологической емкости территорий (на примере Иркутской области), с возможностью адаптации к любым другим территориям.

Восточная Сибирь является крупным индустриальным центром России. В частности, на территории Иркутской области расположены крупнейшие предприятия электроэнергетики, угольной, горнодобывающей, алюминиевой, химической, лесной, лесоперерабатывающей, целлюлозно-бумажной, машиностроительной, металлообрабатывающей, легкой и пищевой промышленности. В результате деятельности этих предприятий в атмосферу поступают продукты сгорания топлива и специфические вредные вещества, определяющие повышенный уровень загрязнения атмосферного воздуха в большинстве крупных городов.

В 17 из обследованных промышленных городов области уровень загрязнения атмосферного воздуха (индекс ИЗА) оценивается как очень высокий, а в 1 как высокий. Города Братск и Иркутск на протяжении многих лет включаются в Приоритетный список городов России с самым высоким уровнем загрязнения воздуха. Город Зима после небольшого перерыва вновь входит с 2001 года в этот список, а город Ангарск с 2004 года. На протяжении 5 лет в Приоритетный список входил город Шелехов (с 2000 по 2004 годы включительно) и город Усолье-Сибирское (2001-2002 гг.) [59]. Понятно, что значительная часть этих выбросов осядет на почвенный покров, выпадет с осадками или перенесется воздушными потоками. К атмосферному загрязнению почв добавляются загрязнение и захламление почв территории Иркутской области твердыми бытовыми и промышленными отходами. Кроме того, на территории области продолжаются процессы подтопления и затопления земель, связанных преимущественно с изменениями гидрологического режима почв. Наблюдаются процессы переувлажнения земель. Использование пестицидов и протравителей семян на сельскохозяйственных угодьях Иркутской области также вносят свою лепту в процесс загрязнения земель. Такие негативные процессы, происходящие на территории области, вызваны антропогенными воздействиями, ведущими к деградации почв и общему загрязнению земель. Аварии на нефтепроводах, приводят к загрязнению почв нефтепродуктами, дополнительно ухудшая экологическую ситуацию в области. Столь активное воздействие не может не повлиять на состояние окружающей природной среды как непосредственно в местах антропогенного воздействия, так и в масштабах природной системы области в целом.

Данная работа посвящена исследованию состояний окружающей среды и разработки технологии оценки с позиций новых (пока еще формирующихся) представлений о времени как о структурированной категории.

Даже обычная оценка состояний одной из сложнейших природных систем, каковой является окружающая среда (ОС), особенно под воздействием внешних управляющих параметров, является весьма сложной задачей. Традиционно при оценке ущерба, наносимого ОС антропогенным воздействием, использовались только геометрические свойства времени (продолжительность воздействия); активные физические свойства времени, такие как темп хода времени, плотность времени системы, не учитывались вовсе. Кроме того, допускается, что воздействие на локальном уровне не оказывает влияния на ОС как систему в целом и не ставился вопрос о наложении одних видов воздействия на другие, а соответственно и об их взаимодействии [103, 104].

Оценка ущерба, наносимого природной среде, сводится к денежному выражению негативных изменений в широком спектре последствий — ухудшение здоровья человека, изменение возможностей развития и воспитания личности вследствие исчезновения привычного ландшафта, хозяйственные убытки в результате воздействия на природные компоненты и т. д. Такая комплексная стоимостная оценка сопряжена с огромными трудностями и требует огромного количества информации. Поэтому на практике используют упрощенный подход — расчет по эмпирическим формулам. Но результаты, полученные таким образом, как правило, далеки от истинных [110, 111, 113].

Следовательно, актуальность исследования на самом деле значительно шире. В краткосрочной и среднесрочной перспективе основным источником средств для экономического развития России будут оставаться топливно-энергетические, минерально-сырьевые и другие природные ресурсы, которые обеспечивают большую часть поступлений от их экспорта. По результатам анализа балансовых моделей 18-ти отраслей известный отечественный экономист академик Львов Д.С. показал, что лишь 5% доходов России составляет труд, 20% — капитал и 75% — природно-ресурсная рента. Основу же природного капитала составляют полезные ископаемые (65% от общего объема).

При этом в сложившихся к настоящему времени условиях России возможный экономический рост в ближайшем будущем, при сохранении техногенных тенденций развития, будет базироваться на сверхэксплуатации природы. Ориентир по-прежнему на экстенсивное природоемкое развитие топливно-энергетического, минерально-сырьевого, лесного и других комплексов. Немалую роль в этом играют и мировые тенденции. Фактически, на ближайшие десятилетия закрепляется тенденция формирования антиустойчивого развития.

В процессе корректировки показателей экономического развития необходимо учитывать экологический фактор. ООН, Всемирный Банк, некоторые развитые страны предпринимают попытки так называемого «зеленого» измерения основных экономических показателей с учетом экологического фактора в национальных статистиках. В частности, статистическим отделом ООН разработана система интегрированных экономических и экологических национальных счетов (a System for Integrated Environmental and Economic Accounting). При этом «зеленые счета» базируются на корректировке традиционных экономических показателей за счет двух величин: стоимостной оценки истощения природных ресурсов и, что важно при рассмотрении данной работы, определении эколого-экономического ущерба от антропогенного воздействия окружающей природной среде. Значителен интерес в научных публикациях, особенно зарубежных (в частности США), к вопросам денежной оценки ущерба от разрушения и загрязнения природной среды.

Ни одна из известных на сегодня методик адекватно не отражает тот ущерб, который наносится окружающей природной среде, это в свою очередь искажает экономические показатели и в значительной степени способствует появлению территорий экологического бедствия. Кроме того, все методики расчета ущерба, наносимого природной среде, являются временными.

Города и крупные населенные пункты Иркутской области, как впрочем, и любой другой территории, представляют собой опасные источники разрушения и загрязнения природной среды. Негативное воздействие урбанизированных территорий на природу и человека в основном проявляется в повреждении земель, образовании антропогенных форм рельефа, изменении водного баланса территорий, загазованности и запыленности атмосферного воздуха, связанной с работами предприятий и автотранспорта, образовании твердых бытовых и промышленных отходов, сточных вод, загрязнение сельскохозяйственных угодий пестицидами, вырубкой леса, нарушением почвенного покрова, исчезновением климактерических видов растительности и оскудением животного мира. В настоящее время так называемые поврежденные земли в Центральном районе России составляют 600 га из каждых 1000 км2, в южных частях европейской части России — 100-600 га на 1000 км2. Сибирь и Дальний Восток — пока менее 100 га на 1000 км2. Но именно здесь расположены перспективные и малоразработанные месторождения полезных ископаемых и в связи с этим можно ожидать большие изменения природной среды и появление техногенных ландшафтов, если своевременно не принимать упреждающие меры, для чего необходимо владеть эффективными методами, позволяющими прогнозировать и учитывать возможный ущерб окружающей среде.

Именно с точки зрения разработки адекватных методик оценки ущерба, в том числе применительно к работе горнодобывающих предприятий, предлагаемое исследование актуально и своевременно. Вместе с тем проблема адекватной оценки антропогенного воздействия на природную систему с последующими экономическими и социальными результатами, чрезвычайно сложна и многофакторна. Кроме того, с современных позиций устойчивого развития оценка воздействия на природную среду является одним из индикаторов справедливости как внутри одного поколения, так и между различными поколениями людей.

Проблема оценки ущерба, наносимого ОС антропогенным воздействием, в настоящее время решается различными методами, и в частности такими как: сводная «Методика определения предотвращенного экологического ущерба», метод биогеохимической индикации, разработанный доктором Т.Н. Нижарадзе [132], методы интеллектуальных информационных систем и в частности – метод гибридной интеллектуальной тестовой распознающей системы, предложенный А.Е. Янковской [208] и метод, рекомендуемый Д. Корчагиным [210], основанный на построении пространственных моделей расчетного мониторинга загрязнения атмосферы. Наибольший интерес представляет теория пространственно-временных размерностей, сформулированная Ф.Н. Рянским [165], позволяющая учитывать размер области поражения, предполагающая, но не учитывающая влияние воздействия на пространство, окружающее эту область.

Кроме того, ни одна из существующих на данный момент методик [41, 115] оценки эколого-экономического ущерба не учитывает влияние антропогенного воздействия, на область, окружающую объект воздействия. Следовательно, оценка ущерба, проводимого по вышеизложенным методикам, является неадекватной. Учет распространения антропогенного воздействия на природную систему в зависимости от иерархических уровней в настоящее время возможен только с использованием системных свойств времени, теоретически обоснованных и подтвержденных физическими опытами астрофизика Н.А. Козырева [87-98].

Таким образом, разработка технологии комплексной оценки экологической емкости территорий является весьма актуальной задачей, решение которой гарантирует адекватность оценки эколого-экономического ущерба, наносимого природной системе антропогенным воздействием, с возможностью прогноза на перспективу.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074