Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ОБЩЕСТВО. КУЛЬТУРА. ОБРАЗОВАНИЕ.

Старостин В П, Эверстов С И, Васильева Г С,

Часть 4. ПАМЯТНИКИ ДРЕВНИХ КУЛЬТУР НИЖНЕЙ ИНДИГИРКИ

Река Индигирка, одна из крупных рек Северо-Восточной Азии, впадающих в Восточно-Сибирское море. Её длина 1726 км, площадь бассейна 360 тыс. кв. км.

Истоки Индигирки, р. Хастах и Тарын-Юрях, находятся на северных склонах Ханкайского хребта. В верховьях Индигирка течет по Оймяконскому нагорью, далее в узком ущелье прорезает ряд горных цепей хребта Черского. При пересечении Чемалгинского хребта Индигирка течет в глубокое ущелье и образует пороги. Выше устья р. Момы, где Индигирка выходит в Момо-Селенняхскую впадину, начинается нижний участок. Долина расширяется, русло изобилует мелями и косами, местами разбивается на рукава, образуя дельту площадью 5500 кв. км. От моря устье Индигирки отделено мелководным баром. Питание Индигирки смешанное. Замерзает в октябре, вскрывается в конце мая – начале июня.

В бассейне Индигирки свыше 125 тыс. водотоков, 80 тыс. озер, свыше 300 наледей. Главные притоки: Нера, Мома, Бадяриха – справа, Селеннях, Уяндина – слева.

В горной части бассейна господствуют лиственничные, кустарниково-лишайниковые подгольцовые редколесья в сочетании с зарослями кедрового стланика. В бассейне среднего течения реки обширные пространства занимают лиственничные, кустарниковые, мохово-лишайниковые северо-таежные редколесья. На севере простираются осоково-пушицевые кочкарные тундры с болотами.

В лесотундре и тундре обитают лось, северный олень, бурый медведь, россомаха, волк, лиса, песец, на арктическом побережье – белый медведь. В июне прилетают на летовку птицы, в том числе стерхи, лебеди, гуси, утки, гагары и т.д.

Арктическая зона Нижней Индигирки впервые была заселена первобытными охотниками в эпоху позднего палеолита, когда ещё существовали стада крупных плейстоценовых млекопитающих. Об этом свидетельствуют артефакты, обнаруженные в культурном слое стоянки Берелёх. Стоянка находится в верхнем течении р. Берелёх, левого притока р. Индигирки, на 71° с. ш. Она открыта в 1970 г. ленинградским палеонтологом профессором Н.К. Верещагиным во время размыва гидропомпой костеносного горизонта знаменитого «берелёхского кладбища мамонтов», в свою очередь, впервые введенного в научный оборот мерзлотоведом Н.Ф. Григорьевым в 1957 г., который в 1947 г. собрал здесь несколько костей мамонтов и сфотографировал местность.

Стоянка приурочена к 12-метровой террасе левого берега р. Берелёх, где экспедицией Геологического института Якутского филиала СО АН СССР в 1970 г. при помощи гидропомпы был размыт костеносный участок склона и искусственно вымыты из грунта 7614 экз. костей, 98,6 % которых принадлежало мамонтам, а остальные 1,4 % – шерстистым носорогам, бизонам, лошадям, северным оленям, пещерным львам, волкам, россомахам и зайцам (определение Н.К. Верещагина)[73]. Весьма интересна находка здесь целой задней ноги мамонта, с мясом и шерстью, которая, по наблюдениям Б.С. Русанова была в древности искусственно отделена от туши.

Стоянка исследовалась в 1970-х гг. археологом Ю.А. Мочановым. В связи с сильным разрушением памятника в процессе палеонтологических работ, археологические раскопки велись на оставшихся от размыва участках поверхности и склона террасы посредством карьерных зачисток и поисков сохранившегося культурного слоя.

По отобранным из культурного слоя образцам древесины получены 2 радиоуглеродные даты: 12930 ± 80 лет (ГИН-1021) и 13420 ± 80 лет (ИМ-152). Они хорошо соответствуют возрасту образцов, отобранных палеонтологами с глубины 160 см от дневной поверхности древесины 11830 ± 110 лет (ЛУ-147) и бивня мамонта, взятого с глубины 255 см – 12240 ± 160 лет (ЛУ-149)[74].

В процессе зачистки культурного слоя на стоянке обнаружены 127 обработанных каменных предметов, 49 обработанных костяных предметов и 1003 кости животных, являющихся, вероятно, кухонными остатками. По Н.К. Верещагину, среди них имеются 78 костей мамонта, 3 – бизона или лошади, 1 – северного оленя, 827 – зайца, 92 – куропатки, 2 – рыбы[75]. Каменные предметы из слоя представлены 1 клиновидным нуклеусом, 64 отщепами, 44 чешуйками, 4 пластинами, 10 орудиями (7 ножей, 2 наконечника копья или дротика, 1 долото и 4 каменных подвески). Помимо каменных орудий, на стоянке представлены орудия из обломков костей и бивня мамонта.

Недалеко от стоянки Берелёх, в местности Усаммыт в 1981 г., С.П. Кистеневым в трех пунктах собраны несколько каменных предметов: 1 четырехгранный наконечник стрелы, 1 сланцевый нож типа «улу» и 4 отщепа[76].

Бескерамические стоянки зарегистрированы автором в горной части Селенняха и Уяндина, являющихся левыми притоками Индигирки[77].

Стоянка Харбатар открыта в 1989 г. в 6 км от устья левого берега одноименного ручья, впадающего на 421 км в р. Селеннях, левый приток Индигирки, впадающий в неё на 782 км (68°10′ с. ш., 139°44′ в. д.). Культурные остатки, представленные 14 отщепами, зафиксированы на раздернованных участках 5–7-метровой террасы. Культурный слой выявлен в шурфе (1,0×1,0 м). Он располагался под дерном, в супеси со щебнем мощностью 3–7 см. В шурфе найден 21 отщеп, на 1 отщепе наблюдается мелкая краевая ретушь[78].

Стоянка Агдайка открыта в 1989 г. на левом берегу р. Селеннях в 4 км ниже впадения в неё р. Агдай, на 335 км от устья (67°48′ с. ш., 139°57′ в. д.). На раздернованном обнаженном участке бровки террасы высотой 15–17 м зафиксированы сильно истлевшие раздробленные кости крупных млекопитающих и сланцевый топор с хорошо выраженными ушками (рис. 1, 6). Последний входит в круг изделий с овально-выпуклым обушком, которые существовали наиболее длительное время. Внешне эти орудия очень вариабельны. Агдайкинский топор наибольшее сходство имеет с топором, обнаруженным из культурного слоя V стоянки Белькачи I на Алдане со шнуровой керамикой (табл. 30, 1)[79]. Однако, мы не можем утверждать, что это изделие, имеющее, может быть, случайное внешнее сходство, оставлено белькачинцами, поэтому пока нельзя говорить что-либо о конкретном возрасте данного орудия без дополнительных параллелей с находками из четко стратифицированных стоянок.

Стоянка Суордаах открыта в 1989 г. на правом берегу р. Суордаах, правого притока р. Селеннях, впадающей в р. Индигирку на 318 км (67°42′ с. ш., 140°23′ в. д.). Культурные остатки приурочены к мысовому участку коренного берега речки, на раздернованной поверхности которого обнаружены 32 сланцевых отщепа и обломки обожженных костей крупных млекопитающих[80].

Стоянка Эгэрдэлиир открыта в 1990 г. на 522 км от устья р. Уяндины, левого притока Индигирки, впадающего на 626 км (69°08′ с. ш., 140°57′ в. д.). Стоянка зарегистрирована в 300 м к северу от безымянного распадка на бровке 50–60-метровой левобережной террасы. На раздернованном участке собран 31 отщеп и 1 обломок ножа. Шурфом (2,5×1,0 м) выявлено, что культурные остатки залегают в пылеватом покровном суглинке, мощностью от 14 до 28 см, подстилающемся обломочной горной породой. Извлечено 153 каменных предмета, представленных 149 отщепами, 2 крупными ножевидными пластинами и 2 сколами, снятыми с призматического нуклеуса[81].

Стоянка Тирехтях открыта в 1990 г. в 2 км к югу от стоянки Эгэрдэлиир на 50–60-метровой террасе, напротив левого рукава устья р. Тирехтях, впадающей справа в Уяндину (69°08′ с. ш., 140°57′ в. д.). На раздернованном участке собрано 14 отщепов и 1 микропластина. Шурф (2,0×1,0 м) выявил, что культурные остатки залегают под дерново-моховым покровом в пылеватом суглинке мощностью до 4 см. Извлечено 66 каменных предметов: 61 отщеп, 3 обломка призматических нуклеусов и 2 микропластины.

Стоянка Очуостаах открыта в 1990 г. на левом коренном берегу р. Уяндина, в 2 км левого рукава её правого притока р. Тарын-Юрях, на 482 км от устья Уяндины (68°55′ с. ш., 141°08′ в. д.). Культурные остатки собраны с раздернованной поверхности 70-метровой террасы. Они представлены 8 отщепами. Здесь же был заложен шурф (1,8×1,0), в результате чего выявлено, что находки залегают в покровном суглинке, мощностью до 23 см. Обнаружены 1 фрагмент микропластины, 4 отщепа, 1 обломок двусторонне ретушированного ножа, 1 обломок наконечника стрелы.

Стоянки без керамики обнаружены и на берегу Индигирки во время разведочных работ. Подъёмный материал, за исключением стоянки Конюковка в дельтовой части реки, собран в бечевнике и на склоне коренного берега, представленный отходами производства. 4 пункта находятся на территории Абыйского улуса (Юеннях-Тааса, Хаягастах, Тумус II, Юрюйэ) и 6 – на территории Аллаиховского улуса (Похвальный, Таас-Тумус I и II, Осининово, Босяковка, Конюковка).

В местности Юеннях-Тааса, на левом берегу р. Индигирки, в 633 км от устья (68°22′ с. ш., 145°58′ в. д.) среди подъемного материала выделяется одна из находок, изготовленная из обломка метаморфизованной породы. Поперечное сечение изделия клиновидное. На её плоскостях прослеживаются следы обработки как более древнего происхождения, так и более позднего. Оформление изделия произведено в основном в древности, скорее всего, в эпоху палеолита, так как грани древней обработки сильно затуплены. Выпуклый край оформлен с двух сторон. Очевидно, в древности изделие употреблялось как рубящее орудие. Сколы позднего происхождения сделаны частично на одной плоскости и свидетельствуют о попытке её утилизации людьми[82].

Стоянка Хаягастаах (68°26′ с. ш., 145°58′ в. д.) расположена на правом берегу р. Индигирки, в 625 км от устья. Здесь в неё впадает одноименный ручей. Каменные остатки производственных отходов собраны на бечевнике под обрывом 15-метровой террасы в непосредственной близости от устья ручья. Среди находок выделяются скребок на первичном сколе и заготовка орудия на обломке диабазового валуна[83].

Стоянка Тумус II открыта 1989 г. на разрушенном временем мысовидном уступе левого берега р. Индигирки, в 603 км от устья (68°32′ с. ш., 146°10′ в. д.) напротив стоянки Белая Гора. Среди находок интерес представляют обломок кремневого призматического нуклеуса и обломок ножевидной пластины.

В местности Юрюйэ, на левом коренном берегу р. Индигирки (68°31′ с. ш., 146°06′ в. д.), в 2-х км к западу от стоянки Тумус II, на склоне 25–30-метровой террасы, собрано несколько кремневых отщепов, один из которых ретуширован с брюшка.

Стоянка Похвальный (70° с. ш.) обнаружена на правом берегу р. Индигирки, в 393 км от устья, на западной стороне одноименного поселка. В этом районе располагается окраина хребта Улахан-Тас. Поселок расположен на 20–25-метровой террасе. Кремневые отщепы и ножевидные пластины собраны у дороги, спускающейся вниз к реке, на раздернованном участке мысовидного уступа, в подножье которого размещен подвал-ледник. Продольные стороны одной пластины обработаны мелкой ретушью с брюшка.

В местности Таас-Тумус, находящейся на правом берегу р. Индигирки, в 141 км от устья (70°46′ с. ш., 148°45′ в. д.) на бровке 25–30-метровой террасы, на раздернованной щебнистой поверхности, в двух пунктах собраны каменные предметы, представленные сланцевыми отщепами и кремневыми микропластинами. В пункте II, в отличие от пункта I, найдены обработанные крупные сланцевые отщепы. Один из них использовался как скребущее орудие, так как лезвие сильно сработано: затуплено и заполировано. Длина орудия 6,6 см, наибольшая ширина – 6,0 см. 3 отщепа использованы без дополнительной обработки. Длина их 6,2; 6,8 и 8,2 см, наибольшая ширина, соответственно, 6,2; 5,0 и 6,2 см. Одно изделие неизвестного назначения сделано на отщепе кварцитовой гальки. Один торец выемчатый и ретуширован с брюшка. Одна широкая поверхность уплощена стелющимися фасетками. С одной продольной стороны снят пластинчатый отщеп, а противоположная – обработана краевой ретушью. Длина – 2,3 см, ширина – 1,9 см.

В местности Осининово, расположенной на левом берегу р. Индигирки, в 134 км от устья (70°49′ с. ш., 148°53′ в. д.), под разрушающимся берегом, у воды, найдены халцедоновые и кремневые отщепы. Можно предположить, что здесь была древняя стоянка людей, которая ушла под воду по причине интенсивного развития судоходства.

Ещё одна разрушенная стоянка зарегистрирована в 150 м выше от устья речки Босяковка, правого притока р. Индигирки, в 113 км от устья (70°47′ с. ш., 149°00′ в. д.). Здесь, у подножья коренного берега на бечевнике собраны кремневые и халцедоновые отщепы и 1 халцедоновая ножевидная пластина. Из-под земли торчали старые раздробленные кости животных. Они лежали под камнями и между ними. Некоторые из них превратились в труху[84].

Стоянка Конюковка открыта на правой стороне р. Индигирки, в 137 км от её устья (70°47′ с. ш., 148°49′ в. д.), где высокий коренной берег, поворачивая к юго-востоку, понижается до 7–10 м. Разведочный шурф размером 2,0×2,0 м заложен на ровной площадке коренного берега в 5–7 м от бровки террасы. Культурные остатки зарегистрированы в суглинке темно-серого цвета, переходящего в желтый цвет толщиной 3–11 см, оказавшимся порошкообразным продуктом жженной кости. Среди находок из камня выделяется обломок рубящего орудия, изготовленного на базальтовой плите. Широкие поверхности обработаны частично. Рабочая часть ретуширована уплощающими сколами. Лезвие выщерблено. Длина обломка 5,6 см, ширина лезвия – 7,3 см, толщина – 3,0 см. Имеется отщеп от шлифованного сланцевого орудия. Кроме того, обнаружены 233 фрагмента кости и рога северного оленя, 12 обломков костей мелких животных, 2 осколка бивня мамонта и 11 экз. раздробленных костей рыб. Часть фрагментов костей и рогов обработана. Обломок трубчатой кости оленя длиной 3,0 см и шириной 0,7 см имеет на продольной стороне косо расположенный паз длиной 1,8 см. Широкие плоскости и продольные края другого изделия зашлифованы. Один конец его изогнут и клиновидно уплощен. Торец выемчатый. На противоположном торце поперечно расположен выступ. Длина изделия 27,7 см, ширина – 0,9–1,2 см, толщина – 0,2–0,5 см. Почерневший под действием высокой температуры обломок рогового стержня найден рядом с упомянутым рубящим орудием. Поперечное сечение округлое. Поверхности выструганы. Один конец изделия заужен. Длина – 4,3 см, толщина – 0,7–1,0 см. Изделие из рога треугольной формы имеет прямые стороны, срезанные острым предметом. Одна широкая поверхность не обработана, на другой сохранилась губчатая пористость. Длина боковых граней 2,0; 3,7 и 3,9 см, толщина – 1,0 см. Плоский кусок рога на торце срезан острым орудием до пористой губчатой массы, затем обломан. На плоской поверхности вдоль края сделан паз длиной 1,8 см, шириной 0,15 см и глубиной также 0,15 см. На другом крае – след глубокого паза, при помощи которого расколот рог. Длина – 4,7 см, наибольшая ширина – 3,5 см, толщина – 1,0 см. Отросток рога оленя сломан после глубокого надреза острым орудием. Поперечное сечение овально-выпуклое. Длина – 7,3 см, ширина – 0,8–1,3 см. На обломке бивня мамонта прослеживаются следы обработки. Поперечное сечение треугольное. Длина – 3,2 см, толщина – 0,8 см. Второй осколок бивня уплощенно-овальный. Длина – 10,4 см, ширина – 3,6 см[85].

По всей вероятности, вышеописанные памятники были недолговременными стойбищами бродячих охотников. Датировка упомянутых памятников затруднена тем, что в них не найдены обломки глиняных сосудов, свидетельствующие о принадлежности памятников.

Около десяти памятников обнаружены с остатками керамических сосудов, представляющие разные эпохи неолита и более позднего времени. Фрагменты сосудов встречены не только в сборах, но и в культуросодержащем пласте. Однако большинство стоянок зарегистрировано в разрушенном или полуразрушенном виде.

Следы пребывания племен сыалахской ранненеолитической культуры IV тыс. до н.э. обнаружены в лесотундровой зоне Нижней Индигирки. В 1980 г. на правом берегу Индигирки на 617 км, в 18 км выше по течению от поселка Белая Гора, муниципального центра Абыйского улуса, автором открыта стоянка Буолумуна-Тааса (68°28 с. ш., 145°58′ в. д.), приуроченная к 10–15-метровой цокольной террасе, покрытой супесью, песком и щебнем. Стоянка посещена в 2002 г. Как показал стратиграфический разрез небольшого раскопа (4×3 м), культурные остатки залегали под дерном в темно-оранжевой супеси мощностью 18–30 см, а также на границе подстилающей её серой супеси. Культурный слой оказался смешанным, притом каменный инвентарь небольшой. Здесь, вместе с другими находками обнаружены 44 фрагмента сетчатой керамики, принадлежащие сыалахцам. Четыре из них, представляющие разные сосуды, относятся к венчиковой части. Все венчики утолщены налепом. Под бортиком размещён горизонтальный ряд округлых и овальных дырочек. Кроме того, на двух экземплярах сохранился ободок налепного валика с насечками. Длина первого обломка 4,1 см, наибольшая ширина – 1,9 см (с. 70, табл. III, 9)[86], размеры второго, соответственно, 4,3 см и 3,1 см. Наибольшая толщина венчиков 0,6–0,8 см.

Наряду с отходами производства, из слоя извлечены каменные орудия, в том числе, наконечники стрел (3 экз.), концевые скребки на отщепе (1 экз.) и на пластинах (3 экз.), ножи на пластинах (2 экз.) и на отщепе (1 экз.), вкладыши (4 экз.), остроконечники в обломках (4 экз.), обломок шлифованного топора, а также нуклеусы (4 экз.) и точильные камни. Часть этих находок, несомненно, принадлежит охотникам более молодых культур. Следует подчеркнуть, что это единственный памятник в бассейне Индигирки, где зафиксированы археологические артефакты людей сыалахской культуры.

На указанной территории также побывали охотники средненеолитической белькачинской культуры III тыс. до н.э. В смешанном культурном слое Буолумуна – Тааса найдено 44 фрагмента тонкостенной и толстостенной керамики со шнуровыми отпечатками на внешней поверхности. Венчик одного сосуда прямой, другого – слегка отогнут наружу. У них отсутствует горизонтальный ряд дырочек и лишены украшений.

В 1978 г., в местности Усть-Сутуруоха, на склоне левого коренного берега р. Сутуруохи, в 4 км выше от её устья, левого притока р. Индигирки, на 602 км (68°32′ с. ш., 146°10′ в. д.) автором забит шурф (0,5×0,5 м). Выявлено, что дерн подстилается светлой супесью мощностью 71–80 см. В ней на глубине 12 см от дневной поверхности в размытом очаге найден обломок венчика глиняного сосуда, украшенный горизонтальным рядом сквозных дырочек и слегка отогнутым наружу бортиком. Невыразительность технического декора затрудняет определение культурной принадлежности керамики. Однако заглаженные бороздки, спускающиеся сверху вниз, напоминают отпечатки шнуровой керамики[87].

2 фрагмента белькачинской шнуровой керамики были обнаружены в процессе раскопок 1980 г. на стоянке Белая Гора. Они зарегистрированы в раскопе под дерном в 12 см от южной стенки у бровки коренного берега Индигирки (с. 70, табл. III, 2)[88]. Эти обломки сосудов свидетельствуют о пребывании на этой местности белькачинцев. Видимо, часть обнаруженных в раскопе (80 кв. м) каменных изделий принадлежит им, однако невозможно выделить чистый белькачинский каменный инвентарь, обнаруженный вместе с ымыяхтахскими артефактами.

4 фрагмента тонкостенной керамики обнаружены автором в 1989 г. в местности Тумус I на левом берегу Индигирки, на 603 км (68°33′ с. ш., 146°11′ в. д.) в 0,2 км юго-западнее окраины поселка Сутуруоха. Здесь на 15–17-метровом мысовидном уступе коренного берега, наряду с указанными обломками сосудов, собраны 9 отщепов, 4 ножевидные пластины и 1 призматический нуклеус. На внешней поверхности одного из фрагментов сосудов четко прослеживаются оттиски крученого шнура. Поверхности остальных обломков заглажены[89].

Во II тыс. до н.э. в Северо-Восточной Азии белькачинская культура сменилась ымыяхтахской, индикатором которой являются глиняные сосуды с вафельными и рубчатыми оттисками на внешней поверхности. Нижняя Индигирка не была обойдена охотниками новой культуры. Стоянки с вафельной керамикой обнаружены в культурных слоях Белая Гора, Буолумуна-Тааса, Дениска-Юрюйэтэ, Сугуннаах в лесотундровой зоне, Бурулгино, Кресты, Уларовская и Татьянино озеро – в дельтовой части реки. Судя по публикациям исследователей, они разнствуют по времени существования.

Чистый ымыяхтахский комплекс, подобный синхронным классическим памятникам Приленья, зафиксирован на территории современного поселка Белая Гора, на правом берегу р. Индигирки, в 603 км от устья (68°32′ с. ш., 146°10′ в. д.)[90]. Вскрыто 80 кв. м площади. Из них 12 кв. м занимает углубление жилищного комплекса более позднего происхождения, который будет описан ниже.

Стратиграфический разрез стенок раскопа показывает однослойность памятника. Культурный слой залегал под дерном мощностью 3–20 см в темно-серой или коричневато-серой супеси со щебенкой. Мощность слоя колебалась в пределах 14–40 см. Он подстилался сероватой супесью со щебенкой, лежащей на базальтовом цоколе. Культурный слой насыщен находками, равномерно рассеянными по нему, но в районе кострища концентрация находок резко увеличивалась.

В ходе раскопочных работ 1978–1979 гг. в слое обнаружено 1736 отщепов из кремня, халцедона, обсидиана и яшмы, 128 ножевидных пластин, 3 конических нуклеуса, 57 каменных орудий и их обломков, 67 фрагментов вафельной керамики и 9 мелких обломков костей животных[91].

Каменные орудия представлены 12 наконечниками стрел, 12 скребками, 6 вкладышами, 2 проколками, 9 резцами, 3 комбинированными орудиями, 2 топорами, 1 отбойником, 10 обломками и заготовками орудий. Преобладающее большинство орудий относится к ымыяхтахскому поздненеолитическому комплексу и попадает под квалификационную таблицу ымыяхтахского каменного инвентаря, разработанную С.А. Федосеевой[92]. Из указанных орудий наибольший интерес представляют топоры. Они изготовлены из метаморфизованного базальта и глинистого алевролита. Базальтовый топор имеет прямоугольную форму, прямоугольное поперечное сечение, клиновидное продольное сечение и прямой обушок, все плоскости его тщательно пришлифованы. Он не имеет аналогий в ымыяхтахском комплексе. Обе поверхности топора из глинистого алевролита трапециевидной формы, с миндалевидным продольным и поперечным сечением, первоначально обрабатывались ретушью, а затем полностью пришлифовывались. Интересно отметить, что не только лезвие, но и обушок и продольные края орудия заполированы. В ымыяхтахской типологической таблице, разработанной С.А. Федосеевой[93], подобные топоры не имеют номера, так как в чистых комплексах не встречались[94].

Как показывают изделия из камня, обитатели стоянки употребляли преимущественно те же типы каменных орудий, что и синхронное им население бассейнов Алдана, средней Лены и Вилюя.

Из 67 многослойных фрагментов керамики на 19 четко просматриваются вафельные отпечатки, а на остальных поверхность либо затёрта, либо разрушена. Найдено 4 венчика, представляющие разные сосуды. Ромбические вафельные отпечатки преобладают над прямоугольными оттисками. Найденная керамика с присущими ей характерными элементами (многослойность, примесь шерсти или волос в тесте, отличительный декор) принадлежит к ымыяхтахской культуре.

В смешанном слое стоянки Буолумуна-Тааса найдены черепки от тулова, представляющие сосуды с квадратными (2 экз.) и ромбическими отпечатками (2 экз.), свидетельствующие о пребывании в этой местности обитателей ымыяхтахской культуры[95].

Многослойная стоянка Бурулгино открыта в 1959 г. С.А. Федосеевой и З.В. Гоголевым. Она находится на левом берегу Индигирки (70°45′ с. ш., 148°06′ в. д.), чуть выше дельты. С 1971 по 1973 г. стоянка обследовалась Приленской археологической экспедицией[96]. В процессе раскопок было выявлено три культурных слоя. Для III культурного слоя по образцу древесины получена радиоуглеродная дата 2950 ± 50 лет (ЛЕ-1002). Кроме того, был собран обильный подъёмный материал на разрушенных участках памятника.

По С.А. Федосеевой (10), в трёх слоях обнаружено 110 каменных орудий, их заготовок и обломков. Наиболее многочисленными из них являются многофасеточные резцы – 24 экз. и топоровидные скребки – 20 экз. Найдены наконечники стрел (7 экз.) и концевые скребки (7 экз.), остальные орудия встречены в обломках и неопределимы. Обработка орудий не отличается тщательностью.

Хорошо представлены предметы из кости. В I слое найдены 2 рубящих орудия из бивня мамонта, клиновидная поделка из бивня и невыразительный обломок костяной заготовки. Костяные изделия II слоя представлены игловидным наконечником стрелы с клиновидным насадом, копьем из бивня мамонта, копьем из рога, костяным крючком, вероятно, для плетения сетей, обломком рукоятки вкладышевого орудия, 4 рубящими орудиями из бивня мамонта, 3 костяными панцирными пластинами, обломком костяной орнаментированной поделки, 2 иглообразными изделиями непонятного назначения, обломком рога северного оленя с насечками, 4 обломками костяных заготовок со следами обработки. В III слое встречены 2 шила, посредник наконечника стрелы, обломок лезвия топора из бивня мамонта, обломок панцирной пластины, обломок поделки с глубокими продольными нарезками, 3 обломка костяных заготовок[97].

С.А. Федосеева отметила, что «все культурные слои стоянки имеют большое сходство в каменном инвентаре». Нам кажется, что основная масса костяных изделий обработана металлическим орудием.

Керамика встречена в малом количестве. Во II слое обнаружено 4 фрагмента тулова одного сосуда. Внешняя поверхность обломков серовато-жёлтая, внутренняя – черная. В изломе цвет черный, толщина фрагментов 6–7 мм. В III слое найдено 12 мелких фрагментов одного сосуда с плохо сохранившейся внешней поверхностью, по которой трудно определить, была ли она орнаментированной или гладкостенной[98].

Судя по описанию керамики, они мало похожи на классические ымыяхтахские сосуды. Среди подъемного материала имеется 30 мелких черепков, один из которых представлен обломком венчика. У фрагментов отсутствует технический орнамент. Венчик сосуда с бортиком в виде острого ребра отогнут наружу и украшен горизонтальным рядом сквозных дырочек[99].

Следует упомянуть, что ымыяхтахцы арктической зоны Якутии не украшали венчик сосуда сквозными дырочками. Зато, они просверливали стенки сосуда для скрепления трещин.

Исходя из вышесказанного следует предположить, что в Бурулгино, наряду с охотниками ымыяхтахской культуры, одновременно существовали обитатели другой культуры, скорее всего, протоэскимосской. Оно подтверждается наличием в слое и в сборах большого количества топоровидных скребков, характерных для эскимосской культуры[100], костяной пластины с циркульным орнаментом[101] (рис. 87, 5, 6) и ложками эскимосского типа (рис. 94, 2–4).

Стоянка Кресты обнаружена автором в 1978 г. на правом берегу р. Индигирки (70°44′ с. ш., 148°45′ в. д.), напротив вышеупомянутой стоянки Бурулгино. Тогда был собран подъемный материал на бечевнике под скальным выступом, на которой стоял навигационный знак. В 1993 г. в 70 м к востоку у геодезического триангуляционного знака, расположенного на 20-метровой террасе, заложен шурф площадью 4×2 м (7). Здесь, находки обнаружены в дерне, толщиной 2–5 см и под ним в темно-коричневом суглинке, мощностью 7–10 см. В дерне встречено 267 халцедоновых отщепов, относящиеся к продуктам первичной и вторичной обработки. Под дерном обнаружено 2408 предметов. Среди них, кроме отщепов (2328 экз.), имеются каменные орудия (23 экз.), представленные топоровидными скребками (4 экз.), концевыми скребками (3 экз.), ножами (1 целый, 5 обломков), заготовкой многофасеточного резца, двусторонне ретушированным вкладышем, комбинированным орудием и изделиями неизвестного назначения. Найдены обломки костей, рогов и осколки бивня мамонта и стружки, снятые из них. Из слоя извлечены 2 фрагмента невыразительной керамики, аналогичные бурулгинским находкам.

Следует сказать, что извлеченный из слоя материал визуально очень похож на бурулгинский. Некоторые осколки бивня мамонта срезаны очень острым, скорее всего, металлическим орудием.

Стоянка Татьянино озеро обнаружена в дельте Индигирки в 1951 г. учителем истории И.Т. Тирских. В 1952 г. под руководством И.С. Гурвич были проведены небольшие раскопки на площади 7,5×1,5 м (с. 123[102]; с. 42–51[103]). Из слоя извлечены многочисленные отщепы, 2 ножевидные пластины, несколько скребков и наконечников стрел из халцедона, а также костяные изделия и кости животных. Найдены черепки глиняного сосуда с ромбическими вафельными отпечатками. Венчик сосуда украшен 6 налепными валиками. Среди костяных находок выделяются «наконечник копья из мамонтовой кости с вставленными вдоль лезвия кремневыми пластинками, наконечник копья из бивня моржа, наконечник стрелы или дротика и кинжал из голенной кости северного оленя»[104].

Для сбора дополнительного археологического материала стоянка вновь посещена автором в 1994 г. Она была расположена на юго-западном берегу озера на доминирующей бугорообразной возвышенности. В результате обследования выяснилось, что стоянка размыта водой. Под возвышенностью на дне озера глубиной 10–30 см и площадью 70×25 м разбросаны раздробленные кости млекопитающих и крупных птиц, а также кости человека, в том числе, черепная коробка, затылочная кость, нижняя челюсть и фрагмент верхней челюсти. Здесь же, наряду с халцедоновыми отщепами, обнаружен обломок сланцевого крупного орудия со следами шлифовки и ретуши. Длина по излому 4,9 см, наибольшая ширина – 1,6 см, толщина – 1,3 см ((табл. 50, 8)[105]. Найден обломок венчиковой части вафельной керамики с квадратными ячейками. Под бортиком сохранились следы 2-х налепных валиков. Цвет черепка в изломе оранжевый, внешней поверхности – оранжевато-бурый. Наибольшая длина – 3,9 см (табл. 50, 9).

Стоянка Уларовская была обнаружена зоотехником Н.И. Волковым в 1950 г. в дельте р. Индигирки, примерно в 25 км от стоянки Татьянино озеро[106]. В осыпи 4-метровой средней поймы Волков собрал кремневые отщепы, черепки глиняного сосуда с ромбическими вафельными отпечатками и двумя налепными валиками под венчиком, тесло из кремня, костяные изделия. Были найдены также раздробленные кости мамонта, медведя, моржа, оленя, рыб и человека.

Что касается датировки двух вышеуказанных стоянок, то А.П. Окладников и И.С. Гурвич считали, что они представляют две последовательно сменившихся этапа культуры. Притом стоянка Уларовская ими датирована собственно неолитическим временем, а Татьянино озеро – рубежом неолита и бронзового века[107].

По С.А. Федосеевой, «все три нижнеиндигирские стоянки (Бурулгино, Татьянино озеро, Уларовская – С.Э.) залегают в сходных стратиграфических условиях. Судя по археологическому материалу, они принадлежали близкородственному населению. Бурулгинские даты свидетельствуют о том, что все рассматриваемые стоянки существовали в конце II или в самом начале I тыс. до н.э.»[108].

Как нам кажется, стоянки Татьянино озеро и Уларовская, расположенные в дельтовой зоне, являются одновременными, об этом говорит обнаруженный археологический материал с их идентичной вафельной керамикой с налепными валиками. Подобной керамики нет и в Бурулгино, и на Крестах, в то же время в двух выше указанных памятниках не были обнаружены многофасеточные резцы в отличие от бурулгинских находок.

Интересно отметить, что костяные изделия, обнаруженные на этих 4-х стоянках, обработаны острым режущим и рубящим орудием, скорее всего, металлическим. Исходя из вышесказанного, следует предположить, что эти памятники существовали в эпоху раннего металла. Однако, в них не были зарегистрированы следы литейного производства, что свидетельствует об использовании готовых металлических орудий, приобретенных в результате обмена.

Стоянка Дениска-Юрюйэтэ открыта автором в 1989 г. во время рекогносцировочных археологических работ в бассейне р. Индигирки. Она находится на правом приустьевом мысу одноименного ручейка, впадающей в р. Индигирку справа на 621 км и расположена на 18–20-метровой цокольной террасе (68°27′ с. ш., 145°59′ в. д.). Общая площадь раскопа 54 кв. м.

Культурные остатки уже были встречены в дерне, мощностью 2–11 см. Они плавно переходили в суглинисто-супесчаный слой с оттенками от коричневого до коричневато-желтого цвета, толщиной 26 см, подстилаемый суглинисто-супесчаным слоем без находок. Следует отметить, что обнаруженные на дневной поверхности артефакты идентичны предметам, извлеченных из дерна и культурного слоя.

В составе каменного орудийного инвентаря выделяются наконечники стрел (97 экз.). Все орудия тщательно обработаны двусторонней ретушью с поперечно и диагонально направленными струйчатыми фасетками. Они подразделяются на треугольные с прямым основанием, треугольные с выемчатым основанием, треугольные со скошенным основанием и вытянутым жальцем, иволистные. Длина их колеблется от 1,8 до 2,9 см, ширина их – от 1,0 до 1,7 см. Много найдено концевых скребков, многофасеточных резцов, ножей, вкладышевых лезвий, проколок, провёрток-свёрл, комбинированных орудий, изделий неизвестного назначения, заготовки, точильные камни из среднезернистого песчаника со следами употребления. Интересными находками являются плоские гальки-диски овальной формы и просверленными отверстиями в средней части или на одном из концов. Отверстие биконическое. Длина дисков варьирует от 2,0 до 3,9 см, толщина – от 0,2 до 0,4 см.

Керамика представлена фрагментами глиняных сосудов с вафельными отпечатками на внешней поверхности и многочисленными обломками льячиков для литья расплавленного металла. Стенки круглодонных сосудов для варки пищи многослойны, в них просматриваются примесь шамота, мелкозернистого песка, мелкораздробленного кварцита и волос или шерсти[109]. Найден обломок глиняного сосудика, отличающийся своей миниатюрностью, толщина которой не превышает 0,2–0,3 см, высота его 1,7 см (рис., фиг. 3). Льячики трещиноваты и изготовлены из беловатого цвета глины. Бортики венчиков округлые или прямосрезанные. Одна часть изделий заглажена рукой, другая – лопаточкой с гладкой поверхностью. Судя по представленным фрагментам, резервуар льячиков имел чашевидную форму. На некоторых экземплярах сохранились натёки и даже застывшие капельки металла. Внутренняя поверхность одного фрагмента замазана красным веществом (охрой?), а на бортике застыл металлический натёк зеленого цвета. Обнаруженные обломки днищ льячиков показывают, что дно их было плоским. В коллекции имеется фрагмент глиняного изделия с ломаной в поперечном сечении плоскостью. Возможно, он представляет обломок литейной формы. Длина его 3,1 см, ширина – 1,7 см.

В слое найдены образцы металла в виде всплеск-слитков. Наряду с ними обнаружены остатки изделий. Интересен кусок плитчатого литого металлического изделия подчетырёхугольной формы толщиной 0,8 см. Одна продольная грань длиной 1,8 см имеет неглубокий желобок на всю длину. Остальные края неровные. Обе плоскости ровные и гладкие. Длина сторон изделия 2,1; 1,7; 2,4 см. Вся поверхность другого экземпляра, имеющего грушевидную форму, сильно запатинизирована. Длина его 0,85 см, наибольшая ширина – 0,5 см[110] (табл. 44, 7).

Находки в культурном слое большого количества обломков льячиков и остатки металла позволяют высказать мнение о том, что здесь существовала бронзолитейная мастерская. Что касается даты существования стоянки, то по образцу дерева, взятого со дна культурного слоя, получена дата 1749 ± 164 (ИМ-1184) лет назад[111].

Однослойная стоянка Сугуннаах открыта автором в 1993 г.[112]. Она находится на приустьевом мысу одноименного ручейка, впадающего в р. Индигирку справа в 622 км от устья (68°26′ с. ш., 145°58′ в. д.) и расположена на 7–9-метровой цокольной террасе. Исследовалась в 1997, 1999, 2001–2003 гг. (Материалы хранятся в Институте гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера Сибирского отделения Республики Саха/Якутия). Терраса занята низкорослым лиственничным лесом, зарослями карликовой березы и тальниковыми растениями. Естественная оттайка земли небольшая, её глубина в августе не превышает 3–16 см, по причине большой затененности площадки.

Вскрыто 264 кв. м. Толщина культурного слоя, насыщенного археологическими остатками, колеблется от 15 до 65 см. Находки зафиксированы не только в слое и в дерне, но и на дневной поверхности. Наряду с каменными артефактами и керамикой, зафиксированы костяные и деревянные остатки, береста, лоскутки кожи, сохранившиеся благодаря вечной мерзлоте. Кроме того, в слое обнаружены обломки медных и бронзовых изделий, а также всплеск-слитки металла. О бронзолитейном занятии сугуннаахцев свидетельствуют многочисленные обломки глиняных льячиков.

Поражает обилие орудий, изготовленных из камня, в основном, из халцедона (95 %). Встречены также изделия, сделанные из кремня (3 %), кремнисто-глинистого сланца, роговика, диабаза и других (2 %). Орудия тщательно обработаны двусторонней плоской или струйчатой ретушью с поперечно- и диагонально направленными фасетками. Среди каменных орудий превалирующее значение имеют наконечники стрел, многофасеточные резцы, скребки, комбинированные орудия, лезвия вкладышевых орудий. Кроме того, были найдены проколки, провёртки-сверла с затупленными рабочими концами, долота, наконечники копий, ножи, обломки шлифованных и ретушированных топоров. Обнаруженные камни-абразивы на обеих плоскостях имеют следы сработанности в виде широких желобков и пологих углублений.

Из каменных поделок наибольший интерес представляют диски, аналогичные находкам из слоя Дениска-Юрюйэтэ и редко встречающиеся в древних памятниках северо-востока Сибири. Они изготовлены на обычных плоских речных гальках или вырезывались из плиток глинистого сланца. Обнаруженные диски имеют овальную, округлую и подпрямоугольную формы. Они снабжены одним биконическим отверстием диаметром 0,15–0,4 см. Последнее расположено в центре[113] (рис. 4, 2–4, 6, 7). Иногда встречаются диски с просверленным отверстием на одном из концов гальки асимметрично-овальной формы (рис. 1, 5). На стенке отверстий сохранились горизонтальные витки, являющиеся следами сверла. Длина дисков колеблется от 2,1 см до 3,3 см, наибольшая ширина – от 1,4 до 3,1 см, что соответствует размерам дисков, найденных из глазковских погребений Прибайкалья[114]. В отличие от нижнеиндигирских, глазковские диски изготавливались из более ценных пород камней – нефрита, кальцита и агальматолита, которые легко поддавались обработке и имели белый цвет.

В раскопе зарегистрированы обломки горного хрусталя, образцы перламутра, охра, завёрнутая в берестяных пакетиках.

Основная масса кости и рога, извлеченная из слоя, имеет неудовлетворительную сохранность. Среди них встречаются не только кухонные остатки, но и обработанные строганием, заглаживанием и шлифовкой изделия в обломках или в целом виде. Большинство из них представлено предметами непонятного назначения. В коллекции выделяются наконечники стрел с клиновидным насадом, роговые посредники с вертикальным пазом на конце для каменного наконечника, шилья, стерженьки с суженной средней частью, обломки изделий с полулунным концом, обоймы для многофасеточных резцов и плоские стерженьки составных рыболовных крючков небольшого размера. Последние обнаружены на севере Якутии впервые и заслуживают описания. Один из них изготовлен из трубчатой кости животного. Оба конца стерженька плавно заужены. Верхний конец имеет поперечно расположенный выступ прямоугольной формы для привязывания шнурка, а нижний – просверленное биконическое отверстие для крепления когтевидного острия-жальца. Длина орудия – 3,7 см, ширина – 0,8 см (рис. 1, 9)[115]. Другой стерженек с полулунным концом для фронтального крепления жальца изготовлен из пластины трубчатой кости животного. Второй конец снабжен отверстием диаметром 0,15 см. Длина – 3,3 см, наибольшая ширина – 0,9 см, толщина – 0,1 см (рис. 2, 3). Часть обломков стерженьков с полулунной головкой, по всей вероятности, относятся к рыболовным крючкам (рис. 2, 1, 4).

В слое встречены разрубленные или поперечно разрезанные куски массивных частей оленьего рога. Из них изготовлялись рукоятки орудий. Один экземпляр сохранился очень хорошо и представляет обойму для каменного орудия. Прямосрезанную венчиковую часть окаймляет валик-ободок. Внешняя поверхность изделия тщательно обработана острым инструментом. Поперечное сечение асимметрично-овальное. Тулово к венчику сужается. Днище его сферическое. Длина – 6,8 см, ширина тулова 3,4–4,3 см, наибольшая ширина валика-ободка – 0,9 см, глубина гнезда для орудия – 2,1 см, наибольшая ширина – 2,7 см.

В коллекции имеется наконечник копья из бивня мамонта. Вся поверхность зашлифована. Поперечное сечение его симметрично-овальное. Одна продольная сторона снабжена пазом со сходящимися на нет концами длиной 17,7 см и глубиной до 0,4 см, куда вставлялись каменные вкладыши. Насад орудия обломан. Длина сохранившейся части 22,6 см, наибольшая ширина – 2,0 см, толщина – 1,2 см (рис. 3, 7).

Особый интерес представляют костяные и роговые пластины с резными граффити на поверхности, свидетельствующие о высоком духовном интересе носителей (с. 40–43. рис. 1–14)[116].

В культурном слое обнаружены десятки образцов всплеск-слитков. Самый крупный из них имеет округлую форму. Одна поверхность плоская, противоположная – выпуклая и неровная, с углублениями. Длина слитка 2,0–2,5 см, наибольшая толщина – 0,9 см (табл. 28, 4)[117]. Изделия обнаружены в целом виде и в обломках. Целые предметы представлены проколкой и пластиной непонятного назначения. Проколка из бронзы имеет 4 грани. Изделие плавно сужается к острию. Длина – 2,4 см, ширина граней – 0,3 см (10, табл. 50, 5). Второе изделие удлиненно-овальной формы представляет тонкую пластину с округленными концами. Длина – 1,9 см, наибольшая ширина – 0,6 см, наибольшая ширина – 0,1 см (табл. 37, 1)[118].

Обнаружено 3 обломка бронзовых изделий. Лезвие первого обломка заточено с двух сторон. Широкие поверхности гладкие. Длина лезвия 2,2 см, наибольшая ширина – 1,3 см, наибольшая толщина – 0,3 см. Второй экземпляр является обломком обоюдоострого пластинчатого орудия. Лезвие заточено с одной стороны. Одна продольная сторона, судя по вогнутости, стачивается. Длина – 1,2 см, ширина – 1,2–1,7 см, толщина – 0,1 см (табл. 50, 1)[119]. Третий обломок подтрапециевидной формы, своим характерным прогибом напоминает венчик глиняного сосуда. Обе широкие поверхности ровные. Одна из поперечных сторон, длиной 1,6 см, прямая, остальные бугорчаты. По всей вероятности, находка является обломком развалившегося по трещинам блюдцеобразного изделия. Длина продольных сторон 1,9 и 2,1 см, нижней – 2,0 см (табл. 37, 2)[120].

В раскопе на разных уровнях обнаружены обломки льячиков или сосудиков для расплавленной руды. Основная масса льячиков изготовлена из глины без примесей. Венчики таких сосудиков бывают чаще всего трещиноваты, иногда оплавлены и ошлакованы. Бортик венчика у сохранившихся обломков в поперечном сечении дугообразно-овальный или уплощенно-овальный, реже прямой. Один из льячиков овальной формы восстановлен способом апплицирования. Поперечное сечение его подпрямоуголььное. На верхней части имеется ложковидный резервуар глубиной 1,2 см. Бортик венчика срезан прямо. На дне ложка сохранился натек плавленой бронзы зеленоватого цвета. Длина льячика 8,7 см, ширина – 6,3 см, высота – 3,8 см (рис. 5, 1)[121]. Также из дерна извлечены обломки льячиков, отличающиеся своей массивностью. Глиняное тесто содержит примесь мелкоизмельченного кварцита и шамота. Судя по представленным обломкам, формовка сосудика производилась послойным наращиванием теста. На месте расслоения четко прослеживаются негативы тончайших волокон растительности или волос. Стенка резервуара крутая, бортик в поперечном сечении дугообразно-выпуклый. Глубина вместилища для плавленой бронзы достигает 2,3 см (рис. 5, 2).

Таким образом, как показали обломки вышеупомянутых льячиков, обнаруженные в дерновой части раскопа, технология изготовления их несколько изменилась, для изготовления литейщики стали применять то же тесто с примесью, из которого формовали обычные тонкостенные сосуды.

В слое встречено большое количество деревянных остатков. Большинство их истлело. На дне культурного пласта зафиксированы остатки хозяйственных построек, в том числе, колышки, вбитые в толщу земли, настилы из плотно пригнанных стволов молодых лиственниц. Северная сторона первого настила, длиной 3,4 м и шириной 0,84 м, превратилась в труху. Самый длинный ствол достигает длину 2,74 м. Диаметр стволов варьирует от 1,2 до 3,7 см. В 4–5 м южнее расположен второй настил размером 1,2×0,8 м. Обрубленные лиственничные стволы, диаметром 2,3×3,9 см и длиной 0,9×1,2 см, плотно пригнаны. В средней части раскопа зарегистрированы истлевшие следы параллельно расположенных полосок коры крупного тополя.

Кроме того, в культуросодержащем пласте на разных уровнях найдены поделки из дерева в обломанном и целом виде, обработанные острым режущим предметом. Среди них выделяются стерженьки с округлым поперечным сечением диаметром 0,4–0,7 см. Видимо, они являются обломками древков наконечников (табл. 17, 4; 11, табл. 36,2, 3, 9)[122]. В мерзлоте сохранились фрагменты деревянных сосудов. 13 обломков принадлежат одному сравнительно большому сосуду в виде широкой чаши или блюда. Судя по двум крупным фрагментам, тулово сосуда было выпуклое. Венчик в поперечном сечении имеет треугольную форму. Под венчиком просверлена дырка диаметром 0,7 см. Длина сохранившейся части сосуда 16,4 см, ширина – 14,5 см, толщина – 0,5–1,0 см (табл. 49)[123].

Следует полагать, что для обработки деревянных и костяных изделий использованы металлические орудия (табл. 47, 5; 11, табл. 31, 7; 32, 8; 33, 1–6, 34, 2, 3; 12, табл. 28, 1). Среди находок имеются предметы, обработанные рубящим орудием. Оба конца некоторых изделий обрублены косыми зарубками в круговом направлении. Негативы зарубок показывают, что орудие оставляло глубокие следы (табл. 39)[124].

Обнаружено большое количество лоскутков вырезанной бересты. Они имеют прямоугольную, треугольную и трапециевидную форму. У одного из них сохранилось графическое изображение, состоящее из зигзага ломаных линий, образующих три основных треугольных острия. Внутри каждого из них вписаны аналогичные острия. Пространство между внешними продольными сторонами треугольных остриев заполнено подобными изображениями концами вниз (табл. 45, 1)[125]. Наряду с обрезками обнаружены свёрнутые в трубку берестяные полотна– рулоны. Интерес представляет рулон, имевший наибольшую сохранность. Внутренняя поверхность покрыта пересекающимися прямыми линиями, полученные способом тиснения. Изображение напоминает сетку с ромбовидными ячейками. Длина полотна в развернутом виде 32,4 см, ширина – 2,8–6,3 см. На одном из обрезков бересты сохранились следы прошивания в виде округлых отверстий диаметром 0,1 см (табл. 45, 2)[126].

В мерзлой земле сохранился лоскуток кожи подпрямоугольной формы. В средней части вдоль продольной оси имеется вырез длиной 2,3 см. На одном конце вырезки вдоль края сохранился ряд сквозных отверстий и остатки витой нитки из сухожилия. По-видимому, данный лоскуток являлся деталью одежды. Длина – 7,4 см, наибольшая ширина – 2,9 см. На дне культурного слоя зафиксирован клочок шкуры животного с вьющейся тонкой шерстью (горного барана?).

В слое обнаружены волосы, лучевая кость и фаланга руки, а также фрагмент ребра человека. Найдены кости домашней собаки (обломки челюсти и клыка) и клыки волка.

Наряду с костями северного оленя, зарегистрированы трубчатые кости и клювы крупных перелетных птиц.

Из слоя извлечено большое количество фрагментов глиняных сосудов с вафельными отпечатками на внешней поверхности. По технико-технологическим характеристикам они ничем не отличаются от сосудов, изготовленных обитателями Дениска-Юрюйэтэ и Белая Гора[127]. В зависимости от силы удара оттиски имеют различную глубину и разную степень четкости. Иногда встречаются обломки сосудов, внешняя поверхность которых покрыта одновременно негативами прямоугольных и ромбических ячеек (рис., фиг. 8). Судя по некоторым обломкам, тулово сосудов частично заглаживалось. Имеются фрагменты с просверленными конусовидными дырочками, указывающие на реставрацию сосудов с трещинами. Сосуды были яйцевидными.

Среди множества черепков фигурирует небольшой обломок тулова сосуда подтрапециевидной формы. Внешняя поверхность покрыта оттисками прямоугольных ячеек. На этой стороне поверх технического декора проведены две пересекающиеся тонкие прямые линии наподобие украшений сосудов населения Приленья. Линии прочерчены явно до обжига сосуда по мягкому тесту (рис., фиг. 7). Это пока единственный экземпляр с линейным орнаментом на Индигирке. На внешней поверхности другого фрагмента сосуда выгравированы кончиком острого орудия прямые тонкие неглубокие линии. Это обломок сравнительно большого обломка сосуда, где была выгравирована целая композиция, состоящая из пересекающихся горизонтальных, вертикальных и косых линий (см.: рис., фиг. 6). Данное изображение напоминает граффити на камнях из сборов со стоянки Раучувагытгын на Западной Чукотке[128].

В коллекциях стоянок Дениска-Юрюйэтэ и Сугуннаах имеются обломки глиняных сосудов, которые использовались в качестве сырья для поделок (рис., фиг. 1, 2, 4, 9–12, 14, 16, 17)[129].

Можно сказать, что утилизация обломков глиняных сосудов – не повсеместное явление, она зафиксирована только на Нижней Индигирке, Что касается их функционального назначения, то пока рано что-либо говорить определенно, за исключением тех поделок, которые заточены клиновидно с двух сторон в виде режущего инструмента, явно для резки материалов из мягкого сырья, например, глиняного теста, меха и т.д.

В 1978 г. в устье р. Сутуруоха, левого притока Индигирки, в 4 км к северо-востоку от поселка Белая Гора автором обнаружены и исследованы наскальные рисунки, выполненные красной охрой (с. 3–8; 23, с. 176–179)[130]. Как выше указано, что в культурном слое Сугуннааха обнаружены берестяные пакетики с остатками охры. Они свидетельствуют о том, что часть изображений принадлежит сугуннаахцам.

Следует констатировать, что на северо-востоке Сибири впервые в едином беспримесном слое, принадлежащем несомненно потомкам ымыяхтахской культуры, обнаружены мастерские литейного производства, притом не в бассейне Лены, а в Заполярье, на Индигирке. Бронзолитейщики Сугуннааха, Дениска-Юрюйэтэ и Белой Горы (жилищный комплекс) были преемниками ымыяхтахцев II тыс. до н.э., но по материальной и духовной культуре намного выше стояли, чем их дальние предки. Самобытность их культуры, обособленность от синхронных им памятников, позволяет считать, что ими представлена особая археологическая культура – сугуннаахская, по названию стоянки, давшей полную картину носителей. Сугуннаахцы внесли ощутимый вклад в циркумполярную цивилизацию северо-востока Сибири. Они здесь появились во II–III веках нашей эры и существовали вплоть до прихода русских землепроходцев в первой половине XVII в.

Как показали археологические материалы Нижней Индигирки. Здесь до сих пор не зарегистрированы следы усть-мильской культуры и раннего железного века. На этом основании мы можем утверждать, что потомки ымыяхтахцев не имели культурных контактов с южными племенами усть-мильцев и племенами раннего железного века, обитавших в Приленье.

Богатая материальная культура, запечатленная в археологических артефактах, показывает высокий уровень производственной и социальной организации людей, проживавших в этом уголке широких просторов Евразии. Дальнейшее изучение и крупномасштабные исследования в северной части Якутии должны принести еще больший материал для широких обобщений и выводов о богатстве духовной жизни предков современных жителей Индигирки.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074