Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

ОБЩЕСТВО. КУЛЬТУРА. ОБРАЗОВАНИЕ.

Старостин В П, Эверстов С И, Васильева Г С,

Часть 5. ЭТНОКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ЭТНОРЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ ЯКУТИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)

Предлагаемый материал представляет собой переработанные фрагменты на основе данных социологического исследования, проведенного учебно-научной лабораторией «Философские основы гражданской культуры» (Северо-Восточный федеральный университет). Участие в исследовании принимали кандидаты философских наук, доценты В.В. Михайлова, П.Н. Жондоров, В.Б. Надькин, Н.С. Павлова, А.Н. Куликова, кандидат социологических наук Ю.И. Жегусов. Исследование проводилось в Якутске (2011–2013), Мирном (2011), Нижнем Бестяхе (2012, 2013), Вилюйске и Кысыл-Сыре (2013), Алдане (2012), Нерюнгри (2012). Перечисленные населенные пункты расположены в центральной, западной и южной частях республики, они различаются по основным характеристикам, по социально-экономическому состоянию. Так, Нерюнгри, Мирный, Алдан представляют промышленно развитые (преимущественно горнодобывающие) районы, где преобладает русскоязычное население. В Вилюйском районе (улусе) сейчас преобладает коренное (якутское) население, только поселок газовиков Кысыл-Сыр, с резко сократившимся населением, является исключением (там проживает около 3500 русскоязычных). Якутск и Нижний Бестях расположены напротив друг друга по обоим берегам Лены, сейчас они заселены представителями различных национальностей. При этом можно отметить, что русскоязычное население существенно уменьшилось, увеличилась доля якутского населения, и в несколько раз стало больше среднеазиатского и кавказского населения. В результате, возросла актуальность изучения отношений, складывающихся между представителями различных конфессий и этносов, и вообще уровня религиозности сознания.

Исследование проводилось в рамках выполнения республиканского гранта по заказу Государственного комитета РС (Я) по науке для Департамента по делам народов. Социологические опросы проводили и составляли отчеты преподаватели СВФУ и ЯГСХА, сотрудник Института гуманитарных исследований. Хотелось бы представить некоторые фрагменты из отчетов, дающие представление о состоянии межрелигиозных и межнациональных отношений в республике. Конечно, приводимые данные отражают лишь общественное мнение, их нельзя считать неоспоримыми, но они не беспочвенны, и заставляют задуматься, кое в чем настораживают. Несомненно, исследования такого рода следует проводить как можно чаще (идея постоянного мониторинга), используя различные методы, меняя места или точки опроса.

Мною были рассмотрены и проанализированы вопросы 3, 4, 15, 16, 17, 21 анкеты по социологическому исследованию «Этноконфессиональные отношения в Республике Саха (Якутия)». Данные социологического опроса были обработаны кандидатом социологических наук, научным сотрудником ИГИ РС (Я) Ю.И. Жегусовым, на основе чего был сделан анализ.

Анализ вопроса № 3. Как Вы оцениваете современную ситуацию в межэтнических/межнациональных отношениях?

Всего на этот вопрос ответили 1467 респондентов по 7 точкам опроса. Вопрос был разбит на варианты: по своему населенному пункту, по республике, по Российской Федерации.

3.1. Как Вы оцениваете современную ситуацию в межэтнических/межнациональных отношениях в населенном пункте, где проживаете?

Большинство респондентов оценивают ситуацию в своих населенных пунктах как нормальную, благоприятную – 73,2 % в целом. Особенно высок показатель в Вилюйске (87,2 %) и Нерюнгри (81,9 %), относительно невысок в Якутске (69,4 %) и Нижнем Бестяхе (66,8 %). В Мирном и Алдане показатель близок к среднему: 74,6 и 79,1 % соответственно. Особо следует отметить, что в поселке Кысыл-Сыр наиболее невысокий процент (60,7 %) респондентов, полагающих, что у них с межнациональными/межэтническими отношениями все обстоит благополучно. Если сравнить с Вилюйском, находящимся в часе езды, получается разница в 26,5 %. В этом случае можно высказать два замечания:

1) ответы респондентов зависят от преимущественно мононационального, либо многонационального состава населения их мест проживания;

2) ответы зависят от общей социально-экономической ситуации в сочетании с конкретными обстоятельствами и фактами.

Так, именно в относительно мононациональных городах Вилюйске, Нерюнгри, Алдане, Мирном показатель наиболее высок. Причем надо заметить, что в преимущественно сахаязычном Вилюйске уровень жизни и доходы заметно ниже, чем в остальных городах – среднемесячная заработная плата на одного работника составляет 24808,6 рублей. В соседнем поселке газовиков Кысыл-Сыре, преимущественно русскоязычном, среднемесячная заработная плата на одного работника составляет 39062,1 рублей на одного работника – на 14253,5 рублей больше, чем в Вилюйске. Нетрудно сделать вывод, что в Вилюйске респонденты довольны преимущественно мононациональной средой, в которой живут, несмотря на то, что их среднемесячная зарплата более чем в полтора раза меньше, чем в Кысыл-Сыре, где ответы респондентов во многом обусловлены ухудшением социально-экономической ситуации и переходом руководства в газовой компании к выходцам из Кавказа – дагестанцам. Парадокс в том, что Кысыл-Сыр, несмотря на продолжающуюся несколько последних лет деградацию, все равно превосходит по уровню среднемесячной зарплаты жителей Вилюйска – маленького города с привычной стабильностью в сочетании с некоторым ростом и оживлением. Если бы жителям Кысыл-Сыра гарантировали стабильность и неплохие в материальном плане перспективы, то их ответы вряд ли отличались бы от Алдана, Нерюнгри или Мирного, где также преобладает русскоязычное население. Поэтому ответы респондентов из газодобывающего поселка во многом объясняются тяжелой ситуацией и неблагоприятной конъюнктурой, что же касается непосредственно межнациональных/межэтнических отношений, то обострение здесь маловероятно. Что либо экстраординарное может произойти в том случае, если социально-экономические условия и дальше будут ухудшаться, и найдутся некоторые силы, способные этим воспользоваться, организовав протест с национальной окраской.

Интересно, что в газодобывающем поселке Кысыл-Сыр оценка межэтнических отношений связана с недовольством сменившимся руководством – теперь там руководство и контроль в руках кавказцев. Можно с уверенностью предположить, что раньше досаду вызывали якуты, представленные районным/улусным руководством, – следы этого заметны и сейчас. Так, в ходе собеседований с респондентами, выяснилось, что многие из них разочарованы равнодушием со стороны администрации, считают себя брошенными, чуть ли не преданными. Из этого видно, что здесь задействована локальная, поселковая идентичность, почти совпадающая с этнической, так как газодобычей занимались и занимаются преимущественно русскоязычные работники. При этом обнаруживается, что их идентичность проявляется в активном противопоставлении себя местному якутскому населению и новому кавказскому руководству, персоналу. Например, постоянно проживая в национальной республике, районе, практически в окружении якутских поселений, большинство жителей Кысыл-Сыра не владеют якутским языком. Респонденты шутили, что их дети почему-то получают хорошие оценки по якутскому языку, владея при этом минимальным набором слов.

3.2. Как Вы оцениваете современную ситуацию в межэтнических/межнациональных отношениях в Республике Саха (Якутия)?

На этот вопрос ответили 1460 респондентов.

Почти половина (46,7 %) находят ситуацию нормальной, благоприятной, но немало и тех, кто находит ее напряженной, проблемной – 36,8 % в целом. Совсем мало тех, кто считает ее критической, взрывоопасной – 4,1 % от общего количества. Незнакомых с ситуацией по республике 12,3 %; их больше всего в Кысыл-Сыре – 19,9 % и Мирном – 15,5 %. Наиболее уверены в своем знании ситуации по республике респонденты из Якутска и Вилюйска – 7,4 % и 8,5 % соответственно. Представляется, что они могут экстраполировать ситуацию в своих населенных пунктах на республику в целом. Следует остановиться на ответах, где утверждается, что в межнациональных отношениях в республике сложилась напряженная, проблемная ситуация – почти каждый третий респондент, причем во всех 7 точках опроса, так считает. Представляется, что в области отношений между этносами, этническими группами вообще не может быть беспроблемной ситуации. Якутия как давно уже многонациональная территория накопила как положительный, так и отрицательный опыт межэтнического взаимодействия, и этот опыт продолжает расширяться. К исторически сложившемуся (традиционному) опыту русско-якутского взаимодействия в последние два десятилетия добавляется во многом еще неполный опыт взаимодействия с кавказскими, среднеазиатскими группами и диаспорами из дальнего зарубежья (например, с китайцами).

Из ответов респондентов можно заключить, что любые этнические группы считают Якутию в плане межнациональных отношений в целом спокойной территорией, хотя при этом совсем не идеализируют ситуацию. Представляется, что их оценки близки к реальности – республика никак не является кризисным регионом, зоной межэтнических конфликтов, но при этом в сфере межнациональных отношений накопилось немало проблем. Исторически так сложилось, что группы обычно не враждуют активно и открыто друг с другом; скорее наблюдаются взаимная отчужденность, малая интенсивность контактов. Отрадно, что основные группы населения – якуты (саха) и русскоязычные – не противопоставляют региональную, республиканскую и собственную этническую идентичность. В случае с якутами понятно, что они и не могут быть отчужденными от своей республики, так как ни с какой другой территорией они не могут себя прочно и легитимно идентифицировать. Что касается русских, то и они воспринимают республику как составную часть России, свое пребывание находят вполне естественным. К тому же Якутия состоит из районов с преобладанием, либо коренного, либо русскоязычного населения – соответственно, и те, и другие группы могут отождествлять себя со своими территориями компактного проживания, а тем самым и с республикой в целом.

3.3. Как Вы оцениваете современную ситуацию в межэтнических/межнациональных отношениях в Российской Федерации в целом?

На этот вопрос ответили 1450 респондентов.

Тут видно, что многие склонны находить ситуацию напряженной, проблемной – 637 респондентов (43,9 %), что на 7,1 % выше показателя по Якутии, и на 23,4 % выше показателя по пункту проживания. Наверное, играет свою роль и сложившиеся у немалой части населения представления о России как опасной территории, изобилующей межнациональными конфликтами. Лишь 20 % находят ситуацию нормальной, благоприятной, что на 26,7 % ниже показателя по республике в целом. Лишь процент не знающих ситуации по стране довольно велик – 19,4 %. В целом выстраивается довольно логическая цепь: люди уверены в знакомстве с проблемой у себя дома, по отношению к республике уверенность падает почти вдвое, чтобы достичь самой низкой отметки по отношению к стране. Все-таки в Нерюнгри оптимизм по отношению к ситуации в России выше, чем в остальных точках опроса – 25,9 % выбрали вариант «нормально, благополучно», незнакомых только 15,2 %. Это показывает, что нерюнгринцы чаще других имеют возможность бывать за пределами республики – так, они обнаруживают себя более информированными, чем жители Мирного. Также можно думать, что Нерюнгри является во всех отношениях намного более открытым городом, в сравнении с Мирным – оазисом относительного материального благополучия, особо курируемым местом.

Ответы на этот вопрос весьма показательны, так как видна следующая тенденция: локальная, например поселковая идентичность позитивнее региональной, республиканской, которая в свою очередь позитивнее общефедеральной, общенациональной. И все это сопрягается с этнической, в основном стабильной идентичностью. Так, русскоязычные респонденты все же позитивнее оценивают ситуацию в межнациональных отношениях в Российской Федерации, чем якутские респонденты. Во-первых, они чаще бывают за пределами республики и относительно знакомы ситуацией, во-вторых, проявляется фактор воображаемого сообщества – многие считают, что в стране в целом ситуация благополучная, и не может быть иной. Любопытно, что оценки состояния межнациональных отношений по республике и по стране в целом несколько различны у якутских и русскоязычных респондентов – можно сказать, что обнаруживается некий водораздел. Республиканская идентичность для якутов (саха) позитивнее, чем для русскоязычных, в свою очередь и общероссийская идентичность позитивнее для русскоязычных, чем для якутов.

Анализ вопроса № 4. Приходилось ли Вам сталкиваться с недоброжелательным отношением к Вам из-за Вашей национальности?

Всего на этот вопрос ответили 1564 респондента по 7 точкам опроса.

В целом 40,2 % респондентов не сталкивались с подобным отношением. Ответы сильно варьируются в зависимости от точки опроса, начиная с Алдана (54,2 %) и кончая Кысыл-Сыром (32,7 %), Якутском (32,6 %) и Нижним Бестяхом (25,8 %). И по противоположному ответу (часто приходилось сталкиваться с недоброжелательным отношением к себе из-за национальности) выделяются Нижний Бестях (15,3 %) и Кысыл-Сыр (15 %). Объяснение этому следует искать в следующем:

1) резкое изменение этнического состава населения, увеличение доли инонационального (и вообще нового) населения;

2) ухудшение социально-экономической и, соответственно, социально-психологической ситуации;

3) быстро происходящие большие перемены, экономическое развитие, рост.

Так, наиболее близки ответы респондентов из Нижнего Бестяха и Кысыл-Сыра – двух небольших поселков, где в последние годы произошли большие перемены. В одном случае наблюдаются бурное экономическое развитие и рост, превращение русскоязычного населения (когда-то доминировавшего) в одну из групп, наряду с якутами/саха и выходцами из Средней Азии. В другом случае имеет место многолетняя деградация, сопровождающаяся массовым выездом русскоязычного населения – некогда многолюдный поселок газовиков Кысыл-Сыр сейчас имеет около 3500 жителей. Любопытно, что только 6 % респондентов из Вилюйска считают, что к ним плохо относятся из-за их национальности – в 2,5 раза меньше, чем респонденты из Кысыл-Сыра. Следовательно, ответ на этот вопрос показывает, скорее, не фактическую картину (ее не может быть из-за самой расплывчатой формулировки вопроса), а является достаточно четким индикатором социального самочувствия. Так, жители Алдана наиболее уверены в себе, так как 54,2 % респондентов не терпели неудобств из-за национальности, а сталкивались с недоброжелательством только 4,1 %, в то время как в целом – 9,3 %. В этом плане их ответы наиболее “благополучны”, оптимистичны – Алдан «опережает» Мирный и Нерюнгри, где, казалось бы, социальное самочувствие должно быть не хуже. Но, судя по ответам, прочная средняя стабильность – особого роста, либо резкого падения нет, этнический состав населения существенно не изменился – вообще способствует уверенности в себе, отсутствию фрустрации. В известной мере ответы алданских респондентов сопоставимы с данными по Вилюйску, где тоже нет особых перемен, хотя там процент тех, кто не сталкивался с недоброжелательством из-за своей национальности на 12,2 % ниже и составляет 42 %. Пострадавших из-за национальности среди вилюйских респондентов 6 %, что на 1,9 % выше, чем в Алдане, но на 3,3 % ниже, чем в целом – 9,3 %. Вероятно, из этого можно сделать вывод, что до сих пор якутское население сохраняет большую тревожность, чем русскоязычное население.

Представляется странным, что только 35 респондентов (2,2 %) из общего массива затруднились ответить на этот деликатный и непростой вопрос, для остальных ответ представляется очевидным. Это свидетельствует о том, что большинство респондентов действительно сталкивались с этнически обусловленным отношением к себе, либо допускают, что оно вполне может быть. Действительно, население Якутии исторически разделено по национальному признаку, часто совпадающему с расовым признаком – двумя полюсами являются якуты/саха и примыкающие к ним, русскоязычные. Своего рода «конкуренция» между ними за лидерство в республике, либо в отдельных ее районах, городах и поселках определяет фон межэтнических отношений.

Анализ вопроса № 15. Там, где Вы живете, случались или не случались конфликты между людьми разных национальностей?

Всего на этот вопрос ответили 1535 респондентов по 7 точкам опроса.

В ответах заметен большой разброс: считают, что межнациональных конфликтов не было 58 % респондентов из Вилюйска и только 15,5 % из Кысыл-Сыра, что такие конфликты были, утверждают 60 % респондентов из Нижнего Бестяха и 24 % из Вилюйска. Опасно, что в Якутске тех, кто считает, что конфликты были, больше, чем тех, кто их отрицает – 47,4 % против 33,9 %. Удивительно, что в благополучном во всех отношениях, по сравнению с другими, Мирном, 54,7 % респондентов полагают, что конфликты имели место (это близко к показателю Нижнего Бестяха, даже на 2,7 % превышает показатель Кысыл-Сыра). В целом можно сказать, что ответы на этот вопрос являются, скорее, индикатором социального самочувствия, так как не ясно, что респонденты подразумевают под межнациональным конфликтом, на каком основании они утверждают, что таковые конфликты были у них. Видно, что в относительно крупных городах выше готовность допустить возможность конфликтов на национальной почве, хотя в Южной Якутии (Алдан и Нерюнгри) тревожность ниже, чем в Мирном, Нижнем Бестяхе, Кысыл-Сыре. Вероятно, не следует исключать потенциальную возможность русско-якутских конфликтов, так как за постоянным шумом о возмутительном поведении кавказцев (особенно) и выходцев из Средней Азии, забывается, что и отношения между двумя наиболее крупными этническими группами в республике далеки от идиллии.

Анализ вопроса № 16. По Вашему мнению, следует или не следует ограничить въезд представителей некоторых национальностей в нашу республику?

Всего на этот вопрос ответили 1537 респондентов.

Настораживает, что практически около половины респондентов (от 47,2 % в Нерюнгри до 68,7 % в Кысыл-Сыре) полагают, что следует вводить ограничения для въезда в республику для ряда национальностей. Только меньшинство – от 15,6 % в Кысыл-Сыре до 30,2 % в Нерюнгри – считают, что никаких ограничений по национальному признаку для въезда не может быть. Колеблющихся тоже достаточно – от 12,5 % в Вилюйске до 24,2 % в Якутске. Ясно, что в своих ответах на этот вопрос респонденты руководствовались своими фобиями, вроде страха потерять работу, либо оказаться в чуждом окружении, а также обнаружили имеющиеся у них ксенофобские установки. Выявляются такие приблизительные группы: Алдан, Нерюнгри и Вилюйск (относительно спокойные), Якутск, Нижний Бестях и Мирный (неспокойные), Кысыл-Сыр (тревожность). Интересно, что в Якутске сторонников запретов больше, чем в Нерюнгри на 10,9 %, что показывает и веру в действенность административных ресурсов, и недовольство приездом из Кавказа и Средней Азии. Что касается Нерюнгри, то, несмотря на наличие значительных национально обусловленных фобий (что видно из ответов на другие вопросы), респонденты вполне осознают, что многие из них сами приезжие, могут уехать, и, вероятно, готовы были бы к приезду русскоязычного населения. Ответы респондентов из Мирного объясняются тем, что его жители не желали бы поступиться своим материальным благополучием в пользу приезжих. Причем известно, что немалые опасения у мирнинцев именно в отношении якутов, особенно из близлежащих вилюйских улусов. Ответы из Кысыл-Сыра отражают тревогу русскоязычных жителей этого газодобывающего поселка, находящегося одновременно в состояниях глубокой и затяжной депрессии, и неминуемого коренного изменения этно-демографической ситуации в будущем.

Анализ вопроса № 17. Если Вы считаете, что следует ограничивать въезд представителей некоторых национальностей в нашу республику, то каких национальностей?

Ответы на этот открытый вопрос исключительно трудно анализировать, так как в них наблюдается своего рода хаос – фобий обнаруживается множество, есть немало бестолковых и издевательских, несерьезных ответов. Впрочем, выясняется, что наиболее нежелательны выходцы из Средней Азии и Кавказа, китайцы и цыгане. Есть высказывания и против евреев, корейцев и других. Складывается мнение, что русскоязычные и якуты/саха почти в унисон протестуют в основном против въезда азиатов – как из национальных республик Российской Федерации, так и ближнего (СНГ) и дальнего зарубежья. По отношению к не азиатам, имеются высказывания против украинцев, в отношении остальных есть единичные ответы. Эти ответы любопытны не только тем, что вполне соотносятся с предыдущими вопросами и ответами, но и обнаруживают общее неприятие коренным и старожильческим населением республики новоприбывшего населения. При этом рушатся все стереотипы и ожидания, вроде взаимных симпатий тюркских и вообще азиатских народов, чего вообще не видно. Ни языковое родство, ни расовая близость якутов/саха и части новоприбывшего населения не способствуют пока взаимопониманию, тем более к симпатии по отношению друг к другу. Скорее всего, три мощных фактора – ислам, общинные, клановые интересы, конкуренция на рынке труда и в сфере бизнеса – препятствуют сближению новоприбывшего и коренного, старожильческого населения. Кроме того, играют роль и значительные культурные и психологические различия – многим известны, и многих раздражают некоторые стереотипы поведения кавказцев и выходцев из Средней Азии (нарочитая мужественность, бравость, двуличие, неприятное сочетание грубости и вежливости, раболепия и высокомерия и другое). Также следует учесть разницу в быту: непривычная кухня, свой семейный уклад, своя система воспитания, иные гигиенические привычки (особенно у мусульман) и так далее.

Анализ вопроса № 21. Какие принципы межнационального взаимодействия из перечисленного больше подходят для России?

На этот вопрос ответили 1461 респондент, при этом явно доминирует такой принцип как дружба народов – выбор 847 респондентов (58 % из общего количества). Толерантность и мирное сосуществование идут во вторую и третью очередь – 13,6 и 17,1 % соответственно. Остальные принципы явно в положении аутсайдеров: например, «Россия для русских» выбрали только 4 % (59 человек) респондентов. Лишь в Нерюнгри этот показатель равен 10,4 % (17 респондентов). Это значит, что почти каждый третий респондент, выбравший этот явно националистический лозунг, из Нерюнгри, а доля респондентов из этого города в общем массиве: 163 из 1461 (каждый девятый – около 11 %). Любопытно, что в Нерюнгри выбравших принцип «дружба народов» на 19,9 % ниже, чем в Алдане – тоже русскоязычном промышленном городе, лежащем на полпути между Якутском и Нерюнгри. Для сравнения: 233 алданских респондента из общего массива в 357 человек, считают, что межнациональные отношения в России должны строиться на дружественной основе, а в Нерюнгри так считает 74 респондента из 163 опрошенных в целом. Поэтому можно заключить, что немало нерюнгринцев предпочли бы политику, строящуюся на выделении русских, на предпочтении их интересов: 19,6 % респондентов выбрали такие варианты, как «Россия для русских», «все народы России должны быть в первую очередь русскими», «народы России должны отказаться от своей веры и объединиться вокруг православия». Несколько близки к показателям Нерюнгри ответы из поселка Кысыл-Сыр: 14,4 % респондентов выбрали три указанных принципа, что все-таки на 5,2 % ниже. При этом в Кысыл-Сыре наиболее высок процент выбравших нейтральный принцип «Народы России должны сосуществовать мирно, не вступая в близкие отношения» – 22 %, как и в Нижнем Бестяхе – 23,3 %. Но в Нижнем Бестяхе 14 % респондентов выбрали принцип «Местные жители должны терпимо относиться к приезжим, даже если они доставляют неудобства», а в Кысыл-Сыре такой вариант выбрали только 6,8 %. Интересно, что в Вилюйске такой «толерантный» принцип выбрали 17,8 % респондентов (выше на 4,2 %, чем в среднем).

Анализ ответов на этот вопрос показывает, что, несмотря на наличие ксенофобии и националистических предрассудков, убеждений, население Якутии в целом не рассматривает новоприбывшее население как смертельных врагов, радикально националистических установок по отношению к ним нет у большинства местного населения. Ответы по точкам опроса очень разнятся между собой, отражают мнение и выявляют стереотипы, характерные для жителей. По ним можно сделать выводы касательно фобий, уверенности или неуверенности, надежд на будущее. Видно, что многие жители русскоязычных городов и поселка Кысыл-Сыр желают сохранения в целом сложившегося этнического состава, уклада жизни, стабильности, что вполне ожидаемо и объяснимо. Во многом близки позиции Якутска, Алдана и Мирного: именно респонденты из этих городов настроены наиболее спокойно, и выбирают наиболее позитивные варианты ответов. При этом этнический состав в них совершенно несхожий, облики городов и образы жизни, прошлое и перспективы скорее различны. Наибольшая тревожность характерна для респондентов из Кысыл-Сыра, в какой-то степени из Нижнего Бестяха и Нерюнгри. При этом названные населенные пункты скорее непохожи, сходного в них мало. Стоит отметить страхи и тревоги русскоязычного населения – видимо, на фоне общего сокращения численности и динамичных изменений (кроме Нерюнгри, где больших изменений нет).

Можно сделать вывод, что в нашей республике у основного коренного народа преобладает позитивная идентичность, что отмечали другие исследователи (например, У.А. Винокурова). Уровень религиозности невелик у якутов, несмотря на декларируемую приверженность православию (фактор воображаемого сообщества). У русскоязычных респондентов тоже позитивная идентичность, хотя проявляются тревоги, фобии обусловленные пребыванием в национальной республике, ухудшением социально-экономических условий.

Примечания:

Участники (эксперты) Делфи-опроса, проведенного 8–9 августа 2013 г. в поселке Нижний Бестях Мегино-Кангаласского района (улуса):

1. Афанасьева Тамара Романовна – директор МБУ СКИЦ МО п. Нижний Бестях; 89142610832; Эл. адрес: 47232s@mail.ru. Заслуженный работник культуры РС(Я), саха, возраст – более 60 лет, живет в с. Майя (там же и родилась).

2. Бор Георгий Михайлович – глава МО Поселок Нижний Бестях; 89146647660 (или 89146697660). Украинец, родом из Сумской области, из возрастной категории 50–59 лет.

3. Варламова Надежда Михайловна – ГБУ РС(Я) Транспортный техникум, зав. заочным отделением; 89142258281; ttnb2011@yandex.ru. Отличник образования РС(Я), саха, живет в с. Майя (там же и родилась).

4. Данильченко Татьяна Ивановна – Гос. учреждение МК РС(Я), педагог-психолог; 89246610291. Родом из Казахстана, русская, из возрастной категории 50–59 лет.

5. Колесова Виктория Иннокентьевна – учитель и социальный педагог Вечерней школы п. Нижний Бестях; 89248611373. Родилась в с. Бютейдях Мегино-Кангаласского района Якутской АССР, якутка.

6. Лебедев Николай Егорович – подполковник полиции, начальник отделения (МВД РФ по Мегино-Кангаласскому району); 47555 (служебный телефон). Родился в п. Батагай Верхоянского района, из возрастной категории 40–49 лет, якут.

7. Титов Феликс Спартакович – председатель административной комиссии Администрации Мегино-Кангаласского района/улуса; (41143) 47546; felixt@mail.ru. Родился в Мегюренском наслеге Мегино-Кангаласского района/улуса, живет в с. Майя, по национальности – саха. В прошлом Ф.С. Титов (историк по образованию) работал преподавателем культурологии в Якутском государственном университете.

Опрос проводился среди различных фокус-групп населения поселка Нижний Бестях сотрудниками межфакультетской учебно-научной лаборатории СВФУ «Философские основы гражданской культуры» В.В. Михайловой, П.Н. Жондоровым, Н.С. Павловой по теме межэтнических и межконфессиональных отношений.

Примерный сценарий опроса

1. Знакомство с аудиторией и объявление темы разговора: значение/актуальность вопросов, связанных с религией и национальностью, краткое ознакомление тем, что уже проведено в Мирном, Алдане, Нерюнгри, Якутске, Вилюйске и Кысыл-Сыре. Время – 3–4 минуты. Предупредить о регламенте и попросить говорить только по существу вопросов.

2. Пустить лист присутствия: ФИО, род занятий, возраст.

3. Скажите, пожалуйста, кем Вы себя ощущаете, осознаете в первую очередь? Какова Ваша идентификация? Все говорят по очереди – не более 6–7 минут.

4. Какое место занимает в Вашей жизни религия, вера? Считаете ли Вы себя верующим, маловерующим, либо неверующим человеком? Во что Вы верите? Время – от 5 до 8 минут.

5. Какое значение имеет для Вас Ваша национальная/этническая принадлежность? Что роднит Вас с Вашим народом? Время: 5–6 минут.

6. Приходилось ли Вам сталкиваться с недоброжелательным отношением из-за национальной/этнической принадлежности? Время: 3–4 минуты.

7. Можно ли считать Республику Саха (Якутия) территорией мира и согласия? Доводы за и против. А поселок Нижний Бестях каков в этом отношении? Время: от 4 до 8 минут.

8. Должны ли религии, конфессии (вероисповедания) оказывать влияние на принятие государственных решений? Доводы за и против. Время: от 4 до 8 минут.

9. Какие из внутренних проблем Республики Саха (Якутия) беспокоят Вас прежде всего? В отношении Вашего поселка какие самые острые проблемы можно отметить? Время: от 5 до 10 минут.

10. Религию, веру можно считать разъединяющим или объединяющим фактором? Доводы за и против. Время: от 4 до 7 минут.

11. Какие религии и национальности Вам близки, дружественны, и какие религии, национальности не близки, не симпатичны Вам? Это можно ответить на листке бумаги – заранее дать респондентам.

12. Представителей каких религий, национальностей Вы бы хотели видеть главами муниципальных образований, депутатами, чиновниками, сотрудниками силовых ведомств? Это можно ответить на листке бумаги – заранее дать респондентам.

13. Существуют ли, по Вашему мнению, экстремистские, националистические организации в Республике Саха (Якутия), либо в Вашем поселке? Время: 3–4 минуты.

14. Каковы Ваши пожелания, предложения в области этноконфессиональных отношений? Время: 5–8 минут.

15. Завершение опроса по фокус – группе.

Продолжительность опроса респондентов по фокус – группе: от 50 минут до 1 часа 15 минут. Реальное время может быть около 1–1,5 часов.

Наиболее интересные фрагменты из опросов:

1. Замечание сотрудника администрации: мечеть в Нижнем Бестяхе больше, чем мечеть. Это центр межэтнического взаимодействия, консолидации.

2. Замечание имама (узбека): в христианстве слишком много реальности, что отталкивает.

3. Узбекская семья: дочь в возрасте 21 года отправляют обратно в Ошскую область Кыргызстана, чтобы выдать там замуж. У ней 8 классов образования, работала в магазине (сидела на кассе).

4. Немало приезжих из Средней Азии знают по-якутски, по крайней мере, многие понимают, что выгодно отличает их от многих русскоязычных старожилов.

5. Русская с Нефтебазы: ощущаем себя букашками, бесправными и бессильными.

6. Хороший магазин (торговый центр) – «Бону» принадлежит узбекам.

7. Строится небольшая православная церковь – говорят, на собственные средства.

8. Быстро построен Дом олонхо (красивое и достаточно просторное здание).

9. Замечание в полиции: наркомания есть везде, в Нижнем Бестяхе издавна употребляли наркотики.

10. В мечети в пятницу много людей, активность верующих высока. Употребляются русский и узбекский языки, молитвы читаются по-арабски.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074