Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Лекция 6. СЕМАНТИЧЕСКАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРОТОТИПА БИБЛЕЙСКИХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА КАК ПРИЗНАК СИСТЕМНОСТИ

Большой интерес с точки зрения онтологии фразеологического состава английского языка представляет выявление объективных закономерностей образования и развития, а также структурно-семантических особенностей фразеологизмов, для которых Библия является «родительским дискурсом» [Каплуненко 1992: 252].

Семантико-этимологический подход к анализу соотношения библейских ФЕ и их прототипов предполагает:

а) установление объективных закономерностей образования и развития библейских ФЕ на базе их прототипов, или исследование процесса их фразеологизации;

б) рассмотрение особенностей библейских ФЕ по сравнению с их прототипами в современном английском языке и анализ характера отношений между ними.

Мы придерживаемся следующего определения фразеологизации, предложенного А.В. Куниным: «Фразеологизация – это образование ФЕ и устойчивых сочетаний нефразеологического характера в результате постепенного процесса приобретения теми или иными сочетаниями слов всех элементов фразеологической устойчивости» [Кунин 1979: 146].

Возникает вопрос: каковы же причины фразеологизации? Ряд ученых считают, что появление фразеологических сцеплений вызывается следующими причинами:

1) необходимостью обозначить новое понятие;

2) стремлением к более яркому выражению понятий, уже нашедших обозначение в языке.

Очевидно, что фразеологизация определяется лингвистическими или экстралингвистическими факторами.

Подчеркнем, что основными лингвистическими факторами считаются: принцип экономии языковых усилий, закон аналогии и языковые противоречия. К экстралингвистическим факторам относят изменения в реальной действительности, то есть изменения предметов и явлений, для обозначения которых служат языковые единицы разных типов, ведь фразеология отражает многие стороны окружающего нас мира, тесно связана с культурой, историей, религией народа – носителя языка, то есть является неотъемлемой частью языковой картины мира. Картина мира служит универсальным ориентиром человеческой деятельности, определяющим общее течение всех процессов в обществе, всю его социокультурную жизнь.

В каждой самостоятельной сфере общественного сознания существуют свои «призмы», через которые человек видит мир. Картина мира, так же как и язык, изменчива. Фразеология «отражает по преимуществу обиходно эмпирический, исторический и культурный опыт языкового коллектива, связанный с его культурными традициями» [Телия 1993: 32]. Отражение этого опыта осуществляется через образные представления, лежащие в основе внутренней формы фразеологизмов.

Считаем, что наиболее распространенной формой семантического преобразования, определяющей пути и способы появления ФЕ библейского происхождения, является образование библейских ФЕ путем полного или частичного переосмысления переменных сочетаний слов и предложений. В основе этого способа фразеологической номинации лежит понятие «перенос значения», то есть значение единицы переносится с одних предметов или ситуаций на другие.

Образование фразеологических единиц – это длительный, неравномерно протекающий процесс. А.В. Кунин установил, что первичная фразеологизация имеет трехступенчатый характер [Кунин 1979: 146-149]:

1) переменное словосочетание (или предложение), образованное по порождающей структурно-семантической модели;

2) потенциальный фразеологизм (оборот переосмыслен);

3) фразеологическая единица.

Как правило, переосмысление возникает как окказиональное семантическое преобразование прототипа будущего фразеологизма, так как он находится еще в своей потенциальной стадии и не является единицей языка. Когда потенциальный фразеологизм, приобретая не хватающие ему элементы устойчивости, становится виртуальной единицей, то есть единицей языка, семантическое преобразование теряет свой окказиональный характер и переходит в узуальное явление. Практически невозможно найти тот речевой отрезок, в котором исходное словосочетание или предложение приобретает основные признаки фразеологической устойчивости, переходит в новое, фразеологическое качество, и мы имеем дело с языковым знаком, а не с потенциальным выражением, которое хотя и воспроизводится, но только в строго определенном контексте.

Вслед за А.В. Куниным, под фразеологическим переосмыслением понимаем полное или частичное образное преобразование значения прототипа фразеологизма, или фразеосемантического варианта, основанное на семантическом сдвиге [Кунин 1996: 156], когда его компоненты претерпевают модификацию, в результате чего происходит актуализация потенциальных сем и погашение основной семы.

Семантический анализ обширного языкового материала показывает, что большинство библейских ФЕ современного английского языка образовано от своих прототипов в результате метафорического переноса [Malmkjaer 2004: 350], причем его характер зависит от того, в каких именно параметрах совпадает БФЕ со своим прототипом, то есть какие именно аспекты реальной действительности отражены в переносном значении.

Как правило, перенос названия является абстракцией [Мелерович 1979: 39; Fedulenkova 2009: 45] от прототипа. Такой перенос основан на сходстве семантических признаков библейских ФЕ и его прототипа, а также на существующей между ними смысловой связи, которая, по словам А.Г. Назаряна, является «raison d’etre» метафоры [Назарян 1981: 27].

Библейская ФЕ the flesh-pots of Egypt – книжн. материальные блага, благоденствие – образована в результате метафорического переноса от прототипа со значением котлы с мясом (в земле Египетской), БФЕ a flaming sword – надежная охрана – от прототипа, имеющего буквальное значение огненный меч, а в результате метафорического переосмысления библейского оборота a fly in the the ointment – муха в мази (мироварника) был образован фразеологизм со значением ложка дегтя в бочке с медом.

Как известно, в основе метафорического переноса наименований лежит взаимодействие двух понятий, находящихся между собой в отношениях пересечения [Fedulenkova 2005: 98]. Общий семантический признак, лежащий в плоскости пересечения, и составляет основу формирования нового значения [Karamzina et.al. 2011: 97].

Анализ характера переосмысления ФЕ библейского происхождения позволяет сделать вывод, что в большинстве случаев метафорический перенос происходит по следующим направлениям:

1. По качеству: в процессе переосмысления прототипа one’s ewe lamb – овечка был образован фразеологизм со значением бесценное сокровище, единственное дитя; выражение Egyptian darkness в тексте первоисточника означает тьма по земле Египетской. В результате переосмысления это выражение приобрело значение тьма египетская (кромешная тьма).

2. По состоянию: примером метафорического переноса по состоянию является библейская ФЕ a house divided against itself (cannot stand) – раздор между своими, междуусобица, который в Библии употребляется со значением «дом, разделившийся сам в себе»; данная метафора обозначает состояние войны, вражды между близкими людьми.

3. По функции: к таким библейским ФЕ относятся следующие: one’s guiding star – путеводная звезда (что-либо, определяющее каким-либо образом чью-либо жизнь, деятельность), который образован в результате метафорического переноса от совпадающего с ним по форме прототипа со значением звезда, которая шла перед волхвами (и указывала им путь); hewers of wood and drawers of water – чернорабочие, образованный от оборота с буквальным значением рубящие дрова и черпающие воду (см. тж. [Федуленкова 2000: 33]).

Несмотря на то, что метафора в большей степени, чем другие тропы, связана с познавательной деятельностью людей и является основным способом создания языковой картины мира в актах вторичной номинации, по мнению некоторых ученых, английский язык более склонен к метонимичности, то есть к более регулярному виду переноса значения [Cruse 2000: 211].

При метонимическом переосмыслении между значением фразеологизма и его прототипа сохраняется более тесная связь, чем между аналогичными значениями при метафорическом переосмыслении [Федуленкова 2005: 71].

В библейских ФЕ be bound hand and foot – быть связанным по рукам и ногам (быть не в состоянии ничего сделать), before smb’s face – под носом у кого-либо (очень близко), flesh of one’s flesh – плоть от плоти (детище, порождение кого-либо) и в ряде других переосмысление исходных словосочетаний осуществляется на основе реальной связи между предметами, действиями или явлениями, которая отражает:

а) отношение части к целому: the apple of one’s eye – зеница ока, самое дорогое, a drop in the bucket – капля в море (капля в бочке);

б) отношение между органом и функцией, которую этот орган выполняет: have ears to hear – имеющий уши да услышит (тот, кто хочет что-то услышать, узнать, обязательно сделает это), the hearing ear, and the seeing eye – вездесущий человек (ухо слышащее и глаз видящий);

в) отношение между именем и тем, что с этим именем связано: Solomon’s wisdom – наивысшая мудрость (мудрость Соломона), the mark of Cain – страшное проклятие, клеймо преступления (каинова печать, то есть знамение, посланное Каину).

Так же как и метафора, метонимический перенос является результатом когнитивного процесса, отражающего конкретные логические связи между предметами и явлениями. Когнитивные процессы, лежащие в основе этих двух видов переноса, выражают и формируют новые понятия, упорядочивают и систематизируют наши представления о мире в когнитивных моделях [Lipka 1990: 123].

Поскольку в метонимии сближаются предметы, уже находящиеся в отношениях смежности, они по своей сущности и проще и меньше заставляют работать наше воображение. Отсюда – большая частотность употребления метонимических выражений в фразеологической номинации.

Анализ механизмов семантической трансформации прототипа библейских фразеологических единиц выявляет наличие подсистемы библейских ФЕ, которая характеризуется устойчивыми отношениями нулевого и других уровней абстракции по сходству и по смежности, причем последние являются более распространенными в изучаемой области.

Список литературы

Основная литература

1. Кунин A.B. Фразеологизация и источники фразеологических единиц / А.В. Кунин // Словообразование и фразообразование: Тез. докл. науч. конф. М., 1979. С. 146-149.

2. Мелерович А.М. Проблема семантического анализа фразеологических единиц современного русского языка / А.М. Мелерович. Ярославль: Изд-во Костром. пед. ин-та им. Н.А. Некрасова, 1979. 79 c.

3. Федуленкова Т.Н. Английская фразеология: Курс лекций / Т.Н. Федуленкова. Архангельск, 2000. 132 с.

4. Cruse A. Meaning in Language: An Introduction to Semantics and Pragmatics / A. Cruse. Oxford: OUP, 2000. xii, 424 p.

Дополнительная литература

1. Каплуненко А.М. Историко-функциональный аспект идиоматики (на материале фразеологии английского языка) / А.М. Каплуненко: Дис. … д-ра филол. наук. М., 1992. 351 c.

2. Кунин A.B. Англо-русский фразеологический словарь / A.B. Кунин // Лит. ред. М.Д. Литвинова. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Рус. яз. 1984. 944 с.

3. Кунин А.В. Курс фразеологии современного английского языка / А.В. Кунин. Изд. 2-ое. М.: Высшая школа, 1996.

4. Назарян А.Г. История развития французской фразеологии / А.Г. Назарян. М.: Высшая школа, 1981. 189 c.

5. Телия В.Н. Культурно-национальные коннотации фразеологизмов (От мировидения к миропониманию) / В.Н. Телия // Славянское языкознание. Доклады российской делегации. М., 1993. С. 30-69.

6. Федуленкова Т.Н. Общее и особенное в германской метонимической фразеологии (на материале английского, немецкого и шведского языков) / Т.Н. Федуленкова // Вестник Поморского университета: Серия «Гуманитарные и социальные науки». Архангельск, 2005. № 2 (8). С. 71-79.

7. Федуленкова Т.Н. Анализ механизмов семантической трансформации прототипа библейских фразеологических единиц / К.С. Елфимова, И.С. Хостай, Т.Н. Федуленкова // Лингво-Профи: Материалы Международ. науч. конф. студентов, аспирантов и молодых ученых. Владимир: ВГГУ, 2010. С. 31-34.

8. Fedulenkova T. Isomorphism and allomorphism of phraseological units based on metaphor in Germanic languages / T. Fedulenkova // Язык и культура: Материалы III международ. конф. М.: РАН, Российская Академия лингв. наук, научный журнал «Вопросы филологии», 2005. С. 98.

9. Fedulenkova T. Phraseological Abstraction / T. Fedulenkova // Cross-Linguistic and Cross-Cultural Approaches to Phraseology: ESSE-9, Aarhus, 22-26 August 2008 / T. Fedulenkova (ed.). Arkhangelsk; Aarhus, 2009. P. 42-54.

10. Karamzina N.S., Potselueva N.V., Fedulenkova T.N. The essence of metaphor / N.S. Karamzina, N.V. Potselueva, T.N. Fedulenkova // Язык и общество: проблемы, поиски, решения // Материалы международ. науч.-практ. конференций науч. сессии «XIII Невские чтения» (20-22 апреля 2011 г.) / Под общ. ред. Н.И. Озеровой. СПб: Изд-во Невского ин-та языка и культуры, 2011. С. 97-101.

11. Lipka L. An outline of English Lexicology / L. Lipka. Tubingen: Neemgyer, 1990. 122 p.

12. Malmkjaer K. (ed.) Linguistic Encyclopeadia / K. Malmkjaer. London & New York, Routledge, 2004. xli + 643 p.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074