Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.1.2. Менталитет как ценностно-нормативная ориентация этноса

Менталитет - фактор, определяющий этнопсихологические особенности личности. В настоящее время с невероятной остротой возникли дискуссии о национальных особенностях того или иного народа, о его ментальных характеристиках и проявлениях, о самом менталитете как реальном феномене человеческой истории, об основных детерминантах, обусловливающих и создающих менталитет.

         Этой проблеме посвящены работы философов; менталитет ими определяется в широком плане как вся духовная сфера человека и общества, традиции, обычаи, ритуалы (Петраков, Разин 1994).

         Понятие «менталитет» утвердилось в интеллектуальной жизни Запада как поправка к отождествлению сознания с разумом, как нечто общее, лежащее в основе сознательного и бессознательного, логического и эмоционального, глубинный источник мышления, идеологии, веры.

Термин «менталитет» впервые встречается в трудах американского философа-идеалиста, писателя Р. Эмерсона (1882) и французского философа М. Блонделя (1926). В начале 30-х годов ХХ века проблеме менталитета обращается М. Пруст в своем романе «В поисках утраченного времени» и вводит это  понятие в 16-ти томный словарь как важный неологизм. Отдельные аспекты этого понятия рассматривались Р. Декартом и И. Кантом. Более глубокую разработку и обоснование понятия «менталитет» можно найти в работах западных философов, историков и психологов, таких, как Л. Леви-Брюль, Э. Фромм, А. Валлой, Л. Февр. Особый вклад в разработку проблем менталитета внес швейцарский психолог и философ, основатель аналитической психологии К.Г. Юнг (обосновал понятие «архетип», близкое по содержанию  к понятию «менталитет»).

В научный обиход термин менталитет ввел Л. Леви-Брюль (Леви-Брюль 1994). Он анализировал тотемический и светский типы мышления, указывая на их взаимопроницаемость. К. Леви-Стросс исследовал вопросы ментальности в разрезе «примитивного сознания» (См. Леви-Стросс 1985; Леви-Стросс 1994). Э. Фромм изучил основные тенденции развития западного сознания (Фромм 1994; Фромм 1992; Фромм 1990). Г. Лебон (Лебон 1995) исследовал вопросы и закономерности массового сознания. Интересное исследование данной проблемы представлено в работах Смирнова Ю.Б. (Смирнов 1995) и Аутлевой Ф.Т.(Аутлева 1996). Они рассматривают вопросы эволюции и особенностей ценностно-нормативной ориентации западноевропейской и российской ментальности.

Начало систематического рассмотрения проблем ментальности положено зарубежными учеными. Первые подходы предприняты в 1930-е годы французскими учеными школы «Анналов» (М. Блок, Л. Февр, И. Мейерсон), которые рассматривали историю народа не с социально-экономической точки зрения, а исходя из структуры духовной жизни социума, и исследовали ценностные опоры общественного сознания.

С социокультурной точки зрения проблемы ментальности рассматривали  М. Вебер, Т. Беккер и Т. Парсонс.

В России в начале ХХ века эта проблема привлекала внимание многих исследователей (например, Л.П. Карсавин, П.И. Бицилли. Г.П. Федоров и др.). В отечественной науке исследования ментальности проводились в начале ХХ века Н.А. Бердяевым, С.Н. Булгаковым, М.А. Бакуниным, Н.Е. Лосским, П.А. Флоренским, С.М. Соловьевым, П.Я. Чаадаевым. Ими исследовались пути и причины развития российских ментальных ценностей, особенности эволюции характера россиян, которые выразились в теории « русской идеи».

Рассмотрим различные и, как нам думается, взаимодополняющие подходы к определению менталитета, основываясь на материалах современных исследований по данной проблеме. Надо отметить, что исследования российского менталитета возобновились лишь в последнее десятилетие, поэтому в специальной литературе еще не выработано единое толкование понятия «менталитет».

В настоящее время вопросы ментальности затрагивают проблемы православного миропонимания славянофильской и западнической ориентаций в обществе, проблемы ценностно-нормативной ориентации россиян. Ряд исследователей (Смирнов Ю.Б., Аутлева Ф.Т. и др.) отмечают недостаточность в отечественной литературе работ по сравнительно-ретроспективному анализу в сфере изучения внутренних закономерностей и эволюции аксиологических ориентаций русского общества. В своем исследовании Ю.Б. Смирнов дал следующее определение ментальности: «комплекс устойчивых свойств индивида, влияющих на его поведение, вырастающих на биологической основе и вытекающих из воздействия культуры и структуры общества» (Смирнов 1995, С.11).

Российский историк А.Я. Гуревич, например, полагает, что менталитет - это способ видения мира, уровень общественного сознания, на котором мысль не отчленена от эмоций. Это своеобразная картина мира, которая не поддается формулировке ее носителями, а представляет собой разлитые в определенной социальной среде умонастроения, неявные установки, мысли и ценностные ориентации, автоматизмы и навыки сознания, текучие и, вместе с тем, устойчивые, определяющие поведение больших групп людей» (Гуревич 1988, С.65).

Ментальность, по Гуревичу, - «наличие у людей определенного умственного инструментария, психологической оснастки, которая дает им возможность по-своему воспринимать и осознавать мир и самих себя» (Там же, С.65).

Другой российский историк и философ И.К. Пантин понимает под ментальностью «выражение на уровне культуры народа исторических судеб страны».

К психологическим проявлениям менталитета относят стереотипные суждения и представления, стилевые характеристики общения и деятельности, способы поведения и саморегуляции, специфика восприятия себя, других людей мира, соотношение рационального и эмоционального начала.

Как коллективная ментальность понимается термин «менталитет» Д.И. Шатовым. Характер и содержание менталитета обусловливает «становление типичных способов реагирования достаточно большой общности людей /социальный слой, этнос, нация и др./» (Шатов 1996, С.79). Ментальность характеризует специфику общественного сознания одной нации по отношению к общественному сознанию другой нации; в ментальности представлено культурно-историческое движение исторически конкретного народа, развитие которого преимущественно осознается в оценках различных сторон жизнедеятельности общества .

Содержание менталитета - общие знания, «верования», определенная иерархия ценностей, то специфичное, что и определяет конкретную общность. Важную роль в регуляции поведения наряду с характерными для данного менталитета ценностями играют «когнитивные эталоны», которые являются критериями индивидуальных или общественных оценок и определяют некую систему взглядов на мир.

Идеальный вариант для понимания национальной ментальности - язык (особенно метафоры, паремии и фразеологизмы), который наиболее полно и объективно отражает внутреннее содержание говорящей на данном языке общности людей .

Как промежуточное звено между менталитетом и конкретным процессом индивидуального мышления, как результат взаимодействия индивидуальных способностей личности со свойственным данной эпохе менталитетом понимает ментальность А.Г. Сильницкий (Сильницкий 1996). Он разделяет ментальность на ментальность отдельной личности и ментальность определенного общества. Менталитет, по Сильницкому, это «типовой способ мышления, определяемый той или иной эпохой» (Там же, С.58).

Как феномен бытия и внутренний регулятор человеческой деятельности, опосредованной обычаями, традициями этноса, как форму социального мышления и поведенческих актов личности или нации понимает ментальность В.А. Сонин (Сонин 1996, С.62). Он выделяет три уровня ментальности: государственную ментальность (отсюда - имперское мышление личности, лжепатриотизм, коллективная агрессивность), ментальность семейная (отсюда - тенденция личности выполнять свои полоролевые функции на основе полученных в семье знаний, привычек и умений) и ментальность национальная (отсюда - , с одной стороны, - национализм, шовинизм,  примат собственного «Я» и национального Эго над другим, с другой, - свободолюбие, великодушие, порядочность) (Там же, С.62-64). Таким образом, национальный менталитет как ментальность в суждениях о психологическом складе отдельных людей или целых народов отождествляется  с национальным характером.

Национальный (или этнический, по В.Г. Афанасьеву) менталитет - «система символов, скрепляющих народ в единое целое» (Афанасьев 1996, С.242). Менталитет  отражает процесс в «душе» народа, гарантируя сохранение духовного содержания и преемственность внешних форм этнической культуры.

Национальный менталитет формируется одновременно с конкретным этносом. Например, у восточных славян возникновение национального менталитета связано с влиянием языческого «субстрата», синтезом культуры славянской и культуры финно-угорской. До христианизации Россия имела уже зрелый менталитет. Дальнейшее освоение Поволжья, Сибири, Дальнего Востока привело к тому, что российский этнос, а вместе с ним и российский менталитет, становится «интернационалистичен», что обеспечило в дальнейшем быстрое внедрение коммунистической идеологии. (Там же, С.245).

Как специфическое духовное образование, систему устойчивых взглядов, представлений и принципов, «которые раскрывают способ понимания и оценки человеком действительности, его ориентации в мире», понимает менталитет А.С. Брычков (Брычков 1996, С.12). Мыслительно-познавательная деятельность человека формирует особую картину мира - менталитет, содержание которого раскрывается через систему знаний данной общности людей, через ее язык. Таким образом, менталитет - это система сложившихся взглядов, оценок, склонностей, интересов, идеалов, традиций, обычаев, стереотипов.

Как и другие исследователи, А.С. Брычков разграничивает понятия «менталитет» и «ментальность», приближая содержание первого понятия к понятию «сознание», а второго - к понятию «сознательность». Исходя из этого признается существование таких явлений, как менталитет Древней Руси, ментальность русского народа, ментальность интеллигенции, ментальность «новых русских» и т.д.

 Нам импонирует подход, при котором под менталитетом  понимают национальный способ видения мира - этническую картину мира, которая обозначается и исследуется через понятие ценности и ценностной ориентации (Колесов В.В. (Колесов 1991), К. Клакхон, Ф. Строд-бек):

«Ментальность - это миросозерцание в категориях и формах родного языка, соединяющее интеллектуальные, духовные и волевые качества национального характера в типичных его проявлениях» (Колесов 1995, С.14).

Рассмотрим понятие менталитет и его структуру на примере русского этноса.

Действительно, можно выделить в качестве основных элементов содержания менталитета российского общества такие особенности общественного сознания, сложившиеся за тысячелетнюю историю России, как:

1.                            Склонность к коллективным (общинным) формам жизнедеятельности (отсюда - приоритет общественного над личным, ориентация на равенство, осуждение всего оригинального, непохожего);

2.                            Православие как основа единого русского духа (отсюда - интровертность, всепоглощающая устремленность в будущее);

3.                            Харизматическое отношение к власти, государству (отсюда - вера в доброго царя, авторитаризм);

4.                            Правовой нигилизм (отсюда - анархизм, правовая безграмотность);

5.                            Стремление к всеобщему равенству («отобрать все и поделить поровну!»);

6.                            Зарождение с начала 1990-х годов нового типа ментальности - постсоветской. Данный процесс проходит крайне болезненно, с одновременным постепенным  разрушением ментальности советской и переориентацией на западную культуру и построение новой картины мира.

 

В русской философии XIX - íà÷àëà XX âåêà одной из ведущих была проблема "русской идеи" (См., например, о взглядах А.И. Герцена, И. Киреевского, К. Леонтьева, В. Розанова, Л.Н. Толстого, С. Франка, А. Хомякова, П. Чаадаева в работе «Русская идея» (1992). Надо отметить, что данная проблема занимает центральное место и в исследованиях таких выдающихся русских философов, как Вяч. Иванов, В. Соловьев, П. Флоренский, Г. Федотов, Н. Лосский, осуществлявших ее рассмотрение с различных позиций.

Особое место среди упомянутых философов по праву занимает Н. Бердяев. Россия, ее дух, русская душа - основные темы, которые волновали этого известного философа, разделившего с лучшими представителями русской интеллигенции трагическую судьбу изгоев. Однако до конца своих дней (март 1948 года) Н. Бердяев, хотя и работал в Париже, внимательно следил за судьбой любимой Родины. Нам представляется необходимым в интересах данного исследования подробнее остановиться на анализе философской концепции «русской души», предложенной Н. Бердяевым.

Ни одному из русских философов не удалось так всесторонне и искренне исследовать менталитет русского народа (См.: Бердяев Н. "Душа России", "О власти пространств над русской душой", «Азиатская и европейская душа» /сб. "Судьба России" М., 1990/, «О «вечнобабьем» в русской душе» /сб. «Русская идея» М., 1992/ и "Русская идея" /сб. "О России и русской философской культуре" М., 1990/ ).

         Н. Бердяев считал, что сложность решения загадки России и русской души в том, что они "непостижимы для ума и неизмеримы никакими аршинами доктрин и учений» (Бердяев Н. Судьба России, С.10). Он предлагает применять к России как нетрадиционному объекту исследования нетрадиционный подход.

Сущность исследовательского подхода Н. Бердяева выражается в гипотезе антиномичности России и русского народа. Русские, по Бердяеву, народ в высшей степени противоречивый, они представляют собой совмещение различных противоположностей (Бердяев Н. О России ..., С.42). Рассмотрим некоторые из этих антиномий.

Первое противоречие (антиномия) - отношение русского человека к государственности.

Россия, по словам Бердяева, самая анархическая страна в мире, а русские - «самый аполитичный народ, никогда не умевший устраивать свою землю» (Бердяев 1918, С.11). Анархистами, кроме известных Бакунина и Кропоткина, были Ф. М. Достоевский, Л.Н. Толстой, славянофилы, народники. То, что русский народ не может и не желает сам «устраивать порядок в своей земле», объясняет версию о призвании иностранцев-варягов на княжество Древней Руси.

В то же время Россия, по Бердяеву, и «самая государственная и самая бюрократическая страна в мире». Все силы русского народа уходят на созидание, устройство, поддержание и оборону великой империи, а сил для свободной творческой жизни не остается. Из данных антитезисов Н. Бердяев формулирует первое противоречие в виде серии вопросов: «Почему самый безгосударственный народ создал такую огромную и могущественную государственность, почему самый анархический народ так покорен бюрократии, почему свободный духом народ будто бы не хочет свободной жизни?» (Там же, С.14). Именно здесь и  скрыта, по Бердяеву, тайна русской истории и русской души.

Второе противоречие - отношение русских к национальному вопросу. Доказывая тезис о чуждости русскому народу какого-либо шовинизма, Н. Бердяев указывает, что русские «почти  стыдятся того, что они русские; им чужда национальная гордость и часто даже - увы! - чуждо национальное достоинство» ( Там же, С.15).

В то же время Россия - «самая националистическая страна в мире, страна невиданных эксцессов национализма, угнетения подвластных национальностей русификацией, страна национального бахвальства, страна, в которой все национализировано, вплоть до вселенской церкви Христовой» (Там же, С.16). Таким образом, русское смирение и русское самомнение - две стороны одной медали.

Третье противоречие - свобода и рабство в русской душе. Для России характерен тип странника - самого свободного человека на земле, свободного от «мира» и «вся тяжесть земли и земной жизни свелась для него к небольшой котомке на плечах» (Там же, С.19).

С другой стороны, Россия - «страна неслыханного сервилизма и жуткой покорности, страна, лишенная сознания прав личности и не защищающая достоинства личности, страна инертного консерватизма, порабощения религиозной жизни государством, страна крепкого быта и тяжелой плоти. Россия инертна, ленива, «покорно мирится со своей жизнью». Русские «предпочитают оставаться в низинах, на равнине, быть «как все». (Там же, С.21).

Четвертое противоречие - религиозность. С одной стороны, Россия - «страна охранения религиозной святыни», с другой - «страна по преимуществу религиозного алкания, духовной жажды, пророческих предчувствий и ожиданий» (Там же, С.21).

В работе «Русская идея» Н. Бердяев раскрывает следующие противоположные свойства русского характера: «деспотизм, гипертрофия государства и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды; индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм, национализм и всечеловечность, искание Бога и воинствующее безбожие, смирение и наглость, рабство и бунт» (Бердяев 1990, С.44-45).

По мысли философа, существует целый ряд причин, объясняющий противоречивый характер русской души.

Во-первых, в России сталкиваются и приходят во взаимодействие два потока мировой истории - Восток и Запад.

Во-вторых, соответствие между «географией физической и географией душевной». Бердяев пишет, что «необъятные пространства, которые со всех сторон окружают и теснят русского человека - не внешний, материальный, а внутренний, духовный фактор его жизни» (Бердяев 1990, С.66).

В-третьих, преобладание в русском характере, с одной стороны, женского начала и отсутствие мужского начала, духа рыцарства, с другой. «Великая беда русской души ... в женственной пассивности, переходящей в «бабье», в недостатке мужественности» (Бердяев 1990, С. 47; см. также Бердяев 1918).

Безусловно, такая тема, как русский менталитет заслуживает отдельного рассмотрения в рамках  самостоятельного исследования, что само по себе не является нашей непосредственной задачей. Мы же из всего вышеизложенного можем заключить, что ментальность выражает глубинный уровень индивидуального и коллективного сознания, включая бессознательное и представляя собой иерархию ценностей, в основе которой лежит принадлежность к какой-либо этнокультуре.

Таким образом, при построении национально-ориентированного обучения РКИ с учетом этнопсихологических факторов представляется необходимым обращение к категории менталитета, отражающей ценностно-нормативную ориентацию этноса, как с точки зрения содержания, так и с точки зрения технологии обучения.

Рассмотрев понятие «менталитет» и его структуру на примере русского этноса, перейдем к другому, не менее важному объекту этнопсихологии - этническому стереотипу.

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074