Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.1.3. Роль этнического стереотипа в межкультурной коммуникации

При изучении психологии межэтнических взаимодействий анализ осуществляется через личность, включенную в этническую группу. Конечно, степень включенности бывает различной, зависит от культурных традиций, конкретных ситуаций, типа личности. И.С. Кон писал, что существует, во-первых, понимание личности в единстве индивидуальных свойств и социальных ролей и, во-вторых, личность понимается как совокупность интегрированных в индивиде «социально значимых черт, образовавшихся в прямом и косвенном взаимодействии данного лица с другими людьми» (Кон 1967, С.7). При рассмотрении межэтнических отношений преобладает второй подход.

При воспроизведении структурных компонентов психологии личности в психологии группы происходит взаимодействие мотивационных, познавательных, аффективных и коммуникативных процессов, в результате чего возникают социальные установки - «особые состояния личности, предшествующие ее реальному поведению» (Андреева 1998, С.253).

Установки имеют сложную структуру, состоящую из трех компонентов:

            когнитивный компонент (осознание объекта, знание о нем);

            эмоциональный компонент (оценка чувства по отношению к объекту);

            поведенческий (регулятивный) компонент.

         Такая структура утвердилась в представлениях социальной психологии; эта структура переносится также и на этнический стереотип (См.: Грановская, Крижанская 1994).

         Групповые установки обладают особой силой и устойчивостью, но еще большей устойчивостью обладают стереотипы. Психологи отводят этническому стереотипу ключевое место среди межэтнических установок (Агеев 1990; Кцоева /Солдатова/ 1986).

         В этносоциологии этнические стереотипы  рассматриваются самостоятельно. «Содержательной опорой этнических стереотипов является традиционная этническая культура» (Там же, С.46). Однако когнитивный компонент этнической установки шире, чем в сфере культуры (в установке актуализируются также экономические, социальные потребности, политические интересы).

         Различие между этнической установкой и этническим стереотипом проявляется в том, что первая может быть направлена и на объект, и на проективную ситуацию, а второй - только на объект.

         Этнические стереотипы подразделяются на автостереотипы («Мы» - Образ) и гетеростереотипы («Они» - Образ). При изучении этнического самосознания рассматривают автостереотипы и их содержание, а при изучении межэтнических взаимодействий - гетеростереотипы, причем бытовые, коммуникативные негативные оценки («нечистоплотные», «негостеприимные») не оказывают такого отрицательного влияния на межэтнические отношения, как отсутствие в гетеростереотипе позитивных интеллектуальных и деловых качеств.

         Для измерения межэтнических установок часто используют шкалу Богардуса - готовность респондента принять человека иной национальности как: гражданина государства, делового партнера, соседа, друга, члена семьи (См.: данные констатирующего эксперимента с использованием модифицированной шкалы, которая показывает дистанцию готовности к контакту, а также исследование Дробижевой  1981).

         Приведем определение этнического стереотипа, данное А.Г. Байбуриным: «Под стереотипами понимаются устойчивые, регулярно повторяющиеся формы поведения. Это своего рода штампы, шаблоны, образцы поведения, принятые в той или иной культуре» (Этнические стереотипы поведения 1985, С.3.).

         А.Г. Байбурин (Этнические стереотипы поведения 1985), Л.М. Дробижева (Дробижева 1981), Г.В. Старовойтова (Старовойтова 1985, 1987) проводили исследование этнических стереотипов в русле социологических аспектов этнографии. По мысли Ю.В. Бромлея (Бромлей 1983, С.230) в стереотипах поведения отчетливо выражается этническое своеобразие культуры. Такие виды стереотипизированного поведения, как обряды и обычаи, стали традиционными объектами этнографического исследования, но набор стереотипных форм гораздо шире обрядов и обычаев: стереотипы общения (этикет); технологические процессы (трудовые приемы и навыки); социализация (социальные роли); игровое поведение; традиционные способы поведения и воспитания.

Мы полагаем, что этнические стереотипы как элементы этнического сознания являются объектом изучения этнопсихологии.

Надо отметить, что стереотипы поведения имеют знаковый характер, причем степень знаковости (семиотичности) варьируется (еще Л.С. Выготский в 1961 г. высказывал мысль о сигнификативной (знаковой) основе поведения).

Говоря о соотношении типизированного и индивидуального применительно к проблеме стереотипа, можно подчеркнуть, что поведение индивида в обществе типизированно, подчинено нормам, стандартно. С другой стороны, поведение индивида вариативно, индивидуальность проявляется в особой «стилистике» поведения. Однако бесконечная вариативность и многообразие могут повлечь за собой распад общества, поэтому любая общность (в том числе и этническая), заботясь о целостности и единстве, стремясь свести к минимуму тенденции индивидуальности, вырабатывает систему специальных  «программ поведения». Тем не менее, некоторые фрагменты поведения всегда не регламентированы, так как они не являются социально-значимыми. Таким образом, чем более значимо поле поведения, тем больше оно регламентировано.

Стереотипизация необходима обществу для передачи накопленной информации в виде определенным образом организованного и структурированного опыта, который может быть передан во времени.

Этническая специфика проявляется в стереотипах поведения следующим образом:

  • одно и то же действие может иметь разное содержание в разных этнических культурах;
  • одно и то же содержание может реализовываться в разных поступках.

         Г.В. Старовойтова дала следующее определение стереотипа поведения - «...устойчивые регулярно повторяющиеся формы жизнедеятельности или элементы образа жизни», которые хотя и обладают известной социальной значимостью, однако не носят «событийного характера и не сознаются  носителями поведения как поступки» (Старовойтова 1985, С.35).

         Г.В. Старовойтова провела этносоциологический опрос о факторе этнической идентичности и пришла к выводу, что «...обыденные стереотипные представления о сходстве внешнего облика представителя этноса заслуживает специального рассмотрения, так как внешность является важным практическим признаком при определении национальности человека» (Там же, С.28).

 Именно на идеологизации антропологических признаков строится националистическая пропаганда: «От адекватности стереотипных представлений о внешности представителей той или иной национальности в известной мере зависит живучесть национальных предрассудков, так как обыденные представления о внешнем облике нередко связаны со стереотипными суждениями о психологических качествах в национальном характере, ожидаемом поведении» (Там же).

         Стереотипы поведения рассматривались и изучались не только в русле этнографии, но и в других научных дисциплинах: психологии, социологии, истории и лингвистике.

Огромную роль, по мнению Л.Н. Гумилева, играет этнический стереотип, так как «этнос - коллектив особей, выделяющий себя из всех прочих коллективов» (Гумилев 1990, С.95). Этнический стереотип является, таким образом, неповторимым, воспринимается как единственно возможный способ существования. «Сила этнического стереотипа поведения огромна потому, что все члены этноса воспринимают его как единственно достойный, а все прочие - как дикость» (Там же, С.94).

         Роль этнического стереотипа осознается представителями разных наук (психология, антропология, психолингвистика, этнопсихолингвистика, социальная психология, политология, социология и др.). В методике преподавания РКИ, несмотря на имеющийся в последние годы интерес к данному вопросу и осознание его важности для построения национально- ориентированной парадигмы обучения, он изучен недостаточно.

         По Л.Н. Гумилеву, структура этнического стереотипа поведения представляет собой строго определенную норму отношений, которые изменяются во времени, как и сами этносы. Исследователь отмечает, что этнические стереотипы существуют во всех областях жизни и быта и, «воспринимаясь в данном этносе и в каждую отдельную эпоху как единственно возможный способ общежития, для членов этноса ... отнюдь не тягостны» (Там же, С.93).

         То, что мы называем культурным шоком, Гумилев описывает как столкновение этнических стереотипов поведения, когда «член ... этноса удивляется, теряется и пытается рассказать своим соплеменникам о чудачестве другого народа» и далее - «собственно говоря, такие рассказы и составляют науку этнографию». Разницу между подобными рассказами и этнографией Гумилев видит лишь в «широте охвата и систематизации сведений, да еще в том, что этнографа не шокируют обряды и обычаи другого этноса» (Там же, С.93). Таким образом, делается вывод, что стереотип как стандарт поведения является основным принципом поддержания внутриэтнической структуры.

         Представляется важным для методики РКИ использовать при обучении межкультурной коммуникации в целях преодоления культурного шока следующее положение, которое может быть схематично выражено следующим образом: этническая самоидентификация служит универсальным признаком, организующим этнос, а этнический стереотип - основная структурообразующая этнопсихологическая категория, лежащая в основе возникновения культурного шока.

Как и любые другие, этнические стереотипы прежде всего облегчают, упрощают общение, делая его более надежным, обеспечивая взаимопонимание. Однако это возможно только в определенных ситуациях и в определенной мере. Равновесие вреда и пользы стереотипов зависит от понимания границ их применимости. «Многие не осознают своих стереотипов. Другие осознают, но отрицают их важность, полагаясь на них столь часто, что привычка превращается в норму. Так, у своего народа предпочтительна твердость характера. Любое стремление к компромиссу воспринимается как признак слабости и нерешительности, ведущей к предательству. У чужого народа наоборот - дух несгибаемого упорства считается всего лишь разновидностью фанатизма. «Наше дело» требует неколебимой верности принципам, а «их делу» не помешали бы такие сдерживающие добродетели, как умеренность и благоразумие» (Грановская, Крижанская 1994, С.156).

Этнический стереотип - это эмоционально окрашенный и предельно схематизированный, стандартный образ представителя конкретной этнической группы. Надо отметить, что этнический стереотип оказывает чрезвычайно мощное воздействие на психику индивида  благодаря примитивности и эмоциональной нагруженности.

Кроме этнических, различают еще и социальные стереотипы. Социальный стереотип - это упрощенный, эмоционально окрашенный, чрезвычайно устойчивый образ социальной группы, с легкостью распространяемый на всех ее представителей.

         Важно отметить, что стереотип - это не только привычный способ действия, но и застывшая форма видения мира.

         Предрассудки могут рассматриваться как реализованные в поведении стереотипы. Подчеркнем, что обычно человек использует стереотип как нечто неделимое, полученное им в готовом виде и применяет его, не соотнося с личным опытом и современными объективными данными. В этом смысле предрассудок - априорное суждение, чувство или оценка, предшествующая собственному опыту. Сопровождаясь отрицательными эмоциями по отношению к этнически «чужим», стереотипы часто становятся преградами в межличностном общении, нарушая межкультурную коммуникацию. Здесь играет роль и избирательность восприятия - людям свойственно избегать сведений, которые вносят диссонанс в систему их установок и стереотипов. В то же время они активно ищут сведения, поддерживающие их позиции, и любую неоднозначную информацию  толкуют в пользу своих устоявшихся, подчас ошибочных, взглядов. Иногда явственно ощущается подчеркивание межэтнических различий.

В своей истории любая нация накапливает как идейные, так и материальные ценности. В этом смысле стереотип - это форма передачи социального опыта, перенос суждений и умозаключений из области науки (где закономерности постоянны) в социальную сферу, где все меняется. Поэтому неудивительно, что, используя его, человек может не иметь никакого своего опыта, никогда не видеть ни одного представителя той нации, о которой он высказывает весьма определенные и нелестные мнения. Более того, осознание им полного отсутствия знаний и опыта не колеблет его уверенность в справедливости стереотипа, не порождает ни капли сомнения в нем.

         Констатирующий эксперимент (См. Главу 3) показал, что этнический стереотип включает установки с урезанным когнитивным компонентом, т.е. знания, используемые в нем, обычно носят неполный, частичный характер, могут быть устаревшими. Все этой приводит к тому, что содержательная сторона стереотипа обычно неадекватно отражает ситуацию. Вместе с тем, это не мешает  стереотипу выполнять роль не только привычного способа видения, но и привычного образа действия (Подробнее об этом см.: Россия-Запад: диалог культур 1994; 1996).

         Это позволяет многим исследователям говорить об «опасности» стереотипов : «в основу поступков человека кладется предельно выхолощенная информация, в соответствии с которой, например, американцы хвастливы, негры излишне темпераментны, ирландцы вспыльчивы, немцы - формалисты и сухари, а русские необязательны» (Грановская, Крижанская 1994, С.158); причем эти клише используются в повседневном общении и практической деятельности. Вторжение стереотипов может приобретать самые неожиданные формы. Вот как об этом пишут Грановская Р.М. и Крижанская Ю.С.: «Подчеркнутое отрицание, «чужого» может быть связано с подсознательным давлением, требующим засвидетельствовать свою верность и преданность миру «своего». Рассуждения, доказывающие, что если у «нас» так (а мы, как все понимают, люди хорошие, такие, как нужно), а у «них» все не так, то, следовательно, «они» - люди недостойные и это оправдывает любые действия, направленные на устранение всего «чужого», «ихнего» (Там же, С.158).  На Западе центр идентичности - в «Я». Если «Я» в порядке, то нет проблем и с семьей, и с работой. На Востоке другая точка отсчета: если в порядке «Мы», то в порядке и «Я». Если  у моей семьи все отлично, то и у меня все хорошо.

          Проиллюстрируем этнически обусловленные стереотипные формы поведения на примере английского понятия  «privacy» (в широкой трактовке - уверенность в том, что ваш покой не будет нарушен без специального приглашения). Для американца отказ разговаривать с человеком, находящимся в одном с ним помещении, означает крайнюю степень отрицательного к нему отношения. В Англии же это является общепринятым. Для того чтобы отгородиться от других, англичанину не требуется отдельное помещение -  для этого у него есть набор внутренних барьеров психологического свойства, которые следует распознавать и уважать. А, например, постоянная улыбка американца, означающая открытость, удовольствие от знакомства, русским будет воспринята как несерьезность или неискренность.

Различия, основанные на этнических стереотипах, проявляются и в предпочтительных или «табуированных» темах для разговора: англичане скорее предпочтут обсуждать интимные семейные проблемы, нежели доходы и иные денежные вопросы; на уровне бытовых традиций: на Западе кормят гостей чисто символически, зато изысканно, а не «все, что в доме - гостям», как в России.

В гостях не приняты серьезные беседы. «Говорят об общих друзьях, о болезни своей собаки, о выборах в местный попечительский совет школы, т. е. разговоры ведутся в более легком стиле, чем в России. На вопрос: «Как дела?» - следует отвечать: «Прекрасно!» - даже если только что сгорел ваш дом или умирает мать. Только самым близким можно сказать иначе» (Там же,с.160). (Подробнее об этом см. Белянко, Трушина 1994).

         Совсем иной и характер юмора. Русским английские шутки кажутся тяжеловесными, а англичанам русские анекдоты - некорректными, поскольку любые шутки, которые хотя бы отчасти могут быть восприняты как расистские, антифеминистские или направленные против какой-либо группы, считаются дурным тоном.

         Эти примеры показывают, что непонимание особенностей национальных обычаев и свойств характера часто приводит к непониманию и взаимному отчуждению.

         С точки зрения методики обучения РКИ важно понять, как изменяется национальный стереотип при появлении явно противоречащего ему личного опыта. Когда в близком окружении человека появляется кто-то (или что-то), кто не соответствует старому стереотипу, у него постепенно нарастает напряжение, которое со временем приводит к изменению категориальной структуры восприятия. Первоначально это изменение отражается только в оценках и отношении к единичным объектам. Лишь много позднее это изменение распространяется на более широкий класс родственных объектов, корректируя общую иерархию личных ценностей, которая, в свою очередь, подстраивает системы восприятия, ориентированные на этнические стереотипы.

В намеченном процессе для преподавателя важны два момента: во-первых, главное - подтолкнуть коррекцию  систем ценностей, а во-вторых, нужно не упустить из виду, что самое благоприятное впечатление об одном представителе «чужой» группы не затрагивает ценностных граней системы представлений. Постепенно происходит лишь незначительное «отщепление» ряда личностных качеств от обобщенного портрета по принципу: «Вообще то они ,такие", но мой друг совсем другой!»

         При этой эволюции используемых критериев увеличивается сложность обобщенного этнического портрета, он постепенно расслаивается и, наконец, начинает очень  медленно разрушаться. Важно подчеркнуть огромную инерционность стереотипов. Она объясняется тем, что национальные общности изменяются значительно медленнее, чем происходящие  в них социальные пертурбации. Кроме того, мифологизация ценностей делает их повышенно устойчивыми и даже «неприкасаемыми» (См. Россия - Запад... 1994; 1996). Поэтому их коррекция требует величайшей  деликатности и неиссякаемой терпимости.

         Создание общественного представления о национальном характере начинается с того, что в момент формирования представлений о личности некоего человека вторгаются оценочные этнические стереотипы. Они автоматически анализируются и учитываются впоследствии, когда по какому-либо поводу необходимо с этим человеком вступить в контакт. В этих стереотипах всегда находит выражение запас теоретических и практических знаний, которыми располагает человек о каждом народе, о каждом общественном классе, поле, возрасте, профессии. Поскольку опыт общения индивида оказывается детерминирован принадлежностью к определенному народу, общественному классу, полу, возрастной группе, профессии, то оценочные стереотипы представителей разных демографических и социальных групп наряду с чертами сходства включают в себя очень существенные и характерные различия.

         Располагая богатыми эмпирическими данными об этнических различиях, исследователи с определенностью отмечают национальную специфику. Она включает национальный характер, национальное самосознание, привычки, вкусы, традиции, связанные с национальными чувствами, национальную культуру, быт, национальную гордость и национальные стереотипы, отношение  к другим нациям и народностям и т. п.

          В работах Ю.В. Бромлея, А.И. Горячевой, И.С. Кона, А.И. Холмогорова и др. национальный характер рассматривается как специфическая совокупность реальных черт нации. В соответствии с  тенденцией размышления в терминах стереотипов человек сначала определяет, а потом видит. Он склонен воспринимать и понимать то, что выхватил, в навязанной привычкой форме.

         Нам представляется, что стереотипизированная манера рассматривания людей и событий имеет очевидные опасности: может привести к неправильной адаптации или к сильному культурному шоку при необходимости сопоставить стереотипизированную картину с реальностью.

С другой стороны, существование стереотипов имеет свои очевидные достоинства, создавая и поддерживая упорядоченную, «твердую» картину мира, к которой легко приспосабливать привычки, вкусы, способности, устремления и надежды. Совокупность стереотипных представлений может давать незаконченную, неточную, тенденциозную картину мира, но она отражает мир, к которому человек приспособился. В сфере национальных различий стереотипы внедряются с особой силой, вероятно из-за того, что в других областях больше возможностей ознакомиться с реальностью.

         С целью построения объективных представлений разработаны экспериментальные приемы исследования стереотипов. Один из наиболее очевидных - это опрос группы людей о том, какие черты характеризуют немцев, итальянцев, американцев и т. п. Результаты таких опросов показали, что среди людей одной нации наблюдается значительное согласие в отношении наиболее характерных черт другой. Приведем примеры подобных исследований (См. Грановская, Крижанская 1994; Кобозева 1995). Институт общественного мнения Гэллопа проводил в 1959 г. массовые опросы в Афинах, Хельсинки, Йоханнесбурге, Копенгагене, Амстердаме, Дели, Нью-Йорке, Осло, Стокгольме, Берлине и Вене. Всем опрашиваемым задавались 4 вопроса: У кого самая хорошая кухня? Где самые красивые женщины? Какой народ имеет самый высокий культурный уровень? У какого народа сильнее всего развита национальная гордость? Выявилось, что все опрошенные в этих столицах предпочитают свою кухню. При ответе на вопрос о женщинах они высказали такие предположения: по мнению немцев - шведки, по мнению австрийцев - итальянки, по мнению датчан - немки. Остальным нравятся больше женщины своей страны. Культурный уровень выше всего, по мнению финнов, в США и Дании, у остальных - в своей стране. Национальная гордость: почти все назвали Англию, только греки, индийцы и американцы назвали себя, а финны - шведов.

         Анализируя результаты этого опроса, можно сделать следующий вывод: в принципе, респонденты были способны критически относиться к отдельным сторонам своей национальной культуры и положительно оценивать чужую, однако чаще всего они этого не делают, и тогда рождается непонимание между людьми различных культур (См. результаты констатирующего эксперимента в Приложении, С.277-295).

         Еще в 1906 г. В. Самнером была проведена дифференциация между характером взаимоотношений внутри этнической группы (товарищество, чувство «мы», солидарность) и межгрупповыми отношениями, характеризующимися нетерпимостью, агрессией, сфабрикованностью «образа врага» по отношению к индивидам, не принадлежащим к данной группе, представлениями о позволительности дискриминации «чужих». Этнические и расовые предрассудки выражаются  в приписывании «иным» физической, психической, моральной и эстетической неполноценности.

         Эмоциональную  сторону национального самосознания составляют национальные чувства. Выявлены этапы его становления. Первый этап связан с дошкольным возрастом. Исследование, проведенное в детских садах, показало, что уже к 4-5 годам три четверти детей могли назвать свою национальность, а в 6-7 лет ее знали уже все дети. Второй этап - подростковый образ (до 15 лет). Для него характерно сравнительно осознанное отношение к своему народу, своей национальной общности, проявление интереса к культуре и истории своего народа и, как следствие, к культуре других народов. Третий этап (16-17 пет) характеризуется укреплением осознания своей этнической принадлежности, мотивации выбора национальности (при родителях разных национальностей).

         Межэтнические отношения регулируются этнической дистанцией, причем, чем меньше этническая дистанция (например, русские и украинцы), тем существеннее различие между сопоставляемыми этносами, и, наоборот, чем дальше дистанция (русский и англичанин), тем более существенны совпадения.

         С точки зрения преподавания РКИ к проблеме этнического стереотипа обращался и Ю.Е. Прохоров (Прохоров 1996). Он рассматривает выявление стереотипных форм в качестве составной части процесса описания языка как предмета изучения и указывает, что такое выявление «должно входить в сам процесс овладения языком как неотъемлемая часть» (Там же, С.8).

         Ю.Е. Прохоров подчеркивает, что незнание стереотипных правил поведения (речевого/неречевого) может привести к нарушению кросс-культурной коммуникации: «определенная национально-культурная специфика организации самого речевого общения, реализуемая в стереотипных для конкретной культуры ситуациях общения, во многом отражающая неэксплицируемые в самом общении ментальные характеристики данного этноса, создает не просто некоторые «коммуникативные шумы, помехи», затрудняющие общение, но может приводить к негативному восприятию всей межкультурной коммуникации с представителями данного этноса» (Там же, С.4).

Можно согласиться с Ю.Е. Прохоровым, что, несмотря на достаточное количество работ, посвященных исследованию социокультурных стереотипов речевого общения, едва ли можно говорить о решении даже основных вопросов по данной проблематике. Возможно, причина нерешенности многих вопросов связана с отношением к самому понятию «стереотип», утвердившемуся в сознании и носителей языка, и исследователей: «Он /стереотип - Ф.М./ рассматривается не как элемент языка и речи, не как стабилизирующий фактор, позволяющий, с одной стороны, хранить и транслировать некоторые доминантные составляющие данной культуры, а с другой - проявлять себя личности «как своего» для данной культуры и опознавать «своих», а как нечто косное, застывшее - и потому прежде всего негативное» (Там же, С.7).

         При изучении нового языка происходит выход за пределы своих стереотипов и знакомство со стереотипами общения других этносов, поэтому процесс описания языка как предмета изучения, сам процесс овладения языком, должен включать выявление, описание и изучение стереотипных форм.

Позитивным моментом для преподавания РКИ является то, что знание этнических стереотипов способствует преодолению культурного шока, помогает сориентироваться и выбрать стратегию поведения в инокультурной среде. В этом смысле стереотипы являются своеобразным «ключом», формирующимся в этногенезе путем освоения опыта народа, зафиксированного в культуре, традициях, фольклоре. Если у взаимодействующих индивидов разница в исходных культурах превышает предел, обеспечивающий целостность и привычность общения, возникает увеличение дистанции, усиливается негативная окраска. Отход в поведении от обычаев данного народа способствует разрушению установки на доброжелательное общение.

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074