Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.2.4. Построение «концептосферы языка» как способ выявления этнопсихологических особенностей лингвокультурной общности средствами когнитивной лингвистики

Истоки современной когнитивной парадигмы уходят в глубокую древность - для античных философов язык был прежде всего средством познания.

         В отечественном языкознании идеи когнитивной лингвистики впервые нашли воплощение в работах А.А. Потебни. Признание за языком познавательной функции в качестве важнейшей является детерминантой лингвистической концепции А.А. Потебни и его знаковой теории (См., например, Потебня 1913; 1958; 1976): «язык есть средство познания», «известная система приемов познания», «посредник между познанным и вновь познаваемым».

         Познавательная функция языка предопределяет его активную роль в процессе мышления. Являясь одной из форм мысли, знаменующей переход от бессознательного к сознанию и самосознанию, «язык есть средство не выражать уже готовую мысль, а создавать ее». Язык выступает как способ создания и преобразования мысли, и эта «преобразовательная машина» своя у каждого народа.

         Целостное представление о языке может быть получено только при взаимосвязанном рассмотрении его функций: коммуникативной (средство общения), когнитивной (познавательной, мыслительной) и др.

         Рассмотрение языка «в самом себе и для себя» (по Ф. де Соссюру) сыграло важную роль для исследования внутренней структуры и механизмов функционирования единиц языка, но оставило в стороне вопросы онтологии и гносеологии семантики и речемыслительной деятельности.

         Фундаментальной по отношению к когнитивной теории является теория систем, которая, будучи обусловлена предшествующими философскими, психологическими и логическими исследованиями, может быть осмыслена как теория целостного представления внешнего мира в процессе познания, в рамках которого могут быть выявлены сущностные особенности когнитивных предпосылок языковой деятельности. Еще в гештальт-психологии начала ХХ века постулировался тезис о представлении мира в виде сложной иерархии различных познавательных структур.

         Надо отметить, что восприятие объекта складывается не только и не столько от исходящей от него информации, сколько от мысленного моделирования последнего в определенную целостность.

         Основной постулат когнитивной науки о человеке, концептуально определяющий характер современной лингвистики, предполагает моделирование языка в широком контексте моделирования сознания. Общая стратегия когнитивного подхода к языку наметилась в 1960-1970-х годах в трудах зарубежных исследователей (У. Кук, Ч. Филлмор, Дж. Лакофф, Н. Хомский), но основные положения были сформулированы в последние годы.

         Удачным представляется определение предмета когнитивной лингвистики, данное Телия В.Н.: «Когнитивная лингвистика, анализируя содержание, облекаемое в форму речевых актов, обращается скорее к обобщению сведений об окружающем человека мире природном, в который включается и к которому адаптируется сам человек» (Телия 1996, С.239).

Когнитивная лингвистика - сравнительно молодая ветвь в языкознании, рассматривающая язык как общий когнитивный механизм. Интерес к когнитивному направлению в лингвистике был связан с осуществлением антропоцентрического подхода в изучении языка. Это новое направление наиболее рельефно представлено работами А. Вежбицкой (Вежбицкая 1990, 1992, 1994, 1996). С позиций когнитивной лингвистики смысловой универсум русского языка рассматривается через анализ «концептосферы» (термин Д.С. Лихачева), которая позволяет судить о ментальной модели действительности, отражаемой в языке вообще, и в головах конкретных носителей языка , в частности.

         В свете когнитивной лингвистики каждый язык предстает как эквивалент концептуальной системы, посредством которой постигается, структурируется и организуется поток впечатлений окружающего мира. Когнитивность проявляется в свойстве языка хранить и передавать знания о действительности и обеспечивать потребности мыслительного процесса.

Человек с позиции когнитивизма должен изучаться как система переработки информации, а его поведение должно описываться и объясняться в терминах внутренних состояний, проявляющихся физически и интерпретирующихся, как получение, переработка, хранение, мобилизация информации для рационального решения задач. Когнитивная функция предполагает наличие у языка механизма формирования мысли, ее передачи и накопления общественного опыта.

         Фундаментальная проблема когнитологии в конечном счете сводима к декларации систематизированности человеческих знаний и, как следствие, к вопросу - каковы конкретные структуры этого знания. Поэтому понятия «способы концептуальной организации знания» и «структуры их представления» становятся в когнитивной парадигме центральными.

Когнитология исследует, каким образом окружающий мир представлен в голове человека; в центре ее интересов - способы образования и формы существования особых структур - внутренних репрезентаций. Когнитивная лингвистика - направление, в рамках которого язык рассматривается как общий когнитивный механизм. Данные о том, как мозг человека структурирует знания, можно получить лишь путем анализа языковых выражений.

         Базовой гипотезой когнитологии является мысль о том, что мышление представляет собой процесс манипулирования глубинными внутренними структурами - «фреймами», «семантическими сетями», «концептуальными схемами», «когнитивными моделями» (как видно, это - нечеткие и не разграниченные понятия).

Проблемы "человек и язык" и "язык и культура" приобретают в последнее время все большую актуальность, так как адекватное исследование языка предполагает необходимость выхода за его "пределы", при обращении к человеку - творцу языка, причем такой подход возможен только на конкретном национально-языковом материале.

Современный подход к выявлению культурно-языковой специфики связан с концепцией языковой личности. Нам импонирует определение языковой личности, данное В.П. Беляниным: «Понятие языковой личности - это интегративное понятие, использования человеком и речевых штампов, и языкового творчества позволяющее описать речь, поведение личности во всех его проявлениях с учетом» (Белянин 1991, С.34). Каждый человек как языковая личность располагает концептуальной и языковой картинами мира, которые представляют собой глобальную, непрерывно конституируемую систему информации об универсуме.

Концептуальная и языковая картины мира неоднородны у каждого носителя языка: они включают в себя универсальные элементы; элементы, отражающие национальный характер языковой личности, информацию, обусловленную образованием человека, его социальной средой, то есть связанную с фоновыми знаниями, вертикальным контекстом, культурными традициями языковой личности.

         В языке отражается все содержание бытия человека, мир в целостности, пропущенные через человеческое сознание. Картина мира предстает как субъективный образ объективной реальности.

Тесно связанный с жизнью общества, язык не только служит человеку основным средством общения и познания, но и помогает объективировать предметный мир, формировать и выражать идеи, воззрения. Поэтому функциональный подход, изучающий язык в действии, в основе своей ориентирован на языковую личность, то есть связан с понятием антропоцентризма.

Исследование языка с точки зрения антропоцентризма ставит человека в эпицентр его анализа в целом: познание человека невозможно без обращения к языку, природу и сущность языка можно понять и объяснить исходя из человека и его мира. «Язык есть способ упорядочения отношения человека к предметам и явлениям мира, а также к самому себе и окружающим людям» (Богин 1984).

Языковую личность следует рассматривать как прототип носителя национально-культурных ценностей, являющихся центральной частью национальной картины мира и имеющих различные способы языкового выражения. Картина мира отражает всю совокупность знаний и представлений человека об окружающей его действительности; она выявляется при помощи изучения концептов, которые представляют собой объекты из мира "Идеальное", имеющие имя и отражающие культурно обусловленное представление человека о мире "Действительность" (А. Вежбицкая).

По терминологии Ю.С. Степанова (Степанов 1998) концепты - «сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека, и, с другой стороны, концепт - это то, посредством чего человек сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее; идеи, возникающие у народа на протяжении всего его развития».

В ХХ веке происходит выход науки о языке к проблемам «язык и индивид», «язык и культура», «мысль и язык». Концепт оказывается одним из ключевых понятий современной лингвистики. Исследователи употребляют этот термин как пример изменившейся научной парадигмы (См., например, Язык и наука ... 1995).

На  современном этапе развития когнитивной науки особое внимание исследователей привлекает сфера когнитивной семантики, что объясняется усилением интереса к исследованию метаязыка культуры. Слово как элемент метаязыка культуры обозначается термином «концепт». Им же именуются первичные общие мыслительные представления, на основе которых  развиваются конкретные значения слов (Подробнее об этом см.: Аскольдов-Алексеев 1982; Лихачев 1993). Эти два понимания термина «концепт» отражают единую культурно-лингвистическую полифункциональность концепта.

         Надо отметить, что, несмотря на достаточно широкую распространенность, термин «концепт» не имеет однозначного толкования. Нам импонирует интерпретация термина «концепт», предложенная В.В. Колесовым (Колесов 1994). Согласно этому подходу концепт предстает как единое ментальное образование, разделяемое при анализе на концепт-1 и концепт-2. Под концептом-1 понимается первичное общее представление, в котором запрограммирован весь процесс развития понятийной структуры слова; в речи он замещает соответствующее понятие, позволяя таким образом моментально считывать нужную информацию, которую несет в себе слово. Это постоянная величина, но интерпретируется носителями языка по-разному, в чем и проявляется культурно-языковой потенциал личности, нации. Обогащаясь всевозможными смыслами и приобретая функцию базового представления, определяющего в процессе человеческого познания новые реалии, концепт-1 развивается до концепта-2 - ключевого слова духовной культуры. Разделение концепта на концепт-1 и концепт-2 отражает начальную и конечную стадии единого целого, подтверждая спиралевидный характер развития языка и культуры.

         Необходимо уяснить различия между архетипом, понятием, внутренней формой и концептом. Концепт может отождествляться с архетипом и внутренней формой только в роли концепта-1, но и в этом случае будут обнаруживаться отличия. Так, в отличие от архетипа, концепт не является  теоретически вероятным конструктом и не выводится только на основе лексико-семантических вариантов значения слова; концепт относится к плану идеального и определяется интуитивно. Понятия концепт и архетип чаще всего пересекаются при исследовании содержательной структуры слова. Однако, если внутренняя форма может быть со временем утрачена, концепт же никогда не может быть утрачен, иначе слово перестанет быть понятным. Кроме того, концепт - чистая идея - предполагает только содержательную, но не формальную связь с опорным представлением, как это имеет место у внутренней формы. От понятия концепт отличается не только как опорное ментальное представление слова (концепт-1), но и как универсальное культурное представление (концепт-2). При порождении слова концепт-1 предшествуют понятию, являясь его «зародышем». С точки зрения функционирования слова в речи концепт-1 представляет собой свернутый заместитель понятия. В культурологическом плане концепт-2 является продуктом развития понятия до общекультурного значения; кроме того, необходимым признаком концепта-2 является его универсальная способность детерминировать новые культурные реалии (Подробнее об этом см.: Арутюнова 1988).

Концепт как когнитивный термин связан с тем аспектом лингвистики, который обращен к проблеме значения как ментальной сущности, к роли слова в процессах категоризации действительности, речемыслительной деятельности.

Каждый язык отражает определенный способ восприятия и концептуализации мира. Совокупность значений языка составляет единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая "навязывается" в качестве обязательной всем носителям языка.

Именно в контексте определенной культуры происходит становление личности, ее ценностных ориентиров, формирование характера и мировоззрения. В этой связи становится очевидной справедливость утверждения Л.Н. Гумилева, что другой культуры, кроме этнической, не существует.

В качестве основополагающих для современного концептуального анализа можно указать на работы А. Вежбицкой, которая разрабатывает не имеющие аналогов в лингвистическом мире теории метаязыка и этнограмматики, создает оригинальные описания различных языков, позволяющие посредством строгого лингвистического анализа проникнуть в культуру и способ мышления соответствующих народов.(См.: Вежбицкая 1990; Вежбицкая 1992; Вежбицкая 1994; Вежбицкая 1997). Как справедливо отметила Е.В. Падучева,  в своем подходе к изучению языка А. Вежбицкая основывается на его антропоцентричности: «Во-первых, язык антропоцентричен: он предназначен для человека, и вся языковая категоризация объектов и предметов внешнего мира ориентирована на человека; это общая черта всех языков. Во-вторых, каждый язык национально специфичен. При этом в языке отражаются не только особенности природных условий или культуры, но и своеобразие национального характера его носителей» (Вежбицкая 1997, С.21).

В своей работе (Wierzbicka 1992) А. Вежбицкая предлагает выявлять свойства национального характера, вычитывая их из национально-специфического в соответствующих языках, исходя из того, что каждый язык образует свою «семантическую вселенную». Рассматривая смысловой универсум русского языка, исследователь особое внимание уделяет «трем уникальным понятиям» русской культуры, в которых наиболее полно отражаются особенности русского национального характера - душа, тоска, судьба. А. Вежбицкая считает, что национальный характер не должен служить исходной предпосылкой для отыскания в языке каких-либо черт, а, наоборот, произведя лингвистический анализ национально-специфического в соответствующих языках, можно получить в результате сведения о том или ином национальном характере.

У истоков когнитивной науки стоят такие направления исследования интеллектуально-духовной деятельности, как: 1) логическое направление, занимающееся  изучением формальных правил мышления, структур понятий и высказываний; 2) лингвистическое направление, исследующее механизмы и процессы, лежащие в основе актов мышления; 3) психологическое направление, предметом  внимания которого являются все формы психической деятельности в их реальных эмпирических проявлениях.

         Представления о внешнем мире всегда сформированы конкретной культурой, поэтому структуры представления знаний в языке когнитология изучает с учетом этого феномена.

         Таким образом, концептуальный анализ в широком смысле - это лингво-культуроведческий анализ лексики, имеющей ключевое, определяющее значение в человеческой культуре.

         Наряду с теорией лингвистической относительности, согласно которой «реальный мир» в головах людей в значительной мере бессознательно строится на языковых нормах общества, существует гипотеза когнитивного релятивизма, отстаивающая существование различных моделей рациональности. Однако нет оснований считать, что у разных народов существуют различия в основных познавательных процессах; не были зафиксированы данные об отсутствии у какой-либо этнокультурной группы какого-либо важного познавательного процесса - абстракции, умозаключения, категоризации (Коул, Скрибнер 1997). Мышление наднационально, оно работает по единым законам.

         Процесс мышления следует отличать от содержания мышления, под которым понимается совокупность всех языковых значений. Содержание мышления несет на себе отпечаток психического склада представителей определенной этнокультурной общности. Именно в содержании мышления фиксируются несходства в культурном опыте тех или иных народов.

          Свойственный языку способ концептуализации действительности (взгляд на мир) отчасти универсален, отчасти национально-специфичен, так что носители разных языков могут видеть мир немного по-разному, через призму своих языков (Апресян 1995).

Таким образом, плодотворным для построения национально-ориентированной парадигмы обучения РКИ с учетом этнопсихологических факторов представляется путь сопоставительного описания ценностных картин мира в рамках построения "концептосферы" (особого поля, «ауры» языка ), которое увязывается с познавательным потенциалом, запасом знаний и навыков, культурным опытом как отдельной личности, так и народа в целом (Д.С.Лихачев). Национально-культурное своеобразие концептосферы незаметно изнутри, но оно выявляется в процессе сопоставительного анализа. Анализ концептов позволяет проследить развитие понятийной структуры как отдельных слов, так и всего словарного запаса языка в целом в диахроническом аспекте, усмотреть связь этого процесса с особенностями национального менталитета.

В языках отражается различие в "этнофилософиях" (А. Вежбицкая). Язык предстает, таким образом, как семантический и культурный универсум, посредством лингвистического анализа которого можно постичь культуру и способ мышления народа.

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074