Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

Культура. Наука. Образование.

Серегина Т. В., Некрасова Н. А.,

3.2. Антропоцентризм и становление антропного принципа в парадигме эволюционизма

Прежде всего, рассмотрим парадигму антропоцентризма в контексте различных философских учений.

В софистике идея центрального места человека наиболее ярко выражена словами Протагора: «Человек есть мера всех вещей: существующий, что они существуют и несуществующих, что они не существуют». Сократ особо подчеркивал, что этот человек обязательно должен быть «мыслящим». Основной девиз Сократа: «Познай самого себя!» Главная цель его философии - восстановить авторитет знания. Тем самым признавалась прерогатива человека перед остальной природой, поскольку мышление выделяло его в сторону возможного главенствования и управления над миром на основе знаний о себе и о нем.

Антропоцентрические идеи Демокрита нашли отражение в его идеях о человеке как микрокосме. Наиболее ярко парадигма антропоцентризма отражена в его высказывании: «Люди дают клятву богам только тогда, когда они находятся в безвыходном положении, когда же они от него избавились, все равно их не соблюдают» [14, с. 791]. Аристотель также рассматривал человека как самую глубокую сущность бытия.

Таким образом, в философии Древнего Мира антропоцентризм рассматривал человека как необходимую часть всего Космоса, как его высшее состояние.

В эпоху Возрождения на основе гуманистического подхода закладываются основы современного антропоцентризма. Эпоха Нового времени ознаменовалась развитием науки, а антропоцентризм получил гносеологическое и психологическое направление. Именно в эту эпоху, особенно в связи с развитием производства, появляется идея о могуществе человека как властелина природы, и о его возможности полного подчинении природы своим интересам.

Марксистская философия связывает антропоцентризм с социальными явлениями. Человек «...является, с одной стороны, закономерным результатом эволюции природы, а с другой, как личность, обладает субъективностью, сознательно-деятельностным свойством, активно воздействует на окружающий мир и изменяет его в соответствии со своими взглядами. При этом определяющую роль в человеке играют его социальные личностные качества. Тезис Маркса о том, что философия должна не только отражать мир, но и преобразовывать его, распространяется на всю сферу общественного сознания и деятельностно-творческую сущность человека» [19, с. 5].

В середине XX века философия сопоставляет антропоцентризм с антропным принципом, на котором мы уже останавливались в первой главе. В парадигме креационизма антропный принцип напрямую связывается с идеей Творца. «Кажется, что для создания Вселенной кто-то привел все количественные параметры Вселенной в соответствие друг с другом... Все это производит грандиозное впечатление замысла» [31, p.203]. По словам специалиста в области космологии Э. Харрисона «...мы располагаем доработанным и модернизированным космологическим доказательством существования Бога - доказательством, основанным на идее замысла и плана... Важнейшим доказательством божественного замысла является гармония и упорядоченность Вселенной. Подумайте, какая точка зрения вам ближе: слепой случай, который требует множество миров, или план, который предполагает только один мир... Многие ученые в своих предпосылках склоняются к телеологическому аргументу или идее замысла» [32, p. 252].

Философ из Оксфорда Р. Суинберн пишет: «Постулирование триллионов триллионов миров, вместо постулирования Одного Бога, для того чтобы объяснить упорядоченность нашего мира, кажется верхом иррациональности» [34, p. 68].

Теоретик в области квантовой физики Д. Полкингхорн вообще отрицает подобные подходы: «Давайте рассмотрим эти спекуляции как таковые. Это не физика, а, в строгом смысле слова, метафизика. Не существует сугубо научных оснований веры в множественность миров. А как теоретическая конструкция эти миры не поддаются изучению. Другое возможное объяснение, обладающее равной интеллектуальной респектабельностью и, с моей точки зрения, более четкой структурой и организацией, состоит в том, что этот мир имеет данное устройство потому, что он был сотворен по воле Творца, Который хотел, чтобы он был именно таким» [33]. Эти идеи - истинный креационизм.

Таким образом, научные исследования XX века при соответствующейинтерпретации также могут рассматриваться как основания парадигмы креационизма. В основе идеи креационизма лежит не только Священное писание Библии, но и другие религиозные учения, различные философские направления и даже данные естественных наук.

В XX веке в философии и естествознании начала оформляться идея научного креационизма «...возникшее с целью обосновать - на основе данных наук о природе - идею о сверхъестественном и однократном сотворении мира. Является идеологической реакцией на эволюционное учение о мире и происхождении биологических видов, отрицает принцип самопроизвольного восхождения от низших форм материи к высшим». [23, с. 431].

Появление научного креационизма датируется 30-ми годами XX века и связано с осмыслением биохимических и генетических экспериментов в биологии, которые проводились в то время независимо от основных идей креационизма. Начиная с 60-х годов ученые проводят целенаправленные эксперименты с целью проверки той или иной гипотезы, высказанной в концепции эволюционизма или креационизма. Основная цель таких опытов заключаетсяв конечном счете - сделать выбор между этими концепциями.

Поворотным этапом в этом отношении стала книга Д.К. Уиткомба и Г.М. Морриса «Потоп из книги бытия» [26], «...в которой соавторы, теолог и ученый, сопрягают библейские и научные сведения о геологической истории нашей планеты». [23, с.431]. Под влиянием этой книги в США образовывается Креационистское Исследовательское общество, в котором на сегодняшний день более 700 членов имеют ученые степени в области естественных наук и около 2000 членов без ученых степеней.

В 60-х годах XX века креационистские общества начинают образовываться в различных странах. Некоторые из них выступают с требованиями ввести научный креационизм в курсы средних и высших учебных заведений. Г. Моррис в 1972 году основывает Институт Креационных Исследований, который активно издает книги, статьи, проводит конференции. При этом институте действует аспирантура.

Таким образом, сегодня креационизм претендует на роль новой науки.

К основным положениям научного креационизма относятся:

  1. Основной догмат креационизма совпадает с догматом о сотворениимира Богом из ничего, которого придерживаются различные религии - христианская, мусульманская и иудейская.
  2. Сотворенный мир до времени сохраняется Богом, силы разрушенияведут мир к гибели.
  3. Фундаментальные науки не знают никаких «законов развития» и исходят из законов сохранения и роста энтропии.
  4. Идея самостоятельного восхождения материи от простого к сложному и от низшего к высшему не имеет экспериментального подтверждения, что доказывается отсутствием переходных форм. [23, с. 432-433]

Первые два положения априори являются нефальсифицуруемыми и в принципе не могут рассматриваться как научные.

С третьим и четвертым положениями можно согласиться лишь отчасти.Сегодня нет строго математически оформленных законов, описывающих усложнение материальных структур, однако процессы самоорганизации наблюдаются повсеместно, и возникает много различных подходов в интерпретации закона деградации (второго начала термодинамики), которые говорят о невозможности его применения ко всем эволюционным процессам.

Таким образом, можно сделать вывод, что на основе положений креационистской парадигмы в принципе нельзя научно обосновать акт сотворения. Он изначально выводится из естественного рассмотрения и принимается на веру. То есть парадигма креационизма основана на интерпретации наблюдаемых фактов, и в качестве научного основания данной парадигмы, как правило, выступают рассуждения о невозможности объяснить наблюдаемые явления строго научными методами.

Теперь остановимся на анализе основных методологических принципов анализа процесса эволюции.

Эволюционные процессы представляют собой особое явление с точки зрения методологии исследования, так как невозможно на строгих научных основаниях проанализировать развитие мира от начала Вселенной до наших дней: во-первых, нет экспериментальных данных этого развития; во-вторых, эти процессы нельзя воспроизвести и повторить. Поэтому основной метод, который используется при изучении невоспроизводимых и неповторимых феноменов - метод абдукции, сеть которого заключается в том, что мы строим модели без прямой экспериментальной проверки и на основе наблюдаемых фрагментов реальности создаём теоретически непротиворечивое объяснение того, как эти фрагменты реальности могли образоваться. В связи с этим возникает вопрос: можно ли концепциям развития мира придать строгий научный статус? Со времени Ламарка и Дарвина эволюционные парадигмы пытались преподносить в виде законченных научных теорий, хотя оснований для признания этих теорий научными по сей день нет.

В середине XX века в философии был сформулирован так называемый антропный принцип, суть которого заключается в том, что наблюдаемая нами часть Вселенной представляет собой расширяющуюся систему галактик, состоящих из звёзд с обращающимися вокруг них планетами, на одной из которых обитаем мы.

В работе Б. Картера выделяется слабый и сильный антропный принцип. Первый из них предполагает, что наше положение во Вселенной с необходимостью является привилегированным в том смысле, что оно должно быть совместимо с нашим существованием. Мы являемся свидетелями процессов определенного типа потому, что процессы другого типа протекают без свидетелей.

Однако более глубокий анализ показывает, что физические условия Вселенной являются не только достаточными для существования человека, но и необходимыми. На основе этого Б. Картер сформулировал сильный антропный принцип. Вселенная (и, следовательно, фундаментальные параметры, от которых она зависит), должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей.

Действующие в Метагалактике законы достаточны для возникновения жизни, но являются ли эти законы необходимыми для возникновения сложных форм вещества? Более того, происхождение не только человека, но вообще любых сложных структур (даже механических, таких как планетные системы, галактики) возможно только при данных условиях? Эти вопросы до сих пор открыты, также как остается открытым и вопрос: почему реализовался наш физический мир, обладающий фундаментальными свойствами, которые не могут быть объяснены посредством известных нам законов природы?

При рассмотрении физических параметров, которые необходимы для существования во Вселенной сложных структур, удивительными являются следующие факты.

Во-первых, соотношение между электромагнитным и гравитационным взаимодействием должно соответствовать друг другу с точностью 10-40. В противном случае не смогут существовать звезды типа нашего Солнца. Эта точность соответствует точности снайпера, чтобы попасть в монету, находящуюся от него на расстоянии двадцати миллиардов световых лет.

Во-вторых, такое же отношение составляют радиус наблюдаемой Вселенной к радиусу электрона, возраст Вселенной к атомному времени. Важно отметить, что современная наука пока не может объяснить эти числа и не использует их в своих исследованиях глубин материи.

Итак, во Вселенной существуют именно такие условия, в которых могли возникнуть сложные структуры вплоть до разумной жизни. Существует совокупность фундаментальных констант, которая привела к рождению человечества.

С физической точки зрения антропный принцип напрямую связан с концепцией глобального эволюционизма, поскольку в процессе эволюции идёт усложнение структур и образование всё более сложных самоорганизующихся систем, при этом вероятность случайного совпадения отдельных элементов, обеспечивающих устойчивое существование структуры, стремится к нулю. Эволюционное восхождение по лестнице всё усложняющихся форм и структур означает реализацию всё более маловероятных событий.

В конечном итоге мы выходим на вопрос: какое место в этом мире занимает человек? Продукт ли он практически «невероятной случайности», или всё-таки во Вселенной действуют какие-то механизмы, которые делают этот процесс закономерным, или же он является продуктом Творения. От решения этого вопроса зависят мировоззренческие установки человека, его отношение к миру и самому себе.

При рассмотрении отдельного фрагмента истории Вселенной, в промежутке времени, когда уже образовалось много различных структур, этот вопрос решается легко. Сложная организация может возникать спонтанно. Для успеха отбора необходимо существование ансамбля, под которым понимается набор большого числа сходных систем. В биологии этот ансамбль составляют миллиарды организмов и миллионы поколений, существовавших на протяжении истории Земли.

Логически рассуждая, по аналогии с биологической эволюцией, мы должны прийти к заключению, что необходим ансамбль различных вселенных для существования нашей Вселенной.

Таким образом, в рамках материалистического подхода наука пришла в идее множественности миров, что не противоречит теоретическим построениям.

В 1957 году X. Эверетт предложил «многомировую» интерпретацию квантовой механики, в соответствии с которой это событие интерпретируется как «расщепление» Вселенной на множество в одинаковой мере реальных вселенных, различающихся лишь исходом данного взаимодействия и состоянием сознания наблюдателя, его зафиксировавшего. Физическая Вселенная, таким образом, непрерывно «ветвится», порождая всё новые экземпляры полностью изолированных друг от друга миров. Наблюдатель, однако, в каждый момент находит себя лишь в одном мире и не подозревает о существовании остальных.

Другую возможность дают современные «инфляционные» сценарии эволюции, допускающие существование в нынешней Вселенной причинно разделенных областей, в которых могли реализоваться различные типы фундаментальных симметрии вследствие фазовых переходов, осуществившихся на начальных этапах эволюции. Вся астрономическая Вселенная представляет собой в этой схеме лишь малую часть одной из таких областей.

В теории Фридмана Вселенные оказываются как бы вложенными друг в друга и образуют замысловатую структуру. Вообразить ее себе очень сложно, тем не менее, по мнению М.А. Маркова, если этакая картина многоэтажной, многоярусной Вселенной не реализуется природой, это само по себе будет удивительной загадкой - уж очень естественно, без всяких дополнительных гипотез возникает эта картина в рамках теоретических построений.

Таким образом, гипотеза ансамбля миров может быть объяснена теоретически. Однако возникает ряд вопросов, на которые достаточно сложно дать удовлетворительный ответ.

Сам факт существования множественности миров можно рассматривать как необходимое условие существования сложных структур. То есть, мы переносим антропный принцип с нашей части Вселенной (Метагалактики) на Вселенную вообще. Просто расширяются границы антропного принципа, а суть дела не меняется. Ведь в конечном итоге мы должны рассматривать что-то единое, целостное. Если при единичной Вселенной мы говорим о случайном совпадении констант, то в случае ансамбля миров мы говорим о том, что он необходим для существования отдельной Метагалактики с условиями, в которых возможна жизнь. То есть, сам ансамбль миров - обязательное условие существования человека. А в силу каких причин он образовался? То есть, по сути дела множественность миров не дает удовлетворительной интерпретации антропного принципа, а лишь расширяет зону его действия.

Второй проблемой является проблема эволюции материи во всех её формах. Даже если принять, что изначально были именно такие условия и появился именно такой мир, очень сложно объяснить, почему он так быстро эволюционировал. Совпадение констант делает возможным образование сложных структур, но отнюдь не необходимым.

Теория самоорганизации и концепция глобального эволюционизма во многом решают эту проблему на основе развития конкретных систем, однако не выявляют глобальных, фундаментальных закономерностей, которые управляют эволюцией и дают возможность развиваться материи как единому целому. Можно сказать, что парадигма универсального эволюционизма принимает это как постулат, не обосновывает его.

Противники теории эволюции утверждают, что образование всё более сложных структур даже в этом мире идет по пути все меньшей вероятности.

Если даже существует ансамбль миров, в котором в принципе возможны сложные структуры, то такие миры, в свою очередь тоже должны образовать свой ансамбль, чтобы возможность образования сложных структур превратилась в действительность. Это напоминает принцип «дурной бесконечности», против которой выступал Ф. Энгельс.

И самое существенное, состоит в том, что ансамбль миров - это только одно из возможных теоретических объяснений антропного принципа, и проблема заключается в том, что данные теории не подлежат экспериментальной проверке.

К тому же такой подход ставит человека в положение случайного наблюдателя. Его можно рассматривать как гигантскую флуктуацию, как «ошибку истории». В таком случае, какое будет отношение человека к самому себе? Человек порождён слепым случаем, а значит такой же случай может его уничтожить. Жизнь человека и развитие цивилизации теряет всякий смысл. С такой интерпретацией трудно согласится.

Концепция глобального эволюционизма в несколько ином ключе рассматривает человека. Как отмечает Л.В. Фесенкова, этапы прогрессивного развития мирового процесса предстают в качестве моментов собственного развития человека. Он не может отделить себя от этой эволюции, поскольку она приводит, в конечном счете, к появлению самого высшего и самого сложного продукта материи, в котором материя познает самое себя - появлению самого человека. Высший и наиболее совершенный продукт природы, авангард материи - таковы лестные характеристики, которые получает человек в картине глобального эволюционизма. В ней человек приобретает «онтологические преимущества» по сравнению с другими объектами природы, а значит и возможность ретроспективного рассмотрения всего мирового движения с точки зрения его высшего пункта - наиболее высоко организованного объекта природы. Такое представление о положении человека в универсальном направленном движении определяет специфику его восприятия через систему значимостей и оценок.

Однако и при таком подходе факт появления человека констатируется как данность, причины же этого не выявляются. То есть, в конечном счете, проблема остается открытой.

Таким образом, в парадигмах креационизма и эволюционизма антропный принцип рассматривается или как целенаправленное творение, или как результат случайного совпадения физических констант. Однако, некоторые поправки в эти представления внесла концепция самоорганизации.

В нашей интерпретации появление разума (и вообще любой сложной структуры) - не является результатом случайного совпадения констант или актом творения высшего Разума. Ранее отмечалось, что в работе И.Л. Герловина удалось теоретически обосновать такое «совпадение». Вселенная в результате самоорганизации постепенно усложняется, разум же появляется на определенном этапе как закономерный процесс усложнения материи. Любые образования во Вселенной, в том числе и сознание человека, являются результатом самопостроения на основе образования порядка из хаоса. Причем, системообразующим фактором в этом случае играет внутренняя информация системы (по И.Л. Герловину - фундаментальный код, по В.Б. Гухману - информационное многообразие), которая обеспечивает взаимосогласованное развитие отдельных составляющих Мироздания в соответствии с концепцией информационного психофизического монизма.

При этом, в основе мироздания лежат не состояния материи, которые переходят одно в другое в результате случайных процессов, а процесс образования порядка из хаоса в соответствии с законами самоорганизации. При этом такие глобальные качественные переходы как появление вещества, жизни и человека выступают как закономерные этапы указанного процесса.

В.Г. Буданов, рассматривая открытые системы в иерархической структуре мироздания, выделяет три уровня: микро- макро- и мега. Тогда для макроуровня микроуровень будет восприниматься как хаос, поскольку его временные и пространственные масштабы таковы, что для вышележащего уровня они воспринимаются как бесконечно малые и нет возможности описать движение отдельных его составляющих. Мега-уровень будет для среднего уровня восприниматься как образованный сверхмедленными, «вечными» параметрами, которые играют для макроуровня роль управляющих параметров [22].

При таком подходе образование порядка из хаоса может быть представлено следующим образом. Случайные элементы новой информации на уровне микромира, попадая в определенную систему макроуровня начинают под воздействием управляющих информационных параметров мегауровня образовывать определенные устойчивые структуры. Структурирование происходит за счет образования взаимосвязей между элементами вновь поступающей и уже имеющейся в системе информацией, что соответствует закономерностям информационного подхода.

Поскольку в основу Мироздания положен процесс, то вопроса о начальном состоянии Естества не возникает: оно было всегда и просто переходит из одного вида в другой. Совпадение констант в таком случае является результатом образования устойчивых форм, возникающих в процессе перехода хаоса в порядок. Эволюция Мироздания идет таким образом, что в качестве одной из форм в процессе самоорганизации появляется Вселенная с данными физическими условиями.

Многообразие форм, возникающих в процессе образования порядка из хаоса, выступает в качестве ансамбля. Причем нет необходимости существования бесконечного числа формообразований, так как процесс самоорганизации направляет эволюцию по пути образования наиболее эффективных форм за счет воздействия управляющих параметров мегауровня. Если бы во Вселенной были другие начальные условия, но процесс перехода хаоса в порядок имел бы место, все равно образовались бы сложные структуры (возможно на совершенно иных принципах) вплоть до появления сознания - способности осмысливать и создавать новую информацию.

Таким образом, в парадигме информационного подхода интерпретация антропного принципа состоит в том, что при любых начальных условиях во Вселенной начнут возникать сложные структуры, так как в соответствии с концепцией информационного психофизического монизма, внутренняя информация Вселенной связывает мир в единое целое.

С.Д. Хайтун дает сходное толкование возможностей образования материальных структур на основе взаимодействий: «Понятия материи и взаимодействий - из одного куста понятий. Мы говорим материя - подразумевая взаимодействия, мы говорим взаимодействия - подразумеваем материю.

Будучи источником всего и вся в этом мире, взаимодействия сами себя развивают, являясь движущей силой эволюции, ее фундаментальной сущностью, которая не может быть обоснована и которая не нуждается в обосновании» И далее: «Саморазвитие материи настолько неотъемлемую часть всего сущего, что само существование реальных систем возможно лишь в режиме эволюционирования» [27, с. 82].

Любопытно отметить отношение С.Д. Хайтуна к креационизму: «... когда мы фиксируем в качестве фундаментальной сущности эволюции, скажем, психическую энергию или Творца, то добавляем ее к используемой многими учеными сущности взаимодействия; когда же мы останавливаемся на фундаментальной сущности взаимодействия, то обходимся без сущностей психическая энергия или Творец, т.е. меньшим числом фундаментальных сущностей, что выигрышнее с точки зрения принципа экономии мышления» [27, с. 83].

Таким образом, по С.Д. Хайтуну, за субстанцию принимаются материя и взаимодействия, которые так или иначе наблюдаются экспериментально, хотя их происхождение не может быть объяснено теоретически.

Однако, на основе информационного подхода такое обоснование представляется возможным. Здесь прослеживается любопытная цепочка. Информационное многообразие как субстанция Универсума (в соответствии с концепцией информационного психофизического монизма [9]) проявляет себя в материи в виде взаимодействий. Причем здесь добавляются новые сущности за счет перехода на более высокий уровень иерархических категорий Мироздания. Взаимодействия выступают как следствие проявления информационного многообразия в материи. Информация порождает и материю, и взаимодействия, то есть число фундаментальных сущностей уменьшается, в полном соответствии с «принципом экономии мышления».

Таким образом, в соответствии с парадигмой информационного подхода и данными современного естествознания интерпретация антропного принципа может выглядеть так: информационное многообразие содержит в себе информацию о развитии материи и на этой основе происходит ее эволюционное усложнение.

При таком рассуждении может возникнуть вопрос: а не осуществляется ли здесь подмена понятий Творца и информационного многообразия? На это замечание можно отметить следующее.

Во-первых, даже если согласиться с тем, что информационное многообразие есть наиболее общая субстанция, существование которой нельзя объяснить теоретически, в интерпретации антропного принципа мы продвинулись на несколько шагов вперед, поскольку некоторые вопросы, необъяснимые ранее теоретически, нашли свое решение.

Во-вторых, при такой интерпретации антропного принципа место Человека во Вселенной приобретает несколько иное значение. Человек уже не есть венец природы, «вовсе не является главной целью и итогом эволюции Вселенной, представляя собой лишь промежуточный финиш эволюции на одной из ветвей мутовки разумных существ» [27, с. 275].

В-третьих, информационное многообразие является субстанцией не потусторонней, в принципе непознаваемой, как Творец, а выступает как внутренняя сущность объективной реальности, хотя на сегодняшний день нет экспериментальных фактов, фиксирующих эту реальность прямыми экспериментами. Тем не менее, как отмечалось ранее, такие эксперименты предлагаются Берковичем и Исаевым.

В-четвертых, если следовать концепции В.Г. Буданова, о том, что в основе мироздания лежит не состояние, а процесс, то научный поиск необходимо направить в несколько ином русле. Нами уже отмечалось, что информацию можно рассматривать с трех позиций: субстанционной, атрибутивной и функциональной. На наш взгляд, это все звенья одной цепи. Информационное многообразие есть субстанция, порождающая через взаимодействия материальный мир. Информация, содержащаяся в определенных материальных телах есть атрибут материи, а взаимодействие между конкретными материальными объектами, обеспечивая их функционирование, порождает функциональную информацию. На определенном витке эволюции появляется сознание, которое может создавать определенные информационные структуры уже не материального порядка. Конечно, такая информация создается высокоорганизованной материей. Но если атрибутивная информация связана с фактом существования того или иного материального объекта, то информация, порожденная сознанием, может уже существовать независимо от источника, порождая духовную культуру всего человечества, архетипические структуры, коллективное бессознательное и т.п. В таком подходе на уровне научной гипотезы можно высказать предположение, что на каком-то витке эволюции эта информация какими-то образом будет связана с субстанционной и тогда развитие мира будет представляться как циклический процесс перехода информации из одной форму в другую.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074