Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.3. Сопоставление терминов и понятий, обозначающих разные виды соглашений в речевом поведении

Поскольку единого взгляда на конвенции и правила коммуникативного поведения пока не существует, далее обсуждаются предлагавшиеся в литературе подходы к исследованию конвенций в современной письменной деловой речи на бумажных носителях в условиях официального и полуофициального общения.

Выделяются два вида конвенций – конвенции статусно-ролевого (вертикального) и функционально-ситуативного (горизонтального) речевого поведения [Колтунова 2005]. Их можно рассматривать с точки зрения согласования когнитивного взаимодействия участников общения [Демьянков 2005]. Существуют различные проявления реализации в тексте конвенционального речевого поведения: жанры, стандарты, образцы, шаблоны, стереотипы, клише, фразеосхемы, коллокации, нормы и др. [Буторина 2006, 2009а, 2013]. Исследователи предлагают классификации этих понятий по разным основаниям, подчёркивая то одни, то другие расхождения между многочисленными терминами, которые используются для описания воспроизводимых в общении когнитивных инвариантов [Буторина 2007а]. Большое число классических и современных работ, обсуждающих термины «канон», «клише», «стереотип», «языковой стандарт» и др. ([Колтунова 2005], [Кронгауз 1998], [Ларина 2009], [Прохоров 1997], [Розенталь, Теленкова 1976], [Сорокин 1978] и др.), свидетельствует об актуальности и важности уточнения понятий и терминов, касающихся прагматических норм общения. Некоторые из таких норм и конвенций подлежат включению в словари [Апресян 1995]. Процессы глобализации делают необходимым распространение кросс-культурной грамотности [Трошина 2000], что невозможно без создания метаязыка описания инвариантов общения [Буторина 2007в] в разных языках и культурах. Важность исследований, которые могли бы лечь в основу таких описаний, подчёркивалась неоднократно ([Никитина 1995], [Тер-Минасова 2004]).

Для того чтобы выделить набор признаков, используемых в дефинициях интересующих нас понятий и терминов, рассмотрим и обсудим наиболее часто используемые в литературе определения.

Канон – «традиционные, социально одобряемые, конвенционально закреплённые правила и предписания коммуникативного поведения» [Красных 1998а: 25].

Клише – «готовый оборот, используемый в качестве легко воспроизводимого в определённых условиях и контекстах стандарта» [Розенталь, Теленкова 1976: 78].

Конвенция – «неписаные, но ясно осознаваемые социализированной личностью типы и модели речевого поведения» [Колтунова 2005: 6] (ср. с приведённым во Введении определением Д. Льюиса).

Речевой штамп – «стилистически окрашенное речевое средство, за счёт высокой употребительности превратившееся в ходовую универсальную единицу, что вызывает её отторжение адресатами» [Матвеева 2003: 574].

Стереотип – «некоторый процесс и результат общения (поведения) и конструирования поведения согласно определённым семиотическим моделям, список которых является закрытым в силу тех или иных семиотико-технологических принципов, принятых в некотором социуме» [Сорокин 1978: 75].

При определении стереотипа нередко подчёркивается его ассоциативная природа, т.е. его способность выступать как «социокультурно маркированная единица ментально-лингвального комплекса представителя определённой этнокультуры, реализуемая в речевом общении в виде нормативной локальной ассоциации к стандартной для данной культуры ситуации общения» [Прохоров 1997: 34].

Языковой стандарт – «стремление к выражению мысли единообразным способом, использование для этого готовых формул-клише» [Ширяев 2003б: 48].

Норма «как социальное явление отражает узуально закреплённые принципы отбора языковых форм в соответствии с принятыми в данном социуме правилами их употребления в типизированных социально-детерминированных коммуникативно-прагматических ситуациях общения» [Азнаурова 1990: 21].

Очевидно, что при всём разнообразии используемых понятий и терминов (здесь приведены определения, которые наиболее часто встречаются и которые являются представителями класса сходных, но не тождественных сущностей) можно выделить в принципе исчислимый набор признаков, предлагаемых для классификации этих феноменов.

Прежде всего обращает на себя внимание область применения того или иного термина: язык, речь или речевая деятельность. По этому признаку выделяются, например, «норма» как понятие языка (во всяком случае, в лингвистике термин «норма» употребляется чаще всего именно в этом значении), «клише» как факт речи и «стереотип», относящийся к речевому поведению в целом, поскольку даже в лингвистических работах принято разграничивать социальные и ментальные стереотипы, стереотипы общения и речевые стереотипы (например, [Николаева 2000]).

Далее термины можно разделять по признаку «отношение к синтагматике/парадигматике, что позволяет выделить «клише» и «штамп» как явления синтагматики. Кроме того, в литературе часто используется в качестве дифференциального признак «лексический уровень системы языка/все уровни», по которому могут быть выделены, например, «норма» и «языковой стандарт» как понятия, затрагивающие все уровни языковой системы.

Дихотомия «устная/письменная форма реализации языка» позволяет отметить контекст, в котором по преимуществу употребляется термин «языковой стандарт», а именно письменную речь. Этот термин маркирован также по признаку «официальность ситуации общения». Что касается возможной кодификации, то здесь «языковой стандарт», как и «норма», тоже попадают в особый класс.

По признаку «социальное одобрение/неодобрение» выделяется термин «штамп», часто эта характеристика приписывается и «стереотипу».

Шкала «степень осознаваемости/неосознаваемости» даёт возможность расположить на одном полюсе «языковой стандарт», а на другом «стереотип». «Канон» и «конвенция» будут находиться где-то между ними. Понятие и термин «конвенция» при этом можно иногда охарактеризовать по признаку «статус», предполагающему сетевое взаимодействие наряду с институциональным иерархическим.

Наконец, «стереотип» с большой долей вероятности маркирован по признаку «эмотивно-оценочный компонент в описании», а «языковой стандарт» очевидным образом эмотивного компонента лишён.

Таким образом, можно объединить встречающиеся термины в группы по степени сходства значений внутри групп. В дальнейшем не исключена более детальная дифференциация сходных терминов. Так, «стереотип», если рассматривать его в контексте речевой деятельности, скорее всего окажется ближе к понятиям «постулат», «ритуал», «канон», «конвенция», «модель речевого поведения», «сценарий», «скрипт», «стратегия», «тактика», «фрейм». В свою очередь, в одну группу можно включить понятия и термины «клише» и «речевой штамп», поскольку они являются фактами речи. А «норма» и «языковой стандарт» могут составить ещё одну группу, поскольку являются осознаваемыми и чаще всего используются применительно к системе языка. Очевидно, что «стереотипы» и «конвенции», относимые к первой группе, могут использовать для своего выражения «клише» или «штампы» из второй группы и при этом опираться на «нормы» и «стандарты» из третьей группы.

Исследователи подчёркивают также возможность гипо-гиперонимических отношений между обсуждаемыми понятиями, ср.: «Стереотипизация (как результат) осознаётся индивидуумом в форме таких видовых понятий, как стандарт и норма (родовым в этом случае выступает понятие стереотип), причём стандарт является реализацией некоторой модели на социальном и социально-психологическом уровнях, а норма является реализацией такой модели на языковом и психологическом уровнях» [Прохоров 1997: 57]. Выявление таких отношений тоже облегчает дидактическое и методическое описание языковых средств, служащих для передачи конвенций. Так, если мы считаем некоторые формулировки языковым стандартом, то мы задаём их в учебных пособиях списком. Если перед нами стереотип, то требуются более подробные комментарии о его прагматических и эмотивных составляющих, поскольку без их учёта профессиональное общение не застраховано от коммуникативных неудач [Буторина 1998]. Исчисление и точное определение понятий и терминов, отражающих не только кодифицированные способы регуляции коммуникативного поведения, позволят разработать систему концентрического обучения для подготовки к профессиональной коммуникации ([Буторина 2007а, 2012г, 2013], [Буторина, Епифанов, Клыгина 2013]), поскольку чисто эмпирическое постижение принципов такой регуляции недостаточно эффективно и, кроме того, затратно.

Система концентрического обучения заключается в следующем. Под концентром понимается относительно замкнутый цикл учебного процесса, отбор и группировка языкового материала для которого осуществляется таким образом, чтобы обучаемый после прохождения первого концентра мог участвовать в подлинной речевой коммуникации, хотя и с ограничениями в выборе ситуаций и тем общения. В каждом последующем концентре вводится новый материал, дополняющий и расширяющий возможности предыдущего концентра [Глухов, Щукин 1993: 103].

Рассмотрим соглашения разных уровней контекста и дискурса. Начнём с прецедентных феноменов, которые не используются непосредственно в деловой речи, но составляют важную часть контекста. Эти феномены задаются языковой культурой и актуализируются в медиа.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074