Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.4. Прецедентные феномены

Изменения в социально-политическом устройстве российского общества привели к заметной трансформации русскоязычных текстов. Можно ли говорить при этом о воспроизводимых элементах информационного пространства и газетного дискурса? В какой степени можно прогнозировать состояние информационного пространства? Каковы механизмы «производства согласия»?

Наша гипотеза состоит в том, что одним из показателей информационной повестки дня (т.е. поводов, вокруг которых возникают очаги активности информационного пространства) может являться количественное возрастание и качественное разнообразие употребляемых в заголовках СМИ прецедентных феноменов [Буторина 2012б].

Прецедентный феномен в настоящей работе понимается как «вербализованный элемент экстравертивной фигуры коммуникации – дискурса, устойчиво эксплицируемый в прагматических целях и являющийся апелляцией к уже имеющимся в имплицитной форме аналогичному устойчивому элементу интровертивной фигуры коммуникации – тексту или аналогичному устойчивому элементу фигуры коммуникации – действительности с целью экономии коммуникативных усилий и/или маркированности ситуации общения» [Прохоров 2009: 155]. При таком понимании прецедентного феномена элементами дискурса можно считать прецедентное именование, прецедентную цитацию, прецедентную аллюзию и прецедентную реминисценцию [Прохоров 2009: 157].

Материалом для наблюдений за использованием прецедентных феноменов послужили заголовки газеты «Московский комсомолец» за 1961 год с января по апрель и за соответствующий период 2009 года (4).

Включение в заголовок прецедентного феномена задаёт контекст дискурса, маркирует идентичность, создаёт возможности для совместного творчества писателя и читателя. В период построения развитого социализма в нашей стране прецедентные феномены передовых статей и газетных заголовков нередко представляли собой выдержки из постановлений партии и правительства, т.е. документов. Помимо этого в газетных заголовках все чаще стали появляться прецедентные феномены в виде несвободных сочетаний слов: фразеологизмов, пословиц и поговорок, крылатых выражений из литературных произведений, строчек популярных песен, названий кинофильмов и т.п. Достаточно часто журналисты используют элементы языковой игры и языкового творчества, т.е. вариации прецедентных текстов. Прецедентность рассчитана на читателя, который опознает текст, т.е. активирует фрагмент социальной памяти, и включается в языковую игру. Чем богаче речь прецедентными феноменами, тем она остроумнее и выразительнее. Узнавание прецедентного феномена в речи доставляет читателю радость получения сигнала принадлежности к сообществу, сопровождается языковой догадкой, если этот феномен видоизменяется или обыгрывается.

Естественно, что с течением времени меняются структура и атрибуты заголовка. Он приспосабливается к проявлениям окружающей действительности, отражает процессы развития общества, т.к. решает определенные информационные задачи. Дискурс медиа располагает развитой системой выразительных средств. Все они служат для привлечения внимания аудитории к изданию и управления этим вниманием. Среди выразительных средств особое место занимают заголовочные средства, поскольку именно заголовок сразу активирует нужные фреймы в памяти. Эту функцию оптимально выполняют узнаваемые единицы.

В классификациях разных авторов анализировались разные типы воспроизводимых единиц: идиомы, пословицы, поговорки, коллокации, коллигации, фразеосхемы, клише и др.

В основе теоретического подхода А.Н. Баранова и Д.О. Добровольского лежит представление о том, что «фразеологизмы являются не только чисто языковым, но и когнитивным феноменом. Это значит, что образная составляющая фразеологизма, даже если она не влияет непосредственно на актуальное значение, является частью плана содержания» [Баранов, Добровольский 2008: 21].

Будучи воспроизводимой единицей языка, несвободное сочетание характеризуется постоянством состава и структуры, но при этом в определенной мере может допускать отклонения. Сопоставление взглядов различных исследователей позволяет выявить прецедентный феномен как инвариант основы паремии. На поверхностном уровне он может быть представлен различными языковыми средствами.

А.Н. Баранов в статье, посвященной варьированию паремий в СМИ, указывает, что «информация о частотных характеристиках варьирования фразеологизмов, продуктивности моделей варьирования необходима как для выявления потенций развития фразеологической системы, так и для осмысления значимости тех или иных характеристик фразеологизмов и влияния этих характеристик друг на друга» [Баранов 2011: 274]. В его статье приводятся следующие классы вариантов паремий.

Кроме того, автор отмечает случаи сочетания перечисленных параметров варьирования.

Таблица 3

Классы вариантов паремий (по А.Н. Баранову)

№ п/п

Тип варьирования

Примеры

Статистика

1.

Замена компонентов паремии

Еда не приходит одна

35 %

2.

Расширение/редукция структуры паремии

Лежачего не бьют,
а помогают подняться, Береги платье снову, а честь смолоду → Честь – смолоду!

16 %

3.

Изменение порядка следования компонентов

Дорога ложка к обеду → Ложка дорога к обеду,

Долг платежом красен → Платеж долгом красен

3 %

4.

Изменение коммуникативной направленности

Москва слезам не верит?

12 %

5.

Введение отрицания (или снятие имевшегося отрицания)

«Горбатого» (и) могила не исправит

5 %

6.

Изменение грамматических характеристик

Слава богу, что бодливой корове бог рог не дал

7 %

Представляется, что для подобных типов варьирования можно говорить о таких прецедентных феноменах дискурса, как прецедентные аллюзии или реминисценции, в то время как буквальное воспроизведение паремии относится к цитации.

По данным А.Н. Баранова, наибольшее количество модификаций приходится на случай варьирования, связанный с заменой компонентов паремии – около 35 % от общего массива. Трансформация замены компонента паремии количественно лидирует с заметным отрывом от других параметров. Таким образом, можно сделать вывод: фактор структурной стабильности очень важен для паремий [Баранов 2011: 274].

Для изучения изменений в употреблении прецедентных феноменов в разное время сопоставим заголовки газеты «Московский комсомолец» за 1961 и 2009 годы.

Сначала проведем случайную выборку и анализ прецедентных феноменов и их вариантов в заголовках газеты «Московский комсомолец» за 1961 год (январь-апрель). Было зафиксировано всего 60 заголовков с прецедентными феноменами.

Прецедентные именования в выборке составили 4 % (например, комсомольцы-добровольцы (МК 10.01.1961.)). Больше всего отмечено прецедентных цитаций – 52 % от общего количества. Это либо буквальное воспроизведение названия выступления политического деятеля: Родина или смерть? (выступление Ф. Кастро) (МК 03.01.1961), либо строки из песни: Весна идет, весне – дорогу (МК 05.03.1961. ср. Песня из к/ф «Весна», В. Лебедев-Кумач), название фильма: Путевка в жизнь (МК 18.03.1961.), цитата из литературного произведения: Душой исполненный полет. (МК 03.01.1961.). Можно встретить также идиомы: Молодо-зелено (МК 08.01.1961), Ломать – не строить (МК 07.02.1961).

Прецедентные аллюзии – составили 37 % от общего числа заголовков в выборке: например, О курице, яйце и уране (МК 01.01.1961). Остальные случаи употребления изменённых паремий приходятся на реминисценции: например, Больше, лучше, дешевле (МК 01.02.1961. ср.: быстрее, выше, сильнее).

Итак, в заголовках газеты «Московский комсомолец» за январь-апрель 1961 года обнаружено 60 прецедентных феноменов. Большинство их представляют собой цитации, в то время как наименований, аллюзий и реминисценций, создаваемых вариантами паремий, гораздо меньше.

Проведем исследование и анализ прецедентных феноменов в заголовках газеты «Московский комсомолец» за 2009 год (январь-апрель) и затем сопоставим с выборкой 1961 года. Использованы online-версии газеты (5).

Сразу можно заметить, что прецедентных феноменов в газетных заголовках 2009 года гораздо больше – выборка за 4 месяца составляет 194 единицы. Заметно отличается и структура выборки. Так, цитации составили всего 10 % (например, Душа обязана трудиться (МК 12.01.2009)). Число прецедентных имён – 7 % (например, Милиционер оказался не на коне из-за Ловеласа (МК 15.01.2009)). Число аллюзий заметно возросло – 63 % (например, ЕГЭ слепили из «забродившего» теста? (МК 10.01.2009)), как и число реминисценций: Рубик изобрёл шарик (МК 10.012009) – 20 %.

Таким образом, можно видеть, что в номерах газеты 2009 года заголовки выглядят неожиданными и разнообразными (надеяться больше не на 100 (МК 12.01. 2009. Ср.: надеяться больше не на что») Пришло время гействовать (МК 15.01.2009). Тем не менее все они в рассмотренной выборке сводимы к прецедентным феноменам, которые хорошо известны носителям русскоязычной культуры.

Наибольшее количество прецедентных феноменов (72 %) наблюдается при обсуждении тем, входящих в информационную повестку дня, т.е. задающих систему конвенций, или «смысловую гравитацию» [Мирошниченко 2011]. Эти данные получены путём анализа всех заголовков в номерах за один месяц 2009 года.

Сами же механизмы варьирования фиксированных выражений не претерпевают изменений и их процентное соотношение и в выборке 1961 года, и в выборке 2009 года лишь в пределах статистической погрешности отличается от данных А.Н. Баранова [Баранов 2011].

На основании проведённого исследования можно сделать некоторые выводы.

1. В заголовках «Московского комсомольца» можно наблюдать отражение лингвокультурных особенностей языковой личности предполагаемого читателя на конкретном отрезке времени.

2. Количество прецедентных феноменов в заголовках МК 2009 года значительно превосходит их число в 1961 году.

3. Предпочитаемая разновидность прецедентного феномена в заголовках 1961 года – цитация, в 2009 году – аллюзия. Не исключено, что смещение выбора в сторону игровых, креативных вариантов паремий в заголовках связано не только с возрастанием конкуренции за внимание аудитории. Согласно данным статистики [Сухотерин, Юдинцев 2007], значительная часть информации приходит к представителям многих социальных групп в виде устного пересказа газетных статей. Роль речевых формул в разговорной речи отмечена в [Баранов, Добровольский 2003]. Игровой вариант лучше запоминается и вызывает желание им поделиться. Эта тенденция усиливается размещением текстов современных СМИ в Интернете, способствующим конвергенции языковых средств, используемых в устной и письменной речи ([Аврамова 2004], [Буторина 1999], [Карпова 2008], [Кронгауз 2009], [Раскладкина 2002]).

4. Сами механизмы варьирования прецедентных феноменов в медиа-дискурсе не претерпели изменений, что позволяет говорить
о стабильности коммуникативного пространства при разнообразии его вариантов.

5. Представляется, что полученные результаты служат подтверждением гипотезы Ю.Е. Прохорова о скрепляющей роли прецедентных феноменов для различных вариантов коммуникативного пространства [Прохоров 2009].

6. Наиболее активное использование прецедентных феноменов в заголовках наблюдается в материалах на самые актуальные и дискуссионные темы.

7. Не исключено, что возрастание варьирования паремий в заголовках связано с размещением современных газет в web-среде и особенностями восприятия текста с экрана. Для того чтобы прочесть статью целиком, нужно нажать на ссылку, заголовок очевидно должен обещать, что это усилие будет не напрасным.

На примере анализа заголовков медиа можно видеть, как прецедентный феномен используется для управления вниманием аудитории [Егорова 2008], актуализируя фоновое знание и помещая его в нужный контекст [Ghadessy 1999]. Этот же механизм работает в рекламе [Буторина 2008б]. Важность управления вниманием, особенно массовым, очевидна. «Самым ценным и ограниченным ресурсом для совремнных бизнес-лидеров является не земля, капитал, дюли или информация, а внимание» (Томас Дэвенпорт и Джон Бек, цит. по [Прайс, Прайс 2003: 92]). Ценность этого ресурса определяется его ограниченностью: если внимание человека сосредоточено на чём-либо, то действовать он может только в фокусе внимания. Направленность внимания, в свою очередь, зависит от того, что в данном сообществе принято считать невозможным, запрещённым, допустимым, разрешённым и обязательным, т.е. от системы конвенций.

Прецедентные феномены – это конвенции, возникшие давно и уже закреплённые в языке. Современные СМИ активно тиражируют эти застывшие конвенции, отражающие моральные и утилитарные нормы и регулирующие поведение читательской аудитории. «Отсутствие или незначительное число паремий на определённую тему свидетельствует о неактуальности темы для ценностной картины мира данного народа» [Палашевская 2007: 71]. Редкость использования в СМИ и незначительное число трансформаций образных несвободных сочетаний также может говорить о периферийности того или иного прецедентного феномена в повестке дня. Активное использование паремий и других прецедентных феноменов в медиаречи свидетельствует о сохранении конвенциональных основ русскоязычного дискурса. Особенно актуально это для коммуникации в Интернете, занимающей всё бОльшую часть в речевом поведении современной молодёжи.

Конвенции, даже закреплённые в языке, не являются стабильными фокусами внимания, фиксированными навсегда [Буторина 2004, 2006б, 2007б,в]. Они выступают в функции мемов, и за их место в памяти идёт конкуренция [Докинз 2013], поскольку конвенции, регулирующие поведение, дают возможность его контроля [Басовская 2011].

Рассмотрим далее конвенции уже собственно деловых коммуникаций.


4 Использованы материалы курсовой работы студентки Института лингвистики РГГУ А.К. Покатиловой.

5 http: // www.mk.ru, http: // www.zagolovki.ru, http: // www.oldgazette.ru.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074