Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

2.5.1. Коммуникативные и ментальные конвенции

Конвенции деловой культуры согласуются с конвенциями культуры в целом. Ю.М. Лотман отмечал, что «…текст может существовать (т.е. быть социально осознан как текст), если ему предшествовал другой текст, и любой развитой культуре должна была предшествовать развитая культура» [Лотман 2000: 76]. Так, представителями лингвокультурологической школы под руководством В.И. Карасика показана многоаспектная связь употребляемых в деловой речи концептов ЗАКОН, СОБСТВЕННОСТЬ, ПРЕСТУПЛЕНИЕ и др. с системой паремий русского языка [Антология концептов 2007]. Именно укоренённость семантики и прагматики деловой речи в общеязыковой культуре ([Бабаева 1997], [Иванова 2008], [Клименко 2004], [Михальчук 1997], [Новикова 2005], [Палашевская 2007, 2010], [Петелина 2003], [Прищепенко 2006], [Прохвачева 2000]) является причиной трудностей перевода как сферы межкультурного, а не только межъязыкового взаимодействия ([Кронгауз, Филипенко 1996], [Буторина 2007]). Проявляется эта связь и при выборе конвенций в деловом взаимодействии.

Деловой дискурс включает не выраженную эксплицитно средствами языка, но существенную составляющую – импликатуры ([Грайс 1985], [Gazdar 1979]), т.е. смыслы, задаваемые не самим дискурсом, а скрытыми контекстами, которые участники коммуникации выбирают и трактуют в соответствии с определёнными конвенциями (о скрытых смыслах см. [Мартемьянов 1999], [Сыщиков 2000], [Шаронов 1999]). Создание и закрепление таких конвенций представляет собой один из ресурсов социального контроля ([Басовская 2011], [Дейк ван 2013]).

К конвенциям контекста можно отнести стереотипы. Рассмотрим стереотипы описания черт характера в деловом общении, лишь косвенно проявляющиеся в речи [Буторина 2009б].

В связи с переходом на проектный менеджмент в бизнес-структурах (ротацией кадров), глобализацией, возникновением новых государственных структур всё более актуальным становится более точное описание личности сотрудников. Это необходимо для определения служебного соответствия, перспективного использования, стимулирования профессионального совершенствования, определения направления повышения квалификации, перемещение на другую должность или работу, установления материального стимулирования, применения мер административного воздействия. Есть справочники предписывающего характера, регламентирующие оформление документов с персональными данными (например, [Азбука кадровика 2007]), но существуют проблемы, связанные с содержательной стороной такого описания.

Как отмечается в специальной литературе, «Проблема слабой объективности оценки обусловлена действием следующих факторов:

– низкий уровень измерения большинства методов: шкалы в лучшем случае достигают порядкового уровня измерений, но этот уровень отражает скорее тенденцию, нежели точные цифровые значения;

– неэффективная организация процесса оценки: процесс недостаточно полно или нерационально формализован, вовлечённость менеджеров и персонала незначительна, процесс слабо состыкован с другими кадровыми процессами, неправильно осуществляется управление базами данных и т.п.;

– субъективность оценивания в силу следующих причин:

– сложные личные отношения оценщика и оцениваемого (предубеждённость, симпатия, антипатия);

– отсутствие навыков оценивания или самооценки;

– искажающее воздействие эффектов восприятия (ореол первичности и вторичности, стереотипизация, каузальная атрибуция)» [HR-инжиниринг 2007: 234–235].

Как можно видеть, проблемы оценки персонала так или иначе связаны со строением и функционированием естественного языка, который несвободен от стереотипов. Рассмотрим отдельные аспекты этой связи более подробно.

Западная модель человека в психологии предлагает априорную дифференцированность личностных черт, иерархий потребностей и мотивов.

Пятифакторная модель личности «большая пятёрка» (В5) включает выявление таких черт как

1) экстраверсия/интраверсия (extraversion);

2) степень социоцентризма/эгоцентризма (agreableness);

3) степень нейротизма (neuroticism) – чувствительность к стрессогенным ситуациям;

4) степень открытости опыту (openness to experience);

5) степень добросовестности (consiousness) – степень контроля субъекта за своим поведением.

На материале русскоязычных экспериментов [Шмелёв 2002] не подтвердилась воспроизводимость фактора «степень нейротизма» из В5.

Описание личности при помощи тестов для целей кадрового менеджмента не является бесспорным, здесь можно говорить о существовании своих стереотипов. Пока нельзя считать убедительно показанным следующее:

1) насколько речевая реакция на задания теста позволяет судить о наличии тех или иных черт характера и об их системном соотношении;

2) насколько наличие тех или иных черт характера позволяет предсказывать человеческое поведение;

3) один и тот же набор черт характера, даже имеющих физиологическую основу, может служить для объяснения поведения людей в любой культуре (имеются в виду как различные национальные, так и корпоративные культуры).

При описании личности в той или иной культуре важным является не столько набор черт, сколько значимость той или иной черты в наборе, соотнесение её с общей системой ценностей, которая задаётся культурой. Поэтому при описании характера ведущую роль в «наивном представлении» играет социально-исторический, культурный подход, а не психометрия. Кроме того, подготовленный человек может симулировать ответы на вопросы теста, формируя нужный результат. Следовательно, при аттестации сотрудника нельзя избежать написанных на естественном языке характеристик, рекомендаций и т.п. текстов. Они не свободны от влияния ментальности составителей. Оценка работника часто основана на «большой пятёрке», но представления о принципах шкалирования и месте нормы на выбранной шкале не остаются неизменными.

Текст на естественном языке, описывающий человеческую личность с точки зрения делового взаимодействия, – это письменный отзыв, или характеристика, содержащая краткое изложение учебно-производственного опыта аттестуемого и отражающая его трудовые достоинства и недостатки за тот или иной период работы. Характеристика не регулируется ГОСТом или текстовой нормой. В справочниках для кадровых служб можно найти образцы, в [Культуре речи 2003] – схему и образец.

«В тексте характеристики выделяются несколько композиционных частей:

1. Анкетные данные…

2. Данные о трудовой и учебной деятельности…

3. Собственно характеристика, т.е. оценка деловых и моральных качеств: отношение к работе, стремление к повышению квалификации, участие в общественной жизни, отношения с коллегами и т.д.; здесь же содержатся сведения о правительственных наградах и поощрениях.

4. Целевое назначение…» [Культура речи 2003: 744].

Текст характеристики (рекомендательного письма), как правило, содержит ответы на вопросы:

1. Может ли человек выполнять работу?

2. Хочет ли?

3. Насколько он подходит для организации (группы)?

Таким образом, можно видеть, что такого рода тексты могут быть охарактеризованы как стереотипные. Для дальнейшей работы с ними попробуем уточнить понятие стереотипа.

Стереотип – это устойчивое сочетание оценок, отношений, последовательности действий (или движений), функционирующих в той или иной ситуации в качестве единого целого, независимо от содержания ситуации. Стереотип – модель, не адекватная ситуации в настоящем, не приводящая к успеху с точки зрения той или иной группы.

Стереотип существует на пересечении вербально-ассоциативного (слова и конструкции), лингво-когнитивного (представления знаний о ситуации) и мотивационно-аффективного (механизмы оценки) уровней языковой личности [Караулов 2003]. Перечислим черты стереотипа, упоминаемые в работах разных исследователей.

1) стереотип является неоправданным обобщением (в целях экономии психической энергии, времени или других ресурсов);

2) такое обобщение аффективно оправданно и выводимо из механизмов оценки ситуации или её отдельных параметров;

3) стереотип проявляется на вербально-ассоциативном уровне ([Караулов 2000], [Прохоров 1997]);

4) сам стереотип вызывает отрицательные эмоции из-за дефицита представляемой информации как любого ресурса [Голицын, Петров 2005];

5) стереотип связан с национальной (групповой) культурой и идентификацией;

6) стереотипы существуют о сложных объектах (сложно устроенных, со сложными функциями): скорее можно говорить о стереотипах, связанных с описанием людей, чем столов.

Анатолий Рапопорт указывал на то, что высказывание может быть истинным, ложным, неопределённым (Под именем Гомера скрывались два разных поэта), бессмысленным (История есть марш Бога через мир (Гегель)). Не каждое неверифицируемое высказывание – стереотип, но стереотипы – неверифицируемые высказывания, т.е. неопределённые или бессмысленные: он эффективный амбициозный менеджер. «Эффективный» – нечто произойдёт, но не обязательно с положительным результатом; «менеджер» – так же характеризует человека, как слово «штука» предмет. Значительная часть иносказаний не верифицируема, об этом утверждении мы вспомним, когда будем говорить о ментальных стереотипах. Высказывания, приблизительно, а иногда искажённо описывающие действительность, сосуществуют в сознании даже одного человека, так астрофизик может сказать «Солнце заходит», а математик – «До метро идите по прямой». Если употребление таких высказываний не мешает решению речевых и неречевых задачи, то для данной ситуации они выступают не как стереотипы, а как упрощающие модели, поскольку адекватно описывают ситуацию (её компоненты) для решения данной речемыслительной задачи, приводящего к достижению неречевых целей.

Невозможность верификации не всегда говорит о недостатках таких моделей. Подобно тому, как управляющие структуры всегда засекречены, так и некоторые важные установки личности могут не осознаваться, чтобы их не так просто было изменить, поскольку их изменение может привести к существенной перестройке других фрагментов психики.

Стереотипы используются в репродуктивном поведенческом мышлении, которое, в отличие от творческого когнитивного мышления, обеспечивает консервативное поведение, достаточно важное для выживания. Реплицируемость стереотипа позволяет предположить, что он может рассматриваться как мем (см. раздел 2.4. о прецедентных феноменах). «Ничто не может быть более опасным для некоторых мемов, чем поиски доказательств» [Докинз 2013: 303].

В образной модели используются ассоциации по сходству и смежности и приписываются оценки, в том числе и те, на основании которых принимаются поведенческие решения в ситуации выбора. Варианты порождает словесно-логическая модель, а сравнение осуществляется в рамках образной модели. Нечто аналогичное стереотипу в человеческом поведении можно наблюдать и у животных. В 1933 году П.К. Анохин и Е. Стреж поставили опыт. Собаке, привыкшей по сигналу получать в кормушке сухари, однажды подложили мясо. В первый момент собака от неожиданности даже отказалась от еды. Это свидетельствует о влиянии установки на поведение [Голицын, Петров 2005]. Таким образом, можно говорить о нейрофизиологической основе стереотипа.

Пытаясь понять или описать выбор людей в тех или иных ситуациях, другие люди приписывают им некие «сущности». Данные подгоняются под правила игра в той или иной культуре (субкультуре). Примером суждения, построенного как статичная характеристика, может служить в нашем случае высказывание Слишком прямолинеен при обсуждении производственных проблем. Очевидно, что, во-первых, нельзя подтвердить, что эта черта проявлялась во всех обсуждениях, во-вторых, неизвестно, будет ли она проявляться и в дальнейшем, и наконец, непонятно, что вообще означает «слишком прямолинеен», по какой шкале это оценивалось и насколько «слишком» превышает норму.

Каждая модель реальности полезна в своей конкретной сфере, нельзя утверждать, что термометр даёт более верные показания по сравнению с барометром. Человек не создаёт своей реальности, но строит фразеологию реальности. Мы называем модель стереотипом, когда она не способствует организации оптимального поведения в той или иной ситуации. Любая модель – это всегда упрощение, демонстрирующее ментальность её автора и ментальность общества.

Важной чертой стереотипа, отличающей его от нормы, канона или конвенции, является использование модели консервативного поведения в ситуации, где более уместным является когнитивное (креативное). Уместность определяется говорящим с точки зрения выживания (в широком смысле) той или иной группы. Таким образом, стереотипы всегда могут быть зафиксированы лишь с точки зрения определённого сообщества.

Для уточнения описания удобно использовать разделение, предложенное Т.М. Николаевой [Николаева 2000], на речевые, коммуникативные и ментальные стереотипы.

Клише (речевые стереотипы) – использование языковых средств выражения оценки (ассоциативно-вербальный уровень в синтагме). Они выявляются при помощи лингвистических (ассоциативные эксперименты) или статистических методов. Некоторые клише со временем могут войти в систему языка, например идиомы.

В письмовниках и справочниках по корпоративной культуре предлагаются наиболее часто используемые и рекомендуемые формулировки для характеристик и рекомендательных писем. Например,

…в качестве соискателя вакансии…

…знающий специалист…

…пунктуальный исполнитель…

…незаменимый сотрудник…

Характеристика прилагается…

Отзыв высылается…

Заключение представляется…

Служебная характеристика будет предоставлена с получением соответствующего запроса…

Мы полагаем, что такой работник, как …может рассчитывать на место в вашем коллективе…

[Корпоративная культура делового общения 2005: 597–599].

Коммуникативные стереотипы в обсуждаемой области наиболее соотносимы с такими понятиями, как конвенции, нормы, каноны жанра, речевые стратегии. Их проявление может выражаться как отсутствие некоторых клише в тексте рекомендации или характеристики: «для того чтобы понять значение и логику дискурса людям требуются модели, содержащие убеждения, остающиеся имплицитными (подразумеваемыми) в дискурсе» [Дейк ван 2013: 119]. Коммуникативный стереотип можно рассматривать как устоявшуюся модель выражения оценки, он проявляется на ассоциативно-вербальном уровне в парадигматических отношениях и может быть исследован методами теории коммуникации, а также при помощи направленных ассоциативных экспериментов [Буторина 2006].

Рассмотрим пример отрицательной рекомендации, построенной на нарушении коммуникативного стереотипа [Пинкер 2004:218].

Уважаемый профессор Пинкер,

Я с радостью могу рекомендовать Вам Ирвинга Смита.
Г-н Смит – образцовый студент. Он прекрасно одевается и исключительно пунктуален. Я знаком с г-ном Смитом уже три года и считаю, что с ним очень приятно иметь дело. Его жена очаровательна.

С уважением,

Джон Джонс

Профессор

Причин, по которым выбирается именно такой путь выражения отрицательной оценки, несколько:

– автор передаёт информацию о себе: он не обижает людей, которые ему доверились;

– в некоторых случаях так можно избежать обращения в суд с иском по поводу клеветы.

Коммуникативные стереотипы можно наблюдать и на материале русскоязычных характеристик. Люди определённых возрастных групп помнят, что означало отсутствие в характеристике слов «Политически грамотен. Морально устойчив».

Рассмотрим пример, комически демонстрирующий необходимость этого фрагмента описания личности в текстах определённого периода, даже если это заключение логически не вытекает из остальной части характеристики. Автор очень точно подметил важную особенность стереотипа – отсутствие необходимости логической верификации.

«Во время прохождения службы отличался недисциплинированностью, разгильдяйством, халатным отношением к своим служебным обязанностям. За неоднократные нарушения воинской дисциплины и несоблюдение Устава РККА имел 14 взысканий (впоследствии снятых). Обладая низким образованием и узким кругозором, на занятиях по политической подготовке проявлял пассивность, конспекта не вёл, слабо разбирался в вопросах текущей политики и теоретических положениях научного коммунизма. Общественной работой не занимался. Политически выдержан. Морально устойчив».

[Войнович 1990: 56]

Нейтральная характеристика человека связывается с неким центром – понятием нормы, от него рассматриваются отклонения – к плюсу или к минусу. В разных культурах центр определяется по-разному. Шкала может быть дуальной или градуальной. Градуальные явления могут разводиться по полюсам. Дуально устроенная стереотипическая модель связана с маркированностью одного из членов оппозиции. Но в коммуникативной модели характеристик центр смещён: принцип «не высказывать явно отрицательных оценок» приводит к восприятию сдержанных оценок как отрицательных. Например, оценка Как правило, работает добросовестно. Выполняет всё, что должен может быть воспринята как «Не проявляет инициативы». Это также проявление коммуникативных стереотипов.

Оценочный регистр в русскоязычных текстах более сдержан, чем, например, в американских: многие характеристики, написанные сдержанно (гиперкомпенсация в официальных ситуациях – характерная черта текстов на русском языке), воспринимались при буквальном переводе как практически отрицательные.

Ментальные стереотипы – соотносятся с моделью построения оценки. Их место в языковой личности [Караулов 2003] – лингвокогнитивный и эмоционально-аффективный уровни. Эта модель не сводима к перечню черт характера и соотносится с целостной ментальностью [Johnson-Laird 1983]. Под ментальностью понимается «система образов…которые…лежат в основе …человеческих представлений о мире и о своём месте в этом мире и, следовательно, определяют поступки и поведение людей» [Дюби 1991: 52].

В работе Т.М. Николаевой [Николаева 2000] указывались направления неоправданного обобщения: тенденция к укрупнению факта, нелюбовь к единичному факту и нелюбовь к точной информации. Особенно заметны механизмы такого обобщения в дискриминационных ограничениях в объявлениях о вакансиях (ограничения по возрасту, полу, опыту работы): в московских объявлениях они представлены в 60 % случаев, по России – в 44 % (по данным газеты «КоммерсантЪ» [КоммерсантЪ 2007]).

К если не универсальным, то достаточно распространённым в западной культуре обобщённым представлениям можно отнести разговорные формулировки профилей компетенций: это различные сочетания интеллектуальных (голова), коммуникативных (лицо) и волевых (кулак) качеств личности. Например, Его голова стоит больше, чем лицо – о человеке, профессионально компетентном, но не умеющем вести переговоры.

Представители разных культур в повседневной деятельности используют различные способы «измерения» и описания личности. Например, представители западных культур (европейской, североамериканской) при описании себя и других людей чаще используют абстрактные черты характера (Я не расист, Он умён, но высокомерен), в то время как китайцы, японцы и корейцы намного чаще используют ролевые описания (Я друг такого-то) или ситуационные (вместо Я застенчива японка скажет В непривычной обстановке я обычно не слишком разговорчива) (примеры из [Стефаненко 1999]). Там же отмечается, что представители ряда культур нашли бы понимание личности как независимой сущности в высшей мере странным, в их модели личности большое внимание уделяется социальным ролям и отношениям с членами «своих» групп. Зависимость от них считается признаком гибкости и социальной зрелости.

В русскоязычных текстах встречаются описания некомпенсируемых качеств. Так, например, в характеристике на прохождение стажировки по специальности указано, что соискатель «проживает с престарелой матерью, оказывает ей помощь». К ментальным стереотипам можно отнести и представления о важности названия должности (менеджер продаж вместо продавец, оператор уборочных машин вместо уборщица). Системный администратор занял должность, которая называлась «начальник управления автоматизации» и работал один. Затем нужно было развивать это направление, и на эту должность потребовался менеджер с более богатым опытом. Тогда прежний «начальник» уволился, чтобы не портить трудовую книжку записью, понижающей его в должности [Чемеков 2007].

Стереотипы исторически изменчивы. Например, формулировки морально устойчив и политически грамотен и эффективный амбициозный менеджер различаются по времени и ситуациям употребления.

«И на какой бы должности Прядов ни работал, его характеристики украшались чеканными формулировками: «Делу Коммунистической партии предан», «Морально устойчив», «В быту скромен», «Обладает организаторскими способностями». Самое странное заключалось в том, что это была правда: предан, устойчив, скромен и т.д. И с организаторскими способностями всё было в порядке – из партийных аппаратов бездарностей отсеивали. Но это была правда до поры – придут иные времена, и все эти слова окажутся ложью, дымовой завесой» [Лев Корнешов] (цитируется по [Национальный корпус русского языка]).

Можно наблюдать также изменения со временем речевых клише (например, настоящим свидетельствую, что податель сего… в настоящее время уже устарело), коммуникативных норм (появление рекомендательного письма как жанра) [Канева 2011].

С.В. Лурье предложила принципы выделения константы этносов (они могут быть экстраполированы и на корпоративную культуру). Это представления о локализации источника добра, локализация источника зла, представления о способе действия, которым добро побеждает зло, и о вероятности такой победы. Источник добра – это Мы-образ [Лурье 1998]. Поэтому сотрудник описывается как «один из нас» и оценивается с точки зрения его возможностей «победы над злом». Очевидно, что здесь важнее всего сигнал «то, что надо». Использование таких клише (истинный ариец, политически грамотен) на сайтах знакомств молодыми людьми говорит о значении таких выражений в современном языке: «я соответствую всем требованиям». Таким образом, можно видеть, что конвенции в общении тесно связаны с идентичностью.

Процесс групповой идентификации связан с межгрупповой идентификацией. Люди склонны искать группы, которые помогают восстановить целостность окружающего мира. Речевые клише употребляются с целью нечто сказать СВОИМ (референтная группа). Резюме для поступления на работу пишут непрофессионалы, поэтому по их текстам мы можем судить о ментальных стереотипах, так как у них не всегда выработаны речевые. Употребление таких характеристик, как Самодостаточный патриот России, натурал говорит о представлениях пишущего о тех, кто будет его оценивать как работника, и входит, согласно его представлениям, в определённую группу.

Из приведённых ранее примеров можно видеть, что наблюдается известная автономность ментальных или коммуникативных стереотипов от собственно речевых (например, их изменение может расходиться во времени).

О том, что система перешла из одного устойчивого состояния в другое, можно судить по изменению именно ментальных стереотипов. Пока наблюдается устойчивость употреблений «политически грамотен» и сохранение несущих метафор паремий. Вероятно, это и есть соответствие или расхождение между «духом» и «буквой» текста. Ментальный стереотип может получать другое речевое вербальное наполнение, при этом не меняясь сам. Так, мы можем наблюдать сохранение несущей метафоры в описании качеств работника (пример из публицистики с использованием идиомы позволяет продемонстрировать это расхождение более наглядно): Старый кадр EBITD’ы (6) не портит [КоммерсантЪ 2007]. В этом примере проявляется соединение метафоры прецедентного феномена (п. 2.4.) с аббревиатурой из современной деловой речи (п. 3.2.3.).

Речевое поведение – одно из доступных изучению проявлений ментальности. Речевые и коммуникативные стереотипы могут исследоваться при помощи свободных и направленных ассоциативных экспериментов и статистических инструментов. Здесь могут быть использованы эксперименты, демонстрирующие изменение точки зрения испытуемых в зависимости от установки (например, один из них описан в [Солсо, Маклин 2003: 206–215]). Гипотезой, проверяемой в ходе таких экспериментов, является следующая: механизмы хранения информации в памяти отличаются от механизмов её извлечения.

Для наших целей описанный эксперимент был несколько изменён, чтобы проверить гипотезу о том, как наличие установки, изменяющей цель оценки, влияет на воспроизведение уже воспринятой информации. Таким образом, мы могли бы экспериментально проверять влияние некритично воспринятой не всегда верифицируемой оценки качеств личности на полноту и точность воспроизведения текста, т.е. влияние некоторого феномена, имеющего черты стереотипа, на речевое поведение человека.

В эксперименте принимали участие 20 сотрудников кадровых служб.

Специально выбран текст, который может быть оценен с разных точек зрения.

Г-н ПЕТРОВ Иван Михайлович за время работы в должности ст. инженера отдела КИА зарекомендовал себя в целом с отрицательной стороны как крайне неорганизованный и неисполнительный специалист. Профессиональные навыки по специальности развиты удовлетворительно. Знание технологии работ достаточное, возможностей технических средств контроля – хорошее. Новые средства и методы контроля осваивает без желания. Продвинутый пользователь ПЭВМ (в области создания и ведения баз данных). Имеет базовые знания французского языка.

Свои функциональные обязанности выполняет в последние месяцы инертно. Проведение испытаний экспериментального образца датчика контроля Д-1м завершил несвоевременно, отчёт установленным порядком не оформил, что привело к дополнительным материальным и временным затратам. В течение года внёс ряд ценных предложений по усовершенствованию порядка технического обслуживания базовых средств контроля на участках 2 и 4. Экономический эффект от внедрения предложений составил около 3 тыс. руб.

В 1997 г. прошёл доподготовку по специальности «Автоматизация средств КИ» при Санкт-Петербургском электротехническом институте. Отзыв с места обучения – отрицательный. Стажировку в российско-французском предприятии «ПарМо» в должности ведущего специалиста КИА в сентябре-ноябре с.г. прошёл успешно.

По характеру общителен, иногда недостаточно сдержан. Организаторские качества развиты хорошо, волевые – удовлетворительно. Способен самостоятельно принять правильное решение в сложной обстановке. Организовать его выполнение может. При этом не всегда правильно распределяет обязанности между подчинёнными, что нередко приводит к срыву сроков выполнения задач.

Увлекается филателией. Спортсмен, обладает 4-м даном по карате в стиле «кесекинкай». Отлично играет в биллиард.

Женат вторым браком. Воспитывает сына и дочь дошкольного возраста. Взаимоотношения в семье ровные, уважительные.

С коллегами по работе поддерживает деловые отношения. Конфликтен. Слишком прямолинеен при обсуждении производственных проблем. Свою точку зрения излагает недостаточно аргументированно, пересматривает её с трудом. Всегда приходит на помощь к коллегам, попавшим в затруднительное положение. Сам от помощи отказывается, пытается справиться с проблемами лично.

На критику реагирует сдержанно, недостатки устраняет быстро. Здоров.

Текст характеристики приводится по [Рогожин 2003: 201]. Выводы и рекомендации составителей этой характеристики специально опущены. Текст содержит 35 смысловых единиц.

Испытуемые были разбиты на 3 группы. Им были случайным образом розданы конверты, которые содержали инструкции, характеристики и тест. Они знакомились с инструкциями, предписывающими им принять точку зрения, согласно которой характеристика этого сотрудника была представлена для его повышения, перевода в другой отдел или нейтрального восприятия. Затем им давалось ограниченное время на чтение характеристики. Далее испытуемые должны были в течение 15 минут отвечать на вопросы лексического теста, который не был связан с характеристикой, а использовался для отвлечения от прочитанного и отсрочки воспроизведения.

После отвлекающего теста испытуемые читали инструкцию, в которой им предлагалось письменно воспроизвести текст характеристики по возможности дословно или в крайнем случае как можно более точно. После первой попытки воспроизведения участникам эксперимента давалось 5 минут на следующий отвлекающий тест.

Далее испытуемые читали инструкцию, в которой им предлагалось вспомнить текст характеристики во второй раз. Половина участников выполняла это задания, придерживаясь предложенной с самого начала точки зрения, половина – с другой точки зрения. В инструкции указывалось, что необходимо зафиксировать все элементы характеристики.

Были получены следующие результаты эксперимента.

Первое воспроизведение. Межгрупповыми факторами были точки зрения, которые нужно было принять перед прочтением текста (повышение, перевод, нейтральное восприятие). Внутригрупповой фактор – важность смысловых единиц (большая, средняя, малая). По первым двум точкам зрения было приведено больше смысловых единиц с высокой важностью, чем со средней, и больше единиц, имевших среднюю важность, чем малую.

Второе воспроизведение. При сохранении точки зрения было приведено больше информации, важной для первоначальной точки зрения, чем нерелевантной информации.

Различие между первым и вторым воспроизведениями. Люди, сменившие точку зрения, чаще приводили больше отрицательной информации при втором воспроизведении, независимо от того, какой была последняя точка зрения.

Особенности результатов, полученных в группе с нейтральной установкой. В тех случаях, когда участники эксперимента не получали перед чтением текста информации о цели представления характеристики, они воспроизводили чаще отрицательные смысловые единицы разной степени важности. При втором воспроизведении в том случае если им предлагалась точка зрения в пользу повышения, некоторые испытуемые указывали, что это необычное решение.

Обсуждение результатов

При отсутствии явно сформулированной установки срабатывает коммуникативный стереотип, состоящий в том, что если в тексте характеристики прямо говорится о недостатках, то это заслуживает особого внимания и осторожности. Этот же коммуникативный стереотип проявляется при смене точек зрения. Вероятно, результаты, полученные от испытуемых, которые не работают в кадровых службах, будут отличаться от результатов описанного эксперимента. Возможно, будет получено другое статистическое распределение при увеличении числа участников. Не исключено, что изменения в результатах могут наблюдаться и при организации подобного эксперимента с носителями других культур. Вероятно, что в некоторых национальных культурах решающее значение будут играть профессиональные качества, описанные в приведённой характеристике, в то время как в других более значимым будет умение сотрудничать с другими членами команды. Кроме того, обсуждаемые результаты получены от участников, работающих в государственных организациях, не исключено, что менеджеры, работающие с человеческими ресурсами в частных компаниях, дадут статистически значимые отличия в речевом поведении.

Таким образом, можно видеть, что информация, извлечённая из текста, фиксируется в памяти в соответствии с матрицей, задаваемой стереотипом сообщества. Матрица, активированная из долговременной памяти в оперативную, структурирует оперативную память, оказывая влияние на принятие решений.

В любом случае, для верификации полученных результатов необходима серия экспериментов с изменением их отдельных параметров. Это позволит в результате сравнения и обсуждения таких исследований приблизиться к пониманию феномена стереотипа [Буторина 2009б].

Как уже было отмечено, отличительной чертой институционального дискурса является его стереотипность, которая реализуется при помощи устойчивых стандартных шаблонов композиции текста, грамматических конструкций и сочетаний слов. Для описания русскоязычного делового общения необходимо выделение базовых структурных элементов институционального дискурса.


6 EBITDA – Earnings before Interest, Tax, Depreciation and Amortization.

Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074