Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

1.3. Постнеклассическое естествознание: концептуальные основания

Становление естествознания и переход его в стадию неклассичности - многомерный феномен в современной культуре. Он имеет различные измерения. Развитие естествознания несет новое видение мира: холистическое, эволюционное, нелинейное. Рассмотрение его в философском измерении влечет глубокие изменения в концептуальных основаниях, требует новую концептуальную сетку, с помощью которой мы познаем мир. Понимая сеть как связь всего со всем, и признавая сетевой характер мироздания, необходимо изменить концептуальные основания науки, используя сетевой подход.

Изменение парадигмы науки с неклассической на постнеклассическую ведет к концептуальному сдвигу: от бытия к становлению, от стабильного мира к нестабильному.

Идея нестабильности и нелинейности мира произошла из научных открытий ХХ века. Созданный в 1980-е годы в термодинамике И. Пригожиным концепт нелинейности и бифуркаций стал главной опорой изменения картины мира. В нем разные пути эволюции системы связываются с бифуркациями при изменении констант среды, управляющего параметра, критическое значение которого выводит на потерю устойчивости системой и точку бифуркации. Эта модель вдохновила многих представителей науки, послужила развитию теории диссипативных структур, теории самоорганизации. Теоретики естественных наук обобщают этот концепт на весь мир: мир подобен живому саморазвивающемуся организму.

Сам мир, большинство систем, его составляющих, описывается нелинейными уравнениями. Линейные системы теперь выступают как частный случай. Это вызвало необходимость переосмысления оснований многих наук. В физике И. Пригожин переформулировал термодинамику, представив нестационарные состояния в качестве базисных, а не как вырожденный случай стационарных. С этих позиций возможны новые интерпретации квантово-релятивистской физики и космологии и других наук. Этот же концепт, предложенный представителями естественных наук, перешел в другие сферы культуры и стал философским и художественным открытием.

С предъявлением новой синергетической научной картины мира обществу в конце 1980-х происходит ряд изменений в контексте культуры. Во-первых, заявлен общий принцип развития любой системы - универсальный (глобальный) эволюционизм. Он построен на идеях нестабильности и самоорганизации и соединяет идеи эволюции и системного видения. В процесс эволюции органично включаются идеи синергетики. Развитие системы происходит путем непрерывных переходов от нестабильности к внезапно возникающему порядку. Нестабильность теперь - лишь необходимая стадия процесса эволюции, способствующая прорыву к новой упорядоченности. В этом изменении прочитывается поворот к новой рациональности. В науке прогресс объясняется теперь как нелинейный процесс эволюции, где чередуется порядок и хаос, где имеет значение необратимость времени. Нестабильность или динамический хаос рассматривается как модель творческого начала. Причинно-следственные связи в новой модели не работают. Большое значение имеет случайность.

Сегодня развитие современной научной картины мира протекает в русле идей глобального (универсального) эволюционизма. Он позволяет произвести синтез различных дисциплин, состыковать три основных блока картины мира - представлений о развитии неживой природы, живой природы и общества. С завершением такого синтеза синергетические идеи, методы, принципы синергетики органично войдут в ядро общенаучной картины мира.

Процесс синтеза знаний в различных дисциплинах происходит на основе освоения теоретических основ самоорганизации, иначе переходов от нестабильности к порядку. Принцип самоорганизации предлагается не ради унификации, но ради достижения некоего единства в многообразии. Другими словами, каждая дисциплина свободна в выработке внутри себя версии стадиальных переходов от нестабильности к порядку. И каждая дисциплина понимает и принимает этот принцип по-своему.

Новое единое видение мира (холистическое, эволюционное, нелинейное) требует изменения концептуальных оснований естествознания и как следствие содержания естественнонаучного образования. В работе предлагается единая концепция: холизма (целостности), эволюции и самоорганизации, взаимосвязанная и взаимоувязанная в триединое целое с помощью синтеза. Она определяет триединое видение мира как единого эволюционирующего нестабильного мира.

Э. Шредингер, один из создателей квантовой механики утверждал, что актуальные построения науки служат для включения в концепции, для включения в общечеловеческую культуру: «Существует тенденция забывать, что все естественные науки связаны с общечеловеческой культурой и что научные открытия, даже кажущиеся в настоящий момент наиболее передовыми и доступными пониманию немногих избранных, все же бессмысленны вне своего культурного контекста. Та теоретическая наука, которая не признает, что ее построения, актуальнейшие и важнейшие, служат в итоге для включения в концепции, предназначенные для надежного усвоения образованной прослойкой общества и превращения в органическую часть общей картины мира; теоретическая наука, повторяю, представители которой внушают друг другу идеи на языке, в лучшем случае понятном лишь малой группе близких попутчиков, - такая наука непременно оторвется от остальной человеческой культуры; в перспективе она обречена на бессилие и паралич, сколько бы ни продолжался и как бы упрямо ни поддерживался этот стиль для избранных, в пределах этих изолированных групп, специалистов»[1].

Формирование концептуальных оснований естествознания и его трансдисциплинарного статуса включает множество философских и культурологических проблем. Они связаны с пониманием значительного синергийного взаимодействия внутренних концептуальных проблем естествознания с проблемами, относящимися к культуре как к целому. Необратимость, нестабильность, проблемы времени, особенности саморазвивающихся систем ставят вопросы, над которыми билось не одно поколение философов. Новые проблемы и интересы требуют принципиально иных познавательных схем, возвышающих роль диалога, интуиции, поиска новых связей науки со всеми сферами культуры, включая образование, искусство, философию, религию.

Концепция самоорганизации

Мы живем в нелинейном мире. «Нелинейный мир - это мир с иными, отличающимися от привычных для классической науки закономерностями. К ним относятся закономерности вырастания сложных структур из малых флуктуаций (хаоса), построения сложного эволюционного целого из частей, направленности течения процессов, иные принципы симметрии и управления процессами развития сложных систем. Причем важно понять, что все реальные системы, как правило, открыты и нелинейны. И наоборот, закрытость и линейность есть исключение из правила, чрезмерное, часто неправомерное, упрощение действительного положения дел»[2].

Современный мир потрясает глубиной и нестабильностей, и кризисных явлений. В обществе усиливаются диссипативные, рассеивающие элементы по сравнению с организующим началом (работой нелинейных источников). Примером таких диссипативных элементов являются усиливающиеся информационные потоки. Они вносят хаос в личностный мир человека, ослабляют процесс генерирования нового знания, отбрасывают человечество в прошлое. В таких условиях синергетика как теория самоорганизации и сложности должна сыграть роль мировоззренческого ориентира, действенного инструмента исследования сложных систем, теории развития для исследования эволюции сложных систем.

Исследования самоорганизации сложных систем начинаются с 70-х годов XX века. Этому новому междисциплинарному направлению профессор Штуттгартского университета Герман Хакен дал название синергетика (от греч. син - совместно и эргос - действие). Г. Хакен пояснял: «Я назвал новую дисциплину «синергетикой» не только потому, что в ней исследуются совместные действия многих элементов систем, но и потому, что для нахождения общих принципов, управляющих самоорганизацией, необходимо кооперирование многих различных дисциплин». «Синергетику можно рассматривать как науку о коллективном поведении, организованном и самоорганизованном, причем поведение это подчинено общим законам»[3].

Предметом ее являются неравновесные термодинамические системы, которые при определённых условиях, поглощая массу и энергию из окружающего пространства, имеет тенденцию к усложнению. Вокруг Центра синергетики при Институте теоретической физики в Штутгарте под руководством Г. Хакена объединяется группа немецких ученых. «Для Г. Хакена синергетика - это прежде всего и главным образом модели, модели становления кооперативного поведения, родившиеся из физики лазеров. Основа этих моделей - поиск параметров порядка, принцип подчинения и циклическая причинность, устанавливающаяся между поведением элементов на микроуровне и параметрами порядка на уровне развития системы как целого» (Е.Н. Князева)[4].

Е.Н. Князева образно называет термин «синергетика» зонтообразным, т.к. он охватывает разные подходы к коэволюции и самоорганизации сложных систем разного рода [5]. Эти подходы развиваются в ряде научных школ России и Запада.

Независимо от Г. Хакена исследования неравновесных систем и спонтанного возникновения в них порядка, несмотря на происходящее в них рассеяние (диссипацию) энергии, проводил И. Пригожин. Он показал, что неравновесие может быть причиной порядка. И. Пригожин разработал термодинамику самоорганизующихся структур и назвал ее теорией диссипативных структур. Он назвал «диссипативными структурами» новый тип динамических состояний материи, к возникновению которых приводят необратимые процессы. Возникает Брюссельская школа И. Пригожина. Его школа внесла огромный вклад в развитие и популяризацию идей синергетики. Этот философствующий физико-химик, хотя и подвергался нападкам ученых за попытки широкого применения теории диссипативных структур в разных сферах природы и общества, построил на ее базе философию нестабильности.

Основополагающей работой, от которой отталкиваются многие современные поиски в области самоорганизационных концептуализаций, является работа И. Пригожина и И. Стенгерс «Порядок из хаоса». Ее название, ставшее знаковым для всего научного направления, именуемого «концепция самоорганизации», указывает на то, что в фокусе внимания синергетического взгляда на мир оказывается самостановление мирового порядка из изначально присущей миру хаотичности.

В России возникла и развивается школа синергетики Курдюмова - Малинецкого. Более тридцати лет назад она разработала междисциплинарную эволюционно-синергетическую мировоззренческую парадигму. Синергетика в России активно развивается в приложениях и возводится в философию изучения сложных систем и даже в новую философию природы. Однако в других школах синергетики в мире синергетика так широко не распространяется.

Во Франции существует синергетическое движение, которое называется там «сложным мышлением», под которым понимаются методы познания сложного в мире. Синергетику представляет Ассоциации сложного мышления, Центр трансдисциплинарных исследований (социология, антропология, история), занимающийся исследованиями проблемы Сложного, под руководством Эдгара Морена. Он развивает мышление в духе Ильи Пригожина. Особенностью его движения стал большой культурологический, социальный и образовательный подтекст. Синергетика становится инженерией познания сложного, она доводится до требований радикальной реформы образования, социального управления и практической деятельности.

Центр прикладной эпистемологии во Франции занимается применением методов нелинейной динамики в когнитивных науках (Жан Петито).

Синергетику определяют как науку о самоорганизации или науку о самопроизвольном возникновении и самоподдержании упорядоченных временных и пространственных структур в открытых нелинейных системах различной природы. В.Г. Буданов предлагает различать три ипостаси синергетики: синергетика как наука, синергетика как методология, синергетика как общенаучная картина мира и две синергетики: аутентичную и метафоричную. Первую - аутентичную синергетику как ядро синергетической парадигмы, понимаемую в духе естественнонаучной традиции, лежащей в основе междисциплинарных и трансдисциплинарных методов классиков А. Пуанкаре, Г. Хакена, И. Пригожина, С.П. Курдюмова.

«В междисциплинарных ландшафтах современного научного знания строгая, аутентичная синергетика занимает особое место. Идентификация и последующая фиксация «синергетического топоса» в качестве порождающего ядра, «концептуального генома» синергетики могла бы помочь охранить синергетику от деструктивного размывания ее со стороны разного рода эпигонов, а также от агрессивных атак со стороны иных радетелей дисциплинарной чистоты отечественной науки, а кроме того - выстроить систему отсчета, метрику и перспективу понимания других междисциплинарных направлений»[6].

Метафорическая, неформализованная, мягкая синергетика (в терминах В.Г Буданова) выходит за пределы собственно естественнонаучного дискурса и практики и является первым мотивом и языком в междисциплинарном контакте. Здесь разворачивается диалог с другими междисциплинарными направлениями. Такая синергетика укореняется в массовом сознании, мировоззрении, в постмодернистской философии. Синергетика гуманитариев разрабатывает когнитивные, педагогические, психологические и коммуникативные приемы и технологии, поставляет новые проекты и методы, питающие ядро синергетики. Именно метафорическая синергетика подвергается критике за нестрогость, отсутствие математизации.

Синергетические модели могут плодотворно применяться в качественном виде. Главное не путать границы применения синергетики и границы применения синергетических моделей, не использовать необоснованно синергетическую терминологию. Синергетика в метафорическом смысле - это, прежде всего модели, понимание сложных внутренних механизмов эволюционных процессов в природе и обществе. Внедрение такой синергетики и соответствующих ей образов мышления в общественное сознание задает ориентиры для выживания в современном мире.

По мысли В.И. Аршинова, становление синергетики как новой науки о самоорганизации и сложности связано с постнеклассическим этапом развития науки и постнеклассической рациональностью. Фундаментальным для синергетики понятием является развивающяяся коммуникативная организация, которая «выводит синергетику, объединяющую в себе идеи организации и управления, за пределы классической кибернетической парадигмы вертикального (иерархического) управления, где управление подчиняет себе коммуникацию, а монолог не оставляет никакого места для креативного синергетического диалога (Э. Морен)»[7].

Многие исследователи отмечают самореферентность синергетики, она сама себя самоорганизовывает. Более того, все теории самоорганизации, включая синергетику Хакена, теорию диссипативных структур Пригожина, теорию катастроф Тома, фракталы Мандельброта, автопоэзис Варелы и Матураны, вступают в синергийное взаимодействие, и дают резонанс с культурными процессами и вызовами, имеющими место во второй половине ХХ в.

Такие когерентные и резонансные эффекты отмечают Я.И. Свирский, (синергетика и постмодернизм), И.Е Москалев (синергетика и аутопоэзис), И. А. Добрицина (архитектура, синергетика, постмодернизм), М.С. Каган (синергетика и философия, Маркова (наука, философия, религия, синергетика).

Синергетика сегодня не только инструмент естественнонаучного познания, моделирования процессов и явлений, принадлежащих к разным областям научного знания, но и философское знание, отношение к миру. В этом контексте синергетика и философия не контрпродуктивны, а синтетически сочетают философский и естественнонаучный аспекты, когерентно взаимодействуя таким образом, что вслед за С.П. Курдюмовым можно говорить о синергетическом мировидении.

Таким образом, новые концептуальные построения или «концептуальные очки», по выражению В.С. Степина, вписывают в культуру тот дух, который создает синергетическое видение мира и человека в нем, синергетическую онтологию и содержит надежду нахождения ответов на актуальные вызовы современности.

Синергетика междисциплинарна и применима к сложным системам разной природы, в том числе к человеку, обществу и его социальным институтам. Становление нелинейного естественнонаучного образования невозможно без синергетики, которая является и концепцией, и ядром постнеклассической науки, и содержанием естественнонаучного образования. Поэтому следующая глава нашего исследования посвящена постнеклассическому образованию под углом синергетического подхода.

Постнеклассическое естествознание:
концепция универсального эволюционизма

Становление синергетического мировоззрения и образования невозможно без связывания в единое целое неорганической природы и жизни, Природы и Человека, Космоса и Земли, материи и мышления. Все перечисленные феномены связывает эволюция в широком смысле. Эволюция космоса продолжается в биологической эволюции. Биологическая эволюция продолжается в человеческой истории. Что произойдет в будущем? Как будет происходить развитие Универсума, человечества, социума, его социальных институтов вместе с образованием? На эти вопросы отвечает эволюционная концепция. Эволюция процесса становления постнеклассического образования должна стать центральным ядром любой образовательной системы.

Идея универсального эволюционизма имеет конкретно-историческую социальную природу. Это своеобразное духовное явление времени, имеющее вполне определённые исторические предпосылки. В мировоззренческом качестве современный эволюционизм в полной мере обнаруживает свою историческую обусловленность и уникальность.

Становление эволюционных идей прошло длительный путь от появления в рамках биологии в XIX веке (Ч. Дарвин) через преодоление парадигмальной несовместимости классической физики и биологии (эволюционной теории Дарвина и второго начала термодинамики) к трансляции эволюционного подхода в физику и эволюционному рассмотрению Вселенной в целом в последней трети XX столетия.

Происхождение эволюционных идей связывают, в первую очередь, с биологией и ее концептуальным аппаратом. С появлением в 1859 г. книги Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного подбора» термин «борьба за существование» сделался известным во всех слоях населения. Учение Ч. Дарвина (дарвинизм) становится особым философским мировоззрением, потому что оно дает объяснительный принцип для строения всего мира, позволяет объяснить всю область бытия. Ч. Дарвин указал на движущие силы и эволюционные механизмы: изменчивость, наследственность, отбор.

Историю становления эволюционных взглядов в науке условно можно разбить на несколько этапов.

Первый этап - антиэволюционизм - характеризуется абсолютным отрицанием каких-либо эволюционных изменений и характерен для классической картины мира, в основе которой лежало представление о бесконечности Вселенной во времени и пространстве. В теологическом варианте антиэволюционизм декларирует единовременное творение всех элементов мира творцом как наиболее совершенной системы.

Второй этап - локальный эволюционизм. Идеология локального эволюционизма характерна для науки второй половины XIX - начала XX вв. Все эволюционные процессы (биологическая эволюция, развитие космологических объектов) рассматривались локально, а не как некоторые взаимосвязанные этапы развития Вселенной. Сама Вселенная признавалась бесконечной во времени, а все эволюционные процессы, например зарождение и развитие жизни, рассматривались как независимые случайно возникающие и затухающие в различных её частях.

Глобальный (универсальный) эволюционизм как представление о едином, последовательном процессе эволюции стал складываться в конце XX в. (Л.М. Гинделис, И. Пригожин, Тейар де Шарден, Э. Янч, Г.М. Идлис, Н.Н. Моисеев, В.В. Казютинский, А.П. Назаретян и др.). Основные его положения состоят в следующем:

мир имеет начало во времени;

мир состоит из иерархических систем (элементарные частицы - атомы - молекулы - организмы - социальная система), последовательно появляющихся с момента начала Мира как этапы его эволюции;

законы функционирования систем признаются неизменными на всём протяжении эволюции Мира.

Возникновение концепции глобального эволюционизма связано с расширением границ эволюционного подхода, принятого в биологической и социальных науках, на все сферы Универсума. «Исходя из факта наличия эволюции Мира на последних этапах его истории, можно сделать предположение, что Мир в целом является эволюционной системой, то есть и все другие виды движения (помимо биологического и социального) сформировались в результате эволюции. Это высказывание и есть самая общая формулировка парадигмы Глобального эволюционизма»[8] (А.В. Болдачев).

Термин «глобальная эволюция» распространяет эволюционный взгляд на все виды движения, на всю Вселенную, на все этапы ее истории, включая момент ее Начала. Но есть мнение, что «в каждый момент истории Вселенной можно выделить только две эволюционные системы - весь Мир и вид движения, являющийся на данный момент авангардом эволюции», а «отдельные эволюционные процессы (например, биологический или социальный) не являются подчиненными элементами глобальной эволюции, они и есть суть эволюция, ее частные реализации на конкретных этапах истории Вселенной»[9].

История показывает, что идеи эволюции развивались и развиваются в борьбе с их противниками. Противники эволюционной идеи утверждают, что эволюционизм не является наукой, а представляет собой разновидность идеологии, оказавшейся весьма востребованной в условиях нарастающего массового неверия. Они утверждают, что эволюционизм не отвечает логическим критериям науки, которой является только та система знаний, которая может быть подтверждена или опровергнута. По их утверждениям, эволюционизм - это принципиально неверифицируемая гипотеза, которую нельзя ни доказать, ни опровергнуть, и поэтому она не имеет статуса научного знания.

Эволюционная концепция возникновения мира объясняет его возникновение из первоначально деструктурированного и совершенно неупорядоченного состояния Вселенной. Согласно эволюционной гипотезе Вселенной атомы и молекулы, находившиеся в хаотическом, неупорядоченном состоянии, со временем образовали упорядоченные сверхсложные органические системы, такие как ДНК и РНК, а затем - миллионы более упорядоченных, организованных живых организмов различных видов. Возникает вопрос: откуда возник импульс к возникновению мира и непрерывному эволюционному процессу, продолжающемуся миллиарды лет?

Существует два противоположных мировоззрения, объясняющих ответ на этот вопрос о происхождении мира: первое - мир сотворен Всемогущим Творцом, второе - мир является единственной реальностью, возникшей в результате самоорганизации. Эти два мировоззрения непримиримы, хотя в результате «синтеза» этих двух учений возникали мировоззренческие гибриды: «творческая эволюция» Анри Бергсона, в которой «жизненный порыв» является творческой силой, «христианский эволюционизм» Тейяра де Шардена и др.

Глобальный эволюционизм вскрывает противоречия между эволюционными установками и естествознанием классического этапа. Эволюционная теория в биологии провозглашает отбор и усиление упорядоченности форм и состояний живого, естествознание классического периода не признает императив эволюции. Ученые Нового времени не признавали самовозникновение мира. Они исходили из фундаментального принципа: Ex nihilo nihil fit (из ничего ничто не происходит). Великий создатель классической науки Исаак Ньютон признавал сотворение Богом мира.

Эволюционная концепция позволяет объяснить возникновение мира без привлечения теологических идей. Фундамент эволюционизма составляет идея, согласно которой материя из первоначального неупорядоченного состояния путем поступательного развития приобрела современный уровень организованности. «Там, где классическая наука подчеркивала незыблемость и постоянство, мы обнаруживаем изменение и эволюцию», - подчеркивает основоположник теории диссипативных структур Илья Пригожин[10].

Возникновение термодинамики и второго ее начала, суть которого в том, что в замкнутой системе энтропия (мера беспорядка) может только возрастать. Поэтому любая изолированная система имеет тенденцию к деградации, упадку. Этот закон универсален. Он распространяется на сферы физики, химии, биологии и др. Существует мнение, что второе начало термодинамики доказывает невозможность эволюции.

Применение второго начала термодинамики к Вселенной в целом привело к появлению гипотезы «тепловой смерти Вселенной». Справедливость ее может быть подтверждена закрытостью Вселенной как системы, к которой применимо второе начало термодинамики. Сторонники универсальной эволюционной концепции относят Вселенную к открытым системам, которые по определению обмениваются энергией, веществом и информацией с окружающей средой. В такой системе энтропия (беспорядок) уменьшается, а порядок увеличивается, и мир прогрессирует.

Библейское учение, наоборот, считает, что Бог создал мир совершенным и замкнутым, и поэтому его изменение идет в сторону постепенной деградации, возрастания энтропии, что полностью соответствует второму закону термодинамики. Существует мнение, что второе начало термодинамики доказывает невозможность эволюции. Противники эволюционной концепции пытаются доказать ненаучность эволюционных теорий, основываясь на отсутствии прямых доказательств эволюционных теорий. Они утверждают, что теория большого взрыва - это гипотеза, а не теория, т.к. невозможно доказать развитие вселенной, зафиксировав экспериментальным путем моменты миллиарднолетнего ее развития.

Учение об эволюции биосферы и ноосферы, созданное в 20-е гг. прошлого столетия и связанное с именем В.И. Вернадского, разбивает противников эволюции и имеет особое значение. По Вернадскому, биосфера как особое геологическое тело представляет собой целостную систему, обладающую высочайшей степенью самоорганизации и способностью к эволюции. В значительной мере ее функционирование обусловливается «существованием в ней живого вещества - совокупности живых организмов, в ней живущих».

Под влиянием научной мысли и человеческого труда биосфера переходит в новое состояние - ноосферу. При этом изменяется положение человека на нашей планете - он становится все более мощной геологической силой. В XX веке человек охватил всю биосферу, связав в единое целое и человечество, и все процессы в биосфере.

Вторая половина XX века стала во многом поворотным пунктом в истории человечества, науки и образования. В этот период произошли существенные трансформации в социально-экономической, политической и культурной сферах. Необходимость осмысления происходящих процессов и решения возникших проблем обусловила появление целого спектра своеобразных духовных явлений, новых направлений философского поиска и научного исследования. Одним из таких духовных явлений стали идеи универсального эволюционизма и коэволюции. В биосфере и ноосфере существует универсальная взаимосвязанность всех процессов, и эволюционные процессы носят направленный необратимый характер. Эту взаимосвязь характеризует универсальный эволюционизм.

Построение целостной научной картины мира, являющееся ключевой проблемой естественнонаучного образования, возможно на основе базисных принципов, имеющих общенаучный статус. Таким принципом, являющимся основой или связующей нитью современной научной картины мира, является принцип универсального эволюционизма (Н.Н. Моисеев, В.С. Степин). Он создал реальные возможности объединения представлений о трех основных сферах бытия (неживой природе, органическом мире и социальной жизни) в целостную научную картину на базе идей системного и эволюционного подходов.

Эволюционные представления о мире созвучны с синергетическими представлениями. Мир, который возникал из классической и квантовой динамики, был обратимым. В таком мире эволюция невозможна. Современные представления о мире, возникающие из теории диссипативных структур, синергетики, позволяют установить в естествознании и естественнонаучном образовании эволюционную парадигму на всех уровнях описания мира: микроскопическом, макроскопическом, мегауровне. Большинство систем в мире обладают достаточной сложностью и в них протекают необратимые процессы, для которых характерно ориентированное время. Наш мир находится во власти эволюционной парадигмы. Отвечая на вопрос, насколько она универсальна, можно определить следующие границы ее применения. Эволюционная парадигма охватывает, во-первых, замкнутые системы, стремящиеся к хаосу, и, во-вторых, открытые системы, развивающиеся к более высоким уровням сложности.

Идея универсального эволюционизма утверждает необратимость раз-вития. Она представляет собой комплекс общенаучных, специально-научных и философских обобщений, конкретизирующих принципы развития и всеобщей связи. В концепции универсального эволюционизма изучаются различные уровни природного мира как целостной системы.

Основное понятие концепции универсального эволюционизма - ко-эволюция (со - приставка, обозначающая совместность, согласованность; лат. evolutio - развертывание). Этот термин используется современной наукой для обозначения механизма взаимообусловленных изменений элементов, составляющих развивающуюся целостную систему. Понятие коэволюции возникло в биологии и приобрело статус общенаучной категории. Н.Н. Моисеев отмечал, что «уже давно в популяционной динамике используется термин «sustainability». Он означает, что развитие популяции, входящей в ту или иную экосистему (биоценоз), не должно нарушать ее гомеостаза. Другими словами, ее развитие должно быть согласовано с развитием экосистемы в целом. По существу, это и был принцип коэволюции в применении к конкретной популяции как части конкретной экосистемы» [11].

В философской литературе термин коэволюция применяется в двух основных смыслах: в широком - как совокупная, взаимно адаптивная изменчивость частей в рамках любых биосистем, в узком - как гармоническое совместное развитие биосферы и человеческого общества, являющееся необходимым условием и предпосылкой будущего существования и прогресса человечества. Общая коэволюция включает коэволюцию физических и биологических систем, генно-культурную коэволюцию, коэволюцию человеческой психики и духовно-психической жизни социокультурных сообществ, коэволюцию природы и общества, коэволюцию различных учений и концепций.

Впервые концепцию коэволюции биосферы и человеческого общества предложил Н.В. Тимофеев-Ресовский (1968 г.). До этого господствовали две полярные концепции: стремление к полному господству человека над природой (И. Мичурин: «Мы не можем ждать милостей от природы...») и смирения перед ней (Руссо: «Назад, в природу!»). Дальнейшее развитие концепции коэволюции привело к пониманию необходимости не только изменения биосферы человечеством, но и изменения самого человечества. Для того чтобы существовать в среде, измененной человеком, человек должен изменить себя. Превращение биосферы в ноосферу означает симбиоз, коэволюцию, создание динамически устойчивой целостности системы «человек - биосфера».

Для обеспечения этого процесса человечество должно следовать императивам: экологическому и нравственному. Экологический императив обозначает запрет на те виды человеческой деятельности, которые приводят к необратимым изменениям в биосфере, не совместимым с существованием человечества. Нравственный императив требует изменения мировоззрения людей, его поворота к общечеловеческим ценностям, к переоценке традиционных потребительских идеалов.

Таким образом, универсальный эволюционизм представляет собой концепт, и мировоззренческий феномен. Он состоит, во-первых, в осмыслении проблемы сущности развития, времени, случайности, всеобщей связи. Во-вторых, универсальный эволюционизм, как и синергетика, характеризуется междисциплинарным подходом к проблемам. В результате возникает, определённая «голографическая картина» мира (Д. Бом, Н.Н. Моисеев), которая активно формирует мировоззрение и определяет настоящее и будущее развитие общества. Эта «голографическая картина» мира представляет собой важнейший результат идеи современного эволюционизма. Она формирует и активно воздействует через мировоззренческие установки на выбор приоритетов человека и в целом на направление общественного процесса. В этом состоит мировоззренческий феномен идеи универсального эволюционизма.

В утверждении универсального эволюционизма как принципа построения современной общенаучной картины мира определяющее значение сыграли три важных концептуальных направления в науке XX века: теория нестационарной Вселенной, синергетика, теория биологической эволюции и развитая на ее основе концепция биосферы и ноосферы.

Эволюционная теория расширяющейся Вселенной или Большого взрыва утверждает, что 15-20 млрд. лет назад из точки сингулярности в результате Большого взрыва началось расширение Вселенной, которая эволюционировала до многообразия космических тел. Эта теория выдвинула антропный принцип, который предполагает, что Вселенная должна быть такой, чтобы в ней на некотором этапе эволюции допускалось существование наблюдателей.

Теория самоорганизации (синергетика) изучает любые самоорганизующиеся системы, состоящие из многих подсистем (атомы, молекулы, клетки, сложные многоклеточные организмы, люди, сообщества людей) и процессы самоорганизации в них. В аспекте эволюции синергетика способствует поиску глобальных и общеэволюционных закономерностей, описывающих в едином ключе развитие систем разной природы.

Система является самоорганизующейся, если она термодинамически открытая; отклонение от равновесия превышает критические значения; процессы в системе происходят кооперативно; динамические уравнения системы являются нелинейными (В. Эбелинг). Самоорганизация включает все процессы самоструктурирования, саморегуляции, самовоспроизведения. Она выступает как процесс, который приводит к образованию новых структур. Подробнее о мировоззренческом и методологическом значении синергетики, открывшей новые перспективы для установления взаимосвязей между неживой, живой и социальной материей и синтеза знаний о них, будет изложенониже.

Концепция универсального эволюционизма становится доминантой синтеза знаний в современной науке. Это та стержневая (трансдисциплинарная) идея, которая пронизывает все существующие специальные научные картины мира и является основой построения целостной общенаучной картины мира, которая выступает глобальной исследовательской программой, определяющей стратегию исследования саморазвивающихся систем. Причем эта стратегия реализуется как на дисциплинарном, так и на междисциплинарном уровнях.

Вторая особенность феномена универсального эволюционизма состоит в его гуманистической направленности. Он осуществляет переход от естественнонаучных понятий и принципов к этическим, нравственным категориям, таким как ответственность, свобода, идеал, вера, смысл. В универсальном эволюционизме онтологические представления тесно переплетаются с этическими представлениями. Универсум становится «соразмерным» Человеку, и одновременно человек и человеческое - соразмерным универсальному эволюционному процессу. Мир предстаёт в человеческом измерении. Универсальный эволюционизм представляет собой органическое слияние науки и этики в единую научно-теоретическую концепцию, которая даёт представление о мире как о целостности, позволяет мыслить законы бытия в их единстве.

Третья особенность универсального эволюционизма в его обращенности к ряду конкретных наук и к междисциплинарности. Он одновременно обращен к естественнонаучному знанию и к философии. Его принципы позволяют единообразно описать огромное разнообразие процессов, протекающих в неживой природе, живом веществе, обществе, что подтверждает идею универсальности процессов эволюции во Вселенной. Это дает возможность характеризовать глобальный эволюционизм как «интегративное исследовательское направление, учитывающее динамику развития неорганического, органического и социального миров. Он опирается на идею о единстве мироздания и представления о том, что весь мир является огромной эволюционирующей системой» (Т.Г. Лешкевич)[12].

Универсальный (глобальный) эволюционизм характеризуется часто как принцип эволюционных идей во всех сферах действительности и рассмотрение неживой, живой и социальной материи как единого универсального эволюционного процесса. Большой удар противникам эволюционной теории нанесла теория самоорганизации сложных систем или синергетика по названиию Г. Хакена. Предметом ее являются неравновесные термодинамические системы, которые при определённых условиях, поглощая массу и энергию из окружающего пространства, имеют тенденцию к усложнению. Именно синергетика, получая статус теории развития, вызывает новую волну: универсальный эволюционизм (Н.Н. Моисеев), новая естественнонаучная концепция развития (Р. Ровинский), глобальный эволюционизм (В. Казютинский, Р. Карпинская).

Цельная естественнонаучная концепция развития природы Р. Ровинского представляет единство Вселенной и ее составных частей. Сам Р. Ровинский отмечает, что «ее не следует путать с философскими концепциями развития, которых может быть одновременно несколько и каждая противопоставляется всем другим. Естественнонаучная концепция развития - это прямой продукт достигнутого на данный момент времени уровня научного знания и степени его обобщения, она изменяется с изменением последних»[13].

Далее Р. Ровинский отмечает, что «в фундаменте строящегося здания новой научной концепции развития заложено понимание того, что материя не может существовать вне развития, а сам процесс развития протекает по единому закону во всех известных науке системах, независимо от их масштаба и степени сложности. Более того, в известном нам мире наблюдается тенденция направленного развития от более простого к более сложному, от менее ко все более упорядоченным состояниям. Эти представления заставляют отказаться от сформированных наукой XIX века эволюционистских убеждений. Идет непростой процесс выработки нового научного мышления, человек начинает иначе, чем прежде, воспринимать свое окружение и иначе оценивать свое место в породившем его мире» [14]. Формируется новая научная картина мира на основе:

изменения содержания современной физики, вызванного новыми знаниями о строении вещества, необычныхи с точки зрения классической физики законов микромира;

новых представлений в космологии о свойствах пространства и времени, открытия расширения Вселенной, конечного времени ее существования и историчности развития;

новых данных о динамике развития недр планеты, ее суши, гидросферы и атмосферы, сформировавших представления о Земле как о целостной системе;

фундаментальных открытий в области генетики, молекулярной биологии, нового понимания законов развития организмов и их сообществ, а также осознания того, что жизнь на Земле предстает, по словам В.И. Вернадского, как геологическое явление, тесно связанное с общим процессом развития планеты.

Особая роль принадлежит космологии, которая формирует наиболее общие представления о Мире. Замена представлений о стационарности Вселенной представлениями о ее динамичном развитии вызвала рождение нового естественнонаучного представления о развитии Природы и ее составных частей. Научные открытия XX века привели к отказу от стационарной модели, вместо нее возникла модель динамичной, развивающейся Вселенной, имеющей начало, прошлое, настоящее и будущее.

Человечество существует в этой истории столь короткое время и занимает столь ничтожное пространство в объеме Вселенной, что ему физически не дано увидеть даже самый незначительный эпизод этой истории. «Подобно фотовспышке, наши прямые наблюдения выхватывают лишь ничтожное мгновение, в котором Вселенная кажется застывшей в неподвижности». Чтобы доказать развитие Вселенной, космология должна создать надежный метод реконструкции прошлого Вселенной на основе ее современного состояния. При этом она опирается, по выражению Р. Ровинского, на трех китов: наблюдательные данные астрономии и астрофизики, общую теорию относительности (ОТО), физику высоких энергий.

Модель динамичной Вселенной не исчерпываются расширением вещества. Возникают еще две проблемы. Первая - проблема начала, ставящая ряд вопросов: каким было исходное состояние Мира перед Большим взрывом, каков механизм взрыва, откуда получена необходимая энергия и как она передана веществу, что было с пространственно-временным континуумом в экстремальных условиях «начала».

Рассмотрение наукой этих вопросов пока находится на уровне гипотез. Поэтому этот момент истории самого раннего периода расширяющейся Вселенной дает возможность двойственности в представлениях о происхождении Вселенной и возможность двух мировоззренческих позиций в вопросе о происхождении Мира: естественнонаучной и теологической.

Другая проблема состоит в том, что вещество в начальный период расширения в момент Большого взрыва было совсем не таким, как в наше время. С понижением температуры появлялись все более сложные формы вещества, нарастала упорядоченность систем. Это позволяет говорить о направленности процесса развития Вселенной, что принципиально меняет прежние научные представления о развитии в Природе. Материи присуща не только разрушительная, но и созидательная тенденция.

Существо и механизм действия созидательной тенденции заключаются в способности материи к самоорганизации, которые изучают нелинейная динамика и синергетика. Они также вносит новые и нетрадиционные аспекты в проблему эволюционного холизма [15]. Развертывается содержание новых представлений о нелинейности течения времени в процессах эволюции и коэволюции и о нелинейных связях между различными модусами времени - прошлым, настоящим и будущим. Протекание процессов в открытых и нелинейных диссипативных системах имеет четыре взаимосвязанных аспекта: эволюционность, темпоральность, эмерджентность, холизм.

Таким образом, благодаря синергетике происходят коренные изменения в понимании проблемы эволюции. Они сопоставимы с образами времени и представлениями о связи прошлого, настоящего и будущего в истории философии и культуры.

Концепция целостности: естествознание между

редукционизмом и холизмом

О целостности, холизме, интеграции, объединении, синтезе написано столь много, что поневоле возникает вопрос, что нового может дать философская рефлексия над этой проблемой. Что нового вносит наше исследование в концепцию целостности?

Важность и необходимость философской рефлексии над проблемой целостности для сферы науки и образования связана с нахождением таких метаточек зрения на науку и образование, которые позволят соединить и организовать накопленные знания и познать мир во всей глубине и единстве. Такая постановка проблемы требует парадигмальной реформы мышления. Она ведет к реформе образования, требующей способности организовывать знания. Эдгар Морен пишет: «Познание мира как мира целостного становится одновременно интеллектуальной и жизненной необходимостью. Универсальная проблема, затрагивающая каждого гражданина нового тысячелетия такова: как получить доступ к информационным сведениям о мире и как сформировать умение последовательно излагать и организовывать эти сведения. <> Эта универсальная проблема встает перед образовательными системами в будущем, ибо наши разъединенные, раздробленные, распределенные по дисциплинарным областям знания глубоко, даже чудовищно неадекватны для постижения сегодняшних реальностей и проблем, которые становятся все более глобальными, транснациональными, многомерными и планетарными.

Из-за этой неадекватности становятся невидимыми: Контекст, Глобальное, Многомерное, Сложное»[16].

Вопрос соединения, синтеза знаний не может быть решен без рассмотрения отношения естествознания и естественнонаучного образования к холизму и редукционизму. Каждый этап науки является завершающим синтезом. Классическая наука с механикой Ньютона явилась синтезом столетий экспериментирования и теоретизирования. То же самое можно сказать о термодинамике, теории относительности, квантовой механике. Конфликт между бытием и становлением в настоящее время свидетельствует о необходимости нового синтеза.

Объединительные устремления и поиски объединительных схем присущи науке и образованию на всех этапах их развития. Ньютоновская наука создала детерминистскую и обратимую картину мира, свободную от наблюдателя и от «стрелы времени». В ней не остается места для спонтанного, непредсказуемого развития событий, где все не может быть объяснено общими законами.

Постнеклассический этап развития науки и образования принес новые представления о холизме, о месте естествознания и естественнонаучного образования в современном научном познании. Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов вслед за Г. Хакеном определили место синергетики - науки о самоорганизации - между редукционизмом и холизмом. Идя по этому пути рассуждений, определим место естественных наук и естественнонаучного образования.

История развития науки представляла ее как некий фундаментальный уровень, с позиций которого классическая наука позволяет вывести все остальные свойства материи. Это сведение следует отнести к редукционизму (от лат. reductio - отодвигание назад, возвращение к прежнему состоянию). Е.Н. Князева указывает на наличие двух видов редукционизма: механистического (онтологического) и методологического (эпистемологического, диалектического).

Механистический редукционизм основан на том, что целое есть алгебраическая сумма его частей, сложные структуры образуются простым соединением их частей: атом - простая совокупность элементарных частиц, вещество - совокупность молекул, живой организм - набор атомов и молекул. Такой механистический редукционизм ушел в прошлое.

Методологический редукционизм объясняет высшие формы материи, сложные структуры на основе закономерностей низших форм, их частей или подструктур. Редукционистскими тенденциями объясняется планетарная модель атома Бора, сводящая многообразие атома к планетарной системе из электронов и ядер, а также попытка сведения всех физических законов А. Эйнштейном в единую теорию поля.

Современное образование узкоспециализированное, разделенное перегородками, механистическое, редуцирующее, учит разделять, распределять знания по отдельным дисциплинам и не учит создавать связи внутри системы знания, не учит создавать из кусков и фрагментов целостное знание. Такой редуцирующий интеллект не может понимать и рефлексировать, судить и давать целостное видение мира.

Ядром современного естествознания является синергетика - наука о самоорганизации. А синергетика по отношению к редукционизму и холизму занимает «срединную позицию или, точнее говоря, играет посредническую роль. Дело в том, что она интересуется не только тем, что происходит на микроскопическом уровне или же на макроскопическом уровне; она, скорее, пытается установить связь между двумя этими уровнями. <> И это ей удается благодаря введению понятия параметров порядка и принципа подчинения», - отмечает Г. Хакен[17].

Синергетика описывает эмерджентные свойства систем, не выводимые из свойств их частей. Они возникают при кооперативном синергетическом взаимодействии элементов системы. Если редукционизм изучает основные элементы системы «как общий субстрат наблюдаемых феноменов»[18], то синергетика изучает взаимосвязь между элементным строением системы и макроскопическим уровнем ее как целостности. В этом измерении естествознание в части синергетического рассмотрения сложных систем занимает срединное, связующее место между редукционизмом и холизмом.

Концепция целостности естественнонаучного знания и образования включает рассмотрение следующих проблем:

  • - глобальное как организующее целое;
  • - соотношение единства и разнообразия;
  • - редукция и разделение;
  • - антиномия и специализация как препятствия на пути развития целостного человека, целостного образования.

Глобальное как отношение между частями и целым. Чтобы мы смогли организовывать наши знания надлежащим образом, современное образование должно обучать видению глобального. Причем глобальное понимается больше, чем целое. Это организующее целое (Э. Морен). Для образования когнитивное преимущество имеет принцип Паскаля, по которому невозможно «познать части, не познав целое, а равным образом и познать целое, не познав досконально части»[19]. Целое имеет свойство самореферентности: целое содержится внутри частей: «...каждая отдельная клетка, каждый отдельный индивид содержит голографическим образом целое, частью которого он является и которое в то же время является его частью»[20].

Соотношение единства и разнообразия. Как уже отмечалось, история науки - это путь к объединению разрозненного, «кусочного» научного знания в единство, целостность. Но эти поиски драматичны. Цель - конечная единая теория «всего на свете» то приближается, то ускользает. Парадоксальность ее - в желании достижения и реальной недостижимости. Желание целостного представления, единой науки о едином мире натыкается на реальное многообразие форм, теорий. Причем такая картина наблюдается на всех уровнях развития мира.

Исторические периоды на стыке веков, и тем более тысячелетий, во многом являются определяющими и парадоксальными: они одновременно разделяют и объединяют прошлое, настоящее и будущее. В методологии, теории, технологии и практике человеческой жизни, в том числе науке и образовании, происходят существенные изменения, имеющие такой же парадоксальный характер: одновременное разделение и объединение, дифференциация и интеграция, анализ и синтез.

Оливер Тоффлер в предисловии к книге И. Пригожина и И. Стенгерс указывает на амбивалентный характер современных исследований: «Современная западная цивилизация достигла необычайных высот в искусстве расчленения целого на части, а именно - в разложении целого на мельчайшие компоненты. Мы изрядно преуспели в этом искусстве, преуспели настолько, что нередко забываем собрать разъятые части в то единое целое, которое они некогда составляли. Особенно изощренные формы искусство разложения целого на составные части приняло в науке. Мы имеем обыкновение не только вдребезги разбивать любую проблему на осколки размером в байт или того меньше, но и нередко вычленяем такой осколок с помощью весьма удобного трюка. Мы произносим: «Ceteris paribus», и это заклинание позволяет нам пренебречь сложными взаимосвязями между интересующей нас проблемой и прочей частью Вселенной»[21].

Илья Пригожин, осмысливая сложившийся приоритет разделения на части в методологии науки, «лучшие годы своей жизни ... посвятил воссозданию целого из составных частей, будь то биология и физика, необходимость и случайность, естественные и гуманитарные науки»[22]. Первый вариант книги «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой», вышедшей в 1979 г. на французском языке, назывался «Новый альянс» (La nouvelle alliance), что можно перевести как новый союз, новое объединение, новый синтез.

На современном историческом этапе взаимосвязанного развития мира, общества и человека практически все актуальные проблемы носят комплексный характер и нуждаются в создании целостного образа, видения, представления. Целостность нашего мира с включенным в него социумом и человеком требует синтеза культур, наук, технологий, междисциплинарного синтеза отдельных наук, образования и их синтеза между собой. Достижения в материальной и духовной сферах деятельности связано с развитием образования, интегрированного с культурой, науками, производством. В первую очередь, высшее образование ориентировано на обеспечение целостной картины мира, человека и профессиональной деятельности.

Синтез и разделение. Философы, психологи, педагоги, физики (Е.Н. Князева, Б.Г. Ананьев, А.Г. Асмолов, В.Н. Келасьев, В.И. Вернадский и др.) утверждают, что XXI век станет «веком образования», а современное общество станет образовательным. В этих условиях возрастает статус естественнонаучного знания в его целостных и инвариантных характеристиках как отражение фундаментальной парадигмы высшего образования. Современный этап развития мировой науки называют интегративной революцией в познании. Он ориентирован на осознание и раскрытие общности, целостности изучаемых объектов и явлений.

Исследования почти всех проблем современности нацелены на синтез, носят объединяющий характер. За триста лет развития естествознания от Ньютона до Пригожина, от классической механики до синергетики произошли глубокие качественные изменения, связанные с поиском всеобъемлющих схем, универсальных объединяющих основ, обосновывающих взаимосвязь и единство всего сущего. Однако история поисков единой теории единого мира полна драматизма. Повсюду, во всех сферах природы, социума на всех иерархических уровнях наблюдается разнообразие, множественность, сложность, плюрализм. Возникает вопрос: какова роль этих множественных частей целого? Мешают они, безразличны или, наоборот, необходимы для достижения целостности, единства?

Современные представления о синтезе и его поиски обнаруживают, что становление целостности происходит не только за счет процесса синтеза, интеграции, как утверждают многие исследователи, но и за счет осуществления процессов разделения, дифференциации.

Основой синтеза естественнонаучного образования внутри себя и с другими сферами культуры, производства является: материальное единство мира; общность в качественном многообразии структур; всеобщая связь явлений и процессов; устойчивые, повторяющиеся, инвариантные связи и отношения предметов и процессов реального мира; изоморфизм в структуре различных по природе явлений; общие закономерности их существования и развития.

Добиться целостного образования, создать в сознании человека целостный образ мира, получение целостной единой картины мира требует синтеза. Это утверждение не вызывает сомнений. Но возможно ли достижение целостности без дифференциации, разделения целого на части? Дает ли феноменологическое представление проблемы правильное представление о явлении без рассмотрения взаимодействия его составляющих, частей, элементов?

Рассмотрим существующие точки зрения на этот вопрос. Множество научных работ посвящено изучению объединительных, конвергентных, интеграционных процессов в мире, социуме и его институтах. Но гораздо меньше работ посвящено процессам дробления, разделения, дифференциации, дивергенции. Есть несколько точек зрения на соотношение этих процессов. Первая точка зрения - их раздельное рассмотрение и противопоставление. Второй взгляд - превалирование одного из процессов над другим.

История даёт нам примеры периодов развития естествознания, в которых господствовало то разделительные, то объединительные тенденции. Античная наука представляла собой единое целостное поле натурфилософии. Классический период ее развития разделяет единое поле на отдельные науки. Причем размежевание происходит внутри естествознания - науке о природе, а также происходит гигантский разрыв между науками о природе и науками о человеке. Последующие этапы развития науки пытаются преодолеть этот разрыв, внести объединительные устремления. Вторая половина XX века внесла интеграционный императив во все мировые процессы, включая и образование. Это объединение можно назвать объединением по горизонтали, когда отдельные части, научные области объединяются на одном уровне, едином (горизонтальном) поле в единое целое.

Н.Н. Моисеев в своей последней, посмертно опубликованной книге «Универсум. Информация. Общество» отмечает преобладание разделения, специализации, что препятствует созданию целостности: «В науке всегда существовали две тенденции. Одна - это стремление к специализации: понять «все больше о все меньшем». Она отвечает сиюминутным потребностям практики... Другая тенденция - «увидеть большее, пренебрегая меньшим». Она отвечает стремлениям человека увидеть целостность того мира, в котором мы живем. И, значит, заглянуть в будущее, опуская некоторые детали, заменяя микроскоп телескопом. Сегодня происходит гипертрофированное развитие первой тенденции, что препятствует формированию целостного видения образа современного мира. В данной работе делается попытка развития второй тенденции, что отвечает моему замыслу обсуждать мировоззренческие универсалии».

В этой же работе Н.Н. Моисеев говорит о необходимости преодоления узкой специализации и создания целостного представления мира: «Кризис во взаимоотношениях Природы и общества стремительно нарастает, и образование должно далеко выходить за рамки узкого профессионализма. Современный человек должен видеть мир в его целостности. Только представление об общей логике развития того мира, в котором мы живем, поможет нам избежать катастрофических последствий кризиса, который неумолимо надвигается. А может, и избежать этого кризиса!»[23]. Он говорит о «необходимости пропедевтического курса «Современное миропонимание», представляющего философскую рефлексию таких концепций, как теория систем, теория самоорганизации, синергетика, всеобщий эволюционизм.

Становление образования должно происходить так, чтобы преодолеть противоречия, возникающие в результате разделения и разграничения научного знания. Разуму свойственны разные заблуждения и иллюзии. При попытке мыслить мир как единое целое возникает неустранимое противоречие - антиномия. У Канта оно возникает в человеческом уме, когда понятие абсолютного и бесконечного, применимого к миру вещей в себе (тезис), относится к преходящему и конечному миру опыта (антитезис). Единый мир познается науками, разделенными на отдельные дисциплины. Специализация и дисциплинарное разделение единого поля на дисциплины привело к прогрессу познания в течение XX века, и они же создали препятствия для познания. Человек разделен. Он изучается разными дисциплинами. Реальность разделена. Между естественными и гуманитарными науками существует жесткое разграничение. Глобальные проблемы вообще вынесены за пределы научных дисциплин. Философия рассматривает фундаментальные и глобальные проблемы и пытается интегрировать знание в единую естественную совокупность.

Ниже рассматривается концепция объединения, целостности с точки зрения двух объединительных схем. В данном исследовании сделана попытка типологии объединяющих устремлений. Можно выделить синтез по горизонтали; синтез по вертикали и голографический синтез в контексте голодинамики.

Синтез по горизонтали предстает как объединение частей, элементов системы на одном поле, на одном иерархическом уровне системы, оно не исключает дробления на других уровнях системы.

Синтез по вертикали предполагает объединение, холизм на высшем уровне, не отрицающий дробление, сведение, редукционизм на нижних уровнях системы.

Развитие Дэвидом Бомом, одним из наиболее выдающихся специалистов в области квантовой физики и создателем голографической теории вселенной, идей целостности (wholeness) приводит к выводу о существовании голографической целостности и голографического синтеза.

Майкл Талбот выделяет самое революционное предположение Бома, которое заключается в том, что «наша осязаемая повседневная реальность на самом деле - всего лишь иллюзия, наподобие голографического изображения. Под ней находится более глубокий порядок бытия - беспредельный и изначальный уровень реальности, - из которого рождаются все объекты и, в том числе, видимость нашего физического мира аналогично тому, как из кусочка голографической пленки рождается голограмма. Бом называет этот глубинный уровень реальности импликативным (то есть «скрытым») порядком, в то время как наш собственный уровень существования он определяет как экспликативный, или раскрытый порядок» [24].

Поскольку весь мир представляет собой неделимую голограмму, то бессмысленно, говорить о вещах, «частях» вселенной. Это так же бессмысленно, как говорить о независимо существующих формах облаков, водоворотов, гейзеров, электронов. Каждый предмет соответствует определенному аспекту голодинамики - это не отдельный объект, а полнота, тотальность, множество, возникшее в результате свертывания - развертывания пространства. Присутствие отдельного предмета определяется наблюдателем в том случае, когда проявляется только один аспект множества. М. Талбот указывает на произвольность, условность разделения реальности на части и затем присвоение имен этим частям, поскольку они, «как и все во вселенной, существуют не более независимо друг от друга, чем элементы орнамента на ковре».

Идея о нераздельности, континуальности мира, не нова. Она была выдвинута Аристотелем 2,5 тысячи лет назад, а в начале XX века получила развитие в общей теории относительности Эйнштейна, в которой пространство и время - не раздельные, а плавно соединенные сущности, вытекающие как части целого пространственно-временного континуума. Бом предполагает, что вся вселенняая - континуум, в которой импликативные и экспликативные порядки сливаются друг с другом. «Вы не просто сделаны из одной и той же сущности: вы и есть одна и та же сущность. Одна сущность. Неделимая. Огромное нечто, протянувшее бесчисленное множество своих рук и придатков в кажущиеся объекты, атомы, беспокойные океаны и мерцающие звезды космоса», так описывает М. Талбот вселенную, мир[25]. Разделенность вещей на вещи - «относительно независимые подмножества» происходит на экспликативном уровне, она кажущуяся, ибо все представляет собой непрерывно распределенную реальность.

Объединительная тенденция, синтез имеет конструктивистскую функцию. Первые два вида синтеза представляют новый холизм постнеклассического этапа развития естествознания, который несет новые конструктивистские принципы:

формирование сложного эволюционного целого из частей;

построения разного типа сложных структур из простых;

создание через объединение;

единство через разнообразие.

Последний принцип объясняет и примиряет разные точки зрения преобладания процессов интеграции или дифференциации, схождения или расхождения синтеза или анализа. Без разделения нет объединения, без разнообразия нет единства.

Эти принципы созидающие, конструктивные. Они не только позволяют складывать новое из частей, но и получать качественно новое целое, не соответствующее обычному принципу суперпозиции: целое уже не равно сумме составляющих его частей. Такой синергетический эффект описывает синергетика. Весь наш мир в концептульном представлении синергетики предстает нелинейным. В нем единство создается через многообразие и создание означает объединение. Этот принцип «Создавать значит соединять (объединять)» сформулировал Тейяр де Шарден. Синергетика включила его в свои принципы (Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов).

Третий, голографический синтез, присущ самой природе, он есть сама «природа», сущность мира. Непонимание его, признание только существующего способа фрагментации мира, может оказаться фатальным. Нельзя изменять часть Земли, не вызывая изменения на земле в целом. Тому пример всеобщее потепление и изменение климата земли. Нельзя решить отдельные проблемы общества, игнорируя общество в целом, и т.п.

Особенность современного синтеза - его нелинейность, на которой мы остановимся в подразделе «Концепция самоорганизации». Объединять в единую сложную структуру структуры разных возрастов, разных стадий развития позволяет синергетика. Она разработала принципы и правила квантового объединения таких разновозрастных структур в единую более сложную структуру. Еще одной важной особенностью современного холизма является его эволюционный характер. Эволюция - внутренне холистическое понятие. Это связывает концепции холизма и эволюции.

Конструируя концептуальные основания нашего исследования, невозможно использовать только одну концепцию холизма, необходимо применять и другие концепции, переплетая, когерентно взаимосвязывая их и создавая единый каркас, представляющий голографический эффект объемного, целостного видения единого мира. Взаимодействие концепций приводит к созданию конструирования единой концепции целостность/эволюция/самоорганизация, представляющей концептуальное основание нашего исследования.

Таким образом, в главе 1 решена актуальная задача философии, обращенная к естественнонаучному знанию - задача его концептуализации на таком уровне обобщения, который позволяет интегрировать философское умозрительное теоретизирование, различные теории образования и эмпирику в их ориентации на реалии и объективные тенденции развития мировой и отечественной науки. Одной из попыток решения этой проблемы является презентация сконструированной в данной главе концепции целостности / эволюции /самоорганизации, предназначенной для естественнонаучного знания как «динамического явления вокруг понятия динамической неустойчивости» (по выражению И. Пригожина и И. Стенгерс) в форме междисциплиного взаимодействия.

Становление нового постнеклассического естественнонаучного знания с постнеклассическим мировоззрением для России третьего тысячелетия является актуальным феноменом. Дальнейшее исследование ставит вопрос о том, как перенести постнеклассическое знание на современное образование и как соединить в единое целое знание научное, знание концептуальное, знание мировоззренческое, человеческую мудрость разных эпох. Актуальными становятся идеи, ориентированные на становление целостного нелинейного мировоззрения и трансляции его посредством механизмов культуры и образования. Проблемам становления и формирования на современном этапе постнеклассического естественнонаучного образования и посвящена глава 2.


Ссылки к разделу 1.3.: 

[1] Шредингер Э. Существуют ли квантовые скачки? // Шредингер Э. Избранные труды по квантовой механике. М.: Наука. 1976. - с. 261.

[2] Князева Е.Н. Основания синергетики. Синергетическое мировидение / Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов. - М.: КомКнига, 2005. - С. 132.

[3] Хакен Г. Тайны природы. Синергетика: учение о взаимодействии / Г. Хакен. - М.; Ижевск: Институт компьютерных исследований, 2003. - 320 с.

[4] Синергетика: перспективы, проблемы, трудности. // Круглый стол. http://spkurdyumov.narod.ru/KrStolSyner.htm

[5] Князева Е.Н. Основания синергетики. Синергетическое мировидение / Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов. - М.: КомКнига, 2005. - С. 16.

[6] Синергетика: перспективы, проблемы, трудности. // Круглый стол. http://spkurdyumov.narod.ru/KrStolSyner.htm

[7] Там же.

[8] Болдачев А.В. http://boldatchev.h1.ru/antropn.shtml.

[9] Там же.

[10] Пригожин И. Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. - С. 20.

[11] Моисеев Н.Н. Еще раз о проблеме коэволюции / Н.Н. Моисеев. - http://glob.h10.ru/mois.html.

[12] Лешкевич Т.Г. Философия науки: учеб. пособие / Т.Г. Лешкевич. - М.: ИНФРА-М, 2006. - С. 180.

[13] Ровинский Р. Развивающаяся вселенная / Р. Ровинский. - http://astrophisics.boom.ru/

[14] Там же.

[15] Князева Е.Н. Синергетика: Нелинейность времени и ландшафты коэволюции / Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов. - М.: КомКнига, 2007. - 272 с.

[16] Морен Э. Образование в будущем: семь неотложных задач / Э. Морен // Синергетическая парадигма. Синергетика образования. - М.: Прогресс-традиция, 2007. - С. 36.

[17] Haken H., Haken - Krell M. / Erfolgsgeheimnisse der Wahrnehmung. Synergenik als Sshlussel zum Gehirm. - S. 242.

[18] Князева Е.Н. Синергетика: Нелинейность времени и ландшафты коэволюции / Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов. - М.: КомКнига, 2007. - С. 79.

[19] Цит. по: Морен Э. Образование в будущем: семь неотложных задач / Э. Морен // Синергетическая парадигма. Синергетика образования /- М.: Прогресс-традиция, 2007. - С. 37.

[20] Там же, с. 37.

[21] Пригожин И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. - http://spkurdyumov.narod.ru/Ppigogin/Priposleslovie.htm.

[22] Там же.

[23] Моисеев Н.Н. Универсум. Информация. Общество / Н.Н. Моисеев - М.: Устойчивый мир, 2001.

[24] См. Талбот Майкл. Голографическая Вселенная / Перев. с англ. - М.: Издательский дом «София», 2004. - 368 с.

[25] Там же.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074