Научная электронная библиотека
Монографии, изданные в издательстве Российской Академии Естествознания

4.1. Мировидение и мировоззрение в эпоху перехода

В настоящее время существует точка зрения на науку как утратившую те глобальные позиции, которые она занимала последние 300 лет, вплоть до высказываний о «смерти» науки. Главное упущение науки сторонники этих взглядов видят в утрате наукой своего фундаментального значения «в качестве основы мировоззрения, регулирующей, нормативной инстанции при решении основных исторических, культурных, идеологических, гносеологических, философских и социальных вопросов»[1]. Можно согласиться с данными взглядами, основываясь только на современном положении дел. Взгляд в глубину проблемы, понимание переходного состояния современной цивилизации, общества и его институций приводит к новому пониманию мировидения и мировоззрения. Переход современной науки и последующий переход образования к постнеклассической стадии их развития создает предпосылки для создания нового мировидения, нового мировоззрения и «формирования единой научной картины мира» (В.С. Степин)[2].

Новые предпосылки мы видим в становлении в современной науке концепции целостностности / эволюционизма / самоорганизации, представляющей концептуальные основания становящегося неклассического образования и презентированной в главе 1 данного исследования. Концепция универсального эволюционизма позволяет единообразно описать живую, неживую природу и общество с позиций идеи изменения, эволюции. Современная наука имеет в своем арсенале теорию, которая позволяет изменение систем связать с их самоорганизацией. Это теория самоорганизации, синергетика, которая возникла на перекрестке этих двух идей. В данной главе мы выдвигаем гипотезу, что классическое миропонимание и мировоззрение не соответствуют современной эпохе перемен и должно быть заменены постнеклассическими. Гипотеза предполагает, что одним из основных инструментов формирования нового мировидения и мировоззрения является синергетика. Такая гипотеза вполне естественно возникает из контекста предыдущих глав нашего исследования, в которых синергетика была представлена ядром постнеклассической науки и образования.

В связи с этим задачей нашей главы явилось исследование эволюции миропонимания и мировоззрения во все 300 лет существования науки и формирования убеждения в необходимости включения постнеклассического конструкта миропонимания и мировоззрения в существо и содержание естественнонаучного образования.

В современной литературе по образованию мировоззрению, научной картине мира отводится значительная роль. Анализ этих понятий как особых компонентов научного знания предполагает наличие и взаимодействие ряда подходов. В.С. Степин обращает внимание на существование и взаимодействие двух подходов: с одной стороны, исследование взаимосвязей научной картины мира с мировоззрением и философией, функционирующих в определенном культурном пространстве, с другой - рассмотрение связей научной картины мира с конкретными теориями и опытом[3].

Рассмотрим категории «мировоззрение», «миропонимание», «научная картина мира» (НКМ) в ракурсе указанных подходов. Сразу представим трудности определений указанных понятий. Они произрастают на почве науки, научных и не только научных знаний о мире, в среде социума, определенного культурного пространства и несут на небе отпечаток не только коллективного сознания, но и индивидуального.

В философской литературе мировоззрение понимается как система принципов, взглядов, ценностей, идеалов и убеждений, определяющих как отношение к действительности, общее понимание мира, так и жизненные позиции, программы деятельности людей.

Мировоззрением обладает как общество в целом, так и отдельный индивид. Мировоззрение отдельного индивида формирует общество спонтанно или целенаправленно посредством своих социальных институтов. В нем присутствует личностная компонента, которая отражает специфический жизненный опыт данного индивида. Поэтому мировоззрение содержит качественно различные элементы: знания и убеждения. Знания представляют собой содержательные компоненты системы мировоззрения, а убеждения выражают нравственное и эмоциональное отношение к реальности и к знаниям о ней.

С мировоззрением связаны такие функционалы, как мироощущение, мировосприятие, миропонимание. Не только мышление, но и другие познавательные способности утверждают человека в окружающем мире. Воздействие на него реальности в форме ощущений, восприятий, представлений, эмоций образуют мироощущение, мировосприятие.

Мироощущение включает только наиболее значимую для субъекта часть знаний, находящуюся в глубинных пластах его познания. Мироощущение определяет эмоциональную сторону мировоззрения. Оно представляет собой понятийный, интеллектуальный аспект мировоззрения. Мировоззрение включает не только интеллектуальное, но и эмоционально-ценностное отношение человека к миру. Для него характерна интеграция знаний, более высокая, чем в картине мира. Миропонимание - это понимание мира, действительности, система взглядов, идей (толковый словарь Ожегова.)

Отсюда следует, что миропонимание относится к миру знаний. А мировоззрение - к миру знаний и миру духа человека (отношение к миру).

Понятия «мировоззрение», «миропонимание», «мировосприятие», «менталитет», «повседневность», «жизненный мир», «этнос», «национальный характер» пересекаются с понятием «картина мира», если ее рассматривать как совокупность представлений о мире и месте в нем человека, которые регулируют жизнедеятельность индивида определенным для данной культуры образом.

Между всеми этими понятиями есть различия, обусловленные различием когнитивных способностей человека, и есть единство, обусловленное целостностью самого человека. Изменение современного мира, наступление эпохи перехода ставит задачу возделывания нового человека - человека «перехода» с новым взглядом на мир, с новым мировоззрением, ядром которой должна стать единая картина мира, в которой есть месть не только для научных взглядов.

Рассмотрение изменение мировоззрения в историческом аспекте. Исторически первой формой мировоззрения явилось мифологическое мировоззрение, характерное для доклассовых и раннеклассовых обществ. В нем находили выражение нравственные и эстетические воззрения людей.

Вместе со становлением классового общества происходит разложение мифологического мировоззрения, хотя отдельные его элементы сохраняются в мышлении людей и до наших дней. В мировоззрении происходит усиление личностного начала. Религия и философия начинают играть особую роль в формировании мировоззрения. Религия обращается к эмоциональной стороне человеческого существования, она основывается на вере. Философия же позволяет осознать, рационально понять и теоретически обосновать мировоззренческие установки и те взгляды и ценности, на которые опирается обыденное мировоззрение.

В Средневековье философия обосновала христианское вероучение и религиозное мировоззрение. На данном историческом этапе мировоззрение включает нравственные принципы и нормы и эстетические воззрения. Но, уже начиная с XVII века, в формировании мировоззрения существенное значение приобретает наука. В систему мировоззрения включаются научные знания. Получая философскую интерпретацию, они обретают мировоззренческую значимость, определяющую ориентации человека или группы в природной и социальной реальности.

В конце XVIII века принципиальное отношение человека к миру, «к сущему в целом» (по Хайдеггеру) оформляется как мировоззрение. С того времени это слово проникает в язык. По утверждению Хайдеггера, «коль скоро мир становится картиной, позиция человека понимается как мировоззрение. Это первичное разделение картины мира как мира и мировоззрения как позиции»[4].

Далее у Хайдеггера читаем: «Но слово «мировоззрение» легко перетолковать в том ложном смысле, будто речь идет лишь о бездеятельном разглядывании мира. Поэтому уже в XIX в. начали справедливо подчеркивать, что мировоззренческая позиция означает также, и даже в первую очередь, жизненную позицию. Так или иначе, появление слова «мировоззрение» как имени для позиции человека посреди сущего свидетельствует о том, как решительно мир стал картиной, когда человек возвел собственную жизнь в качестве субъекта до командного положения всеобщей точки отсчета. Это значит: сущее считается сущим постольку и в такой мере, в какой оно вовлечено в человеческую жизнь, соотнесено с ней, т.е. переживается и становится переживанием»[5].

Однако в литературе до конца XX века мировоззрение и картина мира отождествлялись: «под мировоззрением мы понимаем общую картину мира, т.е. более или менее сложную и систематизированную совокупность образов, представлений и понятий, в которой и через которую осознают мир в его целостности и единстве и (что самое главное) положение в этом мироздании такой его важнейшей (для нас) части, как человечество» (А.Н. Чанышев)[6].

Понятие картины мира как синоним понятия мировоззрения исполь-зуется в концепции Дж. Холтона. Она «обобщает опыт и сокровенные убеждения человека и выполняет роль своеобразной ментальной карты, с которой он сверяет свои поступки и ориентируется среди вещей и событий реальной жизни»[7]. В.С. Степин отмечает, что в западной философии науки четкого разграничения понятий «картина мира» и «научная картина мира» пока не проведено.

В.П. Кохановский, Т.Г. Лешкевич, Т.П. Матяш, Т.Б. Фатхи отмечают, что в нашей философско-методологической литературе термин «картина мира» применяется не только для обозначения мировоззрения, но и в более узком смысле - обозначения научных онтологий - тех представлениях о мире, которые являются особым типом научного теоретического знания. В этом значении научная картина мира выступает как специфическая форма систематизации научного знания, задающая видение предметного мира науки соответственно определенному этапу ее функционирования и развития[8].

Если мировоззрение понимается как система взглядов на мир в целом, синтезирующий традиции, нормы, установки, знания, оценки, то научная картина мира - это широкая панорама знаний о природе и человечестве, включающая в себя наиболее важные теории, гипотезы и факты. Она является ядром научного мировоззрения[9]. На современном этапе в мировоззрение включаются в большей степени общечеловеческие ценности. Приоритет этих ценностей обусловлен растущей взаимозависимостью между людьми в современном мире.

Возникает вопрос: «Каково соотношение понятий «мировоззрение» и «научная картина мира»? Нужно ли разграничивать эти определения или объединять их в одно поле, одну проблему, в одну целостность. Если объединять их в единое целое, преследуя стремление к целостности, то можно упустить и самое целое, которое определяет значение, смысл своих частей. Научная картина мира - не самостоятельное образование. Она зависит от многих факторов: социальных, геополитических, этнических, техногенных, производственных. Но в образовании и в более общем понятии - культуре - происходит объединение всех аспектов человеческого бытия.

Л.А. Микешина представляет научную картину мира как структурный элемент предпосылочного знания. В последние десятилетия в философии, как зарубежной, так и отечественной, проделана большая работа по выявлению оснований и предпосылок в научном познании. Все знание (естественнонаучное, гуманитарное, философское) подвержено влиянию ценностных предпосылок. Поэтому знание можно разделить условно на специально-научное и предпосылочное (мировоззренческое).

Проблему и понятие предпосылочного знания впервые сформулировал Кант. В «Критике чистого разума» он указывал на то, что «космологические идеи суть лишь регулятивные принципы»; понятие «мира вообще» есть вторая «регулятивная идея»; идея о Боге - «третья регулятивная идея чистого разума», помогающая «связать вещи в мире согласно телеологическим законам и тем самым дойти до их наибольшего систематического единства»[10]. Учение Канта подводит к проблеме мировоззренческих предпосылок.

Достаточно расплывчатые представления о «предпосылочном знании» были конкретизированы в современной науке. Системообразующими элементами этого знания являются такие сложные конструкты, как научная картина мира (НКМ), стиль научного мышления (СНМ), парадигма и научно-исследовательская программа (НИП) и соответствующий понятийный аппарат. Кроме того, сюда входят идеологические, философские и общенаучные методологические принципы, а также обыденное знание в форме так называемого здравого смысла[11].

Предпосылочное знание имеет мировоззренческую направленность и отражает отношение человека к миру, способ видения мира, своего места в ней. Поэтому Л.А. Микешина называет предпосылочное знание мировоззренческим, которое существует и функционирует наряду и во взаимодействии со специально-научным знанием. В нем отражены социально-политические и культурно-исторические факторы, которые в той или иной степени детерминируют научное знание. Поэтому к таким знаниям применимо понятие «предпосылочное знание», введенное еще И. Кантом, который исследовал априорные основоположения, аналитическое и синтетическое априори.

«Важнейшие проблемы, возникающие в связи с необходимостью введения понятия «предпосылочное знание» в аппарат методологии, - это разграничение понятийных и допонятийных форм знания, выявление и разграничение явных и неявных предпосылок, способов их «вхождения» в знание и функционирования в познавательной деятельности. Здесь трудности вызваны тем, что ни одна из указанных форм предпосылочного знания не находится в отношении логического следования со специально-научным знанием. Свои функции предпосылки выполняют через гносеологические процедуры выбора, предпочтения, конвенции, установление консенсуса и т.д., осуществляемые субъектом на основе научной интуиции, а также принятой парадигмы, научно-исследовательской программы, в которых предпосылки соответствующим образом конкретизированы»[12].

Существование научной картины мира отражается неявно в текстах и подтекстах, в разнообразных несистематизированных высказываниях ученых о предпосылках теории, что вносят трудности в анализ научной картины мира как мировоззренческой формы знания и приводит кнеобходимости специальных методологических усилия для ее выявления.

Научной картине мира отводится значительная роль в жизни каждого человека, т.к. она является средством, с помощью которого формируется представления о внешнем мире и о себе, определяем свое место в нем. Рассматривая научную картину мира как исторический и культурный феномен, нужно помнить, что научная картина мира не только знание, но и сознание, т.е. умение пользоваться знанием, которое дает, в первую очередь, образование.

Для того чтобы выяснить, какую роль играет картина мира и ее элементы в образовании, нужно определиться с тем, что мы подразумеваем под картиной мира. Картину мира изучают различные дисциплины, поэтому недостатка в дефинициях и концепциях нет. Исследование предоставляет в распоряжение определения философские, социологические, антропологические, психологические и многообразные междисциплинарные определения. Зачастую эти определения противоречат друг другу.

Одно из них (хронологическое) заключается в том, что одни философы считают, что картина мира возникла лишь в Новое время (Хайдеггер). Другие указывают на существование картин мира и в предыдущий исторический период (архаические картины мира). На вопрос «Может ли культура обладать единой картиной мира?» ответы разные. Большинство авторов дает положительный ответ. Другие (Р. Редфилд) настаивает на том, что таких картин, как минимум, две. Может ли картина мира быть абстрактно сформулирована: у одних - картина мира может быть вербализована и эксплицирована агентом культуры, у других - картина мира не осознается и не может быть абстракцией.

В само понятие «картина мира» вкладывается разный смысл. Можно провести типологию картин мира по типу того знания, на основании которого построена данная картина. Обобщенная картина мира возникает, когда о картине мира говорят применительно к модели Мироздания в целом как о систематизации всех знаний. Частные картины мира (мифологическая, эзотерическая, религиозная, художественная, техническая, информационная, экологическая, социально-культурная и др.) определяют частные модели, построенные на основе разных форм познания мира.

Художественная картина мира охватывает мир лишь в определенных аспектах: в живописи, скульптуре, театре и в других видах искусства, а не мир в целом, обладающий бесконечным разнообразием. Культурная (понятийная) картина мира - это отражение реальной картины через призму понятий, сформированных на основе представлений человека, полученных с помощью органов чувств и прошедших через его сознание, как коллективное, так и индивидуальное. Философская картина мира всегда имеет умозрительно-отвлеченный характер независимо от характера этой структуры. Научная картина мира построена на объективном знании. На базе знаний отдельных естественных наук складываются частнонаучные картины мира - физическая, химическая, биологическая, космологическая, геологическая и другие. Естественнонаучная картина мира - часть научной картины мира - система научных знаний о мире.

В определенный исторический период картины мира отличаются друг от друга. Каждый новый этап развития картины мира начинается со смены представлений внутри нее. Особенно большое влияние на естественнонаучную картину мира имела физика. Построение физической картины мира началось исторически первым. Закономерная обусловленность этого факта в том, что физика явилась основой научно-технического прогресса и была востребована обществом значительно раньше других естественных наук. Физика на разных этапах своего развития дала основу для возникновения механической, тепловой, электромагнитной, квантово-релятивистской картин мира. Лидирующие позиции физики привели к наиболее детальному изучению методологами науки именно эволюции физической картины мира и выделению на ее основе представлений о научной рациональности.

Определяющим критерием типа картины мира служит тип рациональности. Смена типов рациональности или стиля мышления приводила к изменению типа картины мира. По типу рациональности различают классическую, неклассическую и постнеклассическую картины мира, формируемые коллективным разумом. Но разум каждого человека создает индивидуальные представления картины одного человека, которые могут отличаться от коллективные представления картине мира целой эпохи.

Задача нашей работы заключается в том, чтобы выделить из всей картины истории научной картины мира парадигматические узлы, контекстуальные сдвиги, позволяющие естественнонаучному образованию сконструировать новое мировоззрение или, используя структуралистскую терминологию, «деконструировать историю» научной картины мира.

Многочисленность точек зрения на сущность картины мира свидетельствует о богатстве феномена и аспектов его исследования. Для образования, транслирующего мировоззренческое знание и картину мира, рассмотрение одной из разновидностей картин мира, а именно научной картины мира, наиболее важно. Почему именно она выбирается из большого разнообразия картин мира как наиболее существенная для целей нашего исследования? Во-первых, мы рассматриваем естественнонаучное образование, которое базируется на естествознании, исторически первым заложившем основы научной картины мира. Во-вторых, образование транслирует научное знание, мировоззренческое знание и его компонент - научную картину мира.

Логико-философская экспликация содержания понятия «научная картина мира» предполагает выяснение основных смыслов, которые несут все три термина, входящие в понятие научной картины мира, - «научная», «картина», «мир». Анализ обнаруживает, что все три указанных термина многозначны и несут значительную философско-мировоззренческую нагрузку.

Понятие «мир» имеет разное предметно-смысловое значение. Оно изменяет свое содержание в зависимости от определенных философских и научных идей и концепций, от конкретно исторических способов и форм научной деятельности и социальной практики. Понятие «мир» развивается. И это развитие обусловлено эволюцией научных и философских представлений о природе, обществе и познании. С изменением перечисленных выше факторов изменяются методологическая роль этого понятия.

Первоначально научная картина мира принималась как вспомогательный иллюстративный образ, картина. Именно составляющей понятия научная картина мира - «картина» - отводилось буквальное понимание. Долгое время научная картина мира представлялась на интуитивном уровне, имела метафорический смысл и чувственно-наглядный характер. «Очевидно, что термин «картина» - дань ранним представлениям о синтезе знания как наглядной красочной картине природы, в которую каждая наука вносит краски и детали»[13].

Считается, что первым понятие «картина мира» ввел Л. Витгенштейн в своем «Логико-философском трактате», написанном в начале XX века. Первоначально «картина мира» трактовалась в аспекте логики, физики и философии. Это связано с тем, что конец XIX - начало XX вв. знаменуется бурным развитием философии и естественных наук, в первую очередь физики и математики. В этом аспекте логики и философии «картина мира» - это упорядоченная совокупность знаний о действительности, сформировавшаяся в общественном сознании (групповом и индивидуальном).

Физик Г. Герц использовал термин «картина мира» в это же время применительно к физической картине мира. М. Хайдеггер в статье «Время картины мира» (1927 г.) определял картину мира как изображение мира, а мир - как обозначение сущего в целом, к которому относится космос, природа, история и, более, вся мирооснова независимо от того, как мыслится ее отношение к миру[14].

«Картина мира, сущностно понятая, означает, таким образом, не картину, изображающую мир, а мир, понятый как картина. Сущее в целом берется теперь так, что оно только тогда становится сущим, когда поставлено представляющим и устанавливающим его человеком. Где дело доходит до картины мира, там выносится кардинальное решение относительно сущего в целом. Бытие сущего ищут и находят в представленности сущего»[15].

М. Хайдеггер делает очень важный вывод: человек изображает, составляет для себя картину мира, и с этого момента начинается его деятельность как субъекта исторического процесса. Для Хайдеггера проблема формирования картины мира теснейшим образом связана с мировоззрением, ведь если «мир становится картиной, позиция человека понимается как мировоззрение». По М. Хайдеггеру, картина мира - это изображение «сущего», а мировоззрение - это отношение человека к «сущему».

Далее понятие «картина мира» используется весьма активно представителями самых разных наук, становится «рабочим» понятием многих наук, но по-прежнему остается метафорой, картиной, образом.

Так, А. Эйнштейн отмечал, что человеку свойственно стремление «каким-то адекватным способом создать в себе простую и ясную картину мира для того, чтобы оторваться от мира ощущений, чтобы в известной степени попытаться заменить этот мир созданной таким образом картиной. Этим занимаются художник, поэт, философ, естествоиспытатель, каждый по-своему. На эту картину и ее оформление человек переносит центр тяжести своей духовной жизни, чтобы в ней обрести покой и уверенность[16].

«Наиболее адекватным пониманием картины мира представляется определение ее как исходного глобального образа мира, лежащего в основе мировидения человека, репрезентирующего сущностные свойства мира в понимании ее носителей и являющегося результатом всей духовной активности человека»[17].

У В.Н. Топорова картина мира определяется так: «В самом общем виде модель мира определяется как сокращенное и упрощенное отображение всей суммы представлений о мире внутри данной традиции, взятых в их системном и операционном аспектах»[18]. А.Я. Гуревич определяет картину мира как «сетку координат», при посредстве которой люди воспринимают действительность и строят образ мира, существующий в их сознании[19]. В.С. Степин отмечает, что в философской и специальной научной литературе термин «научная картина мира» применяется для обозначения лежащих в фундаменте культуры мировоззренческих структур: «образ мира», «модель мира», «видение мира».

Научная картина мира отображает мир в целом. Она возникает в итоге синтеза частнонаучных картин мира и является результатом всей духовной активности человека. Научная картина мира понимается как «система наиболее общих представлений о мире, вырабатываемых с помощью фундаментальных понятий и принципов»[20]. Научная картина мира - это способ моделирования реальности на основе отдельных научных дисциплин, существующий помимо их. Это «...вся совокупность научных знаний о мире, выработанная всеми частными науками на данном этапе развития человеческого общества»[21].

Приведенная выше подборка дефиниций научной картины мира позволяет увидеть, что со временем термин «картина мира» сменяется другими терминами: образ мира, модель мира, видение мира, сетка координат. В современном знании все чаще вместо «картины» начинают употреблять иные термины: интегральный образ, онтологическая схема, картина реальности. Изменение терминологии указывает на возникновение новых тенденций в развитии научной картины мира как формы знания.

Первая тенденция в развитии научной картины мира, как отмечает Л.А. Микешина, заключается в изменении «функции наглядности» в исторически меняющихся научных картинах мира. До Декарта ее выполняли не только образы, модели, но и те или иные достаточно абстрактные построения. После, особенно в результате работ Ньютона, картина мира становится схемой, однозначно отображающей действительность количественными соотношениями между явлениями. Происходит изменение характера наглядности. Объектами, выполняющими эту функцию, становятся такие, которые обладают операциональной наглядностью. И это указывает на развитие понятийного аппарата, принципов, методологических стереотипов.

Эти тенденции в изменении наглядности, заключающиеся в утрате наглядности, картинности, отмечал еще М. Планк. «Будущий образ мира окажется гораздо более бледным, сухим и лишенным непосредственной наглядности по сравнению с пестрым красочным великолепием первоначальной картины, которая возникла из разнообразных потребностей человеческой жизни и несла на себе отпечаток всех специфических чувственных ощущений». Он полагал важным выяснение вопроса: «Есть ли эта картина только целесообразное, но, в сущности, произвольное создание нашего ума, или же мы вынуждены, напротив, признать, что она отражает реальные, совершенно не зависящие от нас явления природы?» Он был уверен, что «современная картина мира, хотя она еще сверкает различными красками в зависимости от личности исследователя, все же содержит в себе некоторые черты, которых больше не изгладит никакая революция ни в природе, ни в мире человеческой мысли. Этот постоянный элемент, не зависящий ни от какой человеческой ... индивидуальности, и составляет то, что мы называем реальностью и что определяет успех крупнейших ученых[22].

Вторая тенденция в развитии научной картины мира - осуществление перехода от научной картины мира как образа, модели, наглядной картины к научной картине мира как особой сложноструктурированной логической форме научного знания, представляющей мир в его целостности. «Картинность» научной картины мира, возникшая на ранних этапах развития науки, остается главным образом в обыденном сознании. Последующая дефиниция «модельность», «интегральность» присуща более развитой, современной, науке. В понятие картины мира, кроме представлений о природе, пространстве и времени, причинности и закономерности, все в большей мере включаются представления о человеке, познании, социальной организации окружающей среды.

Целостность научной картины мира достигается интеграцией, синтезом научных знаний. Тенденцией перехода от наглядной научной картины мира к целостностной является изменение самих способов синтезирования, интеграции научных знаний.

Научная картина мира имеет свои исторические формы и эволюционирует. Поэтому для исследования становления научной картины мира необходим исторический подход. Эволюция современной картины мира предполагает движение от античных до современных представлений. Современная научная картина мира является продуктом философско-мировоззренческих изысканий многих поколений ученых и мыслителей. Рассмотрение исторических форм картины мира необходимо для выявления векторов, тенденций, императивов развития картины мира и ее составляющей - научной картины мира, которые позволят найти основания, закономерности становления научной картины мира на современном этапе развития общества.

Многие авторы занимались исследованием исторического развития научной картины мира.

В.С. Степин и Л.Ф. Кузнецова выделяют следующие этапы в историческом развитии научной картины мира:

  • - становление первой общенаучной - механической - картины мира на этапе додисциплинарной науки, осуществляющей синтез знаний редукционистским путем - сведением всех явлений с механическим;
  • - формирование специальных научных картин мира и «обретение ими статуса дисциплинарных онтологий»;
  • - «восстановление общенаучной картины мира как единого системного образа Универсума» как синтез различных дисциплинарных онтологий[23].

Следует заметить, что другие исследователи выделяют отдельно этап донаучной картины мира.

Донаучная картина мира. Первая системная научная картина мира - механистическая - сформировалась в XVII-XIX вв. А до этого, начиная с каменного века, формировались отдельные концепции первобытной культуры. Например: тотемизм, анимизм, фетишизм, магия. Донаучную картину мира можно условно назвать мифологической.

В IV-V вв. до н.э. в Древней Греции возникли новые концепции. С именем Аристотеля (384-322 до н.э.) связано развитие метафизики (его книга так и называется). В метафизику входили рассуждения о началах бытия, о боге, душе, свободе воли. Развитие этих представлений определяет новую современную метафизику. Демокрит (460-370 до н.э.) впервые выдвинул концепцию атомизма. Эмпедокл (490-430 до н.э.) развивал учение о вечности материи, а также об эволюции живых существ. Проблема построения картины мира рассматривается античными материалистами Левкиппом, Демокритом, Гераклитом, Парменидом как сугубо натурфилософская и онтологическая.

Средневековая ментальность утверждает только одну подлинную ценность - Бога, поэтому картина мира является лишь отражением Божества, манифестации потустороннего мира. «Для Средневековья сущее есть ens creatum, сотворенное личным богом - творцом - как высшей причиной. Быть сущим здесь значит принадлежать к определенной иерархической ступени сотворенного бытия и в таком подчинении отвечать творящей первопричине (analogia entis). Но никогда бытие сущего не состоит здесь в том, что оно, будучи предметно противопоставлено человеку, переходит в сферу его компетенции и распоряжения и только потому существует[24].

В эпоху Возрождения и начала Нового времени происходит смена систем мира: геоцентрическая система мира К. Птолемея сменяется на противоположную гелиоцентрическую систему мира Дж. Бруно, Н. Коперника и И. Кеплера.

Но собственно научной картина мира становится с возникновением классической механики Ньютона. Более того, Хайдеггер отмечает, что не картина мира превращается из прежней средневековой в новоевропейскую, а мир вообще становится картиной, и этим знаменуется существо Нового времени[25]. Классификация В.С. Степина и Л.Ф. Кузнецовой осуществлялась по этапам исторического развития научной картины мира[26].

В современной литературе устоялась предложенная В.С. Степиным классификация научной картины мира по типам рациональности. В соответствии с ней эволюция научной картины мира проходит стадии: классическая, неклассическая и постнеклассическая [27]. Такая классификация поддерживается современной философией науки.

Классическая научная картина мира основана на достижениях Коперника, Галилея и Ньютона. Классическая (механистическая) картина мира господствовала на протяжении достаточно продолжительного периода времени. В ней постулируются основные черты материального мира. Мир понимался как механизм, единожды заведенный творцом и развивающийся по динамическим законам, которые могли просчитать и предсказать все состояния мира.

Будущее однозначно детерминировано прошлым. Все предсказуемо и предопределено формулой мира. Причинно-следственные связи однозначны и объясняют все явления природы. Случайность исключена из природы. Обратимость времени определяет одинаковость всех состояний механического движения тел. Пространство и время имеют абсолютный характер и никак не связаны с движениями тел.

Объекты существуют изолированно, не подвергаясь воздействиям других систем. Субъект познания элиминировался к возмущающим факторам и помехам. Закономерности более высоких форм движения материи сводятся к законам простейшей формы - механического движения.

Следует отметить, что в философской литературе исследование научной картины мира либо отождествляет науку как исследование и науку как мировоззрение и научную картину мира, либо считает научную картину мира прямым результатом науки как исследования. Причем научная картина мира отождествляется с наукой как мировоззрением.

В данной книге научная картина мира рассматривается как совершенно самостоятельный конструкт, основанный на философских презумпциях. Уже первая классическая картина мира вносит в нее редукционизм и рационализм. Редукционизм есть методологический принцип, согласно которому высшие формы бытия могут быть сведены к низшим, т.е. они могут быть полностью объясняются на основе закономерностей низших форм[28]. Редукционизм был подсказан механикой Ньютона, в которой Вселенная состоит из взаимодействующих между собой «материальных точек» по законам механики. В механике «мир уподобляется детскому "конструктору", в котором винтики и стерженьки более значимы, чем собираемые из них сооружения, ибо последние можно снова разобрать, а некоторые из них остаются лишь принципиально возможными, но не реализуются, в то время как стерженьки и винтики суть нечто постоянное и неизменное»[29].

Само по себе сведение сложного к простому дает в ряде случаев плодотворные результаты, например использование ядерной (планетарной) модели атома при объяснении химических свойств элементов. Редукционизм, абсолютизирующий принцип редукции, вреден для общей методологии научного знания. Уже в космологии Ньютон предполагал существование Бога - Творца, который должен привести в движение мир - механизм. Но классическая научная картина мира приняла редукционизм и отбросила как нелепость Творца.

Рационализм признает разум основой познания и поведения людей. Рационализм есть убежденность во всемогуществе человеческого разума, способного проникнуть во все тайны природы и поставить обретенные знания на службу человеку, сделав его, таким образом, властелином Вселенной. Рационализм противопостоит иррационализму, который делает основой миропонимания иноприродное разуму, недоступное разуму.

Следует отметить, что исторически первым началось построение естественнонаучной и, в первую очередь, физической картин мира. Это закономерно, т.к. физика была востребована как основа научного прогресса и занимала лидирующие позиции с VII по XX вв. Другие естественные науки только в XX веке смогли поставить перед собой задачу построения научной картины [30]. Поэтому в методологии науки закономерности эволюции научной картины мира зачастую отождествляются с закономерностями смены физических картин мира: механической, тепловой, электромагнитной, квантово-релятивистской. В условиях классической научной картины мира сформировался классический тип научной рациональности, основанный на идеях классической механики Ньютона.

Мир как простая и однородная механической Вселенная представал в виде часового механизма с детерминированным поведением любых равновесных систем и действующими на все без исключения объекты универсальными законами, которые могут быть открыты внешним наблюдателем. Такое представление о простой и однородной механической Вселенной как часовом механизме было перенесено на другие области человеческой деятельности: на структуру государственной машины, на фабричную цивилизацию. Закат индустриального века с особой наглядностью продемонстрировал ограниченность механистической модели реальности.

Механистическая модель реальности с самого начала подверглась уничтожающей критике. Термодинамика указывала на ограниченность запаса полезной энергии, из-за которого мировая машина неизбежно должна была бы остановиться. Последователи Дарвина выдвинули противо-положную идею: биологические системы должны развиваться только по восходящей линии, переходя из менее организованного в более организованное состояние. В начале XX в. Эйнштейн переместил наблюдателя из внешнего по отношению к системе во внутрь системы. Мировая машина стала выглядеть по-разному в зависимости от того, где находится наблюдатель. Но по-прежнему она оставалась детерминистической машиной.

«И все же, - отмечает Олифер Тоффлер в предисловии к книге Ильи Пригожина и Изабеллы Стенгерс «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой», - несмотря на все оговорки, пробелы и недостатки, механистическая парадигма и поныне остается для физиков «точкой отсчета» (о чем необходимо сказать со всей ясностью и определенностью, как это и делают Пригожин и Стенгерс), образуя центральное ядро науки в целом. Оказываемое ею и поныне влияние столь сильно, что подавляющее большинство социальных наук, в особенности экономика, все еще находится в ее власти»[31]. И далее он отмечает, что «претензии ньютонианства на объяснение реальности и поныне не утратившие силу, хотя и ставшие значительно более умеренными, - совместимы с гораздо более широкой современной картиной мира, созданной усилиями последующих поколений ученых. Пригожин и Стенгерс показывают, что так называемые «универсальные законы» отнюдь не универсальны, а применимы лишь к локальным областям реальности»[32].

К локальным областям реальности они относят традиционные для машинного века устойчивость, порядок, однородность, равновесие, замкнутые системы и линейные соотношения, в которых малый сигнал на входе вызывает малый отклик на выходе равномерно во всей области определения.

Далее, обсуждая революционность произведенного Ньютоном переворота в науке в противовес некоторым историкам науки, Олифер Тоффлер утверждает, что он не является результатом линейного, «континуального» развития более ранних идей. Для объяснения революционного характера ньютонианства Тоффлер обращается к современной теории изменения и саомоорганизации и представляет «ньютоновскую систему знаний как своего рода «культурную диссипативную структуру», толчком к возникновению которой послужила социальная флуктуация»[33].

Тем самым он подтверждает тезис о применимости классической теории и механической картины мира лишь к локальным областям реальности.

Второй особенностью классической научной картины мира является принцип классической науки о сведении «организма к механизму», понимание организма как сложной версии механизма. Природа понимается исключительно как механицистская, лишенная любого намека на «имманентно присущую ей жизнь». Опредмеченная действительность (М. Хайдеггер) является полностью объектной, т.е. действующей по причинно-следственной логике и подчиняющейся механистскому детерминизму.

А.Г. Дугин подчеркивает «объектность объекта» и «субъектность субъекта»: «внешний мир в современной науке берется как абсолютный объект, объектный объект, принадлежащий абсолютному субъекту, «субъектному субъекту», который не имеет с ним никакой общей опосредующей субстанции. Из этого следует важнейший принцип классической науки о сведении «организма к механизму», понимание организма как сложной версии механизма. Отсюда тезис Декарта о «животных как механических аппаратах» и радикальное утверждение Ламетри о том, что «человек есть не что иное, как машина».

Следует отметить, что такое понимание мира и человека с «точными» или «измеряемыми» взаимоотношениями субъектного субъекта и объектного объекта определяют статус науки Нового времени. Происходит «автономизация» субъект-объектных отношений и самой науки, очищение ее от любых побочных и вненаучных факторов (богословие, традиции, мифы, «предрассудки» и т.д.), постановке сферы научных знаний над всеми остальными гносеологическими моделями донаучного или ненаучного происхождения.

Переход от индустриального общества к обществу с высокоразвитой технологией, для которого критическими ресурсами являются информация и технологические нововведения, приводит к возникновению новых научных моделей и картин мира.

Неклассическая картина мира. На смену классической картине мира под влиянием теорий термодинамики пришла неклассическая картина мира. Жидкости и газы представляли собой большой коллектив микрочастиц, с которым происходили случайные вероятностные процессы, имманентные самой системе. В термодинамических системах, газах и жидкостях, состоящих из большого коллектива частиц, отсутствует жесткая детерминированность на уровне отдельных элементов системы - молекул. Но на уровне системы в целом она остается. Система развивается направленно, подчиняясь статистическим закономерностям, законам вероятности и больших чисел. Таким образом, термодинамические системы не являются механическими системами и не подчиняются законам классической механики. Значит, термодинамика опровергла универсальность законов классической механики. На рубеже XIX-XX вв. возникает новая картина мира, в которой изменяется схема детерминации - статистическая закономерность, в которой случайность становится закономерностью. В естествознании происходит революция, провозглашающая переход к неклассическому мышлению и неклассический стиль мышления.

В конце XIX века происходит кризис классической физики, обусловленный невозможностью непротиворечивого объяснения физической наукой таких явлений, как тепловое излучение, фотоэффект, радиоактивное излучение. Возникает в начале XX века новая квантово-релятивистская картина мира (А. Эйнштейн, М. Планк, Н. Бор). Она породила новый тип неклассической рациональности, изменила взгляды на субъект-объектные отношения.

Постнеклассическая картина мира. При переходе от индустриального общества с характерными для него огромными затратами энергии, капитала и труда к обществу с высокоразвитой технологией, для которого критическими ресурсами являются информация и технологические нововведения, неминуемо возникают новые научные модели мира. На пороге XXI века квантово-релятивистская парадигма оказалась в состоянии кризиса, обусловленного осознанием того, что мир представляет собой иерархию взаимосвязанных развивающихся систем и потребностью его изучения. В неклассической картине мира изучаются саморегулируемые системы, а в постнеклассической картине мира - самоорганизующиеся системы, процессы самоорганизации, изучаемые синергетикой.

Особенностями синергетических систем является открытость, обмен с внешним миром веществом, энергией и информацией, нелинейность, неустойчивость, неравновесность, темпоральность - повышенная чувствительность к ходу времени. Для них характерно нелинейное развитие в виде ветвящейся графики. Развитие системы происходит линейно, эволюционно до некоторой точки бифуркации или полифуркации, в которой развитие может пойти в одном из двух или нескольких направлений.

Что новое вносит синергетика в миропонимание?

Новое понимание эволюции и революции. По словам Тоффлера, «эволюция отнюдь не приводит к понижению уровня организации и обеднению разнообразия форм. Наоборот, эволюция развивается в противоположном направлении: от простого к сложному, от низших форм жизни к высшим, от недифференцированных структур к дифференцированным. С человеческой точки зрения, такой прогноз весьма оптимистичен. Старея, Вселенная обретает все более тонкую организацию. Со временем уровень организации Вселенной неуклонно повышается»[34].

Возможность революционного развития систем обусловлена тем, что в состояниях, далеких от равновесия, очень слабые возмущения (флуктуации) могут усиливаться до гигантских волн, разрушающих сложившуюся структуру. Эта идея синергетики была развита О. Тоффлером как идея цивилизационной революции: «Если воспользоваться терминологией Пригожина и Стенгерс, то наблюдаемый ныне упадок индустриального общества, или общества «второй волны», можно охарактеризовать как бифуркацию цивилизации, а возникновение более дифференцированного общества «третьей волны» - как переход к новой диссипативной структуре в мировом масштабе»[35].

Резонансное воздействие на систему, находящуюся в состоянии, далеком от равновесия. Незначительный фактор, небольшое энергетическое воздействие, так называемый «укол», произведенный в нужное время и в нужном месте, может перестроить систему и создать новый более высокий уровень организации. Такое поведение системы выглядит как непредсказуемое.

Стрела времени. В ньютоновской картине мира время было обратимым: любой момент времени в настоящем, прошлом и будущем был неотличим от любого другого момента времени. Термодинамика ввела стрелу времени: по мере того как иссякает запас энергии и возрастает энтропия, в системе высокоорганизованные структуры распадаются на менее организованные и происходит «тепловая смерть» Вселенной. Дарвин и его последователями утверждали, что эволюция развивается в противоположном направлении: от простого к сложному, от низших форм жизни к высшим.

Это «противоречие в противоречии» между приверженцами второго начала термодинамики и дарвинистами снимается И. Пригожиным. В природе большинство систем относится к открытым диссипативным - рассеивающим энергию. В них происходят случайные процессы, приводящие к их необратимости. Стрела времени определяет направление протекания необратимого процесса в сторону упорядочения: «порядок из хаоса». Такие необратимые процессы, связанные с открытостью системы и случайностью, являются источником порядка, они порождают более высокие уровни организации, которые возникают в диссипативных структурах.

В окружающем нас мире действуют и детерминизм, и случайность, которые согласуются, дополняя одна другую. Согласно теории изменения, в мире одни системы вырождаются, другие развиваются по восходящей линии и достигают более высокого уровня организации. Такой объединяющий, а не взаимоисключающий подход позволяет сосуществовать порядку и беспорядку, организации и деградации, биологии и физике, вместо того чтобы находиться в отношении контрадикторной противоположности.

Таким образом, формируется постнеклассическая картина мира, в которой царит становление, многовариантное и необратимое. Нелинейность становится принципом философии, который отражает реальность как поле сосуществующих возможностей.

Новая постнеклассическая картина мира тесно связана с эволюционно-синергетической парадигмой. В ней открывается новая онтология реальности. В научном знании происходят глубокие изменения в структуре, методах и целях, отношении к человеку. Если классическое научное знание основано на картезианском каркасе мира, то постнеклассическое опирается на холистическое мировидение.

Сравнительный анализ показывает, что классическая научная картина мира описывает предметную реальность. Она базируется на модели научного знания, заданной критериями научности, сформулированными позитивистской философией науки. Неклассическая научная картина мира основана на концептуальных схемах, созданных в квантовой механике и теории относительности. Она описывает реальность не как совокупность тел в пространстве, а как сеть взаимосвязей. В постнеклассической научной картине мира в реальность, трактуемую как сеть взаимосвязей, включен человек. Содержательной основой постнеклассической науки и научной картины мира является эволюционно-синергетическая парадигма.

Рассмотрение различных этапов мировоззрения и научной картины мира закономерно приводит к вопросу: а какая же наука и какая картина мира верна - классическая, неклассическая, постнеклассическая?

Философская рефлексия над синергетикой позволяет существование всех трех научных картин мира, синтезируя, объединяя и примиряя их на основах принципа дополнительности. Поэтому синергетика имеет статус не только науки, но и мировидения. Современное мировидение сочетает в себе плюрализм разных картин мира: мифологической, религиозной, философской, естественнонаучной, мистической, обыденной. И все эти картины создает человек, пытающийся решить проблемы понимания, рационального объяснения и преображения сложно устроенного мира. Сегодняшнее миропонимание представляет собой человеческое стремление к овладению логикой Бытия и Смысла организации и предназначения Мира и Человека в Мире.

Синергетика выступает здесь инструментом качественно нового постижения мира сложного, нелинейного мира, в котором соседствуют или антагонизируют между собой случайность и необходимость, устойчивость и неустойчивость, детерминация и индетерминация, обратимость и необратимость, равновесность и неравновесность, линейность и нелинейность, динамичность и стабильность, свобода и произвол и многие другие, взаимно исключающие характеристики мира. Этот мир перехода вместе с человеком перехода предстает в синергетическом мировоззрении как самоорганизация, саморазвитие, автопоэзис. Главное в нем - переход, связь, отношение, динамическое единство Хаоса (беспорядка) и Космоса (порядка). При этом мир рассматривается как саморазвивающееся триединство Природы - Общества - Человеческого Духа в их универсальности, синхронности, тождественности и разнообразии.

Применение потенциала синергетического мировидения для решения проблемы формирования постнеклассического мировоззрения рассмотрим в следующем параграфе.


Ссылки к разделу 4.1.: 

[1] Дугин А. Эволюция парадигмальных оснований науки / А. Дугин. - М.: Арктогея, 2002.

[2] Степин В.С. Теоретическое знание. М.: Прогресс-Традиция. 2000. - с.641.

Аршинов В.И., Буданов В.Г. Роль синергетитки в формировании новой картины мира. http://www.reflexion.ru/Library/Arschinov2005.doc

[3] Степин, В.С. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации / В.С. Степин, Л.Ф. Кузнецова. - М., 1994. - 274 с.

[4] Хайдеггер, М. Время картины мира / М. Хайдеггер // Новая технократическая волна на Западе. - М., 1986. - С. 104.

[5] Там же.

[6] Чанышев, А.Н. Начало философии / А.Н. Чанышев. - М., 1982. - С. 38-43.

[7] Холтон, Дж. Что такое «антинаука»? / Дж. Холтон // Вопросы философии. - 1992. - № 2. - С. 38.

[8] Кохановский, В.П. Основы философии науки / В.П. Кохановский, Т.Г. Лешкевич, Т.П. Матяш, Т.Б. Фатхи. - Ростов н/Д.: Феникс, 2004. - С. 231-241.

[9] Там же, с. 231.

[10] Кант И. Критика чистого разума / И. Кант // Соч.: В 6 т. Т. 3. - М., 1963. - С. 582.

[11] Микешина Л.А. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования: учеб. пособие. Гл. 5 / Л.А. Микешина. - М.: Прогресс-Традиция; МПСИ; Флинта, 2005. - 464 с.

[12] Там же, с. 333.

[13] Хайдеггер, М. Время картины мира / М. Хайдеггер // Новая технократическая волна на Западе. - М., 1986. - С. 93-119.

[14] Там же, с. 334.

[15] Там же, с. 102.

[16] Эйнштейн, А. Влияние Максвелла на развитие представлений о физической реальности / А. Эйнштейн. - М., 1967. - С. 136.

[17] Постовалова, В.И. Язык как деятельность. Опыт интерпретации концепции В. Гумбольдта / В.И. Постовалова. - М., 1988. - С. 21.

[18]Там же.

[19] Гуревич, А.Я. Исторический синтез и Школа «Анналов» / А.Я. Гуревич. - М., 1993. - С. 26.

[20] Степин, В.С. Картина мира и ее функции в научном исследовании / В.С. Степин. - Киев, 1983. - С. 86.

[21] Корнилов, О.А. Языковые картины мира как производные национальных менталитетов / О.А. Корнилов. - М., 2003. - С. 4-9.

[22] Планк М. Единство физической картины мира / М. Планк. - М., 1975. - С. 629, 631.

[23] Степин В.С. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации / В.С. Степин, Л.Ф. Кузнецова. - М., 1994. - С. 252-254.

[24] Хайдеггер М. Время картины мира / М. Хайдеггер // Новая технократическая волна на Западе. - М., 1986. - С. 102.

[25] Там же, с. 101.

[26] Степин В.С. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации / В.С. Степин, ЛФ. Кузнецова. - М., 1994. - С. 252-254.

[27] Степин В.С. Теоретическое знание / В.С. Степин. - М., 2000. - Гл. III.

[28] Философский энциклопедический словарь. - М.: Советская энциклопедия, 1983. - С. 575.

[29] Тростников В. Новый Мир. / В. Тростников. - http://www.mmonline.ru/articles.php?mid=1843&topic=207

[30] Игнатова В.А. Естествознание: учеб. пособие / В.А. Игнатова - М.: Академкнига, 2002. - С. 62.

[31] Пригожин, И. Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой / И. Пригожин, И. Стенгерс. - http://spkurdyumov.narod.ru/Ppigogin/PriOglavl.htm.

[32] Там же.

[33] Там же.

[34] Там же.

[35] Там же.


Предлагаем вашему вниманию журналы, издающиеся в издательстве «Академия Естествознания»
(Высокий импакт-фактор РИНЦ, тематика журналов охватывает все научные направления)

«Фундаментальные исследования» список ВАК ИФ РИНЦ = 1.074